Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ХОЗЯЙСТВЕННО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НАРУШЕНИЕ ОРГАНИЗАЦИОННО-ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ, ВОЗНИКАЮЩИХ В ДОГОВОРОВ
статті - Наукові публікації

А. А. Заярний
аспирант кафедры хозяйственного права юридического факультета Киевского национального университета имени Тараса Шевченко

Развитие хозяйственных отношений требует координации деятельности субъектов, направленной на надлежащее выполнение обязательств. Одной из форм установления связей между хозяйствующими субъектами является организационно-хозяйственный договор. Но стороны договора не всегда должным образом выполняют принятые обязательства. Результатом такого поведения является применение к нарушителю хозяйственно-правовой ответственности за невыполнение организационно-хозяйственных обязательств, возникающих из договоров.

Избрание для исследования данного вопроса обусловлено несколькими факторами: во-первых, - юридической природе организационно-хозяйственных обязательств, их объектом, содержанием, сферой распространения, во-вторых, - необходимостью определения убытков, доведение их наличии, порядка определения существующих и возможных потерь, соотношение убытков со штрафными санкциями, в-третьих, требуют изучения особенности применения штрафных санкций к участникам организационно-хозяйственных отношений, которые допустили неисполнение или ненадлежащее исполнение организационно-хозяйственных обязательств.

Целью данной статьи является выявление особенностей применения хозяйственно-правовой ответственности на примере возмещения убытков и уплаты штрафных санкций за нарушение организационно-хозяйственных обязательств, возникающих из договоров, формирование отдельных предложений по совершенствованию действующего законодательства и практики

детализации норм об ответственности в тексте договора. Реализация цели, которую ставит перед собой автор статьи, возможна с помощью анализа положений действующего законодательства о хозяйственно-правовую ответственность, исследования трудов известных ученых, занимавшихся соответствующей проблематикой.

Следует подчеркнуть, что проблемы применения хозяйственно-правовой ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение организационно-хозяйственных обязательств были предметом рассмотрения в трудах выдающихся ученых: В. В. Лаптева, В. К. Мамутова, Г. В. Пронского, В. М. Хоменко и другие. Этими исследователями сделан значительный вклад в формирование теоретической основы организационно-хозяйственных обязательств и мер ответственности, подлежащих применению за их невыполнение или ненадлежащее выполнение. Учитывая то обстоятельство, что большинство работ были написаны в советский период, вопросы ответственности, как правило, анализировались на примере предприятий и органов власти, которые осуществляли относительно них организационно-хозяйственные полномочия. При этом значительно меньшее внимание уделялось особенностям хозяйственно-правовой ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение договоров в сфере управления хозяйственной деятельностью.

Предметом рассмотрения в данной статье есть отдельные проблемы применения хозяйственно-правовой ответственности на примере возмещения убытков и уплаты штрафных санкций за нарушение организационно-хозяйственных обязательств, возникающих из договоров.

Хозяйственный кодекс Украины (далее - ГК) в ч. 2 ст. 173 закрепил разделение хозяйственных обязательств на два основных вида: имущественно-хозяйственные и организационно-хозяйственные. В ст. 176 ГК дается определение понятия организационно-хозяйственного обязательства, определяются субъекты обязательства, отдельные виды последнего. Наука хозяйственного права разделяет организационно-хозяйственные обязательства по характеру взаимодействия между сторонами на два основных раз-но-вида: обязательства по вертикали, то есть такие, которые возникают на основе имущественного или организационной зависимости одного субъекта от другого, или в силу исполнения решения вышестоящего органа, и обязательства по горизонтали, основанные на юридическом равенстве сторон и направлены на координацию их усилий, направленных на надлежащее исполнение договора.

Конструкция организационно-хозяйственного обязательства, закрепленная в ст. 176 ГК, на наш взгляд, в большей степени рассчитана на обязательства по вертикальным типом взаимодействия. Но в хозяйственных отношениях также широко распространены организационно-хозяйственные обязательства между субъектами хозяйствования. Основанием возникновения таких обязательств являются организационные договоры в сфере перевозок, договоры между участниками оптового рынка электрической энергии, договоры об учреждении хозяйственных объединений. Учитывая это исследование особенностей хозяйственно-правовой ответственности следует проводить именно на примере горизонтальных обязательств.

При определении границ и объема ответственности надо учитывать объект обязательств, который может влиять на размер и характер ущерба. В виде объекта организационно-хозяйственных обязательств значительная группа ученых, как В. В. Лаптев [1, c. 240 - 241], В. К. Мамутов [2, c. 85-86], А. В. Вех-ров [3, c. 105], предлагают рассматривать действия управленческого характера.

В науке хозяйственного права не сформировано единого определения действий управленческого характера. Предлагаем собственное определение этих действий, что позволит более полно рассмотреть вопрос об ответственности за использ

ния организационно-хозяйственных обязательств.

Под действием управленческого характера в организационно-хозяйственном обязательстве следует понимать реализацию полномочий обязанным субъектом, в результате чего достигается определенный социально-экономический результат, необходимый или достаточный для виконання поставленной управнених субъектом задачи. Социально-экономического результата можно достичь совершением одного действия или комплекса действий длительного характера.

С экономической точки зрения, управление является необходимым элементом хозяйственной деятельности, например распределением материальных ресурсов, координацией поведения участников хозяйственных отношений. В. В. Лаптев отмечал, что отношения по управлению хозяйственной деятельностью не являются товарно-денежными. Но тот факт, что они возникают в процессе общественного производства, позволяет говорить о стоимостный характер указанных отношений [1, с. 204, 206].

По мнению А. А. Красавчикова, объектом организационных отношений выступает координация связей, действий участников отношений, организуемые [4, с. 161]. Предложенное А.А. Красавчиков понимание объекта организационных отношений, с учетом приведенных выше мыслей, может быть использовано для исследования особенностей ответственности за нарушение организационно-хозяйственных обязательств по горизонтальной формой взаимодействия. От того, насколько стороны конкретизируют объект обязательства и детализируют содержание организационно-хозяйственного договора, зависит степень выполнения возложенных обязанностей. Согласно ст. 193 ГК субъекты хозяйствования и другие участники хозяйственных отношений должны выполнять хозяйственные обязательства надлежащим образом соответственно закону, других правовых актов, договора, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с требованиями, которые в определенных условиях обычно относятся .

Довольно часто участники хозяйственных отношений в процессе выполнения договорных обязательств сознательно или в силу наступление не

благоприятных обстоятельствах допускают неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей. В результате для участников соответствующих отношений могут наступить неблагоприятные последствия в форме хозяйственно-правовой ответственности.

«Хозяйственно-правовая ответственность - это имущественно-организационные по содержанию и юридические по форме меры воздействия на экономические интересы участников хозяйственных правоотношений в случае совершения ими хозяйственного правонарушения» [5, с. 386].

Юридическая ответственность выступает как ответная реакция государства на совершенное противоправное деяние. За совершение правонарушения государство осуждает правонарушителя, по-убавляя его определенных благ имущественного или организационного характера, возлагая на него обязанность претерпеть отягчающие, негативные для нарушителя последствия [6, с. 313].

Авторами Научно-практического комментария ГК предлагается выделять три группы оснований для привлечения к хозяйственно-правовой ответственности. «Во-первых, нормативные основания, т.е. совокупность норм права об ответственности участников хозяйственных отношений. Второй основанием является правосубъектность правонарушителя и потерпевшего. Сторонами правоотношений по применению хозяйственно-правовой ответственности могут быть субъекты хозяйствования, органы государственной власти и органы местного самоуправления, наделенные хозяйственной компетенцией. Третье основание, именуемой юридически фактической, заключается в совершении участником хозяйственных отношений правонарушения »[7, с. 373].

Анализируя нормативные основания хозяйственно-правовой ответственности, следует подчеркнуть, что нормы законодательства могут как устанавливать формы и виды ответственности, определять методы исчисления размеров ущерба, штрафных санкций, так и выступать предпосылкой реализации автономной воли сторон обязательства. В последнем случае речь идет об организационно-хозяйственные договоры, определение сторонами порядка применения видов и границ договорной ответственности, установление соотношения

неустойки и убытков. При применении норм о хозяйственно-правовой ответственности и соответствующих условий договоров нужно обязательно учитывать основное назначение организационно-хозяйственных обязательств - быть организационно связующим формой хозяйственных отношений.

Как отмечал А. Красавчиков, в одних случаях организационные отношения являются своеобразными предпосылками формирования, изменения или ликвидации того или иного правовой связи между субъектами, в других - организационно-правовое отношение является одним из элементов существующего правового н 'связи [4, с. 165].

Это обстоятельство в значительной степени влияет на характер убытков, которые могут быть причинены неисполнением условий организационно-хозяйственного договора. Нарушение организационно-хозяйственных обязательств, возникающих из договоров, может привести к наступлению негативных последствий для участников отдельной системы хозяйственных отношений, например, неисполнение или ненадлежащее исполнение договоров о делегировании полномочий одному из участников хозяйственного объединения может нанести ущерб остальным участникам в силу невыполнение общих полномочий субъектом ими наделяется. Так, нарушение условий договоров об организации перевозок грузов может привести к невыполнению планов перевозок, разовых договоров, заключались на основе соответствующих организационных соглашений.

Одной из форм хозяйственно-правовой ответственности, применяется за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, является возмещение убытков. Универсальный характер этой санкции заключается в том, что она применяется независимо от того, установлена ​​она или нет договором или законом, регулирующим соответствующие хозяйственные отношения [7, с. 379]. Согласно ч. 3 ст. 216 потерпевшая сторона имеет право на возмещение убытков независимо от наличия или отсюдатности в договоре соответствующей оговорки.

Если неустойка как способ обеспечения обязательства и форма имущественной ответственности применяется тогда, когда она предусмотрена договором и законом (ч. 1 ст. 548 ГК)

то возмещение убытков возможно при нарушении любого обязательства, если только исключение из этого правила не оговорено в договоре или отдельной норме закона, например, так называемой исключительной неустойки, когда договором установлено взыскание неустойки без права на возмещение убытков [ 8, с. 144].

Возмещение убытков рассматривается как особый мера воздействия, поскольку обеспечивается возможностью применения государственного принуждения. Учитывая это возмещение убытков может рассматриваться как хозяйственно-правовая санкция. По характеру действий возмещение убытков относится к компенсационным санкций [10, с. 12].

О.А. Эдуардович считает, что не исключается возможность возмещения убытков, причиненных уполномоченная сторона ненадлежащим выполнением организационно-хозяйственного обязательства, в предусмотренном законом порядке [10, с. 432].

Хозяйственная деятельность очень разнообразна. Это дает нам возможность предположить, что в отдельных случаях сама уполномоченная сторона способствует своими действиями возникновение убытков, не принимает мер по их предупреждению или вообще вызывает потери обязанной стороны в результате незаконных действий, принятия противоправных решений и т.п..

Своеобразный объект организационно-хозяйственных обязательств, их особые цели и роль в системе хозяйственных отношений вызывают вопросы относительно особенностей возмещения убытков. Во-первых, какие потери подлежат возмещению? Во-вторых, в какой форме должно производиться возмещение убытков? В-третьих, каким образом соотносятся возмещение убытков и другие хозяйственно-правовые санкции

В настоящее время ГК и ХК закрепляют различные подходы к определению убытков, их состав, методов определения. Так, ГК в состав убытков включает доходы, которые лицо могло реально получить при обычных обстоятельствах, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода), а ГК при определении состава убытков применяет как понятие «неполученные доходы», так и понятие «неполученную прибыль» , которые отличаются по своей сути [10, с. 47].

Анализ ст. 225 ГК позволяет сделать вывод о возможности включения перечисленных в названной статье потерь в состав убытков, причиненных нарушением организационно-хозяйственных обязательств, но с определенным уточнением. Размер ущерба должен, прежде всего, определяться не совокупной стоимости составляющих ущерба, перечисленных в ч. 1 ст. 225 ГК, а зависеть от влияния запланированного результата, которого обе стороны стремились достичь, заключая организационно-хозяйственный договор, и который имеет быть не абстрактным, а реальным. Ожидаемые результаты являются реальными, если стороны обязательства имеют необходимые организационные средства или производственные фонды для надлежащего исполнения обязательства.

Поскольку основная цель организационно-хозяйственных договоров заключается в координации поведения субъектов обязательственных отношений, то результаты выполнения договора влияют на степень реализации интересов участников соответствующего взаимодействия. Учитывая то обстоятельство, что выполнение координационных функций является длительным, часто наукоемким процессом, связанным с привлечением специалистов по различным вопросам, обеспечением информацией, необходимым оборудованием, помещением, все эти расходы также следует включать в причиненных убытков.

Когда на основе организационно-хозяйственных договоров заключаются разовые договоры, например договоры перевозки конкретного груза, в состав убытков могут быть включены расходы, в том числе штрафные санкции, уплаченные потерпевшей стороной.

Применение такой санкции, как возмещение убытков, должен учитывать объем невыполнения установленных договором обязанностей, степень осведомленности управомоченной стороны об обстоятельствах, которые препятствуют или делают невозможным выполнение обязательства, меры, принятые для предупреждения правонарушения, согласование действий по недопущению противоправных последствий .

Чтобы должник смог реализовать свое право на возмещение убытков, необходимо доказать их наличие, состав, обосновать способы вычисления необходимых расходов. Доказывание по

потерпевшего стороной убытков определенной степени зависит от характера организационно-хозяйственных обязательств. Ведь организационно-хозяйственные отношения, которые являются неимущественными, вследствие совершения хозяйственного правонарушения и применения санкций порождают имущественные последствия.

На потерпевшая сторона, в случае предъявления иска о возмещении убытков, возлагается обязанность доказать факт неисполнения обязательства, составить смету расходов, связанных с заключением, исполнением соответствующего договора, стоимость необходимых услуг и запланированного результата. В то же время, действие организационно-хозяйственного договора не прекращается, поскольку в соответствии с ч. 3 ст. 216 ГК уплата штрафных санкций и возмещение убытков не освобождают правонарушителя без согласия другой стороны, от исполнения обязательства.

Часто суды отказывают в удовлетворении требований о возмещении убытков из-за их необоснованности. Такая ситуация часто имеет место в спорах о возмещении упущенной выгоды. Это позволило ученым выделить процессуальную сторону возмещения убытков [9, с. 8].

Характер организационно-хозяйственных отношений и договоров, с помощью которых эти отношения упорядочиваются, позволяет говорить о том, что убытки должны подтверждаться письменными доказательствами. Среди соответствующих документов стороны должны предоставить оригиналы или надлежащим образом заверенные копии организационно-хозяйственного договора, плана или задачи, поставленной для выполнения, калькуляцию расходов, связанных с выполнением управленческих функций, акт о подтверждении выполнения управленческих действий, например о проведенном аукционе т.п.. Среди письменных доказательств, предоставляемых хозяйственному суду, важное значение имеет документально оформленный смету понесенных вследствие совершенного правонарушения ущерба, а также размер неполученной прибыли, который уполномоченная сторона обязательно должна получить. В зависимости от категории отношений стороны могут предоставить и другие доказательства. Для полного и эффективного доказываемое

ния возможных убытков стороны договора прописать условие о способах возмещения убытков: путем составления подтвержденных расходов или установление твердой суммы в качестве компенсации расходов. В этом контексте следует обратить внимание на ч. 5 ст. 225 ГК, которая позволяет определять размер убытков как в процентном отношении неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств, так и устанавливать размер убытков в твердой сумме.

В литературе обращалось внимание на то, что не могут быть применены к организационно-хозяйственных договоров нормы о предмете и цене как существенные условия хозяйственного договора, закрепленные в частях 3-6 ст. 180 ГК, поскольку они рассчитаны только на имущественные хозяйственные отношения. Требования к содержанию организационного договора полностью охватываются диспозицией ч. 1 ст.180 ГК [10, с. 430].

Учитывая тот факт, что в организационно-хозяйственных договоров крайне сложно, а во многих случаях невозможно, применить нормы о предмете и цене как существенные условия договора в понимании частей 3, 6 ст. 180 ГК, на наш взгляд, ч. 5 ст. 225 ГК позволяет в значительной степени решить вопрос о размере убытков, избежать дополнительных хозяйственных споров. Поскольку размер возможных потерь сторонам не всегда известен, применение твердой суммы исчисления убытков, выполнять функцию обеспечения защиты интересов и компенсационную функцию. Но стороны договорного обязательства, согласовывая размер убытков в твердой сумме, должны отметить, что соответствующая сумма является заранее не согласованными убытками и подлежит взысканию после совершения хозяйственного правонарушения, наступления негативных последствий и наличия причинной связи между противоправными действиями и убытками. Иначе хозяйственный суд может расценить соответствующую сумму как исключительную неустойку, которая, по мнению юрис-дикционная органа, сможет покрыть нанесенный ущерб. В этом случае договорные интересы сторон по согласованию способа начисления и взыскания убытков могут быть нивелированы.

Рассматривая содержание ст. 226 ГК, можно сделать вывод, что нормы данной статьи могут быть применены к организационно-хозяйственных обязательств, возникающих из договоров, за исключением ч. 5, которая, по нашему мнению, рассчитана на имущественно-хозяйственные отношения. Исходя из того, что значительная группа организационно-хозяйственных договоров относится к долгосрочным, ч. 2 ст. 226 ГК следует применять с учетом следующих предложений. Если выполнение обязательств разделен на несколько этапов, определенных сроков, предупреждения о возможных убытках и принятия мер по их недопущению должен учитывать промежуточные сроки выполнения договора.

Возмещение убытков позволяет потерпевшей стороне возобновить своем имущественном положении в случае нарушения прав или охраняемые ванных законом интересов. С другой стороны, возможность восстановления имущественного положения и привлечения к ответственности в форме возмещения убытков виновной стороной позволяет говорить о превентивной роли института убытков [9, с. 6].

Для ответа на вопрос о соотношении возмещения убытков и штрафных санкций, следует осуществить общую характеристику последней группы санкций.

Значительную группу мер ответственности, предусмотренных в ч. 2 ст. 217 ГК, составляют штрафные санкции. Согласно ч. 1 ст. 230 ГК штрафными санкциями в этом Кодексе признаются хозяйственные санкции в виде денежной суммы (неустойка, штраф, пеня), которую участник хозяйственных отношений обязан уплатить в случае нарушения им правил осуществления хозяйственной деятельности, невыполнения или ненадлежащего выполнения хозяйственного обязательства.

Штрафные санкции достаточно широко применяются в отношениях субъектов, что обусловлено несколькими обстоятельствами:

1) скоростью их применения (согласно

ч. 2 ст. 258 ГК к требованиям о взыскании неустойки (штрафа, пени) применяется исковая давность в один год) 2) удобством применения этой формы хозяйственно-правовой ответственности, условиями которой является против

прав на поведение обязанного субъекта и непринятие должником всех зависимых от него меры для недопущения хозяйственного правонарушения. Назначение неустойки заключается в освобождении кредитора от необходимости доказывать размер убытков, подлежащих взысканию. Тем самым создается возможность компенсировать нарушенный неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства интерес в случае если денежная оценка результатов выполнения невозможна или затруднена отдельными обстоятельствами [12, с. 577].

Традиционной сферой применения таких санкций является договорные отношения. По мнению авторов научно-практического комментария ГК, не исключается возможность применения штрафных санкций в организационно-хозяйственных отношениях, в том числе, возникающие из организационно-хозяйственных договоров [7, с. 385, 386].

Штрафная неустойка отличается от ответственности в ф?? Рованном возмещения убытков не только тем, что она выполняет карательную функцию, но и тем, что применяется только там, где она предусмотрена законом или договором. Фактически это означает, что, если за нарушение того или иного долга, который входит в состав обязательства, или правил осуществления хозяйственной деятельности не предусмотрена уплата штрафа, ни законом, ни договором, то он не может быть взыскан [13, с . 874]. ГК и ХК содержат различные подходы к определению штрафных санкций. Разница прежде всего заключается в методах начисления размеров санкций, определении оснований для их применения и т.п..

Содержание ч. 1 ст. 231 ГК позволяет сделать вывод, что запрет на изменение определенного законом размера штрафных санкций по согласованию сторон является исключением из общего правила о допустимости такого согласования. Мы присоединяемся к предложению, согласно которому в ГК необходимо четко указать, как общее правило, право сторон на увеличение размера штрафных санкций, установленного законом, и запрет на уменьшение размера штрафных санкций, установленных в хозяйственном законодательстве [11, с. 48]. Наведет

на позицию можно поддержать в связи с тем, что большинство санкций имеют относительно определенный характер. Однако в хозяйственном законодательстве содержится группа императивных норм, которыми установлены штрафные санкции за нарушение организационно-хозяйственных обязательств, существующих помимо воли сторон.

Анализ положений Устава железных дорог и Устава автомобильного транспорта об ответственности за нарушение планов перевозок и долгосрочных договоров, заключенных на их основе, свидетельствует об императивном характере норм относительно размеров штрафов. В частности, в ст. 106 Устава железных дорог, утвержденном постановлением Кабинета Министров Украины от 6 апреля 1998, установлено, что за необеспечение железной подачи вагонов и контейнеров для выполнения плана перевозок и за неиспользование грузоотправителем поданных вагонов и контейнеров или отказ от вагонов и контейнеров для выполнения плана перевозок уплачивается штраф в размерах, установленных настоящей статьей.

ГК в ст. 231 устанавливает разделение штрафных санкций по способу начисления на три основных вида: неустойка, штраф, пеня. При этом применение указанной группы санкций имеет не только выполнять функции хозяйственно-правовой ответственности, а и учитывать особенности отношений, в которых они применяются. Именно поэтому для обязательств, в которых установлен объем выполнения (соглашения о разделе продукции, договоры об организации перевозок) лучше использовать неустойку, привязывая ее размер к объему неисполненного обязательства. Однако не исключается возможность применения санкций в твердой сумме - штрафа. В свою очередь, в организационно-хозяйственных договорах, уровень выполнения которых зависит от эффективности совершения управленческих действий, направленных на выполнение поставленной задачи (договоры о делегировании полномочий, договор об учреждении хозяйственных объединений), по нашему мнению, наиболее целесообразно применение штрафа, определенного в твердой сумме.

В ГК закреплено право сторон по своему усмотрению формулировать условие договора о штрафных санкциях с соблюдением правил, предусмотренных ч. 1 ст. 231, их размер, способ вычисления, основания применения, соотношение с убытками. В отличие от договорных штрафных санкций, санкции, императивно установленные законом, применяются независимо от того, предусмотрена обязанность их уплаты соглашением сторон [7, с. 390].

В ст. 232 ГК, в частности, определено несколько способов соотношение указанных санкций. Анализ этой статьи свидетельствует о преимущественно зачетный характер штрафных санкций и возмещения убытков. Вместе с тем не исключается возможность возмещения убытков и уплата штрафов в полном или кратном к невыполненной части обязательства размере. На наш взгляд, вопрос о соотношении соответствующих санкций, методы их вычисления должны согласовываться сторонами в договоре, с учетом императивных предписаний. Сами же императивные нормы не следует включать в текст договора, поскольку они существуют вне воли сторон.

Подводя итоги по вопросам, связанным с особенностями возмещения убытков и применения штрафных санкций за невыполнение или ненадлежащее выполнение организационно-хозяйственных обязательств, выложим такие предложения: стороны, заключающие организационно-хозяйственный договор, во избежание отдельных споров и защиты договорных интересов, должны подробно прописывать условия относительно методов исчисления размеров ущерба, их соотношение со штрафными санкциями, определять случаи наступления ответственности в повышенном размере, основания освобождения от ответственности и т.п.. Кабинету Министров необходимо разработать новую методику определения форм и размеров убытков, их состав, особенности применения к отдельным видам обязательств. Статья 176 ГК предлагается дополнить ч. 5 следующего содержания: «Сторона, не исполнившая или ненадлежащим образом исполнившая организационно-хозяйственное обязательство, несет ответственность, предусмотренную этим Кодексом и другими законами».

Литература

1. Лаптев В.В. Теоретические проблемы хозяйственного права /В. В. Лаптев. - М.: Наука, 1975. - 412 с.

2. Мамутов В.К. Предприятие и Вышестоящий хозяйственный орган /В.К. Мамутов. - М.: Юридическая литература, 1969. - 240 с.

3. Вихров А.П. Договорные формы организационно-хозяйственных обязательств /О. П. Вихров //Вестник хозяйственного судопроизводства. - 2008. - № 5. - С. 105.

4. Красота?? Чиков О.А. Гражданские организационно-правовые отношения /О.А.Красавчиков //Антология уральской цивилистики. 1925-1989: сборник статей. - М.: Статут, 2001. - С. 156-182.

5. Винник О.М. Хозяйственное право: учеб. пособие. /Н. Винник. - 2-е изд., Перераб. и доклада. - М.: Правовое единство, 2008. - 766 с.

6. Проблемы теории государства и права: учеб. /Под ред. С. С. Алексеева. - М.: Юрид. лит. 1987. - 448 с.

7. Научно-практический комментарий Хозяйственного кодекса Украины. - 2-е изд., Перераб. и доклада. /Под. ред. Г.Л. Знаменского, В.С. Щербины. - М.: Юридическая литература, 2008. - 720 с.

8. Научно-практический комментарий Гражданского кодекса Украины /Под ред. В. А. Дзери, Н. С. Кузнец-вой. - М.: Юридическая литература, 2005. - Т. 2. - 1088 с.

9. Дегтярев С.Л. Возмещение убытков в гражданском и арбитражном процессе: учеб.-практ. по-соб. /С. Л. Дегтярев. - 2-е изд., Перераб. и допол. - М.: Волтерс Клувер, 2003. - 198 с.

10. Эдуардович А. А. Хозяйственное договорное право Украины (теоретические аспекты): монография /

А. А. Беляневич. - М.: Юридическая литература, 2006. - 592 с.

11. Винокурова Л.Ф. Ответственность за нарушения в сфере хозяйствования: проблемы применения норм Хозяйственного и Гражданского кодексов /Л.Ф. Винокурова //Бюллетень Министерства юстиции Украины. - 2005. - № 4 (42). - С. 46-48.

12. Садыков А. Н. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) /А. Н. Садыков. - М.: Юридическая фирма Контракт, ИНФРА, 1997. - 778 с.

13. Хозяйственное право: учеб. /Под ред. В.К. Мамутова. - К.: Юринком Интер, 2002. - 910 с.