Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
МИРОВОЙ ОПЫТ ОПРЕДЕЛЕНИЯ КОНЦЕПЦИИ ИНСТИТУТА ДОКАЗАТЕЛЬСТВ И доказывания в административном судопроизводстве
статті - Наукові публікації

Елена Умнова
заслуженный юрист Украины, судья Киевского апелляционного административного суда

Рассмотрены различные концепции института доказательств и доказывания в судах Европейского Союза, Великобритании, США, Германии, Российской Федерации и других стран. Проанализированы подходы к оценке доказательств и роли участников процесса, зависимость принятого решения от представленных вещественных доказательств, показаний, заключений экспертов, убеждений и т.п.. На основе положительного опыта предложено новеллы для использования в судебной практике Украины.

Рассмотреньи различньие концепции института доказательств и доказнвания в судах Европейского Союза, Великобритании, США, Герма-нии, Российской Федерации и других стран. Проанализированьи подходьи к оценке доказательств, роли учасников судебного процесса, зависи-мость принятого решения от представлениях вещественньих доказательств, свидетельств, вьиводов зкспертов, убеждений и др. На основа-нии положительного опьита предложеньи новелл для использования в судебной практике Украиньи.

Different concepts of the institution of proofs and proving in the courts of European Union, Great Britain, USA, Germany, Russian Federation and other countries are considered in the article. Approaches to the estimation of proofs, the role of the participants of trial and the dependence of the adjudications are analysed on the basis of the presented material proofs, certificates, conclusions of experts, persuasions and others like that. Recommendations based on the positive experience are offered to use in judicial practice of Ukraine.

Ключевые слова: доказательства и доказывание, административный процесс и процедура, судебные решения, роль участников процесса.

Ключевьие слова: доказательства и доказьивание, административ-ньий процесс и процедура, судебньие решения, роль учасников судебного процесса.

Keywords: proofs and proving, administrative process and procedure, adjudication, the role of the participants of trial.

Доказательства и доказывание является основой административного процесса от их объективности зависит законность принятого решения.

Целью статьи является изучение положительного мирового опыта разработки и применения института доказательств и доказывания в административном судопроизводстве стран с развитой демократией, определения возможности его имплементации для квалифицированного разрешения споров в Украине.

В отечественном законодательстве различают термины «административная процедура» и «административный процесс». По нашему мнению, в других государствах такое разграничение четким. Например, в Германии и странах, ориентирующихся на ее правовую систему, административным процессом считают только судебный порядок разрешения административно-правовых споров. В свою очередь, деятельность органов публичной администрации по рассмотрению и разрешению индивидуальных административных дел осуществляется в рамках административной процедуры [1, 22-23].

Рассмотрим подробнее особенности перевода иноязычных терминов. Так, в немецком языке есть несколько близких терминов: «prozedere», «prozedur» и «verfahren». Немецкое и австрийское административное законодательство оперирует прежде термином «verfahren», который является ближайшим по значению нашего понятия «производство» (в деле). В украиноязычных и русскоязычных источниках понятие «verwaltugsverfahren» (административно-процедурная деятельность, порядок производства дел в административных органах /учреждениях) переводят преимущественно как «административная процедура». Но следует отделять его от «verwaltugsprozess» («административный процесс») и «gerichtlichen verfahren» («судопроизводство»), касающихся судопроизводства [2].

В Польше используют одно понятие «производство» («postepowania»), которое бывает административным (когда речь идет об индивидуальной внешнюю деятельность органов публичной администрации) и судебно-административным (когда речь идет о судебном разбирательстве жалобы на администрацию). После принятия в 2002 году закона «Об осуществлении в административных судах» последнее правильно обозначать именно как «производство в административных судах».

Во Франции доминирующим юридическим термином для обозначения процедуры, процесса, производства, порядка осуществления, в том числе судебного, является «procedure». Однако, например, для обозначения судебно-административного процесса используют категорию «justice administrative» («административная юстиция»).

В английском юридическом языке употребляют три термина - «procedure», «ргосееding» и «procеss», однако для обозначения порядка деятельности публичной администрации используют само понятие «административная процедура» («administrative procedure»). Имея в виду правила правосудия, часто употребляют слово «procedure». Но по судебной деятельности в законодательстве и теории используют также термины «процесс» («procеss») и «юстиция» («justice»). Соответствием термина «рrосееding» в украинском языке соответствует термин «производство».

Административный орган для принятия обоснованного и законного решения должен осуществлять сбор доказательств и заниматься доказыванием. Хотя обычно деятельность административных органов в этой части не столь формализована, как деятельность суда или органов досудебного следствия, нередко законодательство требует представления определенных документов или иных доказательств в четко определенной форме. В некоторых странах до порядка сбора и формы доказательств в отдельных случаях выдвигают достаточно жесткие требования. Например, законодательство ФРГ об административной процедуре предусматривает также возможность присяги участников процедуры.

В Украине источниками доказательств по административному процедуре могут быть объяснения участников процесса и лиц, содействующих рассмотрению дела, документы, заключения экспертов и т.д.. В втручальний процедуре основную работу по сбору информации, т.е. доказывания, выКонуэй административный орган. В заявительной процедуре документы и другие доказательства должны быть представлены заявителем или полученные по его инициативе. При этом, несмотря на принципы законности и публичности, в любом деле административный орган должен занимать активную позицию для всестороннего рассмотрения и объективного разрешения дела. Эта активность должна быть конструктивной и не наносить вреда частным лицам. Сейчас даже сами работники исполнительной власти признаются, что постепенно у служащих производится такое правило: «Найти ошибки в представленных документах и ​​отказать в удовлетворении заявления». Чтобы исправить ситуацию, с одной стороны, следует отходить от формального отношения к делу, а с другой - пытаться определять, какие недостатки в законодательстве являются существенными, а какие - нет.

В законодательстве некоторых стран есть норма, которая ограничивает представления доказательств определенными сроками. Например, в Нидерландах доказательства могут подаваться не позднее, чем за десять дней до дня слушания. На первый взгляд кажется, что эта норма не вполне отвечает интересам частного лица, ведь ограничивает ее возможности по представлению доказательств. На самом деле заблаговременное представление доказательств участниками процедуры помогает им подготовиться должным образом к слушанию и облегчает своевременное и справедливое решение дела. Правда, в Нидерландах это правило не является строгим для частных лиц, и часто доказательства принимаются даже в самом слушании [2, 59].

Указанное выше подтверждает, что анализ зарубежной концепции института доказывания и доказательств невозможно без рассмотрения их связей с основополагающими понятиями правовой системы соответствующего государства.

Зарубежные ученые придерживаются разных мнений относительно классификации правовых систем. Например, Р. Давид, опираясь на идеологические и юридически-технические критерии, называет три главные правовые системы: романо-германскую (страны Западной Европы), систему общего права (Великобритания, США) и систему постсоциалистического права (страны бывшего Советского Союза и отдельные страны Восточной Европы). Кроме того, он выделяет мусульманское право, основанное на Коране, Сунне, Иджи и Кияс, право Индии, основанное на шастрах; правовые системы Дальнего Востока (Китай, Япония), а также Африки и Мадагаскара. При этом к идеологическому критерию он относит религиозные, философские видение общества, его политической, экономической и социальной структуры [3].

Исследователи К. Цвейгер и Х. Кетц в основу деления правовых систем положили религиозные различия, отраженные в праве, и в соответствии определили романскую, германскую, англо-американскую, северные правовые семьи и правовые семьи постсоциалистических стран по Р. Давид, - дальневосточную, исламскую и индуистскую [4, 16-18].

Особый интерес вызывает различие между правилами доказывания в романо-германской системе права, основанной на трактовке писаного закона, и англо-американской системе общего права, в котором основа судебного разбирательства - прецедент.

Значительный вклад в развитие административно-деликтного права и административного процесса сделали российские ученые С. Аникин, И. Ве-ремеенко, И. Галачан, А. Дугинець, М. Еропкин, Н. Селищева, Н. Ма-Маева и др. .

Наиболее подробно институт доказательств и доказывания исследовала И. Ре шетникова. Она констатирует, что в государствах романо-германской правовой семьи (страны континентальной Европы, Латинской Америки, Россия), основанной на римском праве, процесс рассматривается как форма существования права материального. Для стран общего права (Англия, Канада, США) характерна совершенство процесса, на основе которого совершенствуются материальные отрасли права, детализируется регламентация доказывания в суде. Так, в США и Великобритании действуют специальные нормативные акты, регулирующие доказывания в суде и подробно регламентируют процедуру доказывания и сами средства доказывания в административном процессе.

Например, в Федеральном правилах по доказательств для судов и магистратов США пятнадцать статей посвящено относительности и допустимости доказательств - это нормы общего и специального характера: от определения относительного доказательства до решения вопроса о допустимости доказательств страхования, доказательств характера и других [5 , 64].

Доказательное право Великобритании имеет вековую историю. На современном этапе оно регулируется актами о доказательствах. До принятия в 1975 году Федерального правил доказательств в четырех штатах США действовали кодексы по доказательств, во многих штатах действовали уставы, регулирующие привилегии типа «врач-пациент», допустимость деловых и общественных записей, некоторые аспекты подрыва доверия в суде. Поэтому Федеральные правила можно рассматривать как основу, стандарт доказывания и в Федерации, и в штатах.

Система англо-американского доказательственного права можно признать совершенной, поскольку правила доказывания рассчитаны на то, чтобы воздействовать на обычного человека, ее правосознание. Такая система гарантирует точное установление фактов в условиях действительной состязательности при наличии активности сторон, а не суда. Доказательное право Великобритании и США регламентирует исследования в любом процессе.

Важнейшим принципом в романо-германской системе является господство закона в правовой жизни государства. Еще в 1804 году Гражданский кодекс Наполеона запрещал судьям выносить решение о подсудимых им дел в виде общего предписания. По сути, это был запрет на судейское нормотворчество. Подобный запрет действует и в России. В странах общего права приоритетным является судебный прецедент, процессуальные нормы создаются судьями при вынесении решений по конкретным деламах.

В отличие от судей стран романо-германского права, судьи стран общего права сопоставляют конкретное дело не из правилами действующей нормы права, а с подобным судебным прецедентом. При этом судебный прецедент и судебную практику нельзя сравнивать совершенно.

Прецедент, в отличие от судебной практики, т.е. суммарного результата рассмотрения конкретных дел, создается отдельно вынесенным судебным решением, которое вправе принимать лишь высшая судебная инстанция. Нормы по содержанию в прецедентах могут играть двойную роль: формировать положения, которых нет в нормативных актах, и трактовать и разъяснять статьи действующего законодательства.

Судьи Украины в своей практике ориентируются на решение Европейского Суда по правам человека, который довольно часто использует прецедент. Кроме того, признание Украины обязательные юрисдикции Европейского Суда обязательства 'связывает ее учитывать судебной практике указанного суда в своей правовой системе.

Доказательное право США и Великобритании большое внимание уделяет вопросам относительности и допустимости доказательств. Федеральные правила доказательств в общем виде так определяют относительность доказательства: относительный доказательство - это доказательство, которое имеет определенную тенденцию создавать то или иное обстоятельство, важное для решения иска, более или менее достоверную, чем она была бы без этого доказательства [6, 5 - 6].

Правила о допустимости доказательств скорее представляют собой правила их исключения. Например, доказательства могут быть признаны недопустимыми с учетом вызванного ими несправедливого убеждения. Также действуют следующие правила: «доказательства, что лицо было или не была застрахована от ответственности, не являются допустимыми в случае, если лицо действовало неосмотрительно или иным образом поступила неправомерные действия», «доказательство предоставления, предложения или обещания оплаты медицинских, больничных и других расходов, вызванных телесными повреждениями, не является допустимым для доказывания ответственности за причинение телесных повреждений ».

Широко стали применять так называемые привилегии как исключения из допустимых доказательств: «юрист-клиент», «врач-пациент», «священник-прихожанин», брачный привилегия, из которых, в свою очередь, также есть исключения.

Анализируя вышеизложенное, можно согласиться с И. Решетник-ной, которая пришла к выводу, что «если относительность доказательств подчиняется правилам логики и служит лишь основанием для их допустимости, то допустимость - это совокупность правил, сформулированных процессуальным, материальным правом с целью вынесения решения по делу ».

Сущность доказывания в англо-американском праве определяют по-разному. Основная причина этих разногласий в том, что при рассмотрении гражданских дел в США действует суд присяжных. Так, в США бремя доказывания распределяется на бремя представления доказательств и убеждения. Если стороны в деле не спорят о фактах, но не согласны с тем, какое право подлежит применению, то предоставление доказательств не требуется.

Спор может быть разрешен судьей на основании письменных утверждений сторон и выступлений адвокатов. Вопрос бремени доказывания возникает тогда, когда стороны приводят противоречивые факты: в зависимости от решения факторологичнои основы дела будет зависеть, какое право следует применять. Как и в российском праве, источниками определения предоставления доказательств является материальное право и особенности конкретного иска.

Когда сторона несет бремя доказывания, не выполняет своих обязанностей, противоположная сторона вправе ожидать решения в свою пользу. Бремя убеждения действует по-другому. Сторона несет бремя убеждения, проигрывает, если не сможет убедить судью и присяжных, утверждаемое ею основывается на весомых доказательствах.

Можно определить следующие средства доказывания в англо-американском праве: показания свидетелей, в том числе показания сторон (приравнивая процедуру исследования показаний свидетеля и показаний сторон) письменные доказательства; экспертные заключения; вещественные доказательства; обзор вещественных доказательств в суде или на месте их обнаружения.

Итак, различия в системе и средствах доказывания разных стран обусловлены характерными признаками конкретных правовых систем, при этом наблюдается сближение романо-германской и англо-американской систем права. Правила о порядке доказывания в украинском законодательстве имеют вид общих правил относительности и допустимости доказательств. В противоположность этому доказательственное английское и американское право по содержанию выглядит обобщение исключений из правил относительности и допустимости доказательств.

Распределение бремени доказывания в украинском, английском и американском праве в целом зависит от материального права, регулирующего спорные отношения и особенности конкретного иска. Доказывание при рассмотрении дел в судах Украины, Великобритании и США осуществляется с помощью похожих средств доказывания, однако есть различия в процедуре выбора и применения отдельных средств доказывания.

Список литературы

Административная процедура и административные услуги. Зарубежный опыт и предложения для Украины. - К.: Факт, 2003. - 496 с.

Шлоер Б. Немецко-украинский-русский комментируемое словарь по административному праву /Под. ред. Б. Шлоера и Ю. Зайцева. - М.: Рус. центр правовых исследований, 2003. - 567 с.

Давид Р. Основньие правовьие системы современности. - М.: инф.-изд. дом «Филин», 1988. - 495 с.

Цвайгерт К. Введение в Сравнительное правоведение в сфере частного права: в 3 т. - М.: Мысль, 1995. - Т. 1. - 426 с.

Решетникова И.В. Доказательственное право Англии и США. - М.: БЕК, 1999. - 497 с.

Судовие хроники Совета Европы //Бюллетень Европейского Судапо правам человека. - 2004. - № 12. - 286 с.




Пошук по ключовим словам схожих робіт: