Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
Европейская зсхатология XV в.: Особенности и влияние на развитие средневекового общества
статті - Наукові публікації

Лукашенко А.И.
аспирантка кафедры истории России Киевского национального университета имени Тараса Шевченко

В статье анализируются особенности средневековой христианской эсхатологии на территории Европы эпохи XV в., эсхатологический контекст знакового события открытия Нового света, эсхатологическую интерпретацию падения Константинополя и эсхатологические мотивы европейского Ренессанса. Определяется место и роль средневековой апокалиптики в формировании мировоззрения средневекового человека и влияния последнего на ход общественных процессов.

Ключевые слова: Ренессанс, апокалиптика, эсхатологическая идеология, ментальность, прогресс, научно-технический переворот.

Одним из догматов христианства является вера в конец света, бессмертие души и загробную жизнь. Убежденность прихожан христианской церкви в указанных трех категориях определяла во многом их повседневную жизнь. Так, кредо рядового средневекового европейца было «. Родиться, жить, умереть и быть судимым». Начиная с 1000 (христианизация всей Европы), в исторических источниках замечаем тенденцию усиленного ожидания конца света, предсказанного Иоанном Богословом в последней книге Библии. В связи с этим влияние эсхатологии на ход европейской истории трудно недооценить. Особенно четко последний прослеживается, начиная с XV в.

Цель этой статьи заключается в исследовании особенностей эсхатологических ожиданий в Европе в течение XV в. и определении места и роли средневековой апокалиптики в формировании мировоззрения средневекового человека и влияния последнего на ход общественных процессов.

протяжении всей истории христианства прослеживается тенденция последовательных изменений фаз активных эсхатологических ожиданий с фазами относительного покоя. Так, по мнению историков, в XV в. наступил период относительного затишья апокалиптических страхов, ведь Столетняя война заканчивалась, постепенно забывался авиньонский пленение пап, Великий раскол. Только напри-конце XV в. под влиянием турецких завоеваний, скандального правления Иннокентия VIII (1484-1492 гг) и коррупции церковных иерархов вновь наступил длительный период усиления эсхатологических ожиданий. Другие же историки склонны констатировать факт особого обострения апокалиптических предчувствий именно в XV в. По их мнению, шокированы трагическим стечением указанных выше обстоятельств, люди пытались связать их между собой и найти им объяснение. Так, по мнению исследователей Ж. Делюмо, К. Армстронг М. Бейджента никогда не было так много тех, кто верил в конец света как в период 1430-1530рр. Некоторые представители духовенства даже организовывали публичные дискуссии по Страшного суда и признаков его приближения. По мнению духовенства, это должно успокоить и просветить ум.

В целом же как первая, так и вторая группа историков правы, поскольку в начале ИИ тыс. исследователям приходилось сталкиваться с примерами «эсхатологических истерий», возникновению которых способствовало несколько обстоятельств, а уже начиная с конца XIV - начала XV в . говорится об общем осознание неизбежности Судного дня и массовое распространение эсхатологических страхов, превратилось в идеологию и культ Позднего средневековья. Разделяют эту точку зрения большинство историков, но они не всегда акцентируют внимание на том, что апокалиптические страхи Позднего средневековья были осознанно сравнению с эсхатологическими ожиданиями начала II тыс. Страх перед концом мира и появлением Антихриста, начиная с середины XV в., Интенсивно пропагандировалось церковными кругами и охватил очень широкий круг верующих по сравнению даже с 1000 Историки это объясняют не разрушительными природными катастрофами и общественными потрясениями, а больше всего - расширением средств информирования населения о последних. В период после смерти Карла Великого и до начала XI в. стихийных бедствий было не меньше, чем в период Позднего средневековья. Но средневековая Европа XI в. представляла собой ареал «лесных племен», разрозненных и недостаточно подверженных широкого и глубокого восприятия любых идей. Через четыре века в Европе уже существовали большие на то время города, в которых появилась образованная категория населения, и стали носителями «эсхатологической идеологии» и воспитателями коллективного апокалиптич-ного страха. Утверждению коллективного эсхатологического страха способствовали публичные проповеди как церковных служителей и странствующих монахов, так и университетских преподавателей. Странствующие монахи частности могли на долгое время оставаться на одном месте с целью ознакомления населения с серией проповедей, в которых призывалось к покаянию и Пророчилось приближения Страшного суда [1]. В путешествиях монахов сопровождали смирении грешники прониклись духом проповедей, поэтому подобные «эсхатологические представления» производили большое впечатление. Приведем пример маршрута путешествий и проповедей доминиканского монаха Ферье: 1399р. он выходит из Авиньон проповедует в Провансе, Савойе, Дофине, Пьемонте и Ломбардии; из 1409 в 1415 Ферье проповедует в Кастилии, Арагоне, Каталонии; в 1416 г. он возвращается во Францию, останавливается в Тулузе, пересекает Центральный массив, проходит вдоль Луары, затем путешествует в Нормандию и заканчивает свою священную миссию в Бретани. С маршрута Ферье можно сделать вывод о масштабе влияния подобных проповедей монахов-путешественников на общественное сознание. Сейчас историкам известны имена других монахов проповедников Страшного суда, среди них: Верчелли Капистрано, Уиклиф, Ян Гус, Савонаролла.

Важную роль в распространении идеологии конца света сыграла играл?? Ра и изобретение печатного станка. Примером может служить Антуан Верар, который в 1500-х годах был автором иллюстрированных изданий на французском языке известное среди которых «Искусство хорошо жить и хорошо умереть» с понятными для восприятия иллюстрациями 15 знамений конца света. С помощью книгопечатания было распространено множество экземпляров разных языках таких книг как: «Жития Антихриста», «Откровение Св. Бригитты Шведской», «Золотая легенда», а также астрологические прогнозы, которые пользовались большой популярностью. «Прогноз» Эльзасского отшельника Лихтенбергер был издан десять раз в Германии (в период с 1480 до 1490 г.) [2]. Отталкиваясь от неблагоприятного размещения таких светил как Сатурн и Юпитер в 1484 и солнечного затмения 1485, астролог предсказал войны, разорения, стихийные бедствия и объяснял все это приближением Страшного суда. Отметим, что многочисленные астрологические пророчества, как и прогнозы Лихтенбергер, сочетали в себе страх Сатурна (считался неблагоприятным планетой) и страх конца света.

Доминиканский проповедник Верчелли (Италия, начало XV в.) настолько был уверен в неизбежности конца света призвал женщин к разводам для того, чтобы в момент Второго пришествия быть свободным от кровных связей. Оппонентом Верчелли был францисканец где Сьеннане, который доказывал, что необходимо успокоить «горячие головы»: «. Мы по горло сыты проповедями о Втором пришествии и знамение Судного дня и церковными реформами» [3]. Но пример где Сьеннане - это исключение из правила «эсхатологической обработки» населения, учитывая что подобный исключение подтверждает масштабность правила. Так, упомянутый выше доминиканский монах Ферье, постоянно повторял о неизбежности Страшного суда, который должен состояться в ближайшем будущем.

В повседневной культуре XV в. центральное место занимают культ смерти и Дьявол. их образы превращаются в особый продукт ума, мировосприятия и в целом на особый продукт культуры. В языке появляются новые слова, корень происходит от слова «смерть». Так, например, в 1376 распространяется слово «macabre». Оно вошло в словари практически всех европейских языков и в переводе означает «погребальный», «ужасный» и другие. В искусстве XV в. много полотен фигурировали под названием «La danse macabre», что в переводе с французского означает «танец смерти». Интерпретируя вложенный смысл, следует отметить, что танцует не смерть и не мертв, а «мертвое Я», мертвый двойник живого человека. Танец смерти имитировали и актеры. Так, в истории остался описание танка смерти во дворце герцога

БУРГУНСКЕ. Печатный станок сделал гравюру доступной, поэтому образ и культ танка смерти коснулся сознания каждой европейской семьи [4].

В XV в. в западноевропейских городах возникают специальные школы, где обучали искусству умирать. На городских площадях и в кафедральных соборах регулярно презентовались постановки на темы смерти, демонстрировались окровавлени трупы, скелеты, истощенные тела, которые розьидались червями и подвергались пыткам. По словам официального историка Фридриха III, Иоганна Xьюзинга: «Ни одна другая эпоха не характеризуется таким напряжением в ожидании смерти» [5].

Наряду с утверждением эсхатологической идеологии, распространением ее церковнослужителями и изобретением печатного станка, в хронике XV в. встречаем определенные природные аномалии, катаклизмы и стихийные бедствия, которые как и в прошлых веках стимулировали и усиливали апокалиптические страхи. Приведем примеры: 1402 - чрезвычайно суровая зима, которая закончилась большим наводнением. Вся территория Венгрии, Германии, Австрии были под водой в течение десяти дней 1421 - морские волны разрушили дамбы на юге Нидерландов и затопили прибрежную полосу города. Город Дорт и 72 окружающих деревни были уничтожены, человеческие потери этого стихийного бедствия оценивается в 100 тыс. человек; 1433 - полностью сгорело г. Таллин. Причиной этой трагедии был удар молнии 4 декабря 1456 - большинство городов Италии и Германии повредил землетрясение. По свидетельствам очевидцев, несколько прибрежных населенных пунктов, пострадавших от сокрушительного вливу цунами, исчезли с лица земли; в 1471 г. - большая летняя засуха и масштабные лесные пожары в Венгрии, Австрии, Чехии и Германии; 1480 - эпидемия чумы, начиная с Балканского полуострова охватила всю Европу; 1493 - по Европе разразилась эпидемия сифилиса [6].

Как видим, природные катаклизмы и в дальнейшем выступали в качестве постоянного напоминания жителям Европы о неизбежности конца света, держа отдельные народы в постоянном ожидании грядущего Страшного суда. На фоне «благоприятных» для эсхатологической идеологии природных знамений, популярными становились и проповеди странствующих монахов. Подобные катаклизмы вдохновляли создателей гравюры и усиливали апокалиптическую риторику церковных иерархов, в результате создало коллективный тип эсхатологического ужаса.

На укоренение и массовость восприятия апокалиптической идеологии указывает интерпретация некоторых знаковых исторических событий XV в. В данном случае речь идет о падении Константинополя и открытие Нового света Колумбом. Остановимся несколько подробнее на подробностях этих исторических фактов и восприятие их современниками.

Описывая и анализируя XV в. в контексте апокалиптических ожиданий, мы должны обратить особое внимание на событие, которое произошло в мае 1453 на побережье Босфора и произвела ошеломляющее впечатление на современников в общеисторическом и эсхатологическом дискурсе. Весть о падении Константинополя облетела все страны и народы Европы, вызывая гнев и печаль, ужас и беспомощность.

Зазначи, это известие обеспокоило правителей западноевропейских государств и высшее католическое духовенство, но не вызвала сочувствия. Несмотря на страх последних перед турецкой экспансией (турки воспринимались Европой слугами дьявола, а, следовательно, злодеяниями последнего накануне Страшного суда), католические иерархи равно и в некоторой степени злобно восприняли падение Константинополя, не склонил голову перед Папой и монархами Западной Европы.

Вражеские грекам настроения разжигались папской курией и легли в основу написания большинства работ латинских историков о завоевании Константинополя. Лейтмотивом произведений этого периода идея восстановления божьей справедливости относительно Византии за отступничество греков от истинной веры. Таким образом, латинским авторам вместе с риторикой «перста Божия» и наказание за грехи удается оправдать западноевропейские государства, не помогли Византии в отпоре от слуг Дьявола [7].

Итак, общемировая историческая трагедия восточной церкви на фоне коллективности осознанного ужаса воспринималась не столько масштабностью исторической трагедии, сколько масштабностью грядущего конца света. Это стало возможным благодаря уже утвержденных коллективном апокалиптическом культа и в то же время усиливало и стимулировало его. Представим себе, какое влияние на общественное сознание имели такие показания очевидца: «. С церквей выбросили идолов, очистили их от запахов и устроили ниши для того, чтобы обозначить место, куда нужно смотреть, когда молишься. К церквей достроили минареты (башни при мечети, из которых созывают верующих на молитву), одним словом не забыли ничего, чтобы превратить их в места паломничества для мусульман »[8].

Рассмотрим событие открытия Нового света Колумбом в 1492, которое позволяет сделать вывод о масштабах влияния эсхатологии на массовое сознание. Так, интерпретация падения Константинополя указывала на становление эсхатологической концепции видения мира, а путешествие Колумба - на дальнейшее ее интенсивное развитие.

"Бог избрал меня своим посланником, указав мне путь к новым небесам и земель, о которых говорится в« Апокалипсисе »Иоанна» [9].

Следует отметить, что открытие Америки Колумбом произвело огромное впечатление на современников, ведь он впервые пересек не только Средиземное море, но и бескрайний океан. Это был качественный скачок в мореплавании. В результате легендарной путешествия Америку назвали Новым миром, в отличие от Старого света - Европы и Азии.

По-испански первооткрывателя Америки назвали «Кристобаль Колон», что означает «Крестоносец Колонист». Историки подтверждают факт, что имя Кристобаль происходит от слова «Христос» или христианин, т.е. крестоносец. А слово «Колон» означало «колония», «колонизация» [10]. Оказывается, в 1492 г., то есть именно в год, когда Колумб открыл Америку, средневековая Европа ожидала конец света. 1492 был 7000 годом по эре «от Адама», в который согласно пророчествам, ожидали конец света. Итак, Колумб отправился в путешествие на фоне страшных ожиданий конца света. Излишне объяснять происхождение названия Новый мир и значение открытия Колумба в контексте эсхатологических ожиданий, в рамках идеологии которых и произошло это знаковое историческое событие, в свою очередь в нарастающем порядке добавила значимости апокалиптическим настроениям. В завещании Христофора Колумба, датированного 4 мая 1504 находим следующие слова, подтверждающие эсхатологическое основы путешествия: «. Во имя святой Троицы, которая навеяла мне мысль и четко направила не то, что я могу, уходя из Испании на запад и переплывая океан, достичь Индии ... И было необходимо самому Господу Богу, чтобы я в 1492 открыл Индийский материк »[11].

Исследуя XV в. в контексте эсхатологических ожиданий, следует обратить внимание на общественно-культурное явление Возрождения. Поскольку сутки Ренессанса имела свой отклик в разных странах в разное время, охарактеризуем его общие тенденции.

В целом отметим, что именно в эту эпоху (Возрождение) произошел всплеск религиозного фанатизма, астрологии, охота на ведьм, обострения религиозного чувства вины и ожиданий конца света. Наряду с мировоззренческой сущности Ренессанса вышеизложенное вступает в смысловую спор с сутью слова «возрождение». Именно система этих противоречий является свидетельством переходного этапа истории средневековой Европы. Парадокс Средневековья заключается в создании концепции «двомирности» времени при безусловном доминанты божественного плана бытия. При этом двухполюсная фрагментация воспринималась временным явлением, которое не нарушало общей единства с Богом, подтверждением этому является сущность эсхатологических ожиданий и Судного дня. С этой точки зрения средневековая эпоха провозгласила своей задачей христианизацию всего человечества в рамках единой всемирной христианской церкви и организации такой социально-политической системы, которая бы вернула христиан в день завершения истории в Царство Божие. Собственно, на этой парадигме построена феодальная система с ее вассальными отношениями, крестовыми походами, церковным панлатинизмом [12].

Как утверждает М. Найдорф, со временем церковь начала терять свой авторитет на фоне возникновения национальных королевств и расписания классической феодальной системы из-за возникновения городов и новых методов хозяйствования, включая общеевропейскую купеческую торговлю, которая осуждалась догматами церкви. В целом можно утверждать, что в Европе уже в конце XIV в. возникли устои, которые противоречили идеалам средневековой социального сознания.

Анализируя историю с начАТКУ ИИ тыс., приходим к выводу, что земное бытие постепенно приобретало ценности и самостоятельности. Средневековье зашло в тупик, причиной которого был тупик веры [13].

Средневековая цивилизация, своей главной целью объявила христианизации человечества и спасения последнего, не смогла достичь этой цели. Таким образом, христиане потеряли надежду в конечное спасение и смысловые нравственные ориентиры, аналогом чего выступает земной град, предан власть дьявола и эсхатологических страхов Страшного суда. Именно с этим парадоксом некоторые исследователи связывают первую фазу Возрождения.

Покаяние походы, многочасовые выступления странствующих монахов, охота на ведьм - все принято считать картинами темных веков, но по мнению некоторых исследователей, это - исключительно ренессансные явления, указывающие на «двухмерность» переходной эпохи.

По мнению Найдорфа, смысл внутренне церковной борьбы эпохи Возрождения (Джон Уиклиф, Ян Гус, Савонаролла) состоял в том, чтобы сохранить христианство в ситуации цивилизационной кризиса Средневековья и кризиса веры. Вследствие этого в конце эпохи Возрождения возникли два пути решения этой проблемы: Реформация, которая отвергла католицизм и решения Тридентского собора, ограничил ответственность церкви сферой религии [14].

В целом же в эсхатологическом контексте гуманизм, признавая как начальный факт автономии земного плана бытия, снимает проблему начала и конца истории и проблему спасения и освобождает человека от эсхатологического ужаса [15].

Подытоживая изложенное, приходим к выводу, что в XV в. в Европе появилась образованная категория населения, которая стала носителем «эсхатологической идеологии» и воспитателем коллективного апокалиптического страха. Утверждению коллективного эсхатологического страха способствовали также публичные проповеди как церковных служителей и странствующих монахов, так и университетских преподавателей. Важную роль в распространении идеологии конца света сыграла гравюра и изобретение печатного станка. Кроме того, в хронике XV в. встречаем природные аномалии, катаклизмов и стихийных бедствий, которые стимулировали и усиливали апокалиптические страхи. На укоренение и массовость восприятия апокалиптической идеологии указывает интерпретация знаковых исторических событий XV в. (Падение Константинополя и открытие Нового света Колумбом). Общемировая историческая трагедия восточной церкви на фоне коллективности осознанного ужаса воспринималась не столько масштабностью исторической трагедии, сколько масштабностью грядущего конца света. Так, интерпретация падения Константинополя свидетельствовала о становлении эсхатологической концепции видения мира, а путешествие Колумба о дальнейшем ее интенсивное развитие, ведь последний считал себя исполнителем воли Божьей накануне конца света в контексте открытия Нового Света. В целом же, в XV в. земное бытие постепенно приобретало самоценности и самостоятельности на фоне возникновения национальных королевств и расписания классического хозяйства феодальной системы, проявлением чего стал гуманизм, который в эсхатологическом контексте, признавая в качестве начального факт автономии земного плана бытия, снимает проблему начала и конца истории и проблему спасения и освобождает человека от эсхатологического ужаса, но пока что только теоретически.

Литература

Делюмо Ж. Грех и страх: Формирование чувства вины в цивилизации Запада (XIII-XVIII вв.) /Жан Делюмо. - Екатеринбург: Изд-во Уральского университета, 2003. - С. 176-183.

лобья Патрик де. Эсхатология /Патрик де лобья. - М.: ООО Изд-во Астрель, 2004. - С.49.

Делюмо Жан. Ужасы на Западе [Электронный ресурс] /Делюмо Жан. - Режим доступа: http://psylib.org.ua/books/delum01/index.htm.

Кара-Мурза С. Г. Танец смерти [Электронный ресурс] /С. Кара-Мурза. - Русский дом. - 1999. - № 12. - Режим доступа к журн. http://rushistory.stsland.ru/Statie/Statie76.html.

Бейджент М., Ли Р. Цепньие псы церкви. Инквизиция на службе Ватикана /Майкл Бейджент, Ричард Ли. - М., 2006. - С. 23.

Борисенков Е.П. Тьисячелетняя летопись необьичайньих явлений природы /Е.П.Борисенков, В.М. Пасецкий. - М.: Мысль, 1988. - С.251.

История Византии: В 3 т. /[Под ред. С. В. Удальцова]. - М., 1967. - Т.3. - С.379.

Xрестоматия по истории средних веков /[ред. Н.П. Грацианского, С.Д. Сказкина]. - М., 1950. - Т.3. - С. 297.

Путешествия Xристофора Колумба. Дневнекы, письма, документа /Под ред. И.П. Магидович. - М.: Государственное издательство географической литературьи, 1952. - С. 412.

Носовский Г.В., Фоменко А.Т. Реконструкция всеобщей истории. Новая хронология [Электронный ресурс] /Г.В. Носовский, А.Т. Фоменко. - Режим доступа: http://www.chronologia.org/Reconstr/Reconst.htm.

Хрестоматия по всеобщей истории: Новая история в отрьивках из источников: Ч.1 /[тост. П.Н. Ардашев]. - Киев, 1914. - С. 96-97.

Найдорф М.И. Двохмерность Ренессанса [Электронный ресурс] /Марк Исаакович Найдорф. - Режим доступа: http://www.countries.ru/library/renesans/vzrlogic.htm.

Там же.

Там же.

лобья Патрик де. Эсхатология /Патрик де лобья. - М.: ООО Изд-во «Астрель», 2004. - С.51.




Пошук по ключовим словам схожих робіт: