Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
"ИСТОРИЯ РУСОВ" КАК ИСТОЧНИК КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИХ рецепций 80-х годов XVIII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА
статті - Наукові публікації

Горенко Лариса Ивановна, кандидат искусствоведения, старший научный сотрудник, профессор Национальной академии руководящих кадров культуры и искусств, Отличник образования Украины

В статье представлены выдающуюся пам палатку политической, историософской и культурфилософскую мысли в Украине на рубеже XVIII-XIX вв. - "Историю Русов", которая стала источником соответствующих культурологических рецепций в творчестве выдающихся деятелей украинской и западноевропейской культуры. Охарактеризованы роль Новгород-Северского интеллектуального центра в создании этой пам палатки и новой концепции развития Украины. Подчеркнуто, что автор «Истории Русов» проектировал на национально-государственное и культурное возрождение, где украинство и Украины представлены как мировой феномен. Также освещена особая роль историко-культурного наследия в формировании национального сознания и украинской национальной модели новой "интеллектуальной элиты".

Ключевые слова: "История Русов", памятник культурфилософскую мысли, культурологические рецепции, украинская национальная культура, историко-культурная идентичность, историческая память, самоидентификация, Новгород-Северский интеллектуальный центр, Украинская шляхетство, малороссийское дворянство, национальное культурное возрождения.

In this article reflection outsanding example of the political, historical-sophy and culturality-philosophy thought into the Ukrainian on the boundary XVIII-XIX-th century "The History of Rusov", which become to the spring accordingly culturatical reciption's in the creative work of the outstading public benefactor at the Ukrainian and west European cultural. Characteristic role to the Novgorod-Sivershy intellectual society into be created this is note book and the new conception of the development Ukrainian. Underline, what author "The History of Rusov" projection at the national, state political system and cultural regenerate, where Ukrainiany and Ukrainian present as the world phenomenon. Also reflection the special role historycal and cultural legacy in to formation of the national consciousness and Ukrainian national model new "hereditary of the chief".

Key words: "The History of Rusov" example of the culturality-philosophy thought, culturatical re-ciption's, Ukrainian national culture, historycal and cultural identefication, historical memory, self-identefication, Novgorod-Sivershy intellectual society, Ukrainian elite , parvarossition nobleman, national and cultural regenerate.

К особым памятников историко-культурного наследия украинского народа принадлежит "История Русов", которая отличается от предыдущих политических работ тем, что сочетает традиционные национальные мотивы - гордость за Украину-Гетманщину, подчеркивание прав и привилегий украинского дворянства, состояний - с новыми гуманитарными и этнокультурными парадигмами под влиянием Просвещения и революционного движения Европы. Произведение построено на идее фундаментальных принципов правды и справедливости, где главная цель - "представить историю Украины в освещении государственно-национальной идеологии", а также "помочь пробуждению национальной мысли в Украине" [5, 50, 6, 189]. Поэтому исследования "Истории Русов" в контексте культурологических рецепций конца XVIII - первой половины XIX в. чрезвычайно актуальным с учетом новой парадигмы культурной политики в Украине, а также идейно-философских основ художественных направлений и течений этого периода.

Учитывая, что "Энеида" И. Котляревского уже "разбудила украинское эмоционально, завершив старую эпоху в литературе и провозгласив новую", то "История Русов" дала основания для национального пробуждения в образовательных сферах общества посредством историософской трактата, имел форму политического памфлета и остро напоминал нашим интеллектуалам, которые уже начинали терять национальное лицо, об их исторические корни, об их положении, историю, быт, героические деяния, чтобы остановить очередной массовый отток культурной силы из Украины в культуру чужую, которая узурпировала имя, государственные традиции и историю народа "[23, 323]. Поэтому в этот период особенно остро встает проблема культурной идентификации украинской национальной элиты, а также ассимиляции, определенного уривноправнення ее господствующей верхушки (через предоставление чинов и дворянства) согласно нормам Российской империи. Профессор
Л. Шкляр подчеркивает, что в начале XIX в. "на исторической арене появился тип человека, в основном

это представитель национально-аристократических кругов, широко образованный фигура, духовно обогащенная и интеллектуально развитая, для которой понятие "национальная идея", "национальный символ", "национальная свобода" - есть повод к поступку "[25, 67]. В этом контексте "История Русов" принадлежит к самым памятников "культурной самообороны". Вместе с тем В. Шевчук отмечает следующее: если в XVI-XVII вв. самооборона сосредоточивалась на вопросах веры и вольностей, то "самооборона в

ст. перешла из политических сфер в культурные, а когда иссякли возможности политической борьбы, - исключительно в сфере культурные "[23 324].

Для автора "Истории Русов" важными были не так факты, как духовное содержание эпохи, характер и "душа народа", поэтому этот памятник насыщена народными легендами, преданиями, историческими думами и песнями, и дало основание исследователям называть ее "исторической легендой Украины", "политическим трактатом, воплощенных в историческую форму" (И. Борщак) "анонимным манифестом украинского патриотизма" (И. Лысяк-Рудницкий), "народной исторической думой" (М. Максимович), "литературной пам достопримечательностью "(М. Драгоманов)" политическим памфлетом "(Д. Дорошенко, Ю. Луцкий)," историческим синтезом "(Д. Чижевский)," историческим памфлетом "(В. Иконников)," вечной книгой независимости украинского народа "( Н. Полонская-Василенко), "эпохальным произведением", "одной из величайших достопримечательностей украинской духовности, политического и исторического мышления" (В. Шевчук), "трудом малороссийских юристов" (О. Прицак) "последовательным поборником соборности казацкой Украины "(А. Мишуков), где широко использованы новые историко-культурологические термины и понятия для характеристики национально-освободительной борьбы XVII-XVIII вв. в Украине: "нация", "национальные выгоды и интересы", "князь малороссийский", "гетман казацкий", "национальные чиновники", "патриот", "антипатриотами" и т.д. [11, 177, 223, 16, 27]. В общем, как подчеркивает В. Шевчук: "" История Русов "- не так памятник науки истории, как литературы. Это своеобразный историософский полемический трактат ли памфлет, поэтому характер памфлета оказывает произведение прежде литературным памятником" [24, 631] . Также существует мнение, что "История Русов" имеет историко-культурный генетическую связь с «Словом о полку Игореве" (Ю.Луцький).

Теоретико-методологической основой данной статьи послужили научные труды о «Историю Русов", а также труды отечественных и зарубежных ученых-философов, историков, литературоведов, этнографов, культурологов и украиноведов XIX в.: О. Бодянского, Драгоманова, В . Лазаревского, М. Максимовича, Н. Маркевича, Н. Костомарова, П. Кулиша, И. Срезневского; исследователей XX - начале XXI в.: А. Апанович, И. Борщака, Л. Винара, М. Возняка, Л. Горенко , В. Горского, М. Грушевского, А. Грушевского, Т. Гун-чака, А. Гуржий, Я. Дашкевича, В. Денисюка, И. Денисюка, Д. Донцова, Д. Дорошенко, С. Ефремова, М. Зерова , М. Кашубы, С. Когут, И. Лысяка-Рудницкого, Ю. Луцкого, Е. Маланюка, Т. Мацкива, Ю. Мыцика, А. Мишукова, Д. Наливайко, А. Оглоблина, О. Прицака, Н. Полонской -Василенко, А. Путра, М. Слабченко, А. Стромецького, М. Сулимы, П. Федченко, С. Хижняк, П. Хропко, В. Шевчука, М. Яценко и других. В этих работах освещены актуальные вопросы авторства «Истории Русов», распространения и хранения рукописных списков (копий) в среде украинского дворянства и дворянско-помещичьих ячеек Приднепровской Украине. Кроме того, в издании "Истории Русов" (М., 1846) ценно приложение: "объяснение некоторыхъ словъ Малороссийскихъ въ Истории Русовъ, непонятныхъ для великоросса", среди которых: "здравствуйте", "имение", "хоругвь", "хоругвь "," часовня "," степь "," труба "," толока "и т.д. [11, 262, 12, 245]. Ценными источниками в изучении этого памятника является "Записка о начале, происхождении и достоинстве малороссийского дворянства" (1809 г.) В. Полетики и статья М. Маркевича "С прошлого культурной жизни Украины первой половины XIX в." [9, 4-7, 10, 15-23].

Поэтому автор статьи ставит цель осветить культурософськи измерения "Истории Русов", ее роль в формировании культурологической мысли в Украине этого периода и основные теоретико-методологические подходы в этом на основе украиноведческой науки. В этом контексте важным является соотношение понятия "ментальность нации" (как духовно-культурный и исторический самопроявление нации или элитной сообщества) и архетипов национальной украинской культуры. Автор данной статьи придерживается следующего концептуального подхода. Ментальность нации (от франц. - Миропонимание) объединяет с национальными (или этнические) архетипами полуосознанных характер. Если национальные (этнические) архетипы существуют как феномены внутренней духовной жизни этноса (нации), то этническая (национальная) ментальность, наоборот, представляет собой комплекс таких зовнишньодияльнисних феноменов, воспринимаются сознанием как дух нации, как то, что делает данную нацию "заметной", специфически отличной среди разнообразия других этносов (наций). Прежде всего, это вопрос касается дня Украины - Малороссии целом. Как отмечает профессор Л. Шкляр, "потеряв собственное традиционное право, а вместе с ними национальную юридическую культуру, украинское вынуждены приучаться жить по нормам и регламенту иншонациональних юридических ценностей, традиций и норм, которые являются сконденсированным проявлением национального характера, национального менталитета, а следовательно, чужой исторический опыт общественной жизни пристроили к собственным условиям и форм иншоетничним культурного опыта "[26, 275].

Актуальными сей возникают два вопроса по "Истории Русов или Малой России": время написания произведения и авторство. В знаменитой "Истории Украины" Н. Полонская-Василенко показала: "Года 1825 зять черниговского помещика, М. Миклашевского, полковник А. фон-дер Бригген писал К. Рылеева с Понуривкы, имения Миклашевского, о" Историю Русов "и" Историю " А. худоба как о произведениях "враждебные российского правительства". В Понуривци был рукописный экземпляр "Истории Русов". Этот понуривський экземпляр и найден в имении И. Безбородко, с. Гриневе, второй - стали праджерела-ми, из которых в следующих десятилетиях деланно многочисленные копии. Но оба экземпляра сами были копиями, потому оригинала не найдено. На всех копиях было отмечено как автора имя архиепископа Могилевского Георгия Конисского, но уже первые исследователи убедились, что это был псевдоним, очень удачный способ настоящего автора скрыть свое имя 'я "[19 288-289]. А. Лазаревский пересказывал рассказ одного из потомков известного казацко-гетманского рода А. Ханенко (1816-1895), автора нескольких работ по истории Черниговщины, о том, что впервые рукопись "Истории Русов" найдено около 1828 в библиотеке г. Гринева Стародубского уезда при описании ГРИНЕВСКАЯ имения, когда он переходил от князя Лобанова-Ростовского к князю Голицыну. Нашли рукопись два члена одного из стародубских судов (А. Гамалия и С. Лайкевич), которые описывали ГРИНЕВСКАЯ имение. Они показали эту рукопись губернском маршалу С. Шира, сделав из него копию, последний свернул оригинал в ГРИНЕВСКАЯ библиотеки. С копии С. Ширая делали для себя копии и некоторые стародубские помещики; одну из первых копий сделал для себя А. Ханенко и отослал А. Бодянскому, когда он планировал напечатать "Историю Русов" [15, 113]. Как подчеркивает А. Лазаревский, С. Ширай также послал копию "Истории Русов" и Д. Бантыш-Каменском, а?? Е неполную.

Оригинал "Истории Русов или Малой России" в настоящее время не пришел. Известны несколько списков произведения, хранившиеся в Национальном музее (список 1814), в библиотеке "Императорского общества истории и древностей российских" при Московском университете (копия 1824 г.). Один из списков (с водяным знаком 1817) попал во Львов под названием "История малороссийская. Сочиненная г. архиепископом Белорусского Георгия Конисский, переписана в 1818 году". Его Иаков Филин подарил в 1872 году В. Ганкевич, а тот - А. Парницькому, известном галицкой историку, последний - К. Заклинских, брат последнего Роман передал рукопись в 1890 году в библиотеку общества "Просвита" [2, 6]. Сохранились сведения, что в 1853 году украинский писатель и ученый Александр Конисский в помещика Искры на Золотонощини видел копию "Истории Русов" на бумаге с водяным знаком 1809 [23, 325]. Еще об одном списке зафиксировано в письме декабриста А. фон дер Бригген, написанном из имения его тестя М. Миклашевского (с. Понуривка Стародубского уезда) в Кондратия Рылеева. В письме А. Бригген обещал переслать "материалы с малороссийской истории", написанные якобы современником Г. Конисского - А. Худобой [23 331]. В общем, на территории Левобережной Украины оказалось больше "владельцев" списков "Истории Русов", что подтверждается документальными сведениями в научной, мемуарной и эпистолярной литературе, впервые собранной и систематизированной А. Лазаревским в 1891 году. Бесспорно, что "История Русов" имела распространение и переписывалась до ее открытия в 1828 году по крайней мере, как подчеркивает В. Шевчук, за десять лет [23, 325].

Относительно авторства «Истории Русов» на сегодня существует несколько версий: об авторстве Г. Конисского (М. Максимовича) Г. Полетики (М. Василенко, М. Горбань, В. Горленко, В. Иконников, Д. Дорошенко, А. Лазаревский) версию В. Горленко об авторстве Василия Полетики поддержали М. Грушевсь-кий, М. Драгоманов, А. Ершов; версия о совместном авторстве Григория и Василия Полетик (М. Грушевский, Е. Онацкий, Д. Майков), которую окончательно отверг М. Возняк в труде "Псевдо-Конисский и псевдо-Полетика" [2, 45-49]; об авторстве А. Безбородко (М. Возняк, П. Клепацкий, М. Слабченко, А. Яковлев) князя М . Репнина (Драгоманов), А. Лукашевича (М. Петровский), И. Ханенко (Н. Полонская-Василенко), А. Лобисевич; А. худобе (В. Шевчук) коллективный автор - члены одного из дворянских кружков ( О. Прицак) [1, 242-243, 3, 54-59, 4, 7-10, 7, 258]. По мнению С. Ефремова, автором "Истории Русов" является высокообразованный представитель украинской интеллектуальной элиты, воспитанный на французской литературе XVIII в. и идеях "вольтерианства" [3, 60-61, 17, 35, 18, 194]. Независимо от того, кто именно был автором, очень важно, что численность лиц, которых можно считать потенциального автора, "свидетельствует о высоте тогдашней культуры" [19, 289]. В частности, А. Оглоб-лин, микроаналитических способом изучая топографические названия, топографические указания, имена упомянутых лиц, пришел к убеждению, что написано "Историю Русов" в Новгороде-Северском и участвовали в написании члены достаточно большого культурного кружка [19, 289 ]. В свою очередь Шевчук так характеризует вероятного автора "Истории Русов": "Жил он во второй половине XVIII века, по крайней мере в 1769 году было двадцать лет, потому участвовал в турецкой войне, следовательно, родился около 1745, учился в Киевской академии , когда в ней уже НЕ культивировалась книжный украинский язык, возможно, продолжал обучение в России, принадлежал к казацкой старшины и был землевладельцем, очевидно, не имея истинных документов ни на дворянство свое, ни на землю, жил на Черниговщине, возможно, где-то на Городенщини или Новгород-Севере и, скорее всего, был связан с Новгород-Северским культурным центром, отмечался глубоким украинским патриотизмом, склонностью к свободомыслия, имел широкий политический кругозор, вполне отрицательно относился к российского абсолютизма и самодержавия. Свое произведение написал в 90-х годах XVIII века с целью вернуть историческую память в среду тогдашнего образованного гражданства, знал Молдавию, юг Украины и Крым »[24, 630].

Уточнение требует и время написания "Истории Русов", поскольку исследователи называют разные даты: 1760-1770-е годы (Д. Дорошенко, А. Лазаревский, М. Слабченко, М. Возняк) С.Ефремов датой написания пам палатки считает конец 60-х годов XVIII в., а распространение ее - 20-е годы XIX в.; в 90-е годы XVIII в. (Б. Крупницкий, В. Шевчук, А. Яковлев) первое десятилетие XIX в. (В. Горленко

И. Борщак, А. Ершов, Д. Чижевский и др.).. По мнению О. Прицака, "История Русов" появилась в 1818-1824 годах "как коллективное произведение одного из тайных обществ малороссийского дворянства, бывших старшин, офицеров (включая князя Репнина) и бывших петербургских государственных деятелей" [20, 64].

Прежде всего, "История Русов" подавала картину исторического развития Украины с древнейших времен до второй половины XVIII в., в частности, до 1769 года. Автор осматривает историю Украины от древнейших времен, а историю княжеских времен - как самостоятельную государственную жизнь под управлением киевских князей. Коротко автор описывает устройство Украины после соединения с Польшей, отмечает происхождения "рыцарства" (от "боляр" с княжеских родов), а также пишет о казаках как рыцарское сословие. Дальнейшая история Украины преподается по гетманства, где описаны военные подвиги казаков, их устройство, обычаи, традиции. Центральная фигура "Истории Русов" - Богдан Хмельницкий как государственник и выдающийся политик, который освободил Украину и вернул ей независимость. С тех пор автор «Истории Русов» вводит Украину в круг европейских государств, акт 1654 рассматривает как"Опасное нарушение системы государственной равновесия в Европе" [23 337-338]. В дальнейшем автор освещает главные события эпохи Петра I и гетмана Мазепы, установка и деятельность Малороссийской коллегии (с 1765 г.) и назначении П. Румянцева генерал-губернатором.

Автор "Истории Русов" объективно излагает концепцию происхождения Украины и украинского народа, он остро оспаривает мнение, будто Украина появилась в XIV-XVI вв., а казачество заведено польскими королями. Автор "Истории Русов" считает, что Киевская Русь - это государственное создание именно украинского народа, Русь - это Украина, а не Россия. В своей концепции автор придерживался позиции, которая была изложена в протестации Иова Борецкого, где было написано, что украинские казаки - "того-то правого русского народа с Иафета семян, племя которое Черным морем и сушей воевало с Греческим царством". К тому же, государственная концепция и происхождения казаков от козар или хазар засвидетельствовано в "Истории Русов" и "Разговоре Великороссии с Малороссией" Семена Дивовича. Украинский народ называет автор "Истории Русов" "нацией малороссийским", а также предостерегает, что вера украинского и русских не тождественна. Автор выражает свое отношение к дворянства, которое занимало высшие чины и должности в Украине-Малороссии. Автор выражает свое отношение к понятиям "Украина", "украинский", где подчеркивает, что Русь - это удельный название именно Украины, а русы - исконные жители украинской земли (это имя было искусственно проникнуто в Московии через политические, династические посягательством). Поэтому автор "Истории Русов" рекомендует четко различать русов от русских и белорусов, одновременно напоминал украинском их древнее историческое имя - русы, русинов, русаки [23, 345].

Бесспорно, автор "Истории Русов" работал в традициях т. н. казацких летописей, пользовался "древними малороссийскими летописям", дополняя изложение из устных преданий, стихов, песен, которые были распространены в "украинском дворянстве, среди казацкой старшины и среди народа" [8, 1638]. Автор также работал с историческими документами, дневниками, родственными архивами, коллекциями и т.д.. Как отмечает В. Шевчук, "основной принцип произведения - натуральное, моральное и историческое право каждого народа на самостоятельное государственно-политическое развитие, а борьба украинского народа за освобождение - главное содержание книги". В общем, как продолжает В. Шевчук, автор не имел целью писать историю Украины, а подал "свою мысленную картину этой истории" [23, 335].

Характеризуя жанровую структуру "Истории Русов", Д. Чижевский вписывает это произведение, с одной стороны, к типологического ряда казацких летописей эпохи барокко, отмечая, что "историография времен барокко еще относится к красной литературы" (летописи Самовидца, Г.Грабянки , С. Величко), а с другой стороны, как "попытка исторической синтеза, что действительно представляет из национального взгляда общую картину украинской истории, принадлежит уже к побароковои литературы и доказывает изложение до 1769 г." [22 304]. По мнению Д. Дорошенко, "" История Руссов "вышла не научным историческим произведением, а политическим памфлетом, она помогла очень мало научному исследованию украинского прошлого, но помогла пробуждению национальной мысли". Именно это произведение является "указателем высокого уровня, которого достигла украинская политическая мысль в конце XVIII в.", Что и подтверждают направление украинского дворянства Нежинского полка в обороне автономии (1767) и тайная миссия В. Капниста в Берлин (1791 г.) [14, 245, 23, 336].

Бесспорно, "История Русов" принадлежит к самым произведений украинской национально-политической мысли конца XVIII в., в значительной степени повлияла на многих выдающихся деятелей Украины и зарубежья, особенно в 30-х годах XIX в., когда распространялась рукописный. Именно в конце XVIII - начале XIX в. ярко проявились культурологические рецепции, влияния "Истории Русов" тогдашнюю культурфилософскую и историософских мнение. Как подчеркивал издатель произведения А. Бодянский, "при печати я пользовался почти десятью спискам различного типа, сделал все важные ризнослив 'я, а все остальное напечатано без малейшего сокращения" [8, 1634]. Под влиянием этого произведения А. Пушкин написал поэму "Полтава" (1828 г.), а Гоголь пользовался произведением при создании "Тараса Бульбы". Вместе М. Возняк считает, что А. Пушкин получил копию "Истории Русов" от С. Ширая, а В. Горленко - от Гоголя [23 333-334].

Следы чтения "Истории Русов" заметны в стихах Н. Костомарова (драма "Косинский")

А. Метлицкого, Е. Гребенки (поэма "Богдан", повесть "Нежинский полковник Золотаренко"), а особенно в творчестве Т. Шевченко. Как подчеркивал М. Драгоманова: "Между 1840 и 1844 годами, видно, Шевченко попал в" Историю Русов ", и она овладела его мыслями своим украинским автономизмом и казацким республиканством времен декабристов" [23, 334]. Среди произведений Т. Шевченко, в которых проявлено влияние "Истории Русов", М. Драгоманов называет "Сон" ("С города из Глухова"), "Большой погреб", "Иржавец", "В воскресеньице святую", а также "Тарасова ночь "(1839 г.), что подтверждает М. Возняк [2, 26]. Вспоминает «Историю Русов» Т. Шевченко в "Близнецах", где и сообщает о ее рукописный экземпляр с автографом Г. Конисского.

В своей статье «В защиту неизвестного покойника автора" Истории Русов или Малой России "М. Драгоманов писал, что эта достопримечательность была" непосредственной предтечей "Кобзаря" Т. Шевченко, на которого самого она имела настоящий влияние ". Костомаров отметил, что "История Русов" "вся пропитана духом напивдворянського малорусского патриотизма, недавно еще был в моде в среде малороссийского публики" [8, 1629]. В повестях П. Кулиша также заметным влияние "Истории Русов", среди них: "Михаил Чернышенко" (Киев, 1843г.), где он обращается и цитирует отрывки из памятника, а также в работе "Украина. Ед начала Вкраини отцу Хмельницкого". Но больше этим произведением был захвачен М. Маркевич, что проявилось в его "Истории Малороссии", "Украинская мелодиях" (1831 г.). Повлияла также "История Русов" и на представителей "украинской школы" в польской литературе, в частности на М. Чайковского, М. Глищинская и других. Увлеченный этим произведением известный польский ученый В. Мацейовский, который даже перевел фрагменты «Истории Русов», а также следы воздействия заметно в произведении Г. Трентовського "Choniann".

Влияние "Истории Русов" заметен на исторических поэмах С. Руданского, трагедии И. Барвинского "Павел Полуботок". С. Ефремов, оценивая общее значение произведения для украинской культуры, отметил: "История Русов" была словно пророчеством о близком национальном возрождении Украины и оправдание ее нового литературы, из которого это возрождение началось "[23, 335].

Итак, "История Русов" сыграла эпохальную роль в возрождении Украины, становлении национального самосознания и идентичности украинского народа. Этот памятник принадлежит к произведениям, "судьба которых - в особой общественной ангажированности, которые в значительной степени влияли на современников и потомков и по-своему аккумулировали национальную энергию, чтобы она, будто ток, потекла затем по артериям народного тела, создавая новый уровень самосознания и тормозя создания ферментов национального распада "[23 323-348]. Прежде всего, "История Русов" возникла как "исход политических взглядов определенной общественной группы" - украинского шляхетства-в период постгетьманщины. Очевидно, что "История Русов" написана в среде Новгород-Северского патриотического кружка, существовавшего на территории Нов-город-Северского наместничества в последней четверти XVIII - начале XIX в. К нему принадлежали потомки бывшей ведущего слоя - гетманско-старшинского среды, которые в то время составляли интеллектуальный и духовный потенциал национальной элиты Украины. К Новгород-Северского патриотического кружка "автономистов" принадлежали: А. Гудович, Г. Долинский, Н. Значко-Яворский, Т. Калинский, П. Карабчевский, А. Лобисевич, М. Миклашевский, Г. Полетика, А. Ра-чинский , Ф. Туманский, И. Халанский, А. Худоба, С. Ширай, епископ В. Шишацкий и другие - в основном воспитанники Киевской академии и западноевропейских университетов. Кружок в своей программе должен восстановление украинской государственности. Поэтому закономерно, что "История Русов" вышла из этой среды как политический манифест, и по сей день занимает особое место в истории украинской государственно-общественного мнения, поскольку именно им завершается знаменательное явление казацкого летописания. Особенно решающее значение "История Русов" имела в возрождении украинской общественно-политической мысли в первой половине XIX в., Поскольку фактически создала своеобразный концептуальный и источниковедческий подход к созданию новой украинской культуры, литературы и современной культурфилософскую мысли на основе национальной самоидентификации и европейской ориентации, где украинство и Украины представлены как мировой феномен.

Литература

Вл. П. [Пархоменко Владимир] Князь Н.В. Репнин и Георгий Конисский /Вл. П. //Киевская ста-рина. - 1905. - Т. 88. - № 3. - Отд. 2. - С. 242-243.

Возняк М. Псевдо-Конисский и псевдо-Полетика ("История Русовъ" в литературе и науке) /Возняк М.

Львов-Киев, 1939. - 189 с.

Горенко Л. И. Интеллектуальная элита Украины конца XVIII - первой половины XIX в. (По материалам деятельности Новгород-Северского кружка "автономистов") /Горенко Лариса Ивановна //Культура и современность: альманах. - К.: Миллениум, 2009. - № 1. - С. 54-61.

Грушевский А. К судьбе "Истории Русов". Эпизод из украинской историографии XIX в. /Грушевский А. //Чтения в историческом обществе Нестора летописца. - М., 1906. - [Т. XIX]. - [Вып. 4]. - С. 1-23.

Дорошенко Д. Обзор украинского историографии. Государственная школа: История. Политология. Право /Ю. Пинчук, Л. Гриневич НАН Украины, Ин-т украинской археографии и источниковедения /Дорошенко Д. - М.: Украиноведение, 1996. - 367 с.

Дорошенко Д. "История Русов" как памятник украинской политической мысли второй половины XVIII века /Дорошенко Д. //Земледельческая Украина. - Вена, 1921. - Кн. 3. - С. 183-190.

Житецкий П. Памяти Георгия Конисский (1717-1795) /Житецкий П. //Киевская старина. - 1895. - Т. 48. - № 2. - Отд. 1. - С. 257-264.

Иконников В. Опыт русской историографии /В. Иконников. - М., 1908. - [Кн. 2]. - [Т. 2].

Институт рукописи Национальной библиотеки Украины имени В. И. Вернадского (далее: ИР НБУВ), ф. 8 [Киевский университет Св. Владимира], оп. 1, ед. сб. 1604: Полетика В. [Полетика Василий] Записка о начале, происхождении и достоинстве малороссийского дворянства. 1809 г. - На 10 л.

ИР НБУВ, ф. 243 [Маслов Василий Иванович], оп.1, ед. сб. 27: Маркевич М.А.: (с прошлого культурной жизни Украины 1-й половины XIX в.): [Статья]. 1928. Черновик. - На 28 л.

История Русовъ или Малой России. Сочинение Георгия Конискаго, архиепископа Беларусскаго. - М.: Универс. тип., 1846. - [Репринт. издание] /[Отв. ред. В.А. Замлинский]. - М.: РИФ "Колокол", 1991. - 309 с. ; Указ. : 56 с.

История Русов /[Украинский перевод И. Драча]. - К.: Украинский писатель, 1991. - 318 с.

Кашуба М.В., Сулима М. М., Хижняк С. И. Конисский Григорий Осипович, монашеское имя Георгий //Киево-Могилянская академия в именах, XVII-XVIII вв. : [Енцикл. вид.] /[Сост. С. И. Хижняк Под ред. В.С. брюхо-кий]. - М.: Издательский дом "КМ Академия", 2001. - С. 274-276.

Когут С. Русский централизм и украинская автономия: Ликвидация Гетманщины 1760-1830 гг /Когут С. - М.: Финансы, 1996. - 423 с.

Лазаревский А. Отрывки из семе?? Ного архива Полетик [I. "Происхождение Полетик. Сведения о жизни Григория Андреевича Полетики". II. "Шесть писем разных лиц в библиотеке Г. А. Полетики: 1) Письмо Г. А. Полетики к президенту адмиралтейской коллегии Голенищеву-Кутузову с просьбой о продолжении отпуска и с известиями о гибели своей библиотеки, 1771 г. 2) Письмо Могилевского архиепископа Георгия Конисский к Г. А. Полетика, при посылке польских исторических книг, 1782 г.; III. "Догадка об авторе« Истории Русов "] /Лазаревский Александр //Киевская старина. - 1891. - Т. 33. - № 4. - С. 97-116.

Мишуков О.В. Политико-культурный контекст "Истории Русов" //Мишуков О.В. Филология. История. Культура. Сборник наук. трудов: В 2 т. /Мишуков Олег Васильевич. - К.: Парламентское изд-во, 2002. - [Т. 1]. - C. 49-83.

Мишуков О. "История Русов" в контексте эпохи - первой половины XIX века /Мишуков Олег Ва-сильвич. - М., 1997. - 115 с.

Мишуков О. "История Русов" в контактно-генетических связях и типологических восхождениях /Мишуков Олег Васильевич. - К., 1998. - 238 с.

Полонская-Василенко Н. История Украины: В 2-х томах. - 3-е изд. /Наталья Полонская-Василенко. М.: Просвещение, 1995. - [Т. 2: С середины XVII века до 1923 года]. - 606 с.

Прицак О. Время военных канцеляристов /Емельян Прицак //Киевская старина. - 1993. - № 4. - С. 62-66.

Чепа М. "История Русов": новый взгляд /Чепа М. //Украинская культура. - 1999. - № 10. - С. 26-29.

Чижевский Д. История украинской литературы: От начала до эпохи реализма. - М.: Фемина, 1994. - 480 с.

Шевчук В. Неразгаданные тайны "Истории Русов" /Валерий Шевчук Александрович //Шевчук В. Казацкое государство. - К.: Абрис, 1995. - С. 323-348.

Шевчук В. "История Русов" как литературный памятник //Шевчук В. Муза Роксоланская: Украинская литература XVI-XVIII веков: [В 2 кн.]. - [Книга вторая] Развитое барокко. Позднее барокко /Шевчук Валерий Александрович. - М.: "Лыбидь", 2005. - С. 630-648; ил.

Шкляр Л.Е. Лицо в этногенезе /Леонид Евдокимович Шкляр //Жизнь этноса: социокультурные очерки: Учеб. пособие /[Б. Попов (руководитель автор. Коллектива), В. Игнатов, М. Степико и др..]. - М.: Просвещение, 1997. С. 55-70.

Шкляр Л.Е. Право как атрибут национальной культуры: украиноведческий аспект /Леонид Евдокимович Шкляр //Феномен украинской культуры: методологические основы осмысления /[Отв. ред. В. Шин-карук, Е. Быстрицкий]. - М.: Феникс, 1996. - С. 260-277.




Пошук по ключовим словам схожих робіт: