Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
Инвариантность И ОТКРЫТОСТЬ УКРАИНСКОЙ НАРОДНОЙ РЕЛИГИОЗНОЙ КУЛЬТУРЫ
статті - Наукові публікації

Герчанивська Полина Евальдивна, кандидат философских наук, доцент, докторантка Харьковской государственной Академии культуры

В статье обсуждается вопрос инвариантности в украинской народной религиозной культуре с позиции консенсуса между людьми с разными мировоззрениями и религиозными установками.

Ключевые слова: инвариантность, константа, Украинская народная религиозная культура.

The article is dedicated to the discussion of the problem concerning the invariance in the Ukrainian folk religious culture from the position of the search of the consensus between people with different ideologies.

Keywords: invariance, constant, Ukrainian folk religious culture.

Проблема, исследуется, возникла из особого внимания к народной религиозной культуры в условиях консенсуса по преодолению социокультурной энтропии в современном украинском обществе. С народной культурой связывается представление о преемственности опыта, накопленного поколениями, в ней видится потенциал для достижения взаимопонимания людей с разным мировоззрением, самосознанием и ценностными предпочтениями. Такая постановка исследовательской задачи требует, прежде всего, выяснение: возможен консенсус между людьми с разными мировоззрениями и религиозными взглядами априори

В решении этой задачи, на наш взгляд, следует акцентировать внимание не на различия, а на общности людей одной культуры, не в том, что их разъединяет, а на том, что объединяет. Итак, проблема фокусируется на вопросе поиска объективной основы для понимания носителей одной культуры - инвариантов, создающие устойчивый фундамент народной культуры, являясь необходимым условием ее хранения, воспроизведения и развития. Именно инварианты предоставляют народной культуре жизнеспособность, обусловливающих ее качественное своеобразие.

Обсудим вопрос инвариантности в украинской народной религиозной культуре с позиции культурологии. Понятие "инвариант" (инвариантность) вошло в гуманитарное знание совсем недавно по математике до сих пор остается предметом философского и культурологического обсуждения. Философский энциклопедический словарь толкует инвариантность как "свойство существенных для системы элементов, отношений, сословий не изменяться при ее превращениях" [6, 239]. Этот термин часто воспринимается тождественным "константе" (константности). Поэтому, чтобы разработка поставленной проблемы имела смысл, выясним принципиальное различие этих понятий.

Если инвариант - величина, остается неизменной при определенном преобразовании связанных с ней переменных, а инвариантность - стойкость, неизменность в меняющемся, то константность - это неизменность безотносительно к чему-либо. Существование инвариантов в динамической системе народной культуры обеспечивает ее мультистийкисть и преемственность, однако не возражает а, наоборот, логично предполагает разнообразие вариаций ее характеристик. Поэтому при исследовании народной религиозной культуры как функционирующей системы корректно использовать термин "инварианты" (а не константы) для обозначения элементов, обеспечивающих ей постоянное воспроизводство.

Впрочем, в культурологии нет единой точки зрения в интерпретации комплекса культурных инвариантов, а также отсутствуют четко сформулированные позиции относительно критериев их выбора. Это обусловлено, во-первых, объективным фактором: просто выделить в сфере народной религиозной культуры (как, впрочем, и самой культуры) специфический, внутренне единый, обусловленный рядом постоянных показателей комплекс явлений, во-вторых, субъективным фактором - неизбежным столкновением различных точек зрения и научных подходов. Речь идет о целостной многоуровневую систему неизменных взаимосвязанных параметров, составляющих иерархию по степени значимости для человека. Решение проблемы предполагает синтез предметных полей гуманитарных наук, изучающих глубинную сущность жизнедеятельности человека (философии, антропологии, культурологии, социологии, психологии).

Подчеркнем, что в фокусе исследования находится религиозная культура общества, в котором доминируют конвенциональные механизмы социокультурной регуляции и жизнедеятельность которого осуществляется благодаря механизму ретрансляции культуры и биологической преемственности. Эта культура сформировалась в результате взаимодействия бытовых форм человеческой активности и религиозной практики украинского
народа и впитала в себя конструктивные элементы всех сторон его жизнедеятельности. Она аккумулировала в себе многовековой опыт усвоения человеком мира, накапливая в себе результаты внебиологически эволюции и формируя модель целесообразного поведения в обществе.

Эволюционируя во взаимодействии с окружающей средой, она плотно соприкасается со своей изначальной оппозицией - природой, адаптируясь к ее меняющимся условиям. Вместе с этим, она является продуктом жизнедеятельности коллектива людей, объединенных общими экзистенциальными ориентациями, социальными проблемами и опытом совместной жизнедеятельности. Их сознание и поведение мотивируется и регулируется не столько биологическими, сколько социальными интересами и потребностями, общепринятыми нормами и правилами удовольствие. Поэтому в дальнейшем анализе инвариантность украинской народной культуры мы будем определять на основе критериев допустимости действий членов общества с точки зрения поддержания уровня социальной консолидации на основании народной религиозности.

Абстрагируясь от деструктивных действий, рассмотрим творческую (положительную) активность украинского народа, совпадает с магистральной тенденцией загальноеволюцийного процесса и направлена ​​на усвоение мира, накопления положительных результатов и коммуникацию между социал?? Ими субъектами. Многогранность человеческой природы детерминирует разнообразную содержательную интерпретацию жизнедеятельности человека. Дифференцируя комплекс культурных инвариантов по уровням, сфокусируем внимание на двух направлениях - внебиологически способе деятельности человека и деятельности, направленной на развитие индивида.

В этом ракурсе интересно обратиться к концепции А. Румянцева, основанный на парадигме взаимодействия человека с миром и с другим человеком. В качестве инвариантов А. Румянцев рассматривает "транс-цензус целеполагания", ментальность и коллективность [3], предоставляющих определенной культуре специфичность и устойчивость. Он определяет, что "эти три модуса инвариантности, во-первых, равновеликие, но не симметричны, во-вторых, не могут быть выстроены в порядке временного движения, являясь условиями друг другу" [3, 73]. И все же логика построения концепции приводит нас к выводу, что доминирующая роль в этом триптиха принадлежит целеполаганию.

Напомним, что целеполагание - это "процесс формирования цели как идеального образа желаемого (цилеформування), ее достижения и воплощение в результат деятельности (целереализации)" [6, 705]. Оно не сводится только к одному целевого акта, а является процессом, в котором цель, средство и результат постоянно меняются местами. А. Румянцев высказывает мнение, что "человеческое целеполагание преемственно конститутивных целеполаганию животных и вместе с этим радикально отличается от последнего, что обеспечивает уникальность его позиции в мире" [4, 55-56]. Развивая эту мысль, он подчеркивает, что цели у животных ретроспективные, так определены Видоспецифические опытом, а средства их достижения детерминированы инстинктами, в которых отражена история вида, опосредует отношения со средой. Человеческие же цели, напротив, перспективные и являются факторами направленного движения в будущее, а способы их достижения - задачей творческого конструирования.

На наш взгляд, правомерность аналогии между целеполаганием у животных и человека вызывает некоторое сомнение, поскольку целеполагание неотъемлемо от результата, а животные не создают вторую (искусственную) природу. Тогда как деятельность человека является творческой, она направлена ​​на познание и использование опыта, полученного человеческой общностью, на поддержание баланса между новым и старым, современным и прошлым, в основе которого лежит понимание человеком перспектив своего будущего.

Однако, безусловно, целеполагания можно принять как важный инвариант народной культуры, поскольку культура это - творчество, а творчество непосредственно связано с целеполаганием, что детерминирует культурный развитие. В таком ракурсе разработка проблемы целеполагания в контексте исследования украинской народной религиозной культуры достаточно перспективная, поскольку плотно связана с задачей формулирование социокультурных целей в современном обществе.

трансцензус целеполагания выводит народную культуру за пределы замкнутого круга, обусловленного локально этническому происхождению, придает ей характер открытости. Как сложная система, народная культура включает в себя целый спектр потенциальных имманентных путей развития, их множественность детерминирована вариациями взаимосвязанных компонентов (социальных норм, идеалов, ценностей и т.п.), что эволюционируют в едином социокультурном поле. Внутренние трансформации этих компонентов и их связей, согласно человеческих потребностей на конкретном этапе развития общества, ведут к изменению ориентации развития народной культуры.

Целеполагание порождает новшество, впрочем, этот процесс в контексте народных традиций и ментального пространства социума отражает алгоритм народного творчества и ретрансляции народной культуры. Целеполагание формируется носителями культуры, которые, анализируя опыт предыдущих поколений и его возможности через призму знания своего времени, трансформируют потенциальные реалии в конкретные действия. Каждой отдельной эпохе присуща собственная ориентация вектора цели, вносит дискретность в процесс культурного развития.

Итак, смена парадигмы или концепта эпохи, трансформация индивидуальной и социальной регламентации человеческой жизни (в том числе религиозного) в пределах временно-пространственной системы координат, детерминирует изменение направления вектора цели в народной религиозной культуре, причем индивидуальное начало в этом процессе всегда подчиняется коллективному. Формирование и реализация цели общности осуществляется благодаря консолидации коллективных усилий, а сама народная культура представляет собой не третью субстанцию ​​(между природой и человеком), а атрибут совместной жизнедеятельности людей.

Отношение человека к миру представляет собой многомерное явление, поэтому процесс поиска инвариантной основы украинской народной религиозной культуры продолжим на другом культурном уровне. В фокусе дальнейшего анализа - отношения между людьми, которые ведут к образованию коммуникативной системы, имеет смысловое значение только для членов социокультурной группы, исследуется. В ней локализованы такие принципы, как подчинение личности в целом - коллектива; доминирование конвенционального типа социокультурной регуляции, основанный на народных традициях и упорядочивает формы коллективной жизни и взаимодействия людей. Эта социокультурная регуляция не определяется особой жесткостью императивных и табуированных учреждений, оставляя субъектами деятельности возможность для творческой импровизации, варьирования, поиска и инноваций.

Целью функционирования коммуникативной системы является поддержание уровня социальной консолидации общества на основании социальных целей, стандартов, ценностей, правил,обычаев, технологий социализации личности и воспроизводства общности как устойчивой целостности, что связано с стратегией выживания социума. Это относится не только к материально-производственной практики, но и в любых форм социальной, интеллектуальной, коммуникативной, художественной, религиозной деятельности, осуществляемой коллективно или индивидуально, однако с социально значимыми результатами. Ключевым вопросом на этом теоретическом уровне является взаимодействие индивида с «Другим», так как в процессе коммуникации человек приобретает свою культурную и социальную определенность. В этом акте культурные формы выполняют функцию консолидации людей, актуализируя вопрос социализации индивидов, их инкультурации и самоидентификации.

В таком ракурсе обращает на себя внимание концепция культурных инвариантов А. Шеманова. Исходя из парадигмы относительно механизмов наследования жизненного опыта, он выделяет в качестве главных инвариантов культуры "ментальность, т.е. спектр верований, стереотипов (восприятия, мышления, поведения), единых для носителей определенной культуры через общность условий жизни, традиций, воспитания и др.., Необходимость самоидентификации, что вытекает из внутренней неоднозначности опыта, аккумулированного и в ментальности, и в произведениях культуры, знаниях, институтах общества и др..; структуру самоидентификации, требующей объектных и субъектных условий для ее осуществления "[7, 78].

Итак, несмотря на различные методологические подходы, ученые приходят к консенсусу по ментальности как важного инварианта культуры. Одновременно А. Шеманов предоставляет статуса культурного инварианта самоидентификации индивида. Он исходит из того, что каждый человек является (или должно целью быть) членом определенного общества, представляет собой замкнутый ментальное пространство, в котором существует тождество мышления бытия. Усваивая культуру социума, индивид тем самым определяет свое место в его социокультурном пространстве. По А. Шемановим, "необходимость самоидентификации, существование форм культуры, несущих опыт, и потребность в их интерпретации в понимании и в воображении являются инвариантами" [7, 79]. В таком смысле самоидентификации, безусловно, можно отнести к инвариантов народной культуры.

Александр Кирилюк предлагает другую интерпретацию инвариантного комплекса. В своем поиске универсальных измерений украинской культуры он выделяет уровень человеческих природных инстинктов поддержания жизни, считая, что "категории рождения, жизни, смерти и бессмертия, по которым закрепилось наименование" категорий предельных пидставин "(ultimate bases (англ.), предельных оснований (рус .)), или культурно-мировоззренческих универсалий, в теле культуры предстают как ее общие стали структурированные элементы, как ее инварианты "[2, 5]. Такой подход по своей сути лежит в русле концепции Н. Данилевского [1], О. Шпенглера [8] и А. Тойнби [5] по циклического развития социокультурных систем по аналогии с онтогенезом.

Именно эта идея (рождение, жизнь, смерть и бессмертие) пронизывает всю народную религиозную культуру - ее предметно-практический, ритуально-обрядовый, практически-духовный уровни. Этот инвариантный комплекс, обусловливающий цикличность человеческого бытия, проявляется в различных формах народного сознания (мифологической, религиозной, философской, художественной, эстетической, моральной), определяя специфику ритуальных действий и обрядов, народное художественно-образное видение мира и детерминируя схему поведения и ориентирования человека в его практических делах.

Определенные в пределах современных концепций инварианты (целеполагание, ментальность, коллективность, самоидентификация индивидов, цикличность человеческого бытия) отражают глубинную сущность украинской народной религиозной культуры, однако это лишь часть ее многоуровневой инвариантной системы. Вне указанным комплексом остались, в частности, такие инварианты, как соборность, традиционность, синк-ретичнисть, символичность, каноничность, отражающих разные стороны украинской народной религиозной культуры.

Напомню, что часть инвариантного комплекса (традиционность, коллективность, синкретичность, символичность) является результатом наследования элементов культуры раннего периода развития этноса. Сформированные на почве мифологического мировоззрения человека, эти инварианты остались основой украинской народной религиозной культуры, несмотря на эволюцию религиозного и социокультурной жизни украинского народа. Время вносило коррективы в состав носителей народной культуры, но не в коллективную сущность ее субъекту и характер его ментальности. Варьировалось соотношение форм социокультурной регуляции в народном обществе, однако доминирующим всегда оставались конвенциональные механизмы, основанные на народных традициях.

протяжении истории трансформировалась содержательная основа человеческой жизнедеятельности, менялись мировоззренческие предпочтения, формы религиозности, художественная картина мира, а с ними варьировались традиции, система сакральных символов, однако народная религиозная культура всегда была традиционной, коллективной, символической, синкретической. Синкретизм неоднократно менял свои формы, однако оставался определяющим началом народной культуры.

Важную роль в формотворчему процессе сыграло христианство, оно детерминировало появление целого спектра синкретических форм, таких как синкретизм языческого и христианского мировоззрений, будничной и сакральной сознания украинского народа, что составило содержательную основу украинской народной религиозной культуры; синкретизм религиозной и художественной сознания, на почве которого сформировалась религиозно-художественная ценнисна система народа; синкретизм видов искусств (в частности, архитектуры, живописи, декоративно-прикладного искусства, скульптуры - в католической и греко-католической ветвях, музыки, пения), подчинен идее общения с Богом синкретизм эстетического и функционального в народной религиозной культуре; народной и христианской символики.

Под влиянием христианства в украинской народной культуре сформировалась синкретическое художественная система, основанная на христианских художественных канонах и практическом опыте народа, которые детерминировали специфику украинского народного религиозного искусства. Обратим внимание еще на один из важнейших инвариантов украинской народной религиозной культуры - соборность, которая является мировоззренческой парадигмой украинского народа, объединяющий духовное, божественное и земное начала. Соборность представляет собой особый тип объединения индивидов, принцип коммуникации на основе любви (в частности, к Богу).

Итак, инвариантный комплекс является целостной многоуровневой системой, характеризующееся имманентным содержанием и формой. Если содержание системы определяется совокупностью связанных между собой инвариантов, то форма - это способ их организации (имманентная структура системы, характер связей между инвариантами, последовательность изменения состояния их взаимодействия). Эти диалектические противоположности находятся во взаимосвязи 'связи и детерминируют специфику украинской народной религиозной культуры, придают ей определенности.

На определенных этапах развития общества возникает необходимость в обновлении народной религиозной культуры, нарушает равновесие ее инвариантной системы и детерминирует трансформацию формы инвариантности. Как правило, меняется иерархия подсистем (инвариантов, комплексов инвариантов) по степени их значимости в конкретную эпоху, однако возможно изменение форм самых подсистем или появление их модификаций (например, соборность как модификация коллективности). То есть, как форма и подчиняется содержанию, но одновременно влияет на его развитие, что в целом придает системе гибкость, диалектичности и мно-тоаспектности.

Инвариантность культуры плотно связана с культурной изменчивостью. Эти разнополюсные понятия отражают сущность народной религиозной культуры как открытой динамической системы, в которой инварианты являются определяющими элементами ее структуры, придающие ей устойчивости и преемственности. В таком ракурсе проблема стабильности и вариативности системы вызывает особый интерес.

Народная религиозная культура является саморегулирующейся системой, и хотя она характеризуется высокой степенью традиционной устойчивости, ей присуща внутренняя тенденция к изменениям. Процесс ее самовоспроизводства происходит на уровне коллективного бессознательного или представляет собой целенаправленный акт человеческой деятельности, он ориентирован на поддержку внутреннего равновесия, что теряется время от времени из-за напряжения и эволюционные изменения в социокультурной системе общества, под влиянием природных факторов или диффузии элементов других культур.

Процесс изменений осуществляется в контексте ментальности и традиций народа в условиях его коллективной жизнедеятельности на социокультурном фоне эпохи. Как правило, трансформация охватывает все элементы системы, однако не всегда с одинаковой степенью интенсивности и одинаковым темпом через имманентную специфику каждого из них. Изменения охватывают в первую очередь те сферы человеческой деятельности, открытые к новациям, именно они пользуются повышенным интересом членов общности. Одной из таких сфер является, например, народное религиозное искусство, объясняет феномен его временно-пространственной гетерогенности.

Завершая анализ, можно сделать вывод, что принадлежность людей одной эпохи и культуры в противоположных мировоззренческих, идеологических установок еще не исключает существования общей основы для их диалога. Таким консолидирующим основанием являются культурные инварианты, предоставляющих стабильности процесса развития и ретрансляции форм жизнедеятельности общности. Жизнестойкость любой культуры зависит от непрерывности процесса трансляции этого стержневого ценностно-ориентационного ядра из поколения в поколение. Нарушение процесса наследования ведет к разрушению культурного организма, распада культуры как системы, потери оснований для самоидентификации индивидов.

Анализ показывает, что в современной науке нет единой точки зрения в интерпретации инвариантов украинской народной религиозной культуры. Введение в научной оборот инвариантного комплекса, содержащего такие субстанции, как целеполагание, ментальность, самоидентификация, соборность (коллективность), традиционность, синкретичность, символичность, каноничность, цикличность человеческого бытия позволяет выяснить основные детерминанты устойчивости характеристик украинской народной религиозной культуры. Их инструментальная роль особенно актуализируется в период усиления энтропийных процессов в обществе, когда теряется основание для самоидентификации, самоопределения его членов.

Литература

Данилевский Н.Я. Россия и Европа: Взгляд на культурные и политические отношения Славянского мира к Германо-романский /Н. Я. Данилевский. - М.: Эсмо, 2003. - 640 с.

Кирилюк А. С. Концептуально методологические основы поиска универсальных измерений культуры /Александр Кирилюк //Универсальные измерения украинской культуры [от. ред. А. С. Кирилюк]. - М.: Печать, 2000. - С. 2-18.

Румянцев О.К. Открытость и инварианты культуры /А. К. Румянцев //Постижение культуры: ежегодник [отв. ред. А. К. Румянцев]. - М.: Рус. ин-т культурологии, 2001. - Вып. 11. - С. 71-75.

Румянцев А. К. Ретроспектив?? Ое и перспективное целеполагание в культуре /А. К. Румянцев //Постижение культуры: ежегодник [отв. ред. А. К. Румянцев]. - М.: Рус. ин-т культурологии, 2000. - Вып. 10. - С. 51-58.

Тойнби А. Дж. Постижение истории: сборник [пер. с англ. Е. Д. Жаркова] /А. Дж. Тойнби. - М.: Прогресс. Культура, 1996. - 608 с.

Философский энциклопедический словарь [наук. ред. Л.В. Озадовская, Н. П. Полищук]. - К.: Абрис, 2002. - 741 с.

Шеманов А.Ю. Концепты, инварианты и константы в культурной самоидентификации /А. Ю. Ше-манов //Постижение культуры: ежегодник [отв. ред. А. К. Румянцев]. - М.: Рус. ин-т культурологии, 2001. - Вып. 11. - С. 76-79.

Шпенглер О. Закат Европы: Очерки морфологии мировой истории: в 2 т. /О. Шпенглер. - Новосибирск: Наука, 1993.

Т. 1. - Образ и действительность. - 529 с.




Пошук по ключовим словам схожих робіт: