Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
УКРАИНСКИЙ Классический АВАНГАРД: интуитивизмом И ПСИХОЛОГИЗМ
статті - Наукові публікації

Щекина Елена Петровна, кандидат культурологии, старший преподаватель кафедры культурологии Одесского национального университета имени И. И. Мечникова

В статье исследованы философские взгляды художников украинского авангарда начала ХХ века, изложенные в текстах наиболее ярких его представителей. Приведенный анализ текстов ху-дожник-теоретиков украинского авангарда дает возможность систематизировать философские взгляды представителей авангарда в Украине, установить их уникальность и непосредственная связь между западным интуитивизмом и психологизмом и национальным менталитетом художников украинского авангарда.

Ключевые слова: украинский авангард, художник-теоретик, познание, творчество, философско-культурологические взгляды, интуитивизм, психологизм.

In the thesis philosophical views of artists of the Ukrainian avant-garde of the beginning of the 20th century expressed in texts of its brightest representatives are investigated. The philosophic-cultural analysis of texts of the artists-theorists of the Ukrainian avant-garde which has given the chance to systematise their philosophical views has been carried out, for the first time to establish their uniqueness and a direct ^ me ^ ion as between intuitivism, psychologism.

Keywords: the Ukrainian avant-garde, the artist-theorist, cognition, creation, philosophic-cultural views, intuitivis, psychologism.

Известно, что украинский классический авангард, его практика и теория, сыграл определяющую роль в развитии современного художественного творчества. В современной художественной практике Украины авангард и его теории, ставшие традиционными, широко цитируются, стилизуются интерпретируются. Поэтому вызывают научный интерес не только художественные произведения представителей классического авангарда, но и их философско-теоретические тексты, особенно в их современной интерпретации. Сейчас невозможно представить выставку без концепции. В основу этих концепций заложены ключевые понятия авангарда, такие как интуитивизм и психологизм, рассмотрению которых и посвящен этот исследования.

Проблемы интуитивизма и психологизма в различных аспектах нашли отражение в ряде работ, в частности, И. Куликовой "Философия и искусство модернизма" [11], В. Браньск "Философия искусства" [4] и других. Однако их исследования фокусируются в большей степени на практике зарубежного искусства авангарда. Достаточно широк перечень тем диссертаций современных украинских исследователей, касающиеся вопросов влияния интуитивизма и психологизма на украинский авангард, например, работы Н. Ку-бриш "Мифопоэтика скульптуры А. Архипенко и И. Кавалеридзе" [10] и Н. Канишинои "Художественно- эстетические принципы авангардного искусства первой трети ХХ века "[9]. Этот перечень безусловно не полный и, несмотря на разнообразие и широту подходов в этих работах, остается открытой проблема осмысления и интерпретации значения и идей интуитивизма и психологизма непосредственно мастерами - теоретиками авангарда.

Целью исследования является установление связи содержания текстов художников украинского авангарда с интуитивизмом и психологизмом. Учитывая значение интернациональной сущности украинского авангарда, весомым является сравнительное исследование философско-теоретических текстов, позволяет выявить как общие закономерности, так и существенные различия философских взглядов.

Понятие "интуиция" играет существенную роль в философствования художников теоретиков авангарда. Революции, войны, научные открытия, в большей степени характеризуют сложный переломный период первой половины XX века, значительно поколебали господствующие представления и концепции в искусстве и философии. Мир представляется как неустойчивая разрушительная система. Академическая наука в какой-то момент оказалась неспособной воспринимать все противоречия относительности. Основополагающая работа А. Эйнштейна и М. Гроссмана по общей теории относительности была известна уже в 1913 году. Философия растворилась в этапах позитивизма, подчиняют ее. Классическое искусство, которое достигло всякой изысканности и совершенства, усматривалось истекшим [14]. Именно поэтому притяжения художников к рациональности, как к основному и определяющего фундамента мироздания и миропонимания, в сложившейся ситуации, с точки зрения худож
ников-философов, усматривалось ложным и вздорным. Возникает необходимость нового видения мира и его нового осознания. Как следствие, вполне понятно стремление к иррациональности магии, мистики, эротики, примитива, дилетантизма, эзотерики, разнообразных, порой эклектично синтезированных, религиозных и философских учений.

Термин "интуитивизм" (от латинского intyery) означает пристально смотреть, видеть или предвидеть, предчувствовать. Возможно, в подобной "безумной" ситуации начала ХХ века возникла необходимость увидеть, осознать, почувствовать окружающую действительность, а также найти возможность пути нового духовного возрождения человечества уже не с помощью разума, а с помощью чувственного познания.

В философском теоретизировании украинского авангарда культивируется идея пристального видение внутренней истинной сути явлений. То есть, может быть видение само по себе, без его рационального определения и осмысления. Именно интуиция, а также целеустремленность, сосредоточенность, направленность и движение в будущее ради самой интенции движения, кажутся наиболее настоящим, существенным в стремлении познания. Собственные ощущения и создания некоего абсолюта, совершенства базируются в интуитивной проекции движения человека. Согласно трактовке художников теоретиков украинского авангарда, существование мира и реальности человека, его жизни в этом мире обусловлены интуитивным видением.

Мышление, познание, основанные на незримом духовном опыте, на интуитивном видении, предусмотренные, является, согласно философским идеям художников теоретиков ав?? Нгарду, более близкими к понятиям "истина", "абсолют", "совершенство", чем всякий другой способ или возможность познания, осмысления мира и человека.

В современном научно-популярном словаре "Лексикон нонкласикы. Художественно-эстетическая культура ХХ века" понятию и явлению "интуитивизма" дано следующее определение: "Философско-эстетическая направленность, противопоставляет интуицию как единственно достоверный способ философского познания беспристрастном рассуждению" [15 , 205].

Рассмотрим некоторые существенные, наиболее значимые аспекты, тезисы, характеризующие понятие "интуитивизм", и то, как они воспринимались и были интерпретированы в философско-культурологических взглядах адептов украинского авангарда.

Влияние основных принципов интуитивизма, как "мир - это мое ощущение и представление", "интуиция - важный шаг к познанию", особенно ярко проявляется в философско-теоретических работах В. Кандинского. Он выдвинул теорию, сформулированную как "принцип внутренней необходимости", что является ничем иным, как особого рода интуицией - то есть той внутренней закономерностью, чувством, видением и предвидением, что и определяет истину, абсолют, совершенство, высшее предназначение как произведения искусства, так и жизнь человека в целом. В статье "О большой утопию" В. Кандинский наделяет искусство пророческой, внутренней силой, превалирующей над всеми другими видами духовной деятельности человека [8]. Основу такого пророческого видения искусства, философских поисков и, соответственно, мессианской роли художника-философа-пророка В. Кандинский находил в принципиальной необходимости направленности движения в жизни человека - интуиции: "Искусство всегда предшествует всем другим отраслям духовной жизни. Эта ведущая роль в создании нематериальных благ обычно вытекает из большей по сравнению с другими отраслями необходимой искусству интуиции "[8, 469].

Таким образом, определив, что для В. Кандинского интуиция и абстрактное интуитивное видение составляют принцип и основу внутренней необходимости, а также принцип движения и суть совершенно каждой интенции духовного движения и деятельности человека, отметим, что интуитивное видение является самой основой познания внутренней , а значит - истинной, по мнению художника теоретика, суть всех явлений и действительной возможностью духовного роста человека и человечества.

Василия Кандинского и его сподвижнику, скульптору и теоретику В. Издебского удалось привлечь как автора статьи "К философии современного искусства", опубликованной в каталоге "Салона 2", и профессионального философа - доктора философии А. Гринбаума. Интуитивизм произвел также значительное влияние на его идеи относительно понимания современной ему авангардной творчества. Однако А. Гринбаум, вопреки все же определенной общности взглядов, показывает нечто иное, отличное от В. Кандинского видение понятия "интуиция", а также по-иному определяет ее роль в познании и осмыслении реальности. А. Гринбаум использует понятие "интуитивное" в смысле - естественное, натуральное, неосознанное, спонтанное. Размышляя над действительностью, над хаотичностью, противоречивостью и многозначностью, многомерностью различных сторон жизни человека, его социально-психологическими принципами, он формулирует основу понятия интуитивного предвидения как одно из важнейших свойств целостности и единства существования человека: ". Действительность - творится тем ценностным критерием, объединяет все стороны жизни в один интуитивно целостный вселенная "[7, 8].

Интуитивизм, а именно, главные его тезисы "мир - это мое ощущение и представление", "интуиция - важный шаг к познанию", имел влияние на теорию и практику В. Баранова-Россине. В своей переписке с В. Кандинским, он интуитивно принимает, "чувствует и понимает" теорию В. Кандинского. Интуиция становится для него важным шагом в попытке познания и понимания искусства: "Ваша теория о том, что каждый живописный тон максимально связан с соответствующей ему форме, по моему мнению, является верным. Ваши примеры по вмещения кадмия в форму треугольника, красного в форму квадрата, синего в круг я чувствую и понимаю "[2]. В. Баранов-Россине интуитивно приближается к своей важной попытки синтеза искусств: "И когда я смогу найти очевидный для этого доказательство, ноты будут изображены. Здесь возникает у меня вопрос: во что можно вместить оранжевый, фиолетовый, зеленый тона. Как смешать один тон с другим - это известно, но как смешать одну Форму с другой? Кроме общих черт в живописи и музыке они отличаются вот в чем. Музыка - это удлиненные тона, которые можно измерить по длине, с помощью такта, тогда как живопись измеряется тактом по длине и ширине. Поэтому впечатление музыкальной живописи более грандиозным, чем собственно музыка и новый путь музыки - это "игра в квадрат" "[2].

Понятие "интуиция" является одной из важных составляющих философских поисков другого лидера авангарда - К. Малевича. В большинстве его теоретических философских работ - статьях, манифестах, эссе - понятие "интуиция" является связующим звеном определения практически всех его философских поисков истины и смысла существования человека в мире. Наиболее ярко отражается в его философских поисках противопоставление интуиции, философского мудрствования абстрактном, все более отдаленном от истинного, смысла человека, разума, рациональности.

Казимир Малевич увлекается поиском нового видения существующих явлений, которые действительно происходят, и представлением о них. Он рассматривает интуицию как безграничное и доступное явное источник творческой сущности человека и как одну из возможностей создания основных новаторских символов и принципов мышления: "Интуиция подталкивает волю к творческому началу. Но чтобы н?? Близитися к нему, необходимо оторваться от предметного, нужно создать новые знаки. "[12, 113].

Другой важный аспект отражения интуитивизма в его теории - отрицание и абсолютное нивелирование предметного мира как единственно истинного. К. Малевич акцентирует внимание на скудности предметного мира в философском познании, мышлении и культурном пространстве существования человека. Художник говорит о силе и важности интуиции в предвидении и создании нового.

Казимир Малевич утверждает преимущество интуиции над практическим разумом, подчеркивая сложную глубинную суть интуиции, поскольку разум и рациональность используют только внешние проявления действительности, то есть научные факты, законы, логику, пренебрегая изменчивость, непредусмотрительности, спонтанность чувств и эмоций человека, как ложны в познании. Согласно К. Малевичем, интуиция создает свою траекторию, свои возможности продвижения, неподвластные рациональности и разума. Художник-теоретик выдвигает положение о верховенстве и первенство интуиции и несвоевременное, запоздалое следования ума по ней: ". Интуиция совершает свой путь и исключает форму новым включением, и если бы наш разум смог преодолеть причины интуитивного включения, то новое воспринималось бы естественный ход. НЕ было случая, чтобы ум не признал того, что когда-то отрицал "[12, 125].

Разум, по мнению К. Малевича, направленный к утилитарности жизни человека и, вместе с тем, к абсолютной равнодушия относительно самого человека и его внутренней, духовной жизни. В человеке, голове, "в черепе" содержится всю жизнь, всю вселенную. Согласно теории художника философа, рационально все это познать невозможно. К. Малевич утверждает необходимость интуитивного ощущения, представления человека и мира, и только тогда - познания: "От поиска удобств проходит разрыв с интуитивным умом, который совсем не думает о том, чтобы было удобно жить человеку. Интуиция не видит в этом ничего вечного, непревзойденного. В отдаленных глубинах ее лежат все новые и новые усовершенствования ее и мира, осуществляемые через череп человека "[12, 127].

Казимир Малевич также противопоставляет понятие "ума" и "рациональности" понятием "энергии интуиции" и "интуитивной мудрости", которые возникают у художника-теоретика основой и истинным смыслом всей земной жизни, всех явлений. Интуиция, согласно К. Малевичем, представляет собой воплощение самой жизни: "Интуиция - зерно бесконечности, в ней рассыпается все зримое на нашем земном шаре. Формы возникли от интуитивной энергии побеждает бесконечность, откуда и происходят разновидности форм как средств передвижения. Земная шар является ничем иным, как сгустком интуитивной мудрости, должна бежать путями бесконечности "[12, 128].

Размышляя над борьбой интуиции и разума, К. Малевич акцентирует внимание на деструктивной, взрывной силе интуиции и пассивности безумие ума в сложный, этапный период эпохи господства "мирового экономического энергии". Художник-теоретик своеобразно провоцировал и актуализировал эту "борьбу" интуиции и разума, рациональности: ". Интуиция революционно разрушит клетки народностей, отечеств, национальностей и порвет все метрические свидетельства, потому что это нужно мировой экономической энергии, и ум, видя неизбежность, выбирает спокойные пути, от чего и происходит борьба энергичных сил разума и интуиции "[12, 130]. ​​

Казимир Малевич видит смысл в направленности современной ему философской мысли к активному овладению, познания и осмысления понятия интуицияи как движения, передвижения. Важным, по мнению художника, является осознание направленности интуиции мира и интуиции человека в будущее. С позиции деструкции всего прошлого, старого, традиционного мышления культуры он видит всякое передвижение мировой энергии.

Казимир Малевич обращает особое внимание на новаторство энергичного продвижения интуиции в пространство будущего: "Сегодня интуиция мира меняет систему нашего зеленого мира мяса и костей, происходит новый экономический порядок составления выбоин нашего творческого мозга для осуществления дальнейшего плана своего продвижения в бесконечности, в том и состоит философия современности, которой должны двигаться наши творческие дни "[12, 144]. "Интуиция - грустный образования иного образа нового виформовування будущего человека" [12, 377].

К проблеме интуитивизма обращался и другой выдающийся представитель авангарда - А. Архипенко. Отметим, что он был знаком с произведениями одного из основоположников интуитивизма А. Бергсона. Как и В. Кандинский, который с удивлением обнаружил сходство своих идей с идеями Р. Штайнера, А. Архипенко увидел подтверждение своим размышлениям в философии А. Бергсона: "Я нашел подтверждение своего вывода также в философии Бергсона" [1, 245].

В отличие от В. Кандинского, К. Малевича и А. Гринбаума, А. Архипенко противопоставляет интуиции интеллект и задает вопрос: "Что из двух должно преобладать - интеллект или интуиция?" [1, 213]. Следует отметить, что интуицию он отождествляет с спонтанностью, предполагая, что оба понятия могут вести к истине, однако путь этот случайный и ненадежный. Вместе с тем он критикует разум "консервативный": "Строго консервативный односторонний разум, питается формулам, как робот, способен сделать вывод, что может возникнуть только из настоящих изменений в сознании, или с двух противоположных его состояний" [1, 212]. Следовательно, он склоняется к выбору "промежуточного" понятие, включающее как интуитивное, так и интеллектуальное начало: "Выбор должны делать с помощью ориентированного творческого ума и применить его в надлежащий момент" [1, 213].

Если интуиция играет важную роль и является одним из фундаментальных объект соединяя?? факторов в теоретизировании представителей художественного классического авангарда, то в соотношении с понятием "психологизм" такого единого восприятия не было. Были категорически полярные точки зрения. Так, например, художник театра, одна из наиболее значимых фигур авангарда, Александра Экстер выступала против психологизма отношении любой духовной деятельности человека - в искусстве, философии, науке. Культивируя, кроме всего, протест как таковой, художница отрицала психологию как бессмысленную науку с точки зрения применения к действительно творческой деятельности человека: "Я всеми фибрами души протестую против психологии" [21, 117].

Довольно субъективно выразил отношение к психологизму художник-теоретик украинского авангарда Анатоль Петрицкий. С его слов понятно, что трактовка авангардистских художественных приемов как проявлений каких-то психологических надломов не воспринималось им. Именно против такого рода психологизма он выступал в статье "Современное искусство и живопись": "... картина - только для здорового впечатление, а не для других целей (пусть помнят это психологи.)" [17, 226].

Внимание к понятию "психологизм" актуализировалась в конце XIX - начале ХХ века. Если в предыдущую эпоху его значение определялось лишь как одна из составляющих определения понимания искусства (например, реализма передвижников), то в авангардной творчества психологизм отходит от внешних форм и от внешних поверхностных проявлений в передаче феноменов действительности. То есть понятие "психологизм" уже по-новому раскрывается и проявляется в теоретической деятельности, а не в копировании внешних форм действительности природного мира. Попытка изобразить внутреннюю сущность явлений в теоретической и практической деятельности авангардистов во многом обусловлена ​​стремлением быть любой ценой прогрессивным, нацеленным в будущее и обладать нестереотипная мышлением первооткрывателя, вносить момент творчества в любую деятельность.

Существует несколько наиболее распространенных словарных, хотя и достаточно условных, определений понятия "психологизм". Одно, уже несколько устаревшее, понятие представляет психологизм как методологию: "Психологизм - методологический подход, свойственный некоторым течениям социологии и философии, которые стремятся объяснить социальные отношения и структуры на основе психологических данных, свойств человеческой психики, анализа непосредственного взаимодействия людей" [19]. Другое определение заключается в раскрытии понятия "психологизм" как одного из возможных впечатлений на основе только субъективного внутреннего опыта: убеждение, что исходной точкой всякого познания является внутренний опыт, который касается нашего душевного состояния; психология - основа для всех философских наук (Бенеке, Брентано, Липей и др.)..

Период становления украинского авангардного искусства в первые десятилетия ХХ века совпадает с общим повышенным интересом художников, ученых, философов к проблемам психологии (психологизма) творчества. Этому способствует републикация в России работ известных европейских психологов:

В.Вундт "Фантазия как основа искусства", Г. Фехнера, Т. Липса "Основы психофизики". Существовало несколько направлений психологии, которые были использованы в теоретических поисках художников авангарда: психология духа, интроспекция и экспериментальная психология.

Вообще психологизм в теоретизировании художников философов имеет похожее определение с интуитивизмом. То есть, интуитивизм не исключает, а зачастую существует наряду с психологизмом как в практической, так и в теоретической деятельности и философских поисках представителей авангардной творчества.

Психологизм предполагает субъективные, внутренние побуждения в объяснении различного рода феноменов. Такое определение понятия "психологизм" во многом объясняет и подчеркивает противоречивость теоретизировании художников философов. Эти противоречия проявляются, с одной стороны, в общности взглядов, выраженных в манифестах и ​​художественной общественной деятельности, а с другой - оказываются как противоречивость в индивидуальном философствования.

Понятие "психологизм" касается наиболее важных проблем авангардного теоретизирования

соотношение понятий "объективное" и "субъективное". Эти понятия наиболее ярко выражены в философствования представителей авангарда в соотношении с понятиями "истинности" и "ложности" в творчестве, искусстве, философском познании.

Особое внимание понятию "психологизм" уделял В. Кандинский как на уровне обоснования его основной идеи духовности, так и в плоскости экспериментальной психологии применительно к искусству. Известны его исследования в экспериментальной психологии в двадцатые годы XX века, когда В. Кандин-ский руководил физико-психологическим отделением Российской Академии наук. Он в совершенстве разработал идею психологического воздействия искусства на человека. Особенно значимым в его теории является изучение метода интроспекции.

Обратим внимание, что деятельность В. Кандинского как психолога всесторонне исследована в работах современных отечественных и зарубежных авторов. Например, исследования Т. Перечной "Кандинский в поисках психофизических основ элементов искусства" [16], В. Степанова "Кандинский как научный психолог" [20].

Среди философско-теоретических исследований авангардистов понятия "психологизм" четко раскрывает К. Малевич для его определения понятия "человек". Человек, по мнению художника теоретика, представляет собой эмоциональную противоречивое единство: "<Человек> - это то психическое явление, которое находится в состоянии раздвоения: она себе устраивает и в" тюрьму, и стражу, хочет себя разоружить и не может этого сделать, июньэз что лишает себя жизни "[12, 305].

Фрагментарно к проблемам психологизма в теоретической деятельности обращался художник и художественный критик М. Гершенфельд. В статье "Язык живописи" он, в частности, напоминал об определенном влиянии психических явлений, духовных страданий человека на создание произведений искусства: "Цвета и линии сами по себе способны влиять на нашу психику. Содержание картины диктуется ними и не замыкается в каком-либо постороннем явлении "[6, 4].

Существенную роль понятия "психологизм" играет в теоретизировании А. Архипенко, в его определении индивидуального творчества: "Индивидуальной творчестве не существовать, если не будет психологических изменений одного состояния на другое, выше" [1, 212]. В разделе фундаментального труда "Теоретические заметки", получивший название "Форма", учитывая научный потенциал Спенсера, Дарвина, Шиллера и Фрейда, он рассматривает психологию человека и его психику как отдельную форму в природе: "Кроме всех конкретных форм, возникающих в природе , есть еще человек с его психологией и ощущением "[1, 226]. Архипенко также видит психологические изменения в сознании человека как основополагающую причину возникновения онтологии кубизма как особого феномена в искусстве: "Относительно онтологии кубизма <...> это был революционный момент психологических изменений" [1, 241].

Психологизм в основе творческого процесса демонстрируется в теоретизировании А. Богомазова: "Творчество должно стать психофизиологической, она должна показывать, как личность отражается в индивидуальности и насквозь насыщается последней, - показывать личное впечатление как органическое эхо, каждую вещь как настроение, которое она вызывает; внешний процесс она должна превращать в мыслительный акт "[3, 71].

Также связывает творчество и его восприятие с психологизмом Бурлюк. Он обнаруживает психологическую связь между эстетизмом и эротизмом: "Недаром психологически эстетические склонности настолько тесно связаны с эротизмом, они появляются на ранних этапах почти другими половыми различиями" [5, 15]. Д. Бурлюк, много размышляя над сущностью творчества, над содержанием и природой искусства, обращается к понятиям "сознание", "мышление", "бытие". Онтологический направление философии авангардной творчества, по его мнению, имеет одну из причин в сложностях сознания: "Разговаривать о природе искусства означает - касаться сложностей не только сознания, но и других мировых загадок бытия. Глубин мышления. Высших загадок философии" [5, 133].

психологизм проникнуты философские рассуждения теоретика, художника-графика К. Пискорсь кого-либо, которые были кратко, в манифестарний, тезисний форме изложены в теоретической работе "биометр жизни". Теоретик пытается определить такие понятия, как "бытие", "душа", "сознание", "Я", "Человек". Так, размышляя над сущностью бытия, К. Пискорский руководствуется диалектическими измерениями понимание этой категории: "Бытие есть сочетанием бесконечности и конечности". Человек, по его мнению, является "свойство бытия", которая воплощает смысл бытия, его конечность, материальность. Духовность бытия является лишь "индивидуальной оценке реально существующего противопоставление общего и частного источников бесконечности и края в единой веществе". Душа, согласно теоретиком, возникла как материя: "1. Душа есть совокупность всех переживаний человека. 2. Все переживания человека материальные". К. Пискорский новаторски трактует понятие "Я": "Переживание себя, иначе - переживание конца, есть свойство души, называется" Я "" [18, 231]. Немало внимания он обращает на состояния души.

Психологизм в теории украинского авангарда набирает синонимического окраски наряду с интуитивизмом, одаряемый самобытностью, хотя и субъективной, идеи авангардистов. Интересы интуитивным видением и психологизмом в авангардной отечественной культуре во многом обусловлено национальным менталитетом, который предусматривает самоуглубленность и самопознания.

Художник-философ, представитель авангардной творчества в украинской культуре рассматривает весь мир как возможную проекцию своего "Я", проектируя свой духовный внутренний опыт на внешний мир и покоряя окружающие явления и познания их через свою субъективность. Художник-теоретик находит путь и движение вселенной сквозь сознание индивидуальности и творческих личностей, в самом сознании этих людей происходит и прогресс, и угасание творческой эволюции человека.

Литература

Архипенко А. Теоретические заметки /А. Архипенко //Хроника 2000. Наш край: Украинский культурологический альманах. - Киев: Доверие, 1993. - Вып. 5 (7). - С. 208-255.

Баранов-Россине В. Письма В. Кандинскому; Архив Г. Мюнтер и И. Айхнера. Городская галерея Ленбахаус. Мюнхен. (Сведения получены от В. Абрамова).

Богомазов А. Живопись и элементы /А. Богомазов. - М.: Задумчивый страус, 1996. - 152 с.

Бранский В.П. Искусство и философия. Роль философии в формирование восприятия художественного произведения на примере истории живописи /В.П. Бранский. - Калининград: Янтарный сказ, 1999. - 703 с.

Бурлюк Д. Фрагменты из воспоминания футуриста. Писания. Стихотворения /Бурлюк. - СПб. : Пушкинский фонд, 1994. - 383 с.

Гершенфельд М. Язык живописи /М. Гершенфельд //Весенняя выставка картин. - Одесса: Труд, 1913. - С. 4-7.

Гринбаум А. К философии современного искусства //Международная художественная выставка "Салон 2" /Гринбаум А. К. - Одесса: Труд, 1910. - С. 6-10.

Кандинский В. Точка и линия на плоскости /В. Кандинский. - СПб. Азбука, 2001. - 560 с.

Канишина Н.М. Художественно-эстетические основы украинского авангардного искусства первой трети ХХ века: автореф. дис. на соискание наук. степени. канд. философ. наук: спец. 09.00.08 "Эстетика" /Н. М. Кан?? Шина. - Киев, 1999. - 20 с.

Кубра Н. Г. Мифопоэтика скульптуры А. Архипенко и И. Кавалеридзе: автореф. дис. на соискание наук. степени канд. искусствоведения: 17.00.05 "Изобразительное искусство" /Н. Г. Кубра. - Одесса, 2004. - 20 с.

Куликова И. С. Философия и искусство модернизма /И. С. Куликова. - М.: Политиздат, 1974. - 160 с.

Малевич К. Черный квадрат. - СПб. Азбука, 2001. - 576 с.

Мартынов В. Художественная критика как эпикультура /В. Мартынов //Декоративное искусство СССР. - 1979. - № 8 (249). - С. 26-29.

Мах Э.. Познание и заблуждение. Очерки по психологии исследования /Э.. Мах. - М.: БИНОМ. Лаборатория знаний, 2003. - 456 с.

Новиков А. Интуитивизм /А. Новиков //Лексикон нонклассикы. Художественно-эстетическая культура ХХ века, [под ред. В.В. Бычкова]. - М.: Российская политическая энциклопедия (РОСПЭН), 2003. - С. 205-206.

Перцева Т. М. Кандинский в поисках психофизического основ элементов искусства /Т. Н. Перцева //Многогранный мир Кандинского. - М.: Наука, 1998. - С. 207-212.

Петрицкий А. Современное искусство и живопись /А. Петрицкий //Украинские авангардисты как теоретики и публицисты /[сост. Д. Горбачев, А. Папета, С. Папета]. - М.: Триумф, 2005. - С. 223-226.

Пыскорский К. Биометр жизни /К. Пыскорский //Украинские авангардисты как теоретики и публицисты /[сост. Д. Горбачев, А. Папета, С. Папета]. - М.: Триумф, 2005. - С. 231-234.

Психологизм //Советский энциклопедический словарь /[научно-редакционный совет А. М. Прохоров (пред.)]. - 1981. - С. 1090.

Степанов В.Г. Кандинский как научный психолог /В.Г. Степанов //Многогранный мир Кандинского. - М.: Наука, 1998. - С. 112-119.

Экстер А. Письмо Мухиной /А. Экстер //Амазонки авангарда /[под ред. Дж. Э.. Боулта, М. драть-и]. - М.: Галарт, 2000. - C. 305-306.




Пошук по ключовим словам схожих робіт: