Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
ПРОТИВОСТОЯНИЕ ВЛАСТИ И НЕЛЕГАЛЬНЫХ РЕЛИГИОЗНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ НА ВИННИТЧИНЕ (И ПОЛ. 1970 Х ГГ. XX в.)
статті - Наукові публікації

Бондаренко Н.А.

Деятельность нелегальных религиозных организаций в РСФСР в относится к малоизученных проблем в современной украинской историографии. Труды советских исследователей, касающихся данного вопроса, имеют четкую антирелигиозную направленность и далеки от объективных оценок. Основной задачей такой литературы было воспитание у населения враждебного отношения к религии и, в первую очередь, к религиозным общинам, которые не относились к официально зарегистрированных [ 1] . Данная разведка основана на материалах Государственного архива Винницкой области. Основным источником информации послужили отчеты уполномоченного Совета по делам религий при Совете Министров СССР по Винницкой области.

Целью нашего исследования является раскрытие условий существования подпольных религиозных групп в Винницкой области в первой половине 70-х годов XX века.

Религиозный вопрос в Винницкой постоянно находилось в поле зрения партийных и советских органов власти, поскольку активность верующих в области, несмотря на упорную антирелигиозную агитацию, не уменьшалось. Значительное беспокойство у властей вызвали религиозные общины, верующие которых соглашались регистрироваться, вступая таким образом в конфликт с властью.

Контроль за деятельностью религиозных объединений осуществлялся комиссиями содействия при исполкомах районных, сельских и поселковых советов депутатов. Для достижения наибольшей эффективности в этом деле использовались различные методы. Выполняя партийные и правительственные решения по контролю за деятельностью религиозных объединений и правильному применению законодательства работники аппарата уполномоченного Совета по делам религий при Совете Министров СССР по Винницкой области выступали с разъяснением законодательства о культах на районных семинарах председателей сельских советов и секретарей первичных партийных организаций , на семинарах и совещаниях секретарей райисполкомов, на областных семинарах лекторов атеистов, в университете марксизма-ленинизма при горкоме КП Украины, на постоянно действующих курсах переподготовки партийно-советских работников.

горисполкоме предоставлялась практическая помощь в осуществлении контроля за деятельностью религиозных объединений и правильному применению законодательства о культах. Работа по контролю проводилась во взаимодействии с местными партийными, советскими, административными органами и общественными организациями. О состоянии религиозности населения в области, тенденции и процессы, которые происходили в религиозных течениях постоянно информувалася секция атеизма при обществе «Знание». Такие контакты помогали органам власти улучшать работу по налаживанию атеистической пропаганды среди населения 2 .

Антирелигиозная работа в области усилилась после постановлений ЦК КПСС от 16 июня 1971 «Об усилении атеистического воспитания населения» и ЦК КПУ от 10 октября 1973 «Об усилении борьбы с незарегистрированными сектами». С целью их успешного выполнения бюро обкома партии обязало партийные и общественные организации усилить воспитательную работу среди верующих, определило задачи по контролю за нелегальными общинами и прекращения деятельности лидеров нелегальных религиозных общин.

В каждом РК и ГК КПУ был разработан и утвержден планы по атеистического воспитания населения на 1973-1975 гг, в которых предполагалось усиление работы по контролю за культами. В каждом районе были созданы советы по атеизму. Вопрос атеистической работы, контроля за соблюдением религиозного законодательства и противодействия деятельности лидеров нелегальных общин были предметом обсуждения на заседаниях бюро и пленумов Винницкого горкома КПУ, Литинского, Жмеринского, Хмельницкого, Тульчинского, Козятинского и других райкомов партии. Целый ряд вопросов, связанных с религией, обсуждался советскими органами. В частности, 24 января 1974 г. на заседании исполкома Винницкой облисполкома слушался вопрос «О состоянии соблюдения законодательства по религиозным культам в Хмельницком районе». При обсуждении отчета райисполкома на заседании облисполкома анализировалось положение религиозной ситуации, разоблачались причины недостатков и определялись соответствующие задачи. Кроме того, аппарат уполномоченного Совета по делам религий участвовал в подготовке вопросов на заседаниях исполкома, давал справочный материал членам бюро обкома и исполкома областного совета, лицам, выезжали в районы области для участия в работе районных партийных и советских форумов.

В результате такой практики постоянно обострялась внимание партийных и советских организаций на местах к вопросам деятельности религиозных общин, заставляло их знать религиозную ситуацию, помогать оперативно ликвидировать выявленные недостатки.

При осуществлении контроля аппарат уполномоченного Совета по делам религий опирался на широкий круг общественности, работал в тесном контакте с партийными, советскими, комсомольскими и административными органами. Поэтому райисполкомы на местах стали смелее решать вопросы, которые были связаны с организацией контроля за деятельностью религиозных общин, введением новых праздников и обрядов, рассмотрением жалоб граждан, отводом неугодных власти лиц из состава исполнительных органов религиозных общин.

Также повысилась роль районных, городских, сельских и поселковых советов в контроле за деятельностью религиозных течений на территории области. При них были даже созданы соответствующие комиссии содействия. Всего таких комиссий и групп на 1975 было создано 682 с общим количеством в них более 4 тыс. человек. При их участии проводилось наблюдение,анализировалась деятельность религиозных общин, выявлялись нарушения законодательства о культах. Привлечение широкой общественности к контролю за деятельностью религиозных объединений давало возможность уполномоченному Совета производить контроль более глубоким и действенным. Прежде всего, это касалось упорядочения сети религиозных объединений, выявления и уточнения списков верующих «сектантов» и их лидеров и т.п.. Эта работа проводилась в каждом районе, в каждом селе.

Основное внимание в отношении нелегальных общин сосредоточено на прекращении подпольных собраний и миссионерской деятельности. Большие трудности у власти были в вопросе изучения проповеднической деятельности, поскольку кадры были не слишком подготовлены, поэтому все могли уловить смысл проповедей. Кроме этого, большим недостатком уполномоченный Совета считал то, что в ходе проверок очень слабо индивидуально изучались настроения верующих, их отношение к религиозным культам. Не везде в полном составе работали комиссии содействия, в работе некоторых из них не было глубины анализа религиозной ситуации, не было обобщений, которые предоставлялись партийным организациям.

Среди форм и методов контроля выделялись, во-первых, контакты и беседы с верующими, служителями культов, членами исполнительных органов религиозных общин по законодательству о культах. Во-вторых, это личные наблюдения представителей власти за ходом молитвенных собраний, праздников, обрядов, прослушиваний-ния проповедей, проверка жалоб и заявлений и т.п.. В работе аппарата уполномоченного Совета по делам религий при Совете Министров СССР по Винницкой области использовались также возможности «доверительных» информации, межконфессиональных противоречий в среде того или иного религиозного объединения. Осведомленность о внутренних процессах общин позволяла уполномоченному Совета по делам религий в ряде случаев нейтрализовать действия верующих. В-третьих, это были деловые контакты и взаимообмен информацией с партийными, комсомольскими, административными и финансовыми органами.

С целью оказания практической помощи комиссиям содействие райисполкомов и сельских советов в работе по контролю за деятельностью религиозных объединений и пресечению деятельности лидеров нелегальных религиозных общин, изучению процессов, происходивших в среде верующих, сотрудники аппарата уполномоченного Совета по делам религий регулярно выезжали в районы области. По их результатам состояли справки, многие из которых направлялись в райисполкомы и райкомы партии, а некоторые в отдел пропаганды и агитации обкома КПУ и в областной исполком. Среди недостатков, которые указывал уполномоченный Совета и которые усложняли религиозную ситуацию в области было то, что некоторые работники местных советских органов районов ошибочно считали отказ в регистрации общин, или снятия их с регистрации наиболее эффективным средством ограничения влияния религии на население. Кроме того, путем искусственного занижения данных о фактически действующие религиозные общины и группы они пытались украсить религиозную ситуацию в области. Также, как считал уполномоченный Совета по делам религий С. Куликов, определенный вред делу борьбы с религией наносило неоправданное администрирования, которое имело место в отношении к верующим в Томашпольском, Калиновском, Хмельницком и других районах. Оно проявлялось в безосновательных штрафах рядовых верующих, регламентировании церковных служб, неаргументированное отказе ремонта культовых зданий. Все это только еще больше настраивало верующих против советского религиозного законодательства и советской власти вообще и укрепляло их религиозные убеждения 3 .

Одной из религиозных течений, действовавшей на территории области нелегально и не желала регистрироваться, создавая, таким образом, множество проблем для органов власти, была «Совет церквей евангельских христиан-баптистов» (РЦЕХБ). После отделения от Церкви Евангельских христиан-баптистов, которая была официально зарегистрирована, это религиозное течение действовала независимо от нее и на регистрацию не соглашалась. Верующих «Совета церквей» органы называли баптистами-раскольниками.

На 1 января 1971 на территории области зарегистрированных общин христиан-баптистов было 60, баптистов-раскольников, действовавших подпольно, было 11 групп. В их состав входило 200 человек. Члены «Совета церквей ЕХБ» избегали демонстративных и провокационных действий, конфликтов с властью, однако были устойчивыми в вере и от своих убеждений не отказывались. Все группы проводили нелегальные молитвенные собрания, но более осторожно, чем в предыдущие годы, постоянно меняя места сборов и время их проведения. Среди последователей РЦЕХБ усилилось изготовление и распространение нелегальной литературы, разоблачала демагогичность советского законодательства о религии. В частности, в конце 1970 распространялось обращение «Совета церквей» ко всем верующим под названием «Да будет все едино», в котором в резкой форме характеризовались органы. В этом году группа баптистов-расколах-ников Виннице подняла вопрос о регистрации, в чем ей было отказано. Один из лидеров раскольников Винницкой группы А.Е. Задоянчук в беседе с представителями уполномоченного Совета по делам религий при Совете Министров СССР по Винницкой области 8 декабря 1970 заявил, что невозможно воспринимать такие законы, когда над верующими издеваются, их бьют, жгут. Такие законы противоречат законам Божьим [2] .

В начале 1970 г. во всех крупных группах раскольников были проведены общие молитвенные собрания, на которых обсуждался вопрос объединения двух сторон ЕХБ. Лидеры групп раскольников заявили, что объединение можливе лишь при условии, когда «Совет церквей» признают духовным центром, а ВРЕХБ (Всесоюзный совет евангельских христиан-баптистов) - покается. Верующие некоторых групп начали ходить на совместные богослужения в зарегистрированных общинах, однако с осени 1970 г., по настоянию лидеров «Совета церквей», такая практика прекратилась. Глава группы раскольников Виннице Машницький Н.А. в беседе с пресвитером ЕХБ Винницкой общины Почапская В.К. заявил: «Мы дальше не можем посещать зарегистрированные дома, от этого теряем свою организационную структуру. Мы решили укрепить свою Церковь, а не ослаблять ее ». За нарушение законодательства о культах 4 лидеров раскольников в 1970 привлечены к административной ответственности [3] .

состоянию на начало 1972 власти установили, что лидеры раскольников несколько изменили формы деятельности. Молитвенное собрание проводили мелкими группами, прекратили любые контакты с зарегистрированными общинами, запрещали своим последователям посещать зарегистрированы молитвенные дома. Так, в селе Акимовке Ильинецкого района последователи «Совета церквей» прекратили посещать зарегистрирован молитвенный дом и проводили собрания в разных домах своих единоверцев малыми группами.

В селе Боровка Могилев-Подольского района в 1971 последователи «Совета церквей» объединились с зарегистрированной общиной. Однако, некоторые из них, попав в его исполнительный орган, начали агитировать верующих отказываться от выполнения советских законов о религии и церкви, допускали к проповеди голову раскольников Баська из Молдовы, подстрекали верующих не воспринимать никаких установок ВРЕХБ и т.д.. Все это привело к тому, что исполнительный орган общины отказался предоставить органам власти необходимую информацию о деятельности религиозного объединения, предполагалось законодательством о религиозных культах 6 .

С «Совета церквей ЕХБ» продолжала поступать в группы раскольников литература под названием «Братский листок», которую они нелегально печатали и инттти печатные издания, разоблачалось законодательство о религиозных культах и ​​пристосуванска линия ВРЕХБ отношении государственных законов.

В июне 1971 г. в Винницу из Швеции прибыл по частной визе на три месяца эмиссар «Славянской миссии» С.Т. Черний-чук. По сведениям уполномоченного Совета по делам религий по Винницкой области он получил указания от генерального секретаря миссии Мартинсон относительно выработки линии поведения на время пребывания в СССР, способов установления связей с нужными людьми и получения необходимых сведений. Пользуясь ими, а также родственными связями (Чернийчук родился в селе Каменка Липовецкого района), он должен был собрать широкие сведения о положении Церкви в СССР. Кроме этого, он должен установить в Москве, Киеве и Виннице надежную связь с последователями «Совета церквей ЕХБ», через которые планировалось передавать Церкви материальную поддержку. Также Чернийчук должен был записать на пленку качество религиозных радиопередач, которые транслировались на СССР из Монте-Карло, Эквадора, Южной Кореи и распространить религиозную литературу среди верующих на территории СССР. Находясь в Виннице Чернийчук установил связь с активистами «Совета церквей ЕХБ» М. Яцю-ком и Н. Машницьким. Органы госбезопасности помешали деятельности Чернийчук, задержав его и удалив большое количество антисоветской литературы. Областная газета «Винницкая правда» от 3 сентября 1971 напечатала статью «Слезы пастора Саввы из Швеции», что «разоблачала» деятельность Чернийчук, а административные органы выдворили его за пределы территории СССР [4] .

Постоянно следя за верующими власти установили, что некоторые группы раскольников систематически прослушивали религиозные радиопередачи, которые транслировались из Монте-Карло. В частности, лидер группы «Совета церквей» села Лозовое Могилев-Подольского района В.Корчун собирал единомышленников на своей квартире и три раза в неделю слушал религиозную пропаганду из Монте-Карло.

Учитывая постоянную активность верующих местные власти были вынуждены усилить контроль за деятельностью групп раскольников. Так, в Виннице в августе 1971 был привлечен к уголовной ответственности лидер раскольников Н.А. Машницький по ч. 2 ст. 138 УК УССР на 2 года 6 месяцев лишения свободы, а 15 октября 1971 были осуждены на 3 месяца принудительных работ каждый: А.Е. Задоянчук и А. Т. Тисячук как активные последователи «Совета церквей ЕХБ». Также в Ильинецком районе было привлечено к административной ответственности 3 человека, в Могилев-Подольском и Шаргородском районах - по одному человеку. Власть прилагала основные усилия в борьбе с раскольниками на прекращение деятельности их лидеров и толкования законодательства рядовым верующим, с целью отрыва их от руководителей Церкви [5] .

В 1972 г. лидеры групп раскольников создали в Виннице специальную группу молодежи по изучению религии. Школой руководили лидеры С.Г. Огородник и А. Т. Тисячук Раскольники продолжали регулярно получать религиозную литературу и различные указания, распространялись среди единоверцев. Эти издания они пытались также читать среди верующих зарегистрированных групп. В декабре 1972 г. в Виннице в баптиста-раскольника А.Н. Гончара было изъято большое количество литературы духовного центра «Совета церквей ЕХБ». По факту изъятия литературы городская прокуратура возбудила уголовное дело. В ходе ее осуществления были проведены дополнительные обыски в некоторых последователей раскольников, в которых также была изъята подобная литература.

Власть фиксувала, что в некоторых бывших группах раскольников, которые присоединились к зарегистрированным общин, имели место факты восстановления незаконной деятельности. Так, в общине села Гран Гайсинского района бывшие последователи «Совета церквей» допускали к проповеди активного лидера раскольников С.Г. Огородника, читали в общине письмо погибшего солдата Моисеева. Группа в Погребище оказывала финансовую поддержку «Совете церквей ЕХБ», не совершая при этом отчислений ВРЕХБ и старшему пресвитеру ВСЕХБ области [6] .

Уполномоченный Совета по делам религий по Винницкой области С.Куликов сетовал, что деятельность раскольников прекращалась слабо. Последователи «Совета церквей» активизировали в 1972 г. деятельность в Виннице, Ильинецком, Могилев-Подольском и Шаргородском районах, однако к административной ответственности было привлечено только 4 человека: в Ильинецком районе - 3, в Шаргородском - 1 человек. Чтобы усилить бдительность органов власти 22 сентября 1972 на имя руководства области была направлена ​​информация о недостаточности работы административных органов по пресечению незаконной деятельности лидеров раскольников и других общин, которые не были зарегистрированы [7] .

протяжении 1974 органы позволили увеличить количество зарегистрированных общин. Выполняя постановление ЦК КП Украины от 9 октября 1973 о прекращении незаконной деятельности незарегистрированных общин и регистрации тех, которые соблюдали законодательство, было дополнительно зарегистрировано 11 филиалов. Уполномоченный Совета по делам религий констатировал, что проведенные мероприятия способствовали предупреждению незаконной деятельности последователей «Совета церквей» в этих группах. Всего среди зарегистрированных баптистов насчитывалось 3414 человек. Баптистов-раскольников было 9 групп, в которых хранилась стало количество верующих - около 180 человек.

Несмотря на активную работу различных органов по пропаганде среди верующих необходимости регистрации, лидеры групп раскольников учили своих последователей не признавать советское законодательство о религиозных культах, относиться к нему с недоверием, любое положение закона трактовать как такое, что противоречит религиозным взглядам « Совета церквей ». Особое беспокойство у органов власти вызвали издания «Совета церквей», в частности, четвертый номер «Братского листка», «Чрезвычайное сообщение издания" Христиан "» и некоторые другие. Они были расценены по своему содержанию как антигосударственные, выходящих из идей антикоммунизма, антисоветизма, а религиозными взглядами лишь прикрывались.

По мнению уполномоченного Совета, лидеры раскольников учили своих последователей саботировать законодательство и использовали различные возможности, чтобы усилить в своих единомышленников ненависть и озлобленность ко всему советского. Так, лидер Винницкой группы Н. А. Машницький, вернувшийся в город после отбытия наказания, в мае 1974 вместе с группой молодежи в количестве более десяти человек в знак протеста за преследование их органами власти отправил в адрес Президиума Верховного Совета СССР паспорта с просьбой лишить их гражданства СССР (в 1974 г. он посылал паспорт в Президиум Верховного Совета СССР дважды) 11 .

Работа органов власти по объединению верующих «Совета церквей ЕХБ» с зарегистрированными общинами ВРЕХБ велась в основном в Винницкой группе. В аппарате уполномоченного Совета была надежда, что когда произойдет объединение в Виннице, то объединятся верующие и на периферии. В августе 1974 г. была достигнута договоренность между сторонами, баптисты-раскольники будут проводить свои молитвенные собрания в зарегистрированном дома ВРЕХБ в отведенные дни и часы. В определенные дни молитвенные собрания должны были проводиться совместно. Проповедовать на них и управлять ими должны последователи обеих сторон. Зарегистрирована община считала, что такое положение вещей через некоторое время привел бы к окончательному объединению. Однако общие молитвенные собрания продолжались недолго. Осенью 1974 раскольники прекратили посещать общие молитвенные собрания. их лидер Н.А. Машницький запретил последователям это делать. Когда такие собрания происходили, баптисты-раскольники допускали к проповедям лидеров «Совета церквей ЕХБ», выступали против ВРЕХБ обвиняли органы власти в преследовании граждан в СССР за веру в Бога и т.д.. Затем раскольники предложили зарегистрированной общине предоставить им возможность три дня в неделю проводить самостоятельные религиозные собрания в их молитвенном доме 12 .

Поэтому ожидаемого властью объединения общин не произошло. Кроме этого были зафиксированы нелегальные собрания баптистов-раскольные-ков в помещениях своих единоверцев. Исполнительный орган общины ЕХБ отказал раскольникам в предоставлении им возможности самостоятельных богослужений. Поэтому, начиная с апреля 1975 г., Баптисте-ти-раскольники оставили зарегистрирован молитвенный дом и восстановили свои собрания в домах единоверцев, за что их лидеры неоднократно привлекались в 1975 г. до административной ответственности.

Быть стойкими в вере, не бояться никаких репрессий, проводить активную евангельскую деятельность среди населения вдохновлял верующих их лидер Н.А. Машницький, который в июне 1975 третий направил в Президиум Верховного Совета СССР заявление с просьбой лишить его гражданства, поскольку он и его семья преследовались властями за религиозную деятельность. Органы власти считали, что Машницький ко всему подходил «с позиций антикоммунизма, антисоветизма», чему учил и своих пос-лидовникив. Когда ему предлагали пойти на молитвенное собрание в зарегистрирован дом, то он отвечал, что там молятся за советскую власть, им все отдает запахом государственности и на такие собрания он не ходит.

Подобную позицию занимал активный последователь «Совета церквей» П. Н. Радзиховский. В беседе с представителями уполномоченного Рады он возмущался тем, что атеисты считали раскольников антигосударственниками и заявил: «мы не антигосударственники, а мы больше всего антикоммунисты, антиатеисты». Другой активный баптист-раскольник М. А. Виноградский в беседе с органами власти о регистрации заявил, что они никогда не будут допускать на свои членские сборы представителей власти, поскольку коммунисты не допускают посторонних лиц на свое собрание. Поэтому уполномоченный Рады сделал более очевидный вывод о том, что Виноградский и его единомышленники стремились избежать контроля органов власти [8] .

Что ожидало верующих после регистрации видим на примере части баптистов-раскольников во главе с Г. Г. Байдачен-ко. В Ленинске райсовет Виннице в 1975 они направили просьбу зарегистрировать их как общину ЕХБ. Аппаратом уполномоченного Рады сразу было принято решение совместно с местными органами власти к оформлению регистрации убедиться, как община собиралась выполнять законодательство о религиозных культах. С этой целью предполагалось вести регулярное наблюдение за ними. Райисполком потребовал от инициаторов регистрации указать адрес проведения богослужений, время молитвенных собраний, временный склад исполнительного органа и ревкомиссии, кто должен был выполнять обязанности пресвитера диакона. Лиц, привлекались к уголовной ответственности за нарушение религиозного законодательства, рекомендовалось к руководству общиной не привлекать к. В дальнейшем планировалось изучить форму проведения богослужений, как община отнеслась бы к рекомендаций и предложений власти и только после этого решился бы вопрос о регистрации [9] . многочисленной нелегальной религиозным течением в области были пятидесятники. В 1970 г. их насчитывалось примерно 2425 человек, проживавших в 117 населенных пунктах. Количество верующих в группах была разной - от 10 до 80 человек. Среди пятидесятников власти было известно о 52 служителей культа. Практически все группы принадлежали к воронаевського направлении, только несколько человек принадлежали к субботников.

С целью сокрытия от власти деятельности пятидесятники систематически проводили молитвенные собрания в разное время суток. Хотя многие верующие пятидесятников против советской власти настроены не были, признавали действующее законодательство, участвовавших в выборах, однако все равно регистрироваться не желали, поскольку регистрация предусматривала присоединение групп пятидесятников к общин ЕХБ и множество ограничений в осуществлении религиозного культа. В частности, лидер пятидесятников Виннице И. Н. Мусатов заявлял: «. Власти считают вероучения пятидесятников изувирським и антигосударственным, а в действительности это не так. . Относительно службы в армии - мы не учим и не призываем своих последователей не служить в армии. . Если речь идет о регистрации, я согласен, но без подчинения ВРЕХБ. У нас с ними серьезные канонические различия и такого объединения быть не может. Чтобы стать на регистрацию. необходимо провести работу среди верующих, потому что у верующих укоренилась глубокое недоверие к ней в течение длительного времени. Всем известно, что многие наши групп были на регистрации, а затем без каких-либо оснований их сняли с регистрации. ». Были также группы верующих, которые отказывались участвовать в выборах, служить в армии, не участвовали в «общественно-полезном труде». Такие пятидесятники жили в селах Кустовцы Хмельницкого района, Иванов Кали-нивского района и других 15 .

Лидеры пятидесятников проводили свою деятельность таким образом, чтобы действовать в условиях подполья, избегать конфликтов с органами местной власти, наказаний за нарушение законодательства о религиозных культах, сохранить организационную структуру и преданность своему вероучению. Работа, которую проводили баптисты среди пятидесятников относительно объединения, почти не имела успеха. В конце 1970 пятидесятники начали отказываться вести разговоры с баптистами по данному вопросу.

Несмотря на постоянное наблюдение за верующими, информация, которую пытались получить представители уполномоченного Совета по делам религий по подпольной деятельности пятидесятников была незначительной. Недовольство у власти вызвало то, что точно не было известно, сколько ежегодно лиц становились пятидесятниками, не было полных данных о служителей культа и процессы, которые происходили в среде Церкви. Представители Совета констатировали, что административные меры воздействия ожидаемых результатов не давали. Напротив, такими действиями власть только загоняла их в глубокое подполье, к которому они приспосабливались и в нелегальных условиях действовали [10] .

Власти пытались выяснить, почему пятидесятники избегали регистрации. На эту тему уже 1971 проводились беседы с пресвитерами и верующими Церкви. В результате был сделан вывод, что руководящий состав и активные верующие отказывались от регистрации в силу того, что представители органов власти требовали бы от них списки верующих, различную информацию, запрещали бы водить на молитвенное собрание детей, не разговаривать во время молений других языках, что конечно, для пятидесятников было неприемлемым, поэтому они и не планировали регистрироваться.

В 1971 г. властям удалось установить контакт с пресвитером Винницкой общины И. Н. Мусатов. С ним было проведено несколько бесед относительно регистрации и законодательства о культах. Мусатов заявил, что против регистрацй он не был, но верующие относились к ней с недоверием. По договоренности с пресвитером представители власти посетили одно из молитвенных собраний пятидесятников с целью анализа содержания их религиозных проповедей [11] .

В 1972 г. верующих пятидесятников насчитывалось около 2320 человек, в том числе 58 служителей культа. Вдоль года власть привлекла к административной ответственности 6 верующих. В частности, в Тульчинском районе было оштрафовано

И.А. Медюк на 50 руб. как проповедника и за предоставление своего дома для нелегального собрания верующих. Кроме этого, в марте 1972 г. в селе Бортники Тульчинского района местные органы власти сумели зафиксировать и прекратить собрание, в котором участвовали лидеры пятидесятников из Винницы, Киевской и Житомирской областей, с целью рукоположения пресвитера местной общины. Его должны были осуществить епископы Н.М. Ка-минский из Житомирской и И. Н. Южаков из Киевской области. Об этом собрание местные власти ориентировали уполномоченные Совета по Житомирской и Киевской областях 18 .

течение 1974 органам власти удалось вывести из подполья три группы верующих в селах Гриженци Тывровского района (43 человека) и Бруслинов и Бруслиновка Латинского района (37 и 66 человек соответственно). Кроме того, молитвенные собрания в названных группах посещали еще менее 30 человек, в зарегистрированные списки ни захотели входить. Всего незарегистрированных общин пятидесятников на 1 января 1975 было 102 (1697 верующих).

прежнему отношение к власти среди пятидесятников было различным. Многие были членом профсоюзов, участвовал в выборах, служил в армии. Однако оставались и категорически настроены верующие, в частности, в селах Некрасово Винницкого, Пултовцы Жмеринского, Иванов Калиновского районов, не принимали участия в выборах органов власти, отказывались от службы в армии, не приобщались к мероприятиям, которые проводились властями. Так, проповедник А.К. Явный, 1916 г. р., Уроженец и житель села Пултовцы Жмеринского района, рабочий совхоза рассказал о себе, что был пятидесятником с детства, в 1937 г. его приговорили за религиозные убеждения, на выборы он не ходил, поскольку, согласно Священного писания, «ручаться ни за кого нельзя», членом профсоюза ни был, его дети до пионеров ни принадлежали, на кружки не ходили. О своем отношении к службе в армии он заявил, что верующие на основе заповеди «не убий» не должны служить в армии с оружием в руках, все люди братья и врагов у них нет. Такие же взгляды на службу в армии выражали единоверцы Явного - В.Г. Стецюк, 1940 г.р., житель села Пултовцы, С.Б. Бондарь, 1950 г.р. и И. П. Рисованный, 1957 г.р. из села Иванов Калиновского района.

По мнению уполномоченного Совета к таким группам относились те, на кого влиял епископ Иванов, возглавлявший Киевский епископат. Он считал, что в результате позиции Иванова к положительным результатам не приводила работа власти в деле присоединения пятидесятников в ЕХБ или автономной регистрации большого Винницкой общины (более 400 человек) и общин в селах Слобода, Почапинцы, Зоринцы, Межиров Жмеринского, Иванов Калиновского, Гуровцы Козятинского, Кантелина Ильинецкого, Лука и Никифоровцы Немировского, Вороновица Винницкого районов. Представители уполномоченного Совета проводили здесь значительную работу, агитируя за регистрацию религиозных общин, но не достигли желаемого. Лидеры групп в этих селах вели активную работу среди верующих, чтобы они ни в коем случае не шли на регистрацию 19 .

К руководящего звена пятидесятников в Виннице, состоявшая, как ее характеризовала власти - с «фанатиков и экстремистов», входили: старший пресвитер И. Н. Мусатов, пресвитер А.А. Мельник (родился в Западной Украине, был трижды судимый за подпольную религиозную деятельность), диаконы В. Билык, М. П. Мельник. Членами церковного совета были Н. П. Мельник, Л. Д. Мельник, А. П. Мищук, В. Рябчук. Власть, в частности, возмущала стойка религиозная позиция А. А. Мельника. Он, несмотря на свои судимости, решительно заявлял в июне 1975 представителям аппарата уполномоченного Совета, что пригласили его на беседу с целью выявления отношения к регистрации общин Христиан веры евангельской (ХВЕ) в органах власти: «. Меня в Донецке в пятидесятые года судили за подпольную религиозную деятельность, в шестидесятые годы в Запорожье судили за то, что я пытался легализовать деятельность общин ХВЕ. Теперь я ожидаю четвертого срока. Мое отношение к регистрации в органах власти крайне отрицательное. Путем регистрации в органах власти вмешиваются во внутренние дела Церкви. Вот почему я против регистрации. ». На вопрос, как он объясняет верующим свое отношение к регистрации, Мельник ответил: «. У меня других ответов быть не может, мое отношение к регистрации в органах власти верующим давно известно, и если кто-то меня об этом спросит, я ему отвечу, так же как и вам. других ответов быть не может » [12] .

Анализ бесед проводили с лидерами пятидесятников представители аппарата уполномоченного Совета показал, что мотивы отказа в регистрации сводились к следующему:

1. регистрация требовала службы в армии

2. не водить детей на собрания и не учить их религии

3. запрещалось творить милостыню

4. государство вмешивалось во внутренние дела Церкви (предоставляло служителей культа)

5. не позволялось крестить детей без ведома властей.

По сведениям, которые имели органы, мотивы отказа в регистрации были не новы, они совпадали с листком, который распространялся среди пятидесятников - «Решение братской беседы по вопросу обустройстваие церквей Христиан веры евангельской ». В нем общинам ХВЕ разъяснялось, по каким причинам они не могут идти на регистрацию. По всем вопросам там даны ответы лидерам общин и верующим.

Подтверждением влияния на общины пятидесятников области Киевского епископата власть расценивала беседу пресвитера ЕХБ села Джулинивка - С. П. Дьяченко с головой пятидесятников села Кантелина - Г.Н. Загория, состоявшейся в мае 1975 по вопросу регистрации общины. Г.Н. Загория рассказал С. П. Дячен-ку, который ранее был пятидесятником и пользовался его доверием, что в 1970 он был в Киеве, имел там встречу и беседу с высшими братьями и на этой встрече было решено, чтобы на регистрацию в органы власти не идти, поскольку условия регистрации противоречат Священному письму [13] .

Негативным отношением к советскому законодательству о культах отмечалась также религиозное течение иеговистов. В 1970 г. ее верующих в области было зафиксировано 15 групп. Среди них: 13 групп Ильинцы (102 верующих) и 2 группы свидетелей Иеговы (примерно 130 человек). Среди свидетелей Иеговы было разделение на зятекивцив и «оппозицию». По прибытии их в 1966 г. из мест спецпоселений на территорию области, они по этому принципу расселились. Зятекивци преимущественно осели в Ямполе, а сторонники «оппозиции» - в Могилев-Подольске.

отношении иеговистов-Ильинке у власти была информация, что на территории трех смежных районов: Бершадского, Гайсинский-го и Теплицкого проживало 102 человека, из них мужчин - 28, женщин - 74 человека. По возрасту до 30 лет было 6 человек, от 31 до 40 лет - 13, от 41 до 50 лет - 24 от 51 до 60 лет - 9, старше 60 лет - 50 человек.

Свидетели Иеговы, по данным властей, на территории области проживали с 1966 г. в Могилев-Подольске и в Ямполе в количестве примерно 130 человек (50 мужчин и 80 женщин). По возрасту до 30 лет было 19 человек, от 31 до 40 лет - 21 человек, от 41 до 50 лет - 36, от 51 до 60 лет - 24, старше 60 лет - 30 человек.

Власть отмечала, что отношение Ильинке и свидетелей Иеговы с советским законодательством было отрицательным. От регистрации в органах власти они отказывались, поскольку, ссылаясь на свои религиозные убеждения, земной власти не признавали. Никакого участия в общественно-политической деятельности, в общественных собраниях, в производственных совещаниях не брали. Захотели также от участия в выборах, за исключением отдельных лиц, в армии не служили, в профсоюзы не входили. Местным органам власти было известно, что ильинцы и свидетели Иеговы систематически проводили свои собрания малыми группами, в Ильинке они назывались жен, у свидетелей Иеговы - студий. На собраниях изучалась еговистська литература и проводились моления 22 .

состоянию на январь 1975 в области было зафиксировано 9 действующих групп иеговистов, объединявших 127 человек. Из них 69 верующих принадлежали рутерфордивцив (в Могилев-Подольске - 21 человек, в Ямполе - 48) и 58 к иеговистов-Ильинке, обитавших в 7 селах Бершадского, Гайсинского и Теплицкого районов. Общины там были немногочисленны, однако партийными, советскими и общественными органами среди них постоянно проводилась «воспитательная» работа. У тех, кого власть считала лидерами групп, были взяты письменные предупреждения о незаконности их нелегальной деятельности и административную ответственность за ее проведение. После ареста в 1973 лидера Ильинке М. Воеводы об организационных связи этого направления иеговистов уполномоченный Совета информации не имел [14] .

Более информированными органы были о Рутерфорд-цев. Так, группа из Ямполя входила в состав Молдавского окружности. С Молдавии ее руководители получали еговистську литературу, которая использовалась на религиозных исследованиях. Такие же связи, как считала власть поддерживала и Могилев-Подольская группа, хотя по состоянию на 1974 обнаружить их не смогла.

Верующих-иеговистов этих городов было учтено, обнаружено лидеров и особо преданных вере. Всех их (11 человек: 4 в Могилев-Подольскую и 7 человек в Ямполе) в письменной форме были предупреждены об ответственности за незаконную религиозную деятельность. Кроме того собиралась информация на лидеров иеговистов с целью обвинения его в антиобщественной и антигосударственной деятельности. Из двух групп иеговистов в селах Грабаровка и Вендичаны-Кукавка Могилев-Подольского района в 1974 году наблюдение было снято, поскольку там осталось по 2 верующих, стали принадлежать в Могилев-Подольской группы. На август 1975 трое верующих из числа активных иеговистов Ильинского направлении за нелегальную деятельность были привлечены к административной ответственности [15] .

Таким образом, проводя на протяжении первой половины 1970-х гг активную антирелигиозную работу и применяя различные методы давления на подпольные религиозные общины области, органам власти так и не удалось заставить их зарегистрироваться. Верующие пятидесятники, баптисты и иеговисты проявляли устойчивость веры, является ярким примером того, как в условиях советской авторитарной системы можно было отстаивать свое право на свободу совести и мысли. Даже несмотря невраждебное отношение к власти многих из верующих, уже само существование таких людей было опасным для нее, поскольку несло потенциальную угрозу советскому режиму, инакомыслие для которого неприемлемо.

Рассматриваемая нами проблема требует дальнейшего тщательного изучения, в частности, специфики повседневной жизни верующих, судеб как активных деятелей, так и простых последователей нелегальных религиозных течений, их организационные связи в пределах Украины и зарубежными центрами. партийного руководства общественно-полити?? Им жизнью, рассматривая его в качестве элемента тоталитарного правящего режима, одним из признаков которого была разветвленная репрессивно карательная система.



[1] Арестов В.Н. Баптизм без маски. - X.: Высшая школа, 1983. - 120 с.; БеловА.В. Секты, сектантство, Сектанты. - М.: Наука, 1978. - 152 с.; Дорош ЕА Реакционная деятельность религиозных сектантских организаций. - К.: Наукова думка, 1976. - 172 с.; КлибановАЫ. Религиозное сектантство в прошлом и настоящем - М.: Политиздат, 1973. - 256 с.; ЛялинаГ.С. Баптизм: иллюзии и реальность. - М.: Политиздат, 1977. - 175 с.; Подоляк В. Баптизм кризис вероучения. - К.: Политиздат Украины, 1978. - 119 с.; ДмитренкоМЛ. Антигуманизм пятидесятнической науки жизни. - К.: Наукова думка, 1974. - 64 с.; Дорош ЕА Реакционная деятельность религиозных сектантских организаций. - К.: Наукова думка, 1976. - 172 с.

[2] Давины. - Ф. П-136, оп. 63, д.. 132. - Арк. 32-34.

[3] Там же. - Арк. 35.

[4] Давины. - Ф. П-136, оп. 63, д.. 132. - Арк. 29-30.

[5] Там же. - Арк. 30-31.

[6] Давины. - Ф. П-136, оп. 65, д.. 148. - Арк. 28-29.

[7] Там же. - Оп. 63, д.. 132. - Арк. 29.

[8] Давины. - Ф. П-136, оп. 67, д.. 131. - Арк. 78-79.

[9] Там же. - Арк. 99.

[10] Давины. - Ф. П-136, оп. 63, д.. 132. - Арк. 46-47.

[11] Там же. - Оп. 64, д.. 152. - Арк. 36-37.

[12] Давины. - Ф. П-136, оп. 67, д.. 131. - Арк. 76.

[13] Там же. - Арк. 77.

[14] Давины. - Ф. П-136, оп. 67, д.. 131. - Арк. 42-43.

[15] Там же. - Арк. 44-46, 80.