Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
Атеистической пропаганды В КОНТЕКСТЕ ОГРАНИЧЕНИЯ СВОБОДЫ СОВЕСТИ В ЗАПАДНЫХ ОБЛАСТЯХ УКРАИНЫ (1954-1959 ГГ.)
статті - Наукові публікації

Ярослав Стоцкий

атеизации общества, борьба с религией занимала видное место в идеологической работе Советского государства. ей посвящена многочисленная историография советского периода. Исследование этой проблемы не потеряли актуальности и в наше время, потому воспроизводят роль тоталитарной власти на векторе «государство-церковь». Автор, анализируя использованную историографию, освещает проблему исследования, опираясь на исходные данные государственных архивов Львовской, Тернопольской и Ивано-Франковской областей.

В современной Украине на пути ее демократического государства особое значение приобретают моральные ценности общества, которые основаны в демократическом мире на принципах гуманизма и основах религиозной морали. Канун независимой Украины наслидкуеться в ее нынешнем дне. Рост роли Церкви в современном украинском жизни актуализирует проблемы ее отношений

с государством и влияет на создание национально-религиозного сознания современной Украины, процесс формирования которой продолжается, и наверное, слишком долго. Но это последнее не должно удивлять,

потому необходимо помнить о том наследство (моральной, национальной и религиозной сознания), которую получило и еще несет в себе современное украинское общество. Поэтому широкое раскрытие атеистического фактора государства в общественно-религиозной жизни составляет цель исследования. В статье исследуется активизация антирелигиозной пропаганды в контексте коммунистической партийной идеологии направленной против различных действующих конфессий западноукраинских областей в первой половине правления хрущевского режима

ЦК КПСС 7 июля 1954 принял постановление «О крупных недостатках в научно-атеистической пропаганде и мерах ее улучшения». Начался широкое наступление власти на религию с целью уменьшить, а по возможности, и прекратить религиозные влияния в социалистическом обществе. Это постановление показала, что религиозное сознание населения была серьезным внутренним (внутри страны) оппонентом в формируемой Коммунистической партией и советской властью марксистско-ленинской сознания общества. По сути, советское общество абсорбировало две формы сознания: реальную религиозное сознание, основанную на вере в Бога и религиозных традициях, и формальную коммунистическую сознательность, которая насаждалась через СМИ и партийные и комсомольские ячейки в различную повседневную деятельность каждого члена общества. Эти две противоположности отражались на гармоничном формировании общественного сознания. Партийные идеологи стремились определить основу общественного сознания, которой в каждом обществе (как видим, за исключением коммунистического) является религиозное сознание с ее фундаментальными принципами свободы, толерантности и т.д..

Чтобы утвердить в обществе коммунистическую сознательность через партийную идеологию, власть в хрущевский период начала давление на религию. Партийные идеологи, как следует из упомянутого постановления, заметили опасность своей теоретической марксистско-ленинской базе в том, что «церковь и различные религиозные секты значительно оживили свою деятельность, укрепили свои кадры и, гибко приспосабливаясь к современным условиям, распространяют религиозную идеологию. В результате активизации деятельности церкви наблюдается увеличение количества граждан, которые придерживаются религиозных праздников и отправляют религиозные обряды, оживляется хождение на богомолье в так называемых «святых мест» ... Религиозные пересуды и суеверия отравляют сознание части советских людей, мешают их сознательной и активном участии в строительстве коммунизма » [1] .

Репрессии властей против священнослужителей, верующих и даже ликвидация некоторых религиозных организаций (Церквей) не уменьшили религиозности населения. А это мешало атеистической власти утверждать коммунистически атеистическую идеологию, которую большинство общества не воспринимала. Этот искусственный произведение, не имел религиозных или народных традиций, противоречил гуманистическим принципам. Наконец, не каждый член КПСС был настоящим коммунистом, как этого требовал устав, программа или решения съездов. Поэтому формализм партийных чиновников, особенно местного уровня, отражался на внедрении в жизнь партийных решений, особенно в направлении атеизации общества. «ЦК КПСС отмечает, что многие партийные, профсоюзных и комсомольских организаций, а также ведомства и учреждения, призванные вести естественнонаучную, атеистическую пропаганду среди населения, не принимают мер к ее улучшению ... Плохо используются для этого лекционная пропаганда, пресса, радио и культурно-образовательные мероприятия. В научно-атеистической пропаганде не используется кино. Министерство образования союзных республик и Министерство высшего образования ССР резко ослабили внимание к вопросам антирелигиозного воспитания учащейся молодежи » [2] .

Учитывая все эти недоработки, ЦК КПСС постановил их исправить, а именно: «Обязать ЦК компартий союзных республик, крайкомы и обкомы КПСС покончить с запущенностью антирелигиозной работы, развернуть научно-атеистическую пропаганду, уделяя особое внимание проведению ее среди наиболее отсталой части населения, находящегося в плену верований и пересудов. Надо решительно покончить с пассивностью в отношении религии, разоблачать реакционную сущность религии и тот вред, который она наносит, отвлекая часть граждан нашей страны от сознательного и активного участия в коммунистическом строительстве. Антирелигиозная работа должна проводиться систематически, со всей настойчивостью, методом убеждения, терпеливого разъяснения и индивиду?? Льного подхода к верующим людям. К научно-атеистической пропаганды должны быть привлечены лучшие партийные и комсомольские пропагандисты, интеллигенция и научные силы » [3] .

Также предполагалось в контексте атеистической пропаганды готовить пропагандистские кадры в области научно-атеистических знаний в т. н. университетах марксизма-ленинизма, выпускать научно-популярные и художественные фильмы антирелигиозного содержания, передавать по радио лекции, статьи, беседы научно-атеистической тематики, позволить Всесоюзном обществу по распространению политических и научных знаний издавать ежемесячный журнал «Наука и религия» объемом три печатных листа и тиражом 75 тыс. экземпляров, организовать выпуск атеистической разножанровой литературы, усилить в духе воинствующего материализма воспитательную работу среди учащихся и студентов, для чего преподавание таких предметов, как история, литература, естествознание, физика, химия и т.д. пополнить атеистическим содержанием, а в программу диалектического и исторического материализма включить научно-атеистические темы.

Вдогонку этом постановлении и практике ее внедрения и исполнения, не всегда соответствующей и толерантной относительно свободы вероисповедания, 10 ноября 1954 появилось постановление «Об ошибках в проведении научно-атеистической пропаганды среди населения». В ней, в частности, отмечалось: «ЦК КПСС известны факты, свидетельствующие о том, что в последнее время в научно-атеистической пропаганде среди населения в ряде мест допускаются грубые ошибки. Вместо развертывания систематической кропотливой работы по пропаганде естественнонаучных знаний и идейной борьбы с религией в отдельных центральных и местных газетах, а также в выступлениях некоторых лекторов и докладчиков допускаются оскорбительные выпады против духовенства и верующих, которые отправляют обряды. В ряде районов со стороны местных организаций и отдельных лиц допущены случаи административного вмешательства в деятельность религиозных объединений и групп, а также грубого отношения к духовенству.

Такие ошибки в антирелигиозной пропаганде в корне противоречат программе и политике Коммунистической партии в отношении религии и верующих, является нарушением неоднократных указаний партии о недопустимости пренебрежения чувств верующих » [4] .

Итак, антирелигиозная пропаганда сверху вниз была пропитана пренебрежением к религиозному сознанию верующих, превосходством и некоторыми элементами формализма. Она не приклоняла верующих к коммунистической идеологии, а таким отношением к ним, порождала скрытую враждебность к этой идеологии и даже побудила к расширению географии религиозных влияний. По этой причине «ЦК КПСС считает неправильным, что многие партийные организации устранились от повседневного руководства делом научно-атеистической пропаганды, не заботятся о старательный отбор пропагандистских кадров». Поэтому ЦК КПСС постановил: «Обязать обкомы, крайкомы КПСС, ЦК компартий союзных республик и все партийные организации решительно устранить ошибки в атеистической пропаганде и дальнейшем в ни в коем случае не допускать любого пренебрежение чувств верующих и церковнослужителей, а также административного вмешательства в деятельность церкви. Всякие административные меры и оскорбительные выпады против верующих и церковнослужителей могут нанести только вред, привести к закреплению и даже усилению у них религиозных предрассудков. Борьбу против религиозных толков теперь надо считать идеологической борьбой научного, материалистического мировоззрения против антинаучного, религиозного мировоззрения. Исправление ошибок, допущенных в антирелигиозной пропаганде, не должно привести к ослаблению научно-атеистической пропаганды, которая является составной частью коммунистического воспитания трудящихся. » [5 ] .

Какой была реакция духовенства на те постановления, фиксировал, например, уполномоченный Совета по делам РПЦ во Львовской области А. Вишневский: «Да, первое постановление было воспринято как сигнал наступления государственной власти на церковь и ожидали репрессий против себя, и когда появилась второе постановление, духовенство лишилось волнений и страха и стремилось, чтобы это постановление действительно выполнялась » [6] .

В контексте первого постановления раввин иудейской общины Львова Гурари и председатель еврейской общины Махновецький заявили, что: «Антирелигиозная пропаганда проводилась раньше и теперь, мы ее не замечаем, нашей общине никто не мешает» [7] . Подобно заявил и пресвитер общины АСД Львова Смык: «Мне известно, что теперь больше читают лекций, больше пишут против веры в Бога, но к нам никто не приходит, нашему собранию никто не мешает» [8] .

Ксендз кафедрального костела во Львове Р. Керницкий высказался по этому поводу уполномоченному: «Что некоторые верующие его спрашивали, чем вызвано усиление антирелигиозной пропаганды, я давал им один ответ - так было, так должно быть, такая пропаганда никогда не прекращалась» [9] .

В контексте второго постановления старший пресвитер ЕХБ Львовщины Гритченко в разговоре с упомянутым уполномочию сказал: «Центральные организации принимают хорошие постановления, а на местах их не выполняют, делают, так, как кому из местных руководителей вздумается, поэтому теряется вера в это доброе постановление. Вот меня в прошлом году уволили проводника вагонов только за то, что я баптист, а восстановить до сих пор не восстановили » [10] .

Такие репрессивные?? Ии власти были не единичными. Например, исполком Ивано-Франковской райсовета позволил райфинотдела продать жителю Р.П. Меху небольшой костел для его развала и использования материала для построения дома. И только вмешательство верующих римо-католиков и впоследствии решение Львовского облисполкома позволило отменить это действие. Тогда же, в марте 1954 г., председатель исполкома ЩИРЕЦКИЙ райсовета позволил руководству райпромкомбината разобрать кирпичную ограду вокруг действующего костела в поселке Щирец и этот кирпич использовать для построения промышленного предприятия. И если бы не жалобы прихожан, а затем и решение Львовского облисполкома о запрете таких действий, ограждения из кирпича вокруг не было бы [11] .

Также в 1954 появилась серия антирелигиозных статей в львовской областной газете «Свободная Украина», которые презирали религиозные чувства верующих, приводили не проверены, неправдоподобные факты. Жалобы обиженных на имя областного уполномоченного способствовали тому, что заведующий отделом агитации и пропаганды Львовского обкома КП Украины Л. Карпенко проанализировал этот вопрос и впоследствии подобные фальсифицированные статьи не печатались [12] .

Но вышеупомянутые постановления ЦК КПСС во Львовской области, в 1956 году эффективно, в контексте антирелигиозной пропаганды, не действовали. Потому что, как отмечает областной уполномоченный Совета по делам РПЦ А. Вишневский в справке «О состоянии и деятельности церкви во Львовской области», направленной отдела пропаганды и агитации Львовского облкома КП Украины 6 августа 1956: «В настоящее время во Львовской области есть 617 церквей (РПЦ. - Я. С.), которые обслуживают 312 священников. Посещаемость населением церквей очень высока. В религиозные праздники и в воскресные дни все церкви переполнены народом. Различные религиозные таинства и обряды: брак, крещение детей, похороны выполняет большая часть сельского населения, и немало местного городского населения » [13] .

По данным уполномоченного в среднем ежегодно священники уделяют св. Таинство крещения более 12 тыс. детей, выполняют до 6 тыс. похорон, и круг 4 тыс. пар уделяют св. Таинство брака. Насколько эти данные достоверны и каков их процент, - необходимо было бы сравнить с данными ЗАГСов. Уполномоченный подает и такую ​​статистику. Средняя рождаемость в области составляет примерно 25 тыс. детей. В сельской местности рождается 15 тыс. и охрещаеться из них 10 тыс.; во Львове рождается 10 тыс., охрещаеться 2 тыс. детей. Так, относительно низкое число крещеных он объясняет, что в общее число родившихся входят дети партийных чиновников, военнослужащих, рабочих и служащих, прибывших из восточных областей и других неверующих. А из этого следует, что процент крещеных местных детей очень высок.

Единственное, что радовало уполномоченного, так это спад процента верующих, приступали к св. Тайны покаяния. Этот процент, по его данным, составил примерно 60%, но в некоторых селах он был и более 90%, а в других - около 20% [14] .

Из-за наращивания антирелигиозной агитации и пропаганды, уменьшилось число верующих, приступали к св. Тайны исповеди, начался незначительный спад религиозности у молодежи и у местной интеллигенции. Но духовенство стремилось не допустить уменьшения религиозных чувств и религиозных практик своей паствы и призвало в проповедях не отходить от Церкви, активизовувало катехизацию детей, организовывало церковные хоры, не разрешало без св. Тайны исповеди быть крестными родителями для новорожденных и т.п..

Эти действия заставили областного уполномоченного признать: «С нашей стороны атеистическая работа проводится еще очень слабо» [15] . Поэтому, чтобы ее активизировать, он считал необходимым комсомольским и партийным организациям осуществлять чтение лекций на антирелигиозную тематику хотя бы один раз в месяц в каждом колхозе; активизировать в антирелигиозном контексте работу сельских клубов; уделять внимание спорту на селе; запретить местным комсомольцам посещение церквей; добиться переноса базаров на праздничные дни [16] .

Вопрос о состоянии и мерах улучшения научно-атеистической работы обсуждались в 1956 г. на секретариате Львовского обкома партии, на семинаре секретарей райкомов партии, заведующих отделами пропаганды и заведующих отделами культуры при райисполкомах и секретарей РК ЛКСМУ. За пять месяцев 1956 г. на научно-атеистические и естественные темы было прочитано 2310 лекций (без сельских лекториев). Темы лекций были такими: «Марксизм-ленинизм о происхождении религии и пути его преодоления», «Происхождение религии и ее реакционная роль», «Как возникли религиозные секты и их вредность», «Отношение Коммунистической партии и Советского государства к религии». Вводились в работу некоторых лекториев вечера вопросов и ответов и тематические вечера с антирелигиозной тематике. Заведующий отделом пропаганды и агитации Львовского обкома КП Украины Крепкий отмечал: «По делу антирелигиозной пропаганды имеют место значительные недостатки. Большим недостатком является то, что лекции на научно-атеистические темы читаются еще систематически, а чаще всего перед религиозным праздниками. В Львове мало читается лекций на антирелигиозные темы на промышленных и строительных предприятиях » [17] .

В связи с тем, что в Тернопольской области, как свидетельствуют докладные записки и отчеты областных уполномоченных Совета по делам религиозных культов и Совета по делам РПЦ, общее число?? Ируючих не убывало, а количество присутствующих на тех или иных праздничных литургиях росла, перед отделом пропаганды и агитации Тернопольского обкома КПУ встала задача усилить массово-политическую и научно-атеистическую работу среди населения.

Так, например, в 1955 Почаевский район получил распоряжение отдела пропаганды и агитации Тернопольского обкома КП Украины за подписью В. Нужного провести соответствующие совещания партийного актива, 5-дневный семинар лекторов-атеистов, 2-дневный семинар просветительных работников района, ежемесячно посылать лекторов лекторской группы обкома КПУ для чтения лекций на атеистическую тему, улучшить научно-атеистическую наглядную агитацию в каждом селе, организовать витрины научно-атеистической литературы во всех библиотеках района, систематически проводить читательские конференции и литературные вечера в научно-атеистическую тематику, усилить агентурно -оперативную работу службами УМВД и УКГБ как в Лавре, так и в каждой прихода [18] .

Подобные задачи предоставлялись каждому району области. Но, по традиции, они выполнялись формально (и, наконец, формально воспринимались населением) или выполнялись не полностью. Например, в Велико-Дедеркальському районе во II квартале 1955 г. был прочитан только 20 лекций на атеистическую тему с 147 запланированных [19] .

28 февраля 1955 состоялось заседание секретариата Тернопольского обкома КП Украины в присутствии секретарей обкома Шевчука, Дебелого, Петрика, Даника, Рябика и завотделом и заведующего особым сектором обкома. Рассматривались вопросы как хозяйственного, так и партийного строительства в области, в том числе и вопрос «О мерах по дальнейшему улучшению культурно-просветительной работы, научно-атеистической пропаганды среди населения в районах активизации религиозных сект и церковников». Было решено: обсудить религиозную ситуацию в районах заседаниях облисполкома (доклады председателей райисполкомов), направить почти во все районы области с лекциями на атеистическую тему партийных активистов и лекторов, улучшить научно-атеистическую агитацию в каждом селе, провести в библиотеках и клубах читательские конференции и литературные вечера на научно-атеистическую тематику, усилить атеистическую пропаганду через прессу и кинопрокат. Все это было записано в протокол № 16 с грифом «совершенно секретно» [20] .

Но все эти меры, как видно из отчетов областного уполномоченного Совета по делам религиозных культов, в основном, были формальными. Например, в январе 1956 уполномоченный И. Чирва выезжал с проверкой состояния религиозности в Лановецкий район, где в то время действовало 9 незарегистрированных общин (в основном ХВЕ) с численностью до 200 верующих. Эти общины действовали открыто и активно, что запрещалось тогдашним законодательством. Но, как отмечает И. Чирва, ни один орган власти в районе этим вопросом не занимается, в одной библиотеке и в одном клубе района агитационно-массовая работа не проводилась [21] .

Чтобы прекратить деятельность незарегистрированных общин ХВЕ, уполномоченный информировал областное управление КГБ, а его начальник В. Златоверхий эту информацию, уже обработанную, направил секретарю Тернопольского обкома КП Украины Г. Шевчуку для принятия действенных мер [22] . Г. Шевчук поручил заместителю заведующего отделом пропаганды и агитации обкома КПУ В. Кулишу разработать массово агитационные мероприятия с целью прекращения или хотя бы ослабление деятельности религиозных общин ХВЕ. И В. Кулиш такие меры разработал [23] .

Как видим, круг атеистического формализма замкнулся, но его движение не остановилось. 7 декабря 1957 отдел пропаганды и агитации Тернопольского обкома КП Украины (заведующий В. - Нужный) принимает так называемых мер по улучшению состояния атеистической пропаганды среди трудящихся, особенно среди молодежи, что было изложено в докладной записке отдела пропаганды и агитации ЦК КПУ «О некоторые вопросы атеистической работы среди населения РСФСР »от 9 августа 1957

Было проведено не только пленум обкома КП Украины, но и пленумы райкомов КПУ и райкомов ЛКСМУ, а также партийные и комсомольские собрания в первичных партийных и комсомольских организациях, совещания агитаторов и семинары лекторов, в которых приняли участие 5772 человека. Так, почти во всех районах лекторы провели так называемые вечера вопросов и ответов на научно-атеистические темы.

Таким образом, на 1 октября 1957 г. в области было прочитано 3534 лекции на атеистические темы и проведено 485 вечеров вопросов и ответов, в том числе с участием преподавателей Тернопольского государственного медицинского института и Кременецкого педагогического института [24] . С сентября по декабрь 1957 г. был организован 42 выезды бригад лекторов, которыми прочитано 358 лекций на научно-атеистические темы в селах области. Однако, вопреки такой широкомасштабной атеистической пропаганде, протестантские течения и дальше наращивали активность, привлекая к своим общинам молодежь.

Вместе усилилась деятельность подполья УГКЦ, что было связано с возвращением из ссылки греко-католического духовенства. Поэтому отдел пропаганды и агитации Тернопольского обкома КПУ разработал меры по увеличению лекций в селах и городах области, а также наметил усилить массово-политическую и культурно-образовательную работу.

О формальное содержание всех этих мероприятий свидетельствует факт, что в 1958 г. в области действовали незарегистрированные 760 иеговистов, 809 пятидесятников, 85 пяти до?? Памятника-сионистов, 45 пятидесятые-ников-субботников, 26 баптистов, 22 адвентистов, 431 римско-като-лик [25] . Хотя, за первое полугодие 1957 г. в области было прочитано 1102 лекции на научно-атеистические темы, и, если учитывать, что большинство лекций читались в райцентрах, а в области было более 1000 сел, то на одно село за полгода не приходилось даже одной лекции [26] . К тому же, формализм наблюдался не только в атеистически-лекционной работе, но и в отношении населения к подобным мероприятиям.

Однако на бумаге все выглядело иначе Так, в информации о состоянии научно-атеистической пропаганды в Тернополе (от 14 мая 1958) заведующий отделом пропаганды и агитации городского комитета КПУ Бондаренко отмечает, что только за пять месяцев 1958 г. на антирелигиозную тематику прочитано в Тернополе 143 лекции. В школах города проводились лекции и беседы на темы: «Наука и религия о происхождении человека», «Религия - обман народа», «Как возникла вера в бога и кому она нужна» и др. [27] . Проводились различные атеистические тематические вечера как для учеников школ, так и для их родителей. Вся работа была направлена ​​на уход верующих, особенно молодежи, от религиозных организаций, однако, на самом деле, она не была препятствием для религиозной определенности юношей и девушек.

В проведении антирелигиозной пропаганды Станиславская областная партийная организация также руководствовалась упоминавшимися постановлениями с 1954 г. и постановлением ЦК КП Украины от 9 августа 1957 «О записке отдела пропаганды и агитации ЦК

КП Украины »« О некоторых вопросах атеистической работы среди населения Украинской ССР ».

Антирелигиозная пропаганда в области была направлена, в первую очередь, против подполья УГКЦ и секты Свидетелей Иеговы, потому что одни и другие в то время были освобождены из ссылки и возвращались на родные просторы и активизировали распространения вероучения.

К атеистической пропаганды в Станиславской области были привлечены преподаватели вузов, учителя, врачи, специалисты сельского хозяйства, партийные и советские работники. Только членами Общества по распространению политических и научных знаний за первое полугодие 1957 было прочитано около 3,5 тысячи лекций на научно-атеистические темы [ 28] . Широко практиковались вечера вопросов и ответов по атеизма, которые внедряли райкомы партии в сельской местности. Началось формирование новых советских обычаев, таких, как комсомольские свадьбы, которые организовывались в домах культуры и сельских клубах, а также вечера чествования лучшей колхозной семьи.

Областная газета «Прикарпатская правда» по 1957 напечатала более 20 статей на научно-естественные и атеистические темы [29] .

Вопросы антирелигиозной работы было предметом обсуждения бюро и секретариата Станиславского обкома КП Украины. На бюро обкома КПУ обсуждались вопросы о состоянии научно-атеистической пропаганды в Тлумацкому районе, на секретариате обсуждалась докладная записка отдела пропаганды и агитации обкома КПУ о состоянии научно-атеистической пропаганды в Отинянському районе. Также обком КПУ разработал меры, которые предусматривали проведение во всех первичных партийных и комсомольских организациях собрания, на которых планировалось обсудить состоянии и мерах улучшения атеистической пропаганды, было намечено и в дальнейшем широко использовать в атеистической пропаганде областной и районной прессе, местное радио и т.д..

То, что атеистическая пропаганда в эти годы была направлена, в первую очередь, против нелегальных религиозных организаций, подтверждают многочисленные информации районных партийных орга-низаций. Так, Свидетели Иеговы игнорировали общее общественную жизнь и поэтому пропагандисты атеизма перешли на индивидуальную т. н. работу с ними. В селах чуть ли не за каждым верующим секты было закреплено лучших атеистов-агитаторов, чтобы «оторвать» иеговистов от их религиозных общин и вероучения. В 19581959 гг, например, по информации секретаря Бильщовцивсь кого-либо РК КП Украины Жуковского, «ряд сектантов покидали всякую связь с сектой и заявили о своем выходе» [30] . Так, летом 1959 вышли из секты 25 человек с. Немшин, заявив об этом на общем собрании села, на выездной сессии районного суда в с. Новые Скоморохи порвали с сектой пять юношей призывного возраста и пошли служить в Советской Армии; прекратила существование сектантская группа в с. Тумир, несколько молодых людей, полусирот, покинули секту в с. Демешковцы. Так, вследствие усиления атеистической работы с использованием адресной индивидуальной методики, вербовка новых адептов в общины Свидетелей Иеговы не зафиксировано, а наоборот, ряды иеговистов чрезвычайно поредели. Так, из 180 сектантов в Бильшивцивской районе на начало 1960 вышло из сект более 110 человек » [31] . Только в этом районе в 1959 г. прочитано 276 лекций, не считая групповых и индивидуальных бесед на атеистические темы. Зато в атеистической борьбе власти с верующими катакомбной УГКЦ успехов не было.

Подобную активную атеистическую работу, направленную против Свидетелей Иеговы, проводил и Рожнятовский районный комитет КП Украины, в результате чего за последние шесть месяцев 1959 из секты Свидетелей Иеговы, как информировал секретарь этого района П. Акимов, получилось 112 верующих [32] . Только из общины иеговистов с. Сварычев этого же района, которая насчитывала 60 верующих, в этот период вышло 28 верующих под натиском атеистической пропаганды и?? Ильного местной партийной организации, насчитывавшей 16 коммунистов [33] .

Активно подключилась к борьбе с сектантством и Станис-Лавская епархия РПЦ, которую с весны 1957 возглавил епископ

Иосиф (Савраш). Для противодействия сектантству, которое «наносило большой вред Православной церкви и государстве, а еще больше для предотвращения верующих от его влияния» [34] , он предложил опытным священникам написать проповеди для вынесения их в местностях, где есть сектанты. Такие проповеди были написаны, их планировалось напечатать и разослать для пользования священникам. Также, в «Журнале Московской Патриархии» (№ 12, 1959 г.) была опубликована статья кандидата богословия М. Иванова «Секта иеговистов», которую, как считал епископ Иосиф, необходимо, чтобы прочитал каждый священник, «чтобы в случае появления секты, применять меры, ее ликвидации » [35] .

С этого обще, следует, что русское православие было в своеобразной гармонии с государственной атеистической властью в бороть

би против нелегальных религиозных организаций и, в первую очередь, против секты Свидетелей Иеговы и подполья УГКЦ.

Отдел пропаганды и агитации Львовского обкома КП Украины также усиливал научно-атеистическую пропаганду среди населения области. Он разработал и разослал примерная тематику лекций, докладов и бесед на научно-атеистические темы во все райкомы партии, дома культуры. Львовским историческим музеем в 1957 г. был изготовлен пять передвижных научно-атеистических выставок для использования лекторами в районах области. В вузах были созданы секции лекторов-атеистов из преподавателей. За восемь месяцев 1957 г. в Львовской области было прочитано 3760 лекций на атеистическую тему, что почти в два раза больше, чем в прошлом, 1956 г., когда было прочитано 2065 лекций [36] .

Из справки заведующего отделом пропаганды и агитации Львовского обкома КП Украины А. Падалки следует, что во львовских областных газетах и ​​передачах по радио в 1957 г. был опубликован и вышло в эфир такое количество материалов на атеистическую тему в газете «Свободная Украина »- 25« Львовская правда »- 19,« Ленинский молодежь »- 36, на львовском радио - 24 в газете« Блокнот агитатора »отдела пропаганды и агитации обкома КПУ - 10 [37] .

На все это атеистически-пропагандистский массив статей и радиопередач священнослужители имели свою рациональную и точную, учитывая опыт реальности, мнение.

Ксендз кафедрального костела РКЦ во Львове о. Керница-кий считал: «Большинство статей написанных в областных газетах, написано слабо, их пишут люди, которые не понимают религии. Разве можно сделать такой вывод в статье: если запущен спутник Земли, - значит Бога нет. Очень примитивно, даже грубо. Я заметил, что у нас антирелигиозная пропаганда проходит волнами - три, пять месяцев активно читаются лекции, пишутся статьи, а затем уют » [ 38] .

Государственная власть, видя, что вербальная атеистическая пропаганда не приносит ожидаемого результата, в отдельных случаях начала применять против верующих определенные репрессивные действия. Так, от электросетей было отключено молитвенный дом общины ЕХБ в с. Батятичи Кам.-Бугского района. И когда пресвитер этой общины Рищак обратился к заместителю начальника райотдела КГБ с вопросом, почему председатель местного колхоза так неправильно, безосновательно делает по их общины, то сотрудник КГБ ответил: «Теперь ведется антирелигиозная пропаганда и председатель колхоза правильно сделал» [39] . Как видим, это были примитивные действия, но вредные и незаконные, потому нарушалось право на свободу вероисповедания.

Но несмотря на интенсификацию борьбы с религией, областной уполномоченный Совета по делам религиозных культов в Львовской области отмечал: «Все еще есть значительное посещение церквей верующим населением. В воскресные и праздничные дни церкви является переполнении народом » [40] .

В областных газетах Львовщины была в рубрику «Уголок атеиста» под которой в 1958 г. было напечатано 100 статей атеистической направленности, а по радио в 1958 было передано 44 лекции на атеистические и научно-естественные темы с антирелигиозным содержанием [41] . Подобная практика проводилась и на уровне районов.

Одновременно на помощь лекторам-атеистам, областное Общество для распространения научных и политических знаний начало выдавать бюллетень научно-атеистической пропаганды «Атеист», а также во Львове было организовано Дом атеиста.

Такой широкий атеистический давление тревожил не только нелегальные религиозные организации, но и придержавлене русское православие. Так, благочинный Перемышлянского района в. Бобыляк в разговоре с епископом Львовско-Тернопольской епархии Палладием высказал мнение, что надо обратиться к патриарху, чтобы он поставил перед центральной коммунистической властью вопрос о прекращении антирелигиозной пропаганды, потому что население откажется от православия, особенно теперь, когда требуется окончательное введение православных обрядов. Благочинный заявил епископу, что он вынужден снять с себя всякую ответственность за оправославнення, потому, что создается такая обстановка, что «сейчас не к православию, а необходимо постарался защищать Церковь вообще» [42] . И епископ Палладий был солидарным с благочинным.

Если верить данным помоствующей записки «О деятельности церковников и сектантов и научно-атеистической пропаганды среди населения Львовской области» секретаря Львовского обкома КП Украины Н. Лазуренко от 3 апреля 1959, направленной секретарю ЦК КП Украины С. Червоненко, в первом квартале 1959 прекратили работу две общины Свидетелей Иеговы в составе 89 человек, две общины пятидесятников в Львове и в с. Яблоновка Бугского района, общей численностью 120 человек. Частично прекратили деятельность общины Свидетелей Иеговы в Лопатинском, Каменско-Бугском, Радеховском, Рава-Русском районах. Так, в последнем вышли из секты почти 120 человек, а в с. Полтва Глинянского района прекратила деятельность община АСД в количестве 36 человек [43] .

Вместе с такими «успехами» уполномоченный Совета по делам религиозных культов Львовской области отметил и недостатки в проведении атеистической пропаганды, а именно: не используется в лекциях материал о деятельности религиозных организаций во время польского господства и оккупации территории ИИИ Райхом; больше внимания в лекциях уделялось сектам, Ватикана, а недостаточно - православной церкви и почти совсем - иудаизма; медленно внедряется атеизм в школах; не хватает литературы и кинофильмов на атеистическую тему [44] . Также обратил внимание на недостатки в атеизации населения и отдел пропаганды и агитации Львовского обкома КП Украины, отметив следующее: работники редакции газеты «Свободная Украина» порой искажают факты, у Яворовском районе неудовлетворительно поставлена ​​атеистическую пропаганду среди молодежи; в Золочевском районе клубы не стали центрами культуры ; в Радеховском районе не ведется индивидуальная работа с членами секты, а районная газета недостаточно работает в направлении идеологического воспитания трудящихся [45] .

В январе 1959 председатель Совета по делам религиозных культов при СМ СССР А. Пузин утвердил «Основные задачи и план работы Совета по делам религиозных культов и ее уполномоченных в республиках, краях и областях на 1959».

Совет считала, что необходимо осуществить следующие мероприятия с целью ограничить и прекратить паломничество верующих к «святым местам», не допустить нарушения законов и постановлений Правительства, которые запрещают религиозным объединением и духовенству проведения особой работы среди детей, подростков и женщин, а также не допустить других противозаконных действий религиозных объединений и служителей культов.

Основные задачи Совета предусматривали:

- наиболее злостных нарушителей этих правил о культе снимать с регистрации

- служителей культов, допустивших незаконные действия привлекать к ответственности согласно действующему в республике законодательству [46] .

Но не только эти действия духовенства по «святым местам», паломничества или работы с молодежью тревожили Совет по делам религиозных культов в процессе проведения атеистической пропаганды, но и распространения верующими религиозных культовых символов.

Так, в записке на имя начальника управления МВД во Львовской области В. Ангелова уполномоченный А. Вишневский сообщал, что во Львове «расширилась спекуляция предметами религиозного культа» [47] , а именно: крестиков, образов и икон.

С другой стороны, этот уполномоченный по спецсообщении информировал председателя Совета по делам РПЦ при СМ СССР Г. Карпова и уполномоченного этого Совета в УССР Г. Пинчука, о происшествии в Меденицькому районе. Тамошний секретарь райкома ЛКСМУ Харченко с райкомом партии и первым его секретарем Рулем слишком рьяно решили бороться с религией. Харченко в ночь на 23 мая 1959 с группой 20 комсомольцев на двух грузовых автомобилях с закрашенными номерами выехали в села района и разрушили в них и при дорогах более десяти крестов и религиозных памятников. Часть крестов сняли в реку, а другие - оставили на месте [48] . Эти радикальные действия районных комсомольцев не только возмутили верующих района, но и обком КПУ, который вынес этот инцидент на бюро и остро осудил действия Харченко и компании. Такие акции настраивали верующих на нелояльность к атеистической власти и т. н. советских порядков.

В связи с приближением зимних религиозных праздников (декабрь 1959 г. - январь 1960) уполномоченный Совета по делам религиозных культов при СМ УССР К. пленников разослал всем областным уполномоченным Совета следующие рекомендации по уменьшению религиозной пропаганды среди населения:

- не позволять духовенству выезжать к общинам, где они не зарегистрированы

- запретить духовенству посещать помещения верующих и выполнять в них религиозные св. Таинства и обряды

- не позволять духовенству святить воду в прудах, реках, колодцах и т.д.

- запретить организовывать детей и молодежь для колядования

- запретить привлечение детей и молодежи к участию в обслуживании духовенства во время богослужений [49] .

В начале 1959 выходит еще два постановления, направленные на усиление атеистической пропаганды: постановление ЦК КПСС «О состоянии и мерах улучшения массово-политической работы среди трудящихся Сталинской области» от 11 марта 1959 и постановление ЦК КП Украины «О недостатки научно-атеистической пропаганды и меры по ее улучшению »от 12 февраля 1959 Они обязали областные комитеты КПУ разработать и утвердить мероприятия по развертыванию это?? Ед населения глубокой и систематической научно-атеистической пропаганды, распространения в массах научных и политических знаний.

Отчитываясь о выполнении этих постановлений перед отделом пропаганды и агитации ЦК КП Украины, секретарь Львовского обкома КП Украины Ф. Коваль отмечал, что в октябре-декабре 1959 г. в районах области было проведено 56 семинаров, в которых приняли участие 3 тыс. лекторов-атеистов. На протяжении 1959 из Львова в районы области для атеистической работы выезжали 198 лекторов, которые прочитали 789 лекций. А за весь 1959 в области было прочитано на атеистические и научно-естественные темы 19820 лекций [50] . В системе партийного просвещения за этот же период создано 40 семинаров и 18 кружков по изучению вопросов научного атеизма, в которых обучалось 1358 слушателей. Создан передвижной планетарий с атеизма работал в Золочеве, Почаеве, Львове, где обще было прочитано 252 лекции, которые прослушали 12500 человек. А в индивидуальной атеистической работы с верующими Свидетелей Иеговы, баптистов и пятидесятников было привлечено 270 преподавателей вузов, учителей, медработников. Это обеспечило разрыв с этими религиозными организациями 130 человек: распались и были сняты с регистрации общины ЕХБ в селах Хлевчаны Забужского района, Яблоновка Бугского района, иудейская община в г. Дрогобыче (Дрогобычская область в 1959 вошла в состав Львовской области), община АСД в с. Полтва Глинянского района, римско-католические общины в селах Чуква и Бисковичи Самборского района [51] .

Наращивание атеистической пропаганды в Западной Украине сопровождалось развитием властью антирелигиозной пропаганды сети, которая массово проникая во все сферы общества, ограничивала служения духовенства, нарушала свободу вероисповедания верующих и одновременно боролась за возвышения материалистически-коммунистической идеологии над религиозно-общественным сознанием.



[1] Законодательство о религиозных культах: Сб . док. и матер. //Под общ. ред.

К. Литвина и А. Пшеничного. - М., 1973. - С. 47-48.

[2] Там же. - С. 48-49.

[3] Законодательство о религиозных культах .. . - С. 49-50.

[4] Законодательство о религиозных культах. - С. 53.

[5] Там же. - С. 53-55.

[6] Государственный архив Львовской области (далее - ДАЛО), ф. Р-1332, оп. 2, д.. 23 л. 305.

[7] Там же, л. 14.

[8] Там же.

[9] Там же.

[10] Там же, л. 15.

[11] ДАЛО, ф. Р-1332, оп. 2, д.. 23 л. 16.

[12] Там же, л. 18.

[13] Там же, д.. 24 л. 273.

[14] ДАЛО, ф. Р-1332, оп. 2, д.. 24 л. 273.

[15] Там же, л. 275.

[16] Там же.

[17] ДАЛО, ф. 3, оп. 5, д.. 404, л. 52.

[18] Государственный архив Тернопольской области (далее - ГАТО), ф. П.1, оп. 1, д.. 2803, л. 36-39.

[19] ГАТО, ф. П.1, оп. 1, д.. 2803, л. 41.

[20] Там же, д.. 2791, л. 22 39-42.

[21] Там же, д.. 2911, л. 20-21.

[22] ГАТО, ф. П.1, оп. 1, д.. 2911, л. 21-23.

[23] Там же, л. 24-25.

[24] Там же, д.. 3036 а, л. 36.

[25] ГАТО, ф. П. 1, оп. 1, д.. 3022, л. 165.

[26] Там же, л. 73.

[27] Там же, л. 37.

[28] Государственный архив Ивано-Франковской области (далее - ДАИФО), ф. П. 1, оп. 1, д.. 2095, л. 166.

[29] Там же, л. 171.

[30] ДАИФО, ф. П. 1, оп. 1, д.. 2442, л. 125.

[31] Там же, л. 127.

[32] Там же, л. 154.

[33] Там же, л. 152-154.

[34] ДАИФО, ф. Р-389, оп. 2, д.. 23 л. 14.

[35] Там же.

[36] ДАЛО, ф. 3, оп. 6, д.. 92, л. 67.

[37] Там же, л. 75.

[38] ДАЛО, ф. 3, оп. 6, д.. 262, л. 92.

[39] Там же, л. 92-93.

[40] Там же, ф. Р-1332, оп. 2, д.. 27 л. 16.

[41] Там же, л. 19.

[42] ДАЛО, ф. Р-1332, оп. 2, д.. 27 л. 21.

[43] Там же, ф. 3, оп. 6, д.. 417, л. 84.

[44] ДАЛО, ф. Р-1332, оп. 2, д.. 27 л. 46. ​​

[45] Там же, ф. 3, оп. 6, д. 262, л. 23.

[46] Там же, ф. Р-1332, оп. 2, д.. 27 л. 57.

[47] ДАЛО, ф. Р-1332, оп. 2, д.. 27 л. 229.

[48] Там же, л. 231.

[49] Там же, л. 291.

[50] ДАЛО, ф. 3, оп. 6, д.. 417, л. 41.

[51] Там же, л. 42.