Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
ПОЛОЖЕНИЕ РЕЛИГИОЗНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ Острожчина В УСЛОВИЯХ СОВЕТСКОЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ (1950-1980-Е ГГ.)
статті - Наукові публікації

К. И. Якунина - преподаватель кафедры религиоведения
Национального университета "Острожская академия"

В статье общий анализ религиозной ситуации в Острожском районе. Показано мероприятия местных органов власти по ограничению деятельности различных конфессий.

Ключевые слова: Ровенская, Острог, государственно-церковные отношения, религиозные организации.

Якунина Е. И. Положение религиозных огранизаций Острожчины в условиях советской действительности (1950-1980 гг.). В статье проанализирован религиозная ситуация в Острожский районе. Показаны мероприятия местных органов власти по ограничению деятельности разных конфессий.

Ключевые слова: Ровенщина, Острог, государственно-церковные отношения, религиозные организации.

Yakunina K. I. The Situation of Religious Organizations in Ostrog Region under Soviet Reality (1950-1980). In the article feasibly a global analysis of religious situation is in Ostrog region. The measures of local authorities are rotined on limitation of activity of different confessions.

Key words: Rivne region, Ostrog, state-church relations, religious organizations.

Постановка научной проблемы и ее значение. Актуальность темы обусловлена ​​необходимостью изучения исторического опыта в сфере государственно-церковных отношений и конфессиональной жизни на локальном региональном уровне. Выявление специфики и тенденций общественно-религиозных изменений, происходивших в условиях советской действительности, способствовать поиску конструктивных подходов в решении современных проблем налаживания мирного сосуществования различных конфессий в Острожском районе и выработки более эффективной модели политики со стороны местных органов власти. В этом заключается практическое значение предложенной темы.

Выбранная для исследования вызывает составляет значительный научный интерес. Хотя во всеукраинском контексте общественно-религиозные изменения периода советской власти отражены в работах В. Еленского П. Яроцького, В. Пащенко и других отечественных ученых, однако региональные особенности религиозной жизни в условиях партийно-государственной политики 1950-1980-х гг должным образом не изучаются, состояние научной разработки проблемы сводится к освещению отдельных фактов и событий в исследованиях местных краеведов в. Витольда Кузнецова [12], М. Манька [14, 15], А. Новосилецького [16], Г. Равчука [25, 26]

И. Ткача [27]. Однако межцерковные и межконфессиональные противоречия, проявляющиеся на этом этапе религиозной жизни региона, в значительной степени развиваются на основе уже заложенного в прошлом конфликтогеном потенциале. Выявление такого потенциала или выяснения тенденций развития отдельных конфессий, а также изучение масштабов реализации партийно-государственной религиозной политики в регионе, является задачей указанной статьи, позволит углубить и скорректировать ряд вопросов по написанию научных обобщающих трудов по истории религии в Украине.

Изложение основного материала и обоснование результатов исследования. С древнейших времен Острог был городом многонациональным и поликонфессиональным. По данным переписи 1952 доля украинского, проживавших на территории Острога, составляла 78% всей численности населения, русских - 9%, поляков - 8%, евреев - 2%, других национальностей - 3% [17, л. 3].

На территории Острожского района в течение 1950-1980-х гг проживали представители различных религиозных конфессий: православной, католической, греко-католической, еврейской и протестантской [18, л. 2]. Большую часть населения (65%) Острожского района составляли последователи православного вероисповедания [17, л. 3].

В Остроге действовало четыре православные церкви: Богоявленский собор, Николаевская, Спасо-Пре-ображенська и Михайловская церковь. В 2 км от города, в селе Межиричи, функционировали православная церковь и мужской православный монастырь. Все православные церкви города Острога, как и большинство православных церквей Украины в этот период, были подчинены Московскому патриархату [30, л. 12].

Второй по численности конфессией города были протестанты. Стоит отметить, что протестантизм в регионе распространился еще в ХѴИ в., Когда появились на территории Острожчины первые протестантские общины. С тех пор количество протестантов постоянно росла. Особенно этот процесс прослеживается во второй половине ХХ в. [20, л. 1]. В городе Острог в исследуемый нами период жили представители различных протестантских общин: евангельские христиане-баптисты, адвентисты седьмого дня, свидетели Иеговы и пятидесятники [20, л. 2]. По национальной принадлежности представители протестантской общины, как и православные, были преимущественно украинским, хотя к этой конфессиональной общины входили и представители других национальностей [28, л. 11]. Все вышеперечисленные протестантские общины имели преимущественно одинаковый устройство. Их управленческие органы располагались преимущественно в других странах - Германии, США, Швеции, Австрии [28, л. 14].

В 1950-1980-х гг, по данным фондов Острожского районного архива, в Остроге было по одному молитвенном доме каждой протестантской общины [29, л. 2]. Кроме того, представители протестантских общин постоянно проводили собрания в частных домах членов своей церкви. Они собирались для того, чтобы в неофициальной обстановке почитать Библию, а затем обсудить ее и т.д.. Служба проводилась на украинском языке.

Количество представителей протестантской конфессии с каждым годом росла. Больше всего этому способствовала миссионерская деятельность верующих, особенно их священнослужителей - пасторов, которые активно приглашали граждан города на собрания и т.д. [5, 21].

Стоит отметить, что протестантские общины и церкви имели значительную финансовую базу, поскольку получали материальную помощь из-за границы, приваблювало острожан [6, 34].

При молитвенных домах в городе действовали воскресные школы, где занимались с детьми школьного возраста, для молодежи организовывались лекции, обучающие воспитательные часы [19, л. 2]. В воскресных школах детям читали и толковали Библию.

Третьей по численности была община Римско-католической церкви, представителями которой были в основном поляки. Следует отметить, что в межвоенный период римо-католики в Остроге количественно преобладали, ведь в это время город входил в Волынского воеводства Второй Речи Посполитой. После утверждения в крае советской власти большинство поляков были депортированы, часть покинула город добровольно.

сравнению с межвоенного периода, когда римо-католическая церковь финансировалась из местного бюджета, костел функционировал преимущественно за счет пожертвований общины и помощи из Польши.

Но, несмотря на недостаточное финансирование, при костеле действовали воскресные школы, собирали средства для католических семей, которые в них нуждались, организовывали паломнические поездки к святым местам Польской Республики т.д. [13, 3].

Правда, при костеле перестал функционировать убежище, гораздо меньшую материальную помощь начала предоставлять пожилым людям и т.д.. Прекратило деятельность также Польское благотворительное общество, которое выделяло средства для содержания приютов и придавало их гражданам римско-като-лицького вероисповедания и т.д. [31, л. 3]. В Успенском римо-католическом костеле богослужение осуществлялось польском языке [21, л. 6].

В Остроге были также представители греко-католической и еврейской общин. Что касается первой, то ее количество не превышало 20-30 человек. Греко-католического храма в городе не было, поэтому верующие этой конфессии посещали богослужения в римско-католическом костеле или ездили на службу в другие города западноукраинских земель [27, 4].

О еврейской общины города Острога, то следует отметить, что в городе было всего несколько семей. Если сравнить с количеством евреев в городе до Второй мировой войны, то она сократилась в несколько десятков раз. Так, в межвоенный период в городе Остроге евреи составляли 15% всего населения [10, л. 113].

В исследуемый период еврейская община не имела заметного влияния на религиозный, культурный, образовательный и социально-экономическое развитие края.

Смена политических ориентиров после смерти Сталина сказалась определенной мере на отношениях государства и церкви, однако либерализация советского общества проходила болезненно и противоречиво, осуществлялась непоследовательно.

В июле 1954 ЦК КПСС принял постановление "О значительные недостатки в научно-атеистической пропаганде и мерах ее улучшения" [22, 1] которая не была опубликована в прессе. В этом документе определены очередные задачи, пути и методы усиления антирелигиозной пропаганды. Однако в том же году, через несколько месяцев, ЦК КПСС принял другое постановление - "Об ошибках в проведении научно-атеистической пропаганды среди населения" [24, 1], которая сразу же появилась в прессе. В отличие от первого постановления, во второй допускались оскорбительные высказывания о верующего населения. Это постановление было распространено не только в центральной, но и в местной прессе, в том числе и в газете города Острога "Сталинским путем" (современное название - "Жизнь и слово») [22 1].

Вслед за этим в газете начали печататься статьи, в которых обливали грязью священников и мирян, изображали их людьми, которые не заслуживают политическое доверие, были своеобразными врагами народа [3, 3].

Особенно острые высказывания были по римско-католического вероисповедания. Органы власти всех уровней активно вмешивались в дела религиозных объединений, следствием чего стало ограничение их финансирования, храмы города функционировали только за счет добровольных пожертвований прихожан и помощи из-за рубежа (протестанты, евреи и католики) [8, л. 98].

С конца 1950-х гг государственная религиозная политика все больше определялась партийными документами, которые, по сути, приобретали нормативного характера не только для партийных комитетов, но и для советских органов. В частности, в постановлениях ЦК КПСС "О задачах партийной пропаганды в современных условиях" от 9 января 1960 [1, 190] и "О мерах по ликвидации нарушений духовенством советского законодательства о культах" от 13 января 1960 [1, 195] говорилось прежде об активизации наступательного характера антирелигиозной пропаганды и об усилении контроля за соблюдением законодательства о религиозных культах.

Принятые на выполнение партийных директив соответствующие правительственные постановления и инструкции органов контроля существенно ограничивали сферу институционализированные религиозной жизни. Их внедрение существенно усилило напряжение в государственно-церковных отношениях, обострило религиозную ситуацию в обществе, привело к образованию религиозного подполья.

Наладка и функционирования механизма реализации религиозной политики сопровождалось образованием специальных органов контроля и надзора за сферой духовной жизни как общегосударственных, так и местных. Совет по делам Русской православной церкви и Совет по делам религиозных культов, образованные согласно постановлению союзного правительства еще в 40-х гг., Наделялись только функциями посредников между правительством и религиозными институтами и были лишены каких-либо исполнительных полномочий [6, 23-24].

На местном уровне создавались аналогичные органы. В Остроге был создан районный совет по делам религиозных культов, которая занималась изучением религиозной жизни города, собирала информацию о деятельности священников и т.д. [11, л. 45]. К тому же, существовал порядок регистрации пр?? Православную общин и открытия храмов, который отмечался жесткой регламентацией. Например, в Остроге течение 1950-1980-х гг не было открыто ни одного храма.

Следует остановиться на политике местной советской власти по римско-католической общины. Еще во время Второй мировой войны костел закрыли и устроили в нем хранилище для зерна. В 1948 г. помещение костела вернули верующим. Однако уже в 1958 г. издано распоряжение о закрытии всех римско-католических церквей на Волыни [12, 59], в результате чего 1960 костел снова закрыли. Местная власть отобрала ключи от храма, разрушила крест, изъяла религиозные реликвии. На месте костела разместили детскую спортивную школу [32, л. 3]. В очередной раз культовое сооружение вернули 1970

Своеобразной была политика советской власти по протестантских общин, суть которой заключалась в реализации различных принципов по каждой конфессии.

Так, линия на разгром объединений Свидетелей Иеговы и суровые преследования верующих этой религиозной организации беспрекословно доминировала. Результатом попыток прекращения деятельности культа стало укоренение организаций Свидетелей Иеговы в местах их ссылки, а также в регионах острого дефицита рабочей силы, где верующие этой деноминации селились после спецпоселение [5, 22]. Однако массовые аресты активистов объединения и даже тотальное выселение верующих с семьями из западных областей УССР в Сибирь в 1951 г. не дали желаемых результатов.

Политика режима по адвентистского движения предусматривала силовой демонтаж структуры церкви АСД, ограничения миссионерской деятельности пресвитеров, пасторов и проповедников, блокировки координации между отдельными общинами, совершения и углубление раскола в объединениях и церкви в целом, широко организованную при участии органов госбезопасности кампанию по дискредитации адвентизма. Конечно, тактика, которую избрала власть, надеясь на ликвидацию организационной деятельности АСД, как и в случае со свидетелями Иеговы, давала определенные результаты. Адвентистская община Острога в условиях длительного решения проблем церковной организации подвергалась воздействию внутриконфессиональных противоречий.

Политическая линия на централизацию управления пизньопротестантських общины предусматривала их объединение вокруг контролируемого властью центра и ассимиляции в объединенной сообщества как можно большего количества верующих тех деноминаций, непременное элиминация которых не издавалась возможной.

Центральным объектом, на который направлена ​​объединительная стратегия, были христиане веры евангельской, которые имели весьма существенные догматические и обрядовые отличия от евангельских христиан-баптистов [32, л. 6].

Кульминацией неприятие политического режима и его отношение к евангелических движений стало распространение эмиграционных настроений среди пятидесятников.

Вторая половина 1960-1980-х гг характеризуется ослаблением вмешательства государства, а также местного руководства в чисто религиозные дела. Антирелигиозные тенденции конца 1950-х - первой половины 1960-х гг, хотя и в более мягкой форме, наблюдают и в дальнейшем.

Советское религиозное законодательство в 1960-1970-х гг претерпевает определенные изменения. Было конкретизированы ответственность за его нарушение. Власти пытались каждое действие против церкви и религии прикрыть законом. В случае, когда действия против них имели откровенно антизаконный характер, ответственность возлагали не в закон, а на местных чиновников.

Два документа, которые определяли ответственность за нарушение религиозного законодательства, приняла 26 марта 1966 Президиум Верховного Совета УССР. Указ "Об административной ответственности за нарушение законодательства о религиозных культах» [1, 200] определял нарушения законодательства.

Такими действиями считали уклонение руководителей религиозных организаций от регистрации объединения в органах власти, нарушение правил организации проведения религиозных собраний и других акций, организацию и проведение служителями культа детских и юношеских религиозных собраний и кружков, других мероприятий, которые не имели отношения к отправления культа. За подобные нарушения предусматривался штраф в размере 10 руб [7, л. 87].

Значительное внимание в борьбе с религией уделяли и атеистическом воспитанию. Так, 16 июля 1971 года было принято постановление ЦК КПСС "Об усилении атеистического воспитания населения" [9, л. 6], в которой отмечалось, что в ряде регионов, в том числе на Ровенщине, "партийные органы и идеологические учреждения уменьшили внимание к атеистического воспитания населения, нередко допускают примиренческое отношение к распространению религиозных взглядов" [10, л. 4]. Соответственно, ставились задачи активизировать атеистическую пропаганду и воспитание.

Однако смягчение антицерковных акций в середине 1960-х гг не означало глубинных изменений в отношении партии и ее вождей к религии и церкви. Курс на внедрение религиозной жизни с применением новых форм и методов антицерковной политики было начато. С целью концентрации усилий по обеспечению политического курса партии и государства по отношению к церкви, усиления контроля за соблюдением действующего законодательства, выработки четких рекомендаций относительно дальнейших анти-церковных мероприятий и их внедрение было принято Постановление Совета Министров СССР от 8 декабря 1965 По данным Постановлением СДРПЦ и РСРК были объединены в единый орган - в этом Постановлении обозначены функции Совета по делам религий (ССР) при Совете Министров СССР. Совместным Постановлением ЦК КП Украины и Совета Министров УССР от 25 января 1966 создан аппарат уполномоченного ССР при Совете Министров СССР по Украинской ССР. Существенное расширение круга задач, функций и полночий государственных контрольных ведомств в течение двух десятилетий своего существования впервые было закреплено "Положением о Совете по делам религий при Совете Министров СССР", утвержденного Постановлением союзного правительства от 10 мая 1966 [1, 201].

Стоит отметить, что ситуация в Остроге была подобна общегосударственной. Все постановления печатались на страницах газеты "Сталинским путем".

В ответ на общесоюзные и республиканские постановления местная коммунистическая власть Острога выдает аналогичные акты, касающиеся всех жителей города и Острожского района.

С конца 1960-х гг в стране начинается усиление тотального контроля за деятельностью еврейской синагоги. Это было непосредственным образом связано с беспрецедентной антисионистской кампанией, развернутой после войны 1967 г. и разрыва дипломатических отношений с Израилем. Эта кампания не прекращалась до конца 1980-х гг [15, 12]. Однако следует отметить, что Острог эта кампания почти не коснулась, ведь, как отмечалось, в Остроге после Второй мировой войны евреев почти не было [13, 3].

Важное место в атеистическом воспитании отводилось СМИ и сфере культуры. Атеистическое воспитание должно было охватить как можно больше сфер человеческой жизни. Весил орудием для местного Острожского руководства была газета "Сталинским путем", в которой публиковались различные антирелигиозные статьи и материалы [19, 22, 23, 24].

Местная власть пыталась ослабить религиозные влияния из-за уменьшения количества людей, принимавших участие в различных религиозных обрядах.

В период происходит смягчение политики по католической общины. Это объясняется тем, что на этом этапе происходит определенная нормализация отношений Москвы с Ватиканом [3, 227].

Восстанавливается издательство религиозно-общественного издания Луцкого римско-католической епархии "Крики из Волыни", в котором печатались различные статьи на религиозную, культурную, историческую тематику, помещен календарь памятных дат римско-католической церкви, а также публиковались новости римско- католической общины края, новости из Варшавы и других городов Польши [18, л. 7].

Несмотря на определенную либерализацию религиозной политики, килькость верующих уменьшалась, особенно это касается православной общины. Население города меньше ходило в церковь, церковные обряды крещения, венчания и т.д. верующие проводили тайно [13, 3].

целом можно сделать вывод, что религиозная политика местного советского руководства города Острога не отличалась от общегосударственной. Она была направлена ​​на уничтожение религиозности населения, на внедрение атеизма. Во второй половине 1960-1980-х гг происходит определенная либерализация религиозной политики, и все равно верующие не были свободными в своих религиозных взглядах.

Источники и литература

1. Баран В. Украина: новейшая история (1954-1991) /В. Баран. - Л.: Ин-т украиноведения им. И. Крипякевича НАН Украины, 2003. - 670 с.

2. Баталов В. Мероприятия по непокорных ... /В. Баталов //Сталинским путем. - 1961. - 22 февраля. - С. 2.

3. Бойко Г. Сопротивление греко-католиков религиозной политике советской власти в западных областях Украины (середина 50-х - середина 60-х гг.) /Р. Бойко //Наук. зап. Нац. ун-та "Острожская академия". Исторические науки. - Вып. 10. - Острог, 2008. - С. 226-239.

4. Вальдман В. Из жизни еврейской общины Острога. [Воспоминания современника] /В. Вальдман //Жизнь и слово. - 1998. - 21 окт. - С. 2.

5. Ольховый Ю.В. Политика советского государства по протестантских церквей в Украине: (середина 40 - 70-х годов.): Автореф. дис. ... канд. ист. наук: 09.00.11 /Ю.В. Ольховый. - М., 2003.

6. Войналович В.А. Партийно-государственная политика в отношении религии и религиозных институтов в Украине 1940-1960-х годов: политологический дискурс /В. А. Войналович. - М., 2006.

7. Государственный архив Волынской области (далее - ДАВО), ф. 56, оп. 7, д.. 221.

8. ДАВО, ф. 56, оп. 7, д.. 302.

9. ДАВО, ф. 56, оп. 7, д.. 409.

10. Государственный архив Ровенской области (далее - ГАРО), ф. 42, оп. 3, д.. 22.

11. ГАРО, ф. 42, оп. 3, д.. 28.

12. Кузнецов В. Острожский фарный костел XV-XX вв. г. Острог /В. Кузнецов //Материалы IV научно-крае-знал. конф. "Острог на пороге 900-летия". - Острог, 1993. - С. 57-61.

13. Кондратюк Г. Советская власть в Остроге [воспоминания современника] /Г. Кондратюк //Жизнь и слово. - 1992. - 11 февр. - С. 4.

14. Манько М.П. Девьятсотлитний Острог /М. П. Манько. - Острог, 2000. - 35 с.

15. Манько Н. Неопубликованные исторический очерк и записи легенд с Острожской еврейской древности русского литератора Пантелеймона Юрьева /М. Манько, Р. Шпизель //Материалы ХИИ Междунар. наук. конф. "Еврейская история и культура в странах Центральной и Восточной Европы - еврейское краеведение и коллекционирование". - М.: [б. в.], 2003. - С. 191-198.

16. Новосилецький А. Острог на Волыни /А. Новосилецький. - Острог, 1999. - 160 с.

17. Острожский районный архив, ф. 12 оп. 1, д.. 2.

18. Острожский районный архив, ф. 12 оп. 1, д.. 3.

19. Острожский районный архив, ф. 12 оп. 1, д.. 4.

20. Острожский районный архив, ф. 14 оп. 2, д.. 3.

21. Острожский районный архив, ф. 14 оп. 2, д.. 6.

22. Об атеистическую пропаганду в Остроге //Сталинским путем (Острог). - 1955. - 9 февраля.

23. О задачах партийной пропаганды в современных условиях //Сталинским путем. - 1960. - 4 февраля. - С. 2.

24.; О значительные недостатки в научно-атеистической пропаганде и мерах ее улучшения //Сталинским путем. - 1954. - 12 апр. - С. 1.

25. Равчук Г. Острог и его окрестности /Г. Равчук. - Л.: Книжно-журнал. изд-во, 1960. - 116 с.

26. Равчук Г. Острог. Краеведческий очерк /Г. Равчук, И. Ткач. - Л.: Каменщик, 1987. - 47 с.

27. Т Качук И. Город юности моей. [Воспоминания современника] /И. Т Качук //Жизнь и слово (Острог). - 1999. - 19 окт.

28. Фонды Острожского государственного историко-культурного заповедника. Сборник советского периода. - КН5123.

29. Там же. - КН5124.

30. Там же. - КН5125.

31. Там же. - КН5126.

32. Там же. - КН5127.





Пошук по ключовим словам схожих робіт: