Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
Психологический анализ проявлений жестокости в борьбе СБ ОУН (б) с сексотстве на территории Волыни в послевоенный период (1944-1951 гг)
статті - Наукові публікації

Я. М. Антонюк -
аспирант кафедры истории Украины Национального университета "Острожская академия"

П. А. Кисляк - врач-психиатр Волынской областной психиатрической больницы № 2 (г. Олыка)

В статье на основе архивных материалов, научных публикаций и монографий по историческому и психологического взглядов проанализированы проявления жестокости в борьбе СБ ОУН (б) с сексотстве на территории Ровенской и Волынской областей в послевоенный период.

Ключевые слова: Служба безопасности, советский агент, казнь, жестокость.

Антонюк Я. Н., Кисляк П.А. Психологический анализ проявлений жестокости в борьбе СБ ОУН (б) с сексотстве на территории Волыни в послевоенный период (1944-1951 гг.). В статье на основе архивных материалов, научных публикаций и монографий с исторической и психологической точек зрения проанализированы проявления жестокости в борьбе СБ ОУН (б) с сексотстве на территории Ровенской и Волынской областей в послевоенный период.

Ключевые слова: Служба безопасности, советский агент, казнь, жестокость.

Antonyuk Ya. M., Kvslvak P. А. Psikhological Analysis of Displays of Cruelty in the Fight of SB OUN (b) with Seksots on Territory of Volyni in a Post-War Period (1944-1951). In the article on the basis of the archived materials, scientific publications and monographs from the historical and psychological point of view the displays of cruelty are analysed in the fight of SB OUN (b) with seksots on territory of the Rovno and Volyn areas in a post-war period.

Key words: Service Safety, soviet agent, execution, cruelty.

Постановка научной проблемы и ее значение. Неоднократно в исторической литературе, особенно советского периода, описывались ужасные преступления Службы безопасности ОУН (б) относительно местного гражданского населения. Отмечалось патологической жестокости есбивцив, при этом убедительных объяснений этого явления не предоставлялось. Поэтому, нужно беспристрастно рассмотреть эту проблему с исторического и психологического взглядов.

Изложение основного материала и обоснование результатов исследования. В течение всего времени деятельности ОУН на Волыни главным и наиболее опасным ее врагом были вражеские агенты. Именно они наносили наибольший вред национально-освободительному движению. Согласно словам командира УПА-Север И. Литвинчука ("Дубового") и многих других комбатантов, без помощи агентов враждебные силы не могли нанести никаких серьезных потерь оуновском подполью. В статье Степана Бандеры "Пляновисть революционной борьбы на земле" говорится: "Эта система охватывает и пронизывает всю государственную систему, производства, войско, школу, семью, Церковь, врывается в исповедальне. Это наиболее сутниша природа большевизма, его единственная сатанична сила. Освободительная революция должна прежде с ней бороться, ее преодолеть. Все иные силовые факторы большевизма - это только слуги и средства, производные и ответвления системы террора и сексотивизму, что на нее опираются и с ней падают "[5, 90]. Наибольшей кульминации эта борьба достигла в послевоенный период. Советскую агентуру, которая действовала в среде, окружавшей подполья, сами оуновцы называли "внешней", или "сексотами" (от рус. Секретный осведомитель), а ту, которая действовала внутри ОУН и УПА - "внутренней". По способам вербовки сексотов разделяли на тех, которые пошли на сотрудничество с советскими спецслужбами добровольно, а также на тех (самая многочисленная группа), которые были завербованы методами угроз и пыток, а по интенсивности работы сексотов разделяли на активных и пассивных.

Пытаясь уничтожить оуновское подполье, советские спецслужбы главное внимание обращали на "массовость и систему" в развитии агентурной сети среди местного населения [9, 198]. В условиях полной зависимости ОУН и УПА от материального обеспечения их местным населением это обернулось в изоляцию и значительные лишения для подпольщиков. Постоянное недоедание, изнурительные переходы, недостаток медикаментов, часто даже невозможность развести костер, чтобы высушить одежду, выражалось в осознании жертвенности своей борьбы, вере в ее "святость" и абсолютном неприятии несогласных с идеологией ОУН. Характерно, что во всех гражданских войнах, черты которых имела и борьба ОУН послевоенного периода, насилие неизбежно заменяло правовые отношения. Враждующие стороны старались не только сохранить себя, но и за возможности навязать свою волю другим. При этом они были искренне убеждены, что делают не только для себя, но и для всех других добро [12].

Тем более это касалось сексотов, через которых каждому подпольщику приходилось пережить невзгоды. Психоэмоциональное напряжение, особенно так называемые отрицательные эмоции - страх, зависть, ненависть, печаль, горе, печаль, злость - ослабляли деятельность центральной нервной системы [33, 21]. Также удручающее впечатление на есбивцив производили значительные потери среди подпольщиков, происходили преимущественно через работу сексотов. Поэтому убийство вражеского агента подпольщики воспринимали как личную месть. Так, боевка СБ "Сыча" в с. Ворокомле Любешевского района заколола шомполом сексотку, которая сообщила РО НКВД, в селе были оуновцы [30].

Выявление эмоций и соответственно неадекватно жестокие действия зависели также от личного характера человека, его уровня самоконтроля [18]. Согласно показаниям арестованного опергруппой Головнян-ского РОВД боевика Ф. Капитана ("Грушенко"), комендант СБ И. Данилевич ("Кот"), который впоследствии сам возглавит агентурно-боевую группу МВД, высказывался, что когда убивает сексота, ему " на душе становится легче "[15]. Кроме того, следует учитывать так называемый боевой стресс, который переживали бойцы. Многих опасность и убийства, которые они совершали, в определенном смысле возбуждающее. Особенно это касается боевиков, попавших в круговорот борьбы подростками и заставлю?? И были быстро усвоить новую реальность. Именно они получили больше психологических травм и поэтому нередко были крайними фанатиками, на грани суицида не считались с жизнью врага и своей собственной [14]. Есбивци фактически сосуществовали со смертью. Поэтому она непосредственно влияла на их мировоззрение, поведение и события, в которых приходилось участвовать [4].

В случае розконспирування сексоты пытались сменить место жительства, переселяясь обычно в другие регионы или города. Следствием таких действий советской власти было внедрение коллективной ответственности. Согласно инструкциям ОУН "Конкретные завданникы" за действия предателя соответствовала его семья [10, 15]. Это должно было запугать сексота, вывести его из душевного равновесия [31].

Решал наказывать одного человека или всю семью сексота референт СБ, по обстоятельствам и донесения осведомителей. 27.03.1946 г. в с. Берестяны Киверцовского района боевка СБ Ф. Папижука ("Гонты") повесила целую семью Гриценко. На дверях дома была оставлена ​​надпись: "Кто будет доносить НКВД и НКГБ будет ждать такая же смерть" [8, 29]. При этом следует выделить внешние и внутренние факторы напряженности, которым подвергался следователь и референт СБ.

К внешним (объективные) детерминант следует отнести: 1) определенное решение сложной ситуации, 2) несоответствие имеющихся средств степени сложности задачи, 3) противостояние окружения; 2000. текучесть обстоятельств 5) неблагоприятное стечение обстоятельств, 6) отсутствие какой-либо помощи.

Среди факторов могут быть выделены следующие: 1) ощущение собственного бессилия, 2) наличие риска для здоровья и жизни, 3) поиск наилучшего решения, 4) борьба мотивов, 5) борьба с "самим собой", 6) психическая истощаемость, 7) отрицательные психические состояния (неуверенность в себе, готов-ность, подавленность, апатия и т.д.) 8) функциональная неготовность к реализации цели (недостаточность знаний, умений, навыков).

Среди социально-психологических факторов следует выделить: 1) поступления большого количества информации одновременно, 2) непонимание требований руководства, 3) необходимость срочного принятия решения, 4) отсутствие опыта преодоления сложных ситуаций; 5) осознание собственной ответственности за конечный результат, 6 ) ограничение определенных возможностей (интеллектуальных, физических, эмоциональных, функциональных) и средств (инструментов, приборов, машин и т.п.) [23, 168-171]. Итак следователь СБ, нередко подвергаясь психоэмоциональном напряжению, не мог принять правильное решение. Относительно возрастных категорий, согласно инструкциям ВБ сексотом могла быть и пожилой человек, и ребенок. Например, в информации СБ по июнь 1946 сообщалось, что НКВД вербует агентов среди детей от 8 до 0, лет, действующие под видом пастухов, батраков, нищих и т.д. [6, 48]. Именно поэтому во казнь могли попасть лица любого возраста и пола. Например, 6.03.1947 г. боевка СБ П. Гараджука ("Андрея") в с. Борохов Киверцовского района порубила семью сексота Петра Панасюка: его жену Ульяну, шестилетнего сына Григория и четырехлетнюю дочь Галину [21].

Важным стимулом ненависти эсбистов к сексотов были репрессии советской власти по семей подпольщиков. Важную роль в их проведении играли местные активисты и сексоты, которые нередко таким образом за рухунок чужой беде хотели улучшить свое материальное положение или отомстить за определенные образы. В листовке ОУН за январь 1946 отмечалось: "У нас не должно быть жалости к сексотов и предателей, потому что они также не учитывают своих братьев, выдают смерть или в Сибирь. Сексот это наиболее подлый человек. Это вообще не человек, это собака. Для этого ему предстоит собачья смерть "[17 295]. Во время выселения семей оуновцев в с. Буцин Старовиживского района конце 1946 активисту Семену Троцевичу руководство приказало идти в лес к пастухам, чтобы те гнали скот выселенных в колхоз. На дороге его встретили местные боевики А. Сметюх ("Маяк") и М. Тытюк, долго били, после чего содрали со лба кожу и выбросили в канаву [29]. Боевка СБ убила и сожгла на костре дяди автора ВБ В. Стасюк ("Льва") из с. Зверей Луцкого района, которого заподозрили в том, что по его доносу семью подпольщика выселили в Сибирь [2, 15].

Чтобы запугать других сексотов, участники СБ распространяли между населением листовки: "Перед народом ни один сексот не сможет скрыть своей позорной работы, потому что вслед и следим за каждым его шагом, постигнет его, когда он этого меньше будет надеяться ... Многие из тех, что недавно верили в силу своих енкаведивських опекунов и продавали им народ, гниют сегодня в сырой земле "[28, 75]. Иногда тела казненных местным жителям запрещали хоронить на кладбищах. Боевка СБ И. Собуцкого ("Субботы") в с. Заполье Любомльского района ночью зарубила трех советских сексотов. При этом они оставили записку, в которой запрещали похоронить их тела, угрожая в случае непослушания: "И с вами так будет" [26]. Нередко дом сексота сжигали вместе с телами казненных. Также распространенным явлением были подвергнуты осужденных пыткам, искажения трупов, выбрасывание тел в заброшенные колодцы или водоемы. В течение 1947-1948 гг боевка СБ в с. Дермань Ровенской обл. убила 16 человек, а их тела выбросила в колодец. Как показала судебно-медицинская экспертиза, проведенная 10.03.1953 г., одного из мужчин задушили при помощи петли из проволоки и деревянной палки, другому в голову виткнулы железный зуб с крестьянских борону, а в черепе погибшей женщины обнаружили протянутый через ушные раковины железный прут, на который было намотано волос [11, 4]. Приходится констатировать факт, что человек способен на ужасные и масштабные злодеяния по себе подобных, на что нездатная никакое другое существо. Чаще насилие индуцируется, пробуждается и подогревается тем или иным мотивом, основанием, которое может быть весьма незначительной или вовсе надуманной [16].

По словам референта СБ краевого провода "Одесса" (Ривненская область) С. Янишевского ("Дальнего") в подполье царил "психоз страха, вызванного руководителями ОУН, которые заявляли, что на каждом месте, в каждой деревне есть массовая количество советской агентуры ... ". Это состояние походил неврозом. Панические атаки возникают неожиданно в любое время дня или ночи и длятся от нескольких секунд до 30 минут. При этом человек предчувствует несчастье или смерть. Психонейрофизиологы считают, что во время панической атаки нарушаются химические процессы в мозге, в результате чего он получает ложные сигналы бедствия. Повышение активности определенных участков мозга приводит к выбросу норэпинефрина (норадреналина), который вызывает симптомы, присущие панической атаке [19].

Как указывают многочисленные факты, атмосферу террора и подозрения различными методами пыталась подогревать советская сторона. В частности, зная о методах работы СБ Хрущев рекомендовал НКВД 21.09.1945 г. подставлять под удары оуновцев "враждебные элементы деревни - кулаков, священников, торговцев" [3]. Особенно часто скомпрометированными были родственники подпольщиков.

Ситуация, в которой предателями становились родные подпольщиков (или они умышленно были скомпрометированы советскими спецслужбами), заставляла их, под давлением других подпольщиков, чтобы реабилитировать себя и свои семьи прибегать к терактам над родственниками. Участник отряду СБ "Сыч" А. Марчук из с. Овло-чин Владимир-Волынского р-на лично повесил свою жену, узнав, что она сотрудничает с НКВД [13]. Секретарь СБ П. Копищик ("Гонка") из с. Люхчаны Сарненского района убил свою тещу А.Костюк и сестру жены, обвиняемых в сексотстве [32]. Следует сказать, что во время войны, человек душевно "черствеет", теряет веру в справедливость, веру в человеческих ценностях [16]. Адаптируясь к ужасам, которые переживает человек сам постепенно меняется, становится способным на поступки, которые в прошлом не способна была совершить [25].

Учитывая провокационную работу советских спецслужб и сложные условия работы СБ, невозможность проверить данные информаторов, при ликвидации сексотов нередко возникали ошибки. На хуторе Лагожа возле с. Броды Ратновского района в риге зажиточного крестьянина С. Гурского отряд красных партизан внезапно окружил и уничтожил боевку УПА И. Баранчука ("круизных") [24]. Подозрение в сексотстве упала на хозяина усадьбы, которого в момент боя не было дома. Себастьяна и его отца Ефрема СБ уничтожила тогда, когда те восстанавливали сожженную хату. После того случая семья стала скрываться от оуновцев у родственников. Однажды вечером, когда Гурски сели ужинать, в них вошли подпольщики. Все подумали, что их выследили, чтобы добить, но, как вспоминает А. Гурская, оуновцы сняли шапки и стали жалобно просить прощения: "Не надо вам прятаться. Чужие тогда были, не знали вас. А люди сказали, что поехал лошадью Себастьян, мы и подумали, что выдал он нас. Теперь мы все знаем. Простите нас, мы вам беды не причиним. И не прячьтесь. Очень жаль, что так получилось "[22].

На массовые ошибки при уничтожении людей, заподозренных ВБ в сексотстве, обращало внимание руководство ОУН. В инструкции для работников СБ по 25.12.1946 г. отмечалось: "Часто встречается еще в территории сознательное ликвидации невинных людей, руководствуясь только аргументом т. н. "Чистой работы" - мол, этот человек является мне подозрительный ". Поэтому запрещалось ликвидировать лиц, вина которых была не вполне доказана, а также неактивных сексотов [7, 24]. Кроме того, многие есбивцив от длительной ожесточенной борьбы в условиях фактического признания ее обреченности болели посттравматическими расстройствами, синдромами хронической усталости, боевыми психическими травмами [1, 37]. Поэтому, несмотря на нецелесообразность проведения массового террора советской агентуры, начиная с 1950 г. ВБ постепенно прекращает масштабные ликвидации сексотов.

В начале любой войны есть ее сторонники и противники, однако во время нее и особенно в период максимального накала она приобретает характер феномена. Фетишируется все - государство, народ, вожди, идеи, история, символы, и все превращается в идолов, перед которыми уже не может устоять ничто и никто. Все приносится в жертву [27, 635].

Масштабная ликвидация ВБ сексотов среди гражданского населения нанесла украинскому обществу большой моральной травмы, которая проявлялась еще долго в искалеченных судьбах жертв этой трагической борьбы. Яков Петручик из с. Шменьки Ратновского района, случайно выжил после ликвидации его семьи из семи человек на Рождество, не мог избавиться от страха (хронического невроза) всю жизнь. Как сообщала районная газета, каждый год на этот праздник: "... в его жилах стынет кровь, безумно стучит сердце, давит в висках. А потом из груди вырывается стон - тяжелый, болезненный. Но только ступит за порог, и силы оставляют его. Приседает на белый холодный снег. И ничего не может сделать, чтобы не слышать выстрелов, рассекающих ночь, обжигают грудь. Но кровавая ночь не забывается до сих пор "[20]. Однако следует четко понимать, что многие жертвы борьбы СБ с вражеской агентурой была непосредственной работой советской власти. Трагизм ситуации заключался в том, что советские агенты, фактически обрекая часть односельчан насмерть, вскоре сами погибали от рук боевиков СБ или даже агентурно-боевых групп (АБГ) НКВД-НКГБ-МВД-МГБ.

Заключение. Характеризуя борьбу ВБ с сексотстве среди местного населения и легальной сети ОУН, следует отметить, что она?? Абрала самых жестоких и трагических форм. Вместе с тем именно преступная деятельность советских спецслужб спровоцировала такие действия. Кроме огромного количества невинных жертв, украинское общество претерпело страшный удар по ментальности нации. Сексотство, как тяжелая болезнь, поразила Волынское село, принесла болезненный излом традиционной христианской морали, оставила в обществе глубокую моральную травму, последствия которого ощутимы и до нашего времени.

Источники и литература

1. Александровский Ю. Социальные катаклизмы и психическое здоровье /Ю. Александровский //Наука и жизнь. - 2008. - № 1. - С. 36-39.

2. Архив УМВД Украины в Волынской области. Учетная дело на семью Стасюка Владимира Гавриловича, 1922 г. р., Урожд. с. Зверей Луцкого района. - Спр. 5089.

3. Баталов В. Террор /В. Баталов //Замковая гора (Острог). - 2005. - 25 июн.

4. Бахтняров А. повстанец и смерть /Олег Бахтняров. - Режим жоступу: http://www.psychology.ru/publication /item 13. Httm

5. Веденеев Д. Поединок без компромиссов. Противоборство спецподразделений ОУН и советских сил 1945-1980-е гг /Дмитрий Веденеев, Геннадий Быструхин. - К.: Генеза, 2007.

6. Отраслевой государственный архив Службы безопасности Украины (далее - ОГА СБУ), ф. 13, д.. 372, т. 23 (Документы, характеризующие организационну и практическую диверсионно-террористическую деятельность т. н. Службы Безопасности, вооруженного бандоунивського подполья в период 1944-1953 гг.)

7. ОГА СБУ, ф. 13, д.. 376 т. 51 (Документы и материалы ОУН. Об организации службы безопасности (СБ) ОУН, ее задачи и практическую деятельность).

8. Государственный архив Волынской области (далее - ДАВО), ф. Р-511 (Прокуратура Волынской обл.), Оп. 2, д.. 29 (спецдонесения районных прокуроров за 1946 г.).

9. Государственный архив Ровенской области (далее - ГАРО), ф. Р-30 (Коллекция документов по истории ОУН и УПА), оп. 2, д.. 32 (Учебник для службовникив Безопасности).

10. Там же. - Спр. 38 (Ежедневные рапортички из сел районов).

11. Там же. - Спр. 119 (Акты о выявлении жертв террора СБ в с. Устенске-2).

12. Зарубин А. Феномен гражданской войны /А. Г. Зарубин. - Режим доступа: http://www.ironcross- cma.com/content/viev/968/54 /

13. Касьян м. Не видбрешетесь изуверы /М. Касьян //Слово правды (Владимир-Волынский). - 1964. - 14. трав.

15. Китаев-Смык Л. Психология боевого стресса /Л. Китаев-Смык. - Режим доступа: http://www.kitaev- smyk.ru/node/46

16. Кромской М. Вчерашние тени. Воспоминания чекиста /Николай Кромской //Советская Волынь (Луцк). - 1988. - 19, 20, 22, 23, 27, 29, 30 февр.

17. Лекция 2. Насилие, убийство, терроризм, война, геноцыд. - Режим доступа: http://www.humanism.ru/anticennosti/antivalues2httm.

18. Летопись УПА. Т. 8. Новая серия. Волынь и Полесье: УПА и Заполье, 1944-1946: документы и материалы /П. Сохань, П. Потичный и др.. (Ред.), А. Вовк, С. Кокин (Упоряд.). - М.; Торонто: Летопись УПА, 2006.

19. Навроцкая Г. Отравление. эмоциями /Галина Навроцкая //Правительственный курьер. - 2003. - 8 июня.

20. Навроцкая Г. Неврозы - это беспокойство и боль /Галина Навроцкая //Правительственный курьер. - 2003. - 22 нояб.

21. Ньорба К. Кровавая ночь /К. Ньорба //Красное знамя (Ратно). - 1987. - 28 май.

22. Петренко П. Не люди - нелюди /П. Петренко //Ленинским путем (Киверцы). - 1988. - 8 июля.

23. Петух В. Трагедия на хуторе Лагожа /В. Пивень //Ратнивщини (Ратно). - 2003. - 14 окт.

24. Психология следственной деятельности: учеб. пособие. /Под. ред. Л. И. Казмиренко. - М.: Правовое единство, 2000.

25. Сидорук Ф. Как погиб сотенный /Ф. Сидорук //Наш город (Нововолынск). - 2002. - 3 января.

26. Тарабрина Н. Психологические последствия войны /В. Тарабрина. - Режим доступа: http://www. psychologynn.chat.ru/extreme/extrem2.httm

27. Трофимук В. Следы Иуды /В. Трофимук //Молодой ленинец (Луцк). - 1980. - 10 апр.

28. Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности /Э. Фромм. - М.: АСТ, 2006.

29. Центральный государственный архив высших органов власти и управления Украины, ф. 3833 (Краевой провод ОУН на западноукраинских землях), оп. 1, д.. 233 (КП ОУН на ЗУЗ. Служба безопасности).

30. Чабан А. Проклятые землей и людьми /А. Чабан //Сельские новости (Старая Выжевка). - 1980. - 22 май.

31. Черняк М. Жажда /М. Черняк //Новая жизнь (Любешов). - 1989. - 12, 15 июн.

32. Щеглов А. Анатомия терроризма: проблемно-психологический анализ /А. В. Щеглов. - Режим доступа: http://www.psyfactor.org/lib/terror11.httm

33. Яковенко П. В рябине ночи /П. Яковенко //Смена (Ровно). - 1973. - 9 июн.

34. Яковлев С. Эмоции, неврозы, депрессии /Сергей Яковлев //Спортивная жизнь России. - 2002. - № 12. - С. 20-23.





Пошук по ключовим словам схожих робіт: