Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
ГРАДОНАЧАЛЬНИЦТВО КАК СУБЪЕКТ ОХРАНЫ ПРАВОПОРЯДКА НА ЮГЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ в XIX СТ.
статті - Наукові публікації

Юрий И. A., ОГУВД

Статья посвящена правовым аспектам градоначалъничества как института государственной власти на юге Российской империи. Рассмотрены особенности деятельности градоначальников по обеспечению правопорядка в XIX в.

The article is devoted to legal aspects of governorate as institute of the government in the south of the Russian empire. Features of activity of the city governors on law and order maintenance in the XIX century are considered.

Градоначальництво как особый институт местной власти появился в начале XIX в. в условиях огосударствления важнейших направлений социально-экономической и культурной жизни южного региона в процессе его интеграции в Российской империи. Организация градона-начальства была обусловлена ​​необходимостью установления на присоединенных приморских территориях соответствующего правопорядка. Как подчеркивал известный правовед XIX в. А. Д. Градовский, основаниями для изъятия градоначальству из общего губернского управления был их особый статус городов-портов, важных для ведения внешней торговли, а также наличие переселенцев, требовали особых мер попечения и полицейского надзора [1, с. 135]. Отдельные аспекты Градоначальницкой власти рассматривались также в работах дореволюционных исследователей В.М. Грибовского, А. А. Скальковского, K. М. Смольянинова, современных историков В. Дмитриева, П. Херлихи, Р.К. Феденева, А. П. Якубовского [2 - 6]. Однако правозащитный аспект функционирования института градоначальницгва остался вне поля зрения исследователей. Цель этой статьи заключается в освещении проблемы правового регулирования деятельности градоначальников по обеспечению правопорядка, ее особенности на юге Российской империи в XIX в.

Уже в первых учредительных документах начала XIX в. по организации института градоначальництва акцентировалось внимание насущную необходимость установления особой местной власти в южных портовых городах Российской империи для обеспечения правопорядка. Так, в императорском указе 1802 по созданию Николаевской, Екатеринославской, Таврической губерний и организации там судопроизводства было указано, что четыре портовых города - Одессу, Херсон, Таганрог, Феодосию, планировалось изъять из губернского подчинения и установить там особую форму управления во главе с градоначальником [7]. Впоследствии названные в указе города, кроме Херсона, стали центрами градоначальству. По указанным документом градоначальнику поручалось главное управление городом, руководство полицией, контроль за деятельностью магистрата и содействие его работе по ускорению решения дел, опеки торговлей и мореплаванием, надзор за всеми местными общественными учреждениями, защиту жителей градоначальства.

Первые градоначальники подчинялись непосредственно царю и министерству внутренних дел и одновременно освобождались из-под власти местного губернатора. Однако в необходимых случаях градоначальник мог рассчитывать на поддержку и помощь губернатора, задачей которого было содействие созданию градоначальству. Это было сформулировано в императорской установке николаевском военному губернатору Беклешеву 1803 В документе акцентировалось внимание на том, что градоначальник должен обеспечить для переселенцев надежную защиту и правопорядок [8, л. 5-6].

Подробное изложение правоохранительных функций градоначальника содержится в указах и наставлениях Александра I по градоначальництва Армана Эммануэля дю Плесси Дюка де Ришелье в Одессе [9, 10]. О славных делах этого выдающегося градоначальника благодарные одесситы помнят и сегодня. В обязанности градоначальника входило: руководство во вверенном ему городе всеми правительственными учреждениями, в частности: городской полицией, таможней, карантином, общественными учреждениями, выдача паспортов лицам, занимающимся торговыми делами в градоначальству и документов, позволяющих выезд за границу, на проезд в пределах империи, управление всеми делами, касающимися благоустройства города, а также утверждение всех решений по указанным проблемам, осуществление контроля за эффективным решением дел в судебных органах, внесение своих предложений по скорейшему решению различных вопросов, обращение в случае промедления непосредственно в министерство внутренних дел . Из-за отсутствия в градоначальству коммерческого суда градоначальник должен был выполнять функции судьи по торговым вопросам [8, л. 24].

При назначении первых градоначальников - Ришелье в Одесское градоначальство, А. А. Дашкова - в Таганрогское (1803 p.), А. С. Феньша - в Феодосийское, одним из их обязанностей определялось также создание на подведомственной территории коммерческих судов для разрешения споров между купцами. До основания коммерческого суда градоначальник сам должен был принимать решения о согласовании торговых споров. Первый коммерческий суд был основан в Одесском градоначальству в 1808 благодаря ходатайству и значительной подготовительной работе по организации его функционирования, проводимой Ришелье. Он также принимал непосредственное участие в разработке устава коммерческого суда, который был утвержден императором 10 марта 1808 Документ трактовал опеку градоначальника над коммерческим судом как один из его основных функциональных обязанностей [11]. Этому посвящен отдельный раздел устава, который регламентировал взаимоотношения коммерческого суда с градоначальником, дополнял полномочия по надзору за функционированием учреждения. Опека градоначальника над коммерческим судом положительно повлияла на организацию и развитие торговли в г. Одессе, способствовала распространению опыта в регионе. Значительно улучшилась процедурами?: А рассмотрения дел, что способствовало росту доверия торгового контингента населения к местной власти.

Впоследствии коммерческие суды по настоянию градоначальников и городских общин были основаны в других градоначальству. Так, май 1808 на таких же условиях, что и в Одессе, был создан коммерческий суд в Таганроге, позже - в Феодосии и Измаиле. Традиции, заложенные коммерческими судами, в организации которых значительную роль сыграли градоначальники с прогрессивными взглядами, такие как Ришелье, Б.Б. Кампенгаузен, С. А. Тучков, П. Ф. Местмахер и другие, способствовали развитию торгово-экономического судопроизводства, формированию культуры предпринимательства и его правовой защиты. Более детальный анализ роли градоначальницгва в организации коммерческих судов и торгово-экономического судопроизводства на юге Российской империи первой половины XIX в. содержится в статье сборника научных трудов "Актуальные проблемы государства и права" за 2009 г. [12].

Градоначальник как главное должностное лицо в градоначальству объективно представлял интересы центральной власти. Для обеспечения правопорядка он был наделен широкими полномочиями, координировал деятельность полиции. Функции градоначальника постепенно накапливались, конкретизировались по обстоятельствам, и в конечном итоге нашли закрепление в узаконениях как своеобразная система, в которой четко прослеживались следующие направления: городское управление, развитие торговли, экономики, культуры, образования, здравоохранения, правоохранительная деятельность и полицейский надзор. Правоохранительная сфера функционирования градоначальництва была тесно связана с внутренней политикой царского правительства и статусом портовых городов, как особых санитарных зон.

В первой половине XIX в. особое значение имели Одесское, Таганрогское (значительную часть территории которого составляли украинские земли), Феодосийское, Керчь-Еникальское, Измаильское градоначальства. В 1873 г. к ним присоединилось Севастопольское, а в начале XX в. были основаны Николаевское и Ялтинское градоначальства. Институт градоначальництва сыграл значительную роль в ускорении колонизации и развития юга Российской империи, внедрении различных мер поощрения переселенцев к постоянному здесь проживания.

Предложения градоначальников по улучшению организации обеспечения правопорядка в регионе часто принимались во внимание правительством. Особо следует отметить инициативы одесских градоначальников Ришелье, А. Ф. Ланжерона, А. И. Казначеева, П.Ф. Местмахера, П.А. Антоновича, Н. И. Бухарина, С. М. Гудим-Левковича, П.П. Косаговського, П.А. Зеленого; феодосийских - А.С. Феньша, М. Броневский, Н. И. Перовского; керчь-Еникальский - П.П. Вигеля, И. А. Стемпковского, А. П. Спицына, М. П. Вейса; Измаильского - С.А. Тучкова; севастопольских - П.А. Перелешина, И. Г. Руднева, М. М. Кумани и других. Но их предложения по совершенствованию работы из-за нехватки средств в реализации приходились с большим опозданием, а то и просто оставались на бумаге.

Градоначальники особенно болели за расширение штатов полиции с целью налаживания правопорядка, постоянно было болезненной проблемой в условиях нарастания революционного движения. Так, первый севастопольский градоначальник П. А. Перелешин неоднократно обращал внимание правительства на малочисленность полиции и недостаточный размер выделяемых на ее содержание. в ответ на его ходатайство в 1874 был утвержден новый штат полиции [13].

Одесский градоначальник В. Левашов добился от правительства разрешения на усиление городской полиции за счет введения в ее состав 20 конных полицейских стражников. Но плата им была определена такая мизерная, что одесский полицмейстер через год в рапорте градоначальнику писал: ". До сих пор участковый полицейские приставы не могли приискать ни одного желающего поступить в конные стражники на определение содержании" 14 л. 50]. Он также жаловался по плохого вооружения полиции, необходимости приобретения лошадей для околоточному пригородной полиции, средств на их содержание и др.. С образованием пригородной полиции в Одесском градоначальству были введены должности шести околоточному.

Ограничение средств на содержание городской полиции керчь-Еникальский градоначальник М.К. Вейс считал главной причиной текучести полицейских кадров в течение длительного времени, по его заключению "весьма затрудняет удержание на службе способных и опытных чиновников» [15, л. 99]. Особенно негативно влияла на состояние полиции мизерная плата для чинов среднего и низшего ранга, вызывало значительную текучесть кадров. в отчете за 1882 М. К. Вейс подчеркивал: "По очень ограниченном содержанию полиции большое затруднение встречается в приисканиы чинов полицейских и при комплектование служителей людьми, обладающими сообразительностью, навыком, знанием местности. чины эти, в большинстве НЕ удовлетворяющие своему назначению, не очень интересуются 10-рублевым месячным жалование и при первом удобном случае, при приисканиы себя более выгодного вознаграждения, в особенности же с открытием весенних полевых работ, оставляют службу в полиции, - чем и ставят полицейское начальство в безвыходное положение "[15, л. 103-103 н.]. Вывод М.К. Вейса сводился к необходимости утверждения нового штата полицейского управления Керчь-Еникальского градоначальства, проект которого был предоставлен МВД еще в 1875 его предшественником градоначальником М.П. Вейсом, и увеличение финансирования.

Убедившись, что его выводы из представленного отчета остаются вне поля зрения правительства, М. П. Вейс пытался реорганизовать местную полицию, привлекая органи местного управления. Заручившись поддержкой временного генерал-губернатора (декабрь 1883 г.) градоначальник передал в городскую управу спроектирован штат керченской полиции для рассмотрения в городской думе с тем, чтобы она решила проблему с дополнительными затратами на воплощение проекта за счет городских доходов. 21 апреля 1883 городская дума рассмотрела вопрос и подтвердила вывод о необходимости расширения штатов городской полиции и увеличение финансирования на ее содержание. Но решить эту проблему городская дума не могла из-за ограниченного городской бюджет и "предстоящие большие расходы, прежде вего, на Неотложные санитарные потребности ..." [16, л. 8-12]. в ответ на представление временного генерал-губернатора по поддержке ходатайства М.П. Вейса из Департамента полиции в июне 1884 пришла очередная отписка по более детального обоснования необходимости реформирования полиции.

Со второй половины XIX в. в деятельности градоначальников на первый план выдвигается охранно-карательная миссия по малейшим проявлениям недовольства режимом и сохраняет эти позиции к краху самодержавия и ликвидации института градоначальництва. Это нашло закрепление в Своде законов 1892 p., Который утверждал правовой статус главного "блюстителя" порядка в стратегически важном регионе - градоначальству. Среди предметов ведения градоначальников в первую очередь указывалось: "1) главное ведение городской полицией и чинами ее, причем на градоначальников распространяются по полиции, все права, предоставляемые губернаторам по управлению полицией 2) выдача паспортов на выезд за границу, 3) надзор за надлежащим состоянием карантинов и за выполнением всех предложенных по этой части правил, охрана города от внесения чумы; употребление принятых мер в случае ее появления

ведения фортификационными, портовыми сооружениями. "и т. д. [17]. Эти положения были сформулированы на основании комплексного применения уже наработанных предыдущих узаконений, начиная с именного указа о градоначальництва Ришелье 1803 p., и заканчивая законами 1892

Определяя предметы и ведомства градоначальников законодатель на первое место ставил "главное ведомство городской полицией и чинами ее". Причем в отношении полиции, его подведомственных и обеспечение безопасности на градоначальника распространялись все права, предоставленные губернаторам в губернии. Градоначальник осуществлял правоохранительную деятельность посредством канцелярии, городской полиции, военных подразделений, а также органов, взаимодействовали с ним, но не были непосредственно подчиненными градоначальнику: судебные учреждения, органы политического сыска (жандармское управление, охранные отделения). Занимая одно из ведущих мест в системе государственного аппарата, градоначальник на вверенной ему территории главное внимание уделял охране самодержавного строя, который, по меткому выражению А. Н. Ярмыш, существовал "в форме непосредственного принуждения" [18, с. 10]. С конца XIX в. в правоохранительной деятельности градоначальников действующее место занимает карательная направленность по обеспечению спокойствия, предупреждения и подавления революционных выступлений, национального движения.

Литература

Градовский А.Д. Исторический очерк учреждения генерал-губернаторств в России /А. Д. Градовский //Собр. соч. - СПб.

1899. - Т. 1. - С. 299-338.

Грибовский В. М. Государственное устройство и управление Российской империи /В. Грибовский - Одесса, 1912.

Скальковский А.А. Из портфеля первого историка г. Одессы /А. Скальковский //Из прошлого Одессы: Сб. статей /

Сост. Л. М. де-Рибас. - Одесса, 1894. - С. 100-261.

Смольянинов К. История Одессы /К. Смольянинов. - Одесса, 1853.

Дмитриев В.В. Деятельность градоначальству юга Российской империи в XIX - начале XX вв. /В. Дмитриев //Культура народов Причерноморья. - Симферополь, 2001. - № 21. - С. 83-91.

Феденя Р.К., Якубовский А. П. Первые градоначальники Одессы исторический опыт управления городом /P. К. Феденя

П. Якубовский. - Одесса, 2002.

ПСЗ Российской империи. - Собр. I. - Т. 27. - СПб., 1830. - № 20449.

ГАОО. - Ф. 1. - Оп. 248. - Спр. 1606.

ПСЗ Российской империи. - Собр. I. - Т. 27. - СПб., 1830. - № 20600.

ПСЗ Российской империи. - Собр. I. - Т. 27. - СПб., 1830. - № 20601.

ПСЗ Российской империи. - Собр. I. - Т. 30. - СПб., 1830. - № 22886.

Юрий И. А. Градоначальництво и организация торгово-экономического судопроизводства на юге Российской империи (первая половина XIX в.) /А. Юрий //Актуальные проблемы государства и права: сб. наук. пр. - Вып. 48. - М.: Юридическая литература, 2009. - С. 196-201.

ПСЗ Российской империи. - Собр. II. - Т. 49. - Отд. 2. - СПб., 1875 - № 54233.

ГАОО. - Ф. 2. - Оп. 1. - Спр. 1117.

ГАОО. - Ф. 5. - Оп. 1. - Спр. 388.

ГАОО. - Ф. 5 - Оп. 1. - Спр. 730.

Общее Губернское учреждение //Свод законов Российской империи. - Т. 2. - Ч. 1. - СПб., 1876.

Ярмыш А.Н. Карательный аппарат самодержавия в Украине в конце XIX - начале XX в.: монография /А. Н. Ярмыш. - Харьков: Консум, 2001. - 288 с.