Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
ЗАРОЖДЕНИЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЕВРОПЕЙСКИХ КООПЕРАТИВНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ В XIX - НАЧАЛЕ XX в.
статті - Наукові публікації

Волошкевич Г. A., Черкасский национальный университет им. Б. Хмельницкого

Статья посвящена правовым аспектам функционирования европейских кооперативов в XIX - начале XX в. Проанализированы причины зарождения кооперации и выяснены причины способствующие становлению кооперативного законодательства в европейских странах. Осуществлено исследование нормативно-правовой базы деятельности кооперативов, государственная политика в сфере кооперативного движения и законодательства, становление основных кооперативно-правовых институтов в европейском праве.

The article investigates legal background of societies in Europe in the 19th - the beginning of 20th centuries. It considers the policy of tsarist government in the field of cooperative building and legislation, legal support of the functioning of societies, legal aspects of interrelationships between authority representatives and cooperative organizations, the formation of basic cooperative-legal institutions in European law.

Значительное влияние на формирование отечественной теории и истории кооперативного права оказало европейское кооперативное законодательство, становление которого приходится на вторую половину XIX века.

Зарубежный опыт правовой регламентации деятельности кооперативных обществ и их объединений вызвал интерес ученых уже в начале XX века. Так, в 1906 году по заказу Министерства торговли и промышленности было опубликовано исследование М. Кулишера, в котором подробно анализировались основные положения европейских законов о кооперативных обществах [1]. Работа вызвала интерес у многих теоретиков кооперативного движения, и в дальнейшем, они неоднократно обращали свой взгляд на нормы и принципы европейского кооперативного права, пытаясь найти применение им в собственном законодательстве. В частности, этот вопрос неоднократно поднимался в работах С. Войцеховского, Г. Коложникова и А. Ночвина [2]. К сожалению, начиная с середины 30-х pp. XX в., Проблема становления и развития европейского кооперативного законодательства фактически оказалась вне поля зрения исследователей и на сегодняшний день почти отсутствуют публикации по указанной проблематике.

В предлагаемой статье ставится цель воссоздать и проанализировать причины и пути становления во второй половине XIX в. европейского кооперативного законодательства и определить присущие ему черты. По мнению автора, раскрытия указанных вопрос позволит, в дальнейшем, создать более целостную картину истории развития не только европейского, но и отечественного кооперативного права.

Появление первых кооперативных организаций в европейских странах приходится на конец XVIII - первую четверть XIX в. Уже во время их основания организаторы обществ столкнулись с проблемой отсутствия должным образом разработанного кооперативного законодательства. Молодой возраст кооперации, ее незначительный количественный состав, и малозначительности той роли, которую она играла в экономической жизни страны, на первых порах не создавали перед властью, с ее точки зрения, необходимости установления отдельных правовых норм, определяющих правовой статус кооперативных обществ. По меткому выражению одного из немецких исследователей, первые общества "в правовом отношении повисли в воздухе и находились, так сказать, вне закона" [3, с. 3].

Для кооперации такое бесправное положение имело крайне негативные последствия. Пробелы в европейском законодательстве невозможным признание кооперативов как полноправных субъектов правоотношений. Вследствие этого, например, потребительские общества не могли от своего имени организовать и осуществлять торговлю и арендовать необходимые помещения и создавать собственные предприятия и т.п.. При нарушении прав общества недобросовестными партнерами или собственного администрацией оно не имело возможности обратиться в суд с соответствующим иском. Так, когда ревизионная комиссия одного из английских кооперативов, установив факт кражи, совершенной председателем общества, обратилась к адвокату, тот заявил: "" Союзная лавка "не имеет прав юридического лица и не может выступить истцом в суде" [4, с. 8].

Подобные законодательные пробелы создавали серьезные препятствия для развития европейской кооперации. Однако, рост материальных и духовных потребностей представителей разных слоев общества и их эффективное обеспечение благодаря деятельности кооперативных обществ конце обусловили появление значительного числа новых кооперативов. В частности, накануне принятия нормативно-правовых актов, определивших юридический статус кооперативных учреждений, в таких развитых европейских странах, как Англия, Германия, Франция, Италия и др.., - В среднем действовало более двухсот только самых потребительских обществ (а еще существовали кредитные, сельскохозяйственные и другие виды кооперативных объединений) [5].

Подъем кооперативного движения, охват им значительной части населения стран европейского континента заставило представителей местных властей и политических деятелей внимательнее отнестись к решению проблемы бесправного положения кооперации. Стало понятно, что поскольку кооперация уже возникла в тех или иных формах и уже начала осуществлять свою хозяйственную и культурно-просветительскую деятельность, то законодатель правовыми нормами должен определить природу кооператива как хозяйственного организма, наделив его соответствующими правами и обязанностями и указать ему на то место, которое он должен занимать в общей системе народного хозяйства. Поэтому в середине 60 - 70-х pp. XIX в. парламентские круги европейских стран приступают к разработке и обсуждение ряда законопроектов, которые должны были учесть потребности и требования кооперированной общественности. Довольно часто и?? Ициатором подобных мероприятий выступали не государственные чиновники, а представители влиятельных политических сил. Так, основные положения первых кооперативных законов в Англии были сформулированы членами партии христианских социалистов [6, с. 23-24], а в Германии - прогрессивной партии [7, с. 73].

Приведенные факты свидетельствуют, что появление кооперативного законодательства в европейских странах было вызвано, прежде всего, неустанным развитием самой кооперации. Тесная взаимосвязь между динамикой кооперативного движения и созданием соответствующей нормативно-правовой базы, необходимой для деятельности кооперативных организаций, был отмечен еще в начале XX в. В частности, известный французский кооператор

Сернсон отмечал по этому поводу: "в конституционных странах нет такого широкого движения, который можно было бы в течение длительного времени законодательно ограничивать ... Наконец все заканчивается признанием законом такой организации. Поэтому в странах, где кооперативное движение недостаточно развит, кооператоры бесполезно жалуются на преграды, которые якобы создаются им законодательством. их неспособность добиться благоприятных законов лишь более четко выявляет слабость кооперативного движения "[8, с. 27].

Таким образом, массовость кооперативного движения и невозможность отнести кооперативные общества к каким формам договорных объединений известных европейскому праву XIX в., заставила правящие круги европейских стран встать на путь разработки кооперативного законодательства. Главным источником его формирования стали кооперативная практика и предварительно разработанное законодательство о разного рода договорные объединения. Для стран, позже других вступившие на путь создания собственной правовой базы, необходимой для деятельности кооперативных учреждений, можно добавить и кооперативные законы, принятые в соседних государствах.

Следствием активной законодательной деятельности европейских парламентариев стало появление в середине 50-х - 70-х pp. XIX в. ряда кооперативных законов: в Австрии (закон 1873 p.), Англии (закон 1852 p.), Бельгии (закон 1873 p.), Голландии (закон 1876 p.), Германии (законы 1867 p., 1873 p.), Румынии (закон 1876 p.), Франции (закон 1867 г.) [9, с. 13]. Они закрепили за кооперативными обществами права юридических лиц, позволили им самостоятельно проводить торгово-промышленные операции. Это стало важным шагом в развитии европейской кооперации, так как дало возможность расширить хозяйственную деятельность обществ, что положительно сказалось на их финансовом положении. Вместе с тем не все принятые законы оказались совершенными, потому что в них сохранилось немало пробелов. В частности, отсутствовали нормы, определявшие правовой статус кооперативных союзов. Другие законы содержали положения, которые не отвечали интересам кооперативных организаций. Так, особое недовольство английских и немецких кооперативных деятелей вызвало законодательное закрепление принципа солидарной ответственности членов по долгам товарищества всем своим имуществом [10, с. 6

с. 75]. В условиях становления первых кооперативных учреждений, когда достаточно частыми были ошибки в организации их деятельности, которые приводили к значительным убыткам, а то и банкротства, введение в действие этого положения существенно затормозило как приток членов в обществ, так и образования вообще новых кооперативов.

Учитывая указанные недостатки и устарелость отдельных положений, в конце XIX - начале XX в. в ряде стран была осуществлена ​​модернизация кооперативного законодательства, путем внесения изменений в действующие законы (Австрия (1903 p.), Англия (1862 p., 1867 p., 1876 г. и 1893 г.)) или принятия новых кооперативных законов (Германия ( закон 1889.), Франция (законы 1915 и 1917)). их примеру последовали другие европейские государства, в которых кооперация до тех пор продолжала оставаться вне правового поля, и уже в начале XX в. правовой статус кооперативных организаций был определен в Болгарии (закон 1907 p.), Италии (закон 1882 p.), Португалии (закон 1888 p.), Швейцарии (закон 1881 p.), Швеции (закон 1888 г.) и Финляндии (закон 1901 г.) [9, с. 13, 12, с. 74].

Объем и задачи статьи не позволяют проанализировать отдельно законодательство каждой из европейских стран в сфере кооперативного жизни. Поэтому отметим лишь наиболее существенные, черты присущи кооперативным законам европейских государств конца XIX - начала XX в. Таковы, по нашему мнению, являются:

охват кооперативными законами всех видов кооперативных обществ, а не только отдельных их групп

признание кооперативной организации особым видом общества, которое основано не на основе объединения капиталов, что присуще торговым обществам, а на объединенные человек

установление максимального размера паевых взносов и запрет свободного обращения паев

введение явочной порядка образования кооперативных организаций путем регистрации их уставов в соответствующих органах (преимущественно - суде) без предварительного согласия на то правительственной инстанции

закрепление права свободного доступа к кооперативных организаций, а также и выхода из них представителей всех категорий общества независимо от их имущественного статуса, национальной или половой принадлежности и т.д.

предоставления кооперативным обществам широкой свободы в определенные их внутренних и внешних отношений

закрепление за кооперативными обществами права на объединение в союзы

введение публичного и гласного контроля за деятельностью кооперативов

штрафа органы прекращать деятельность кооперативных учреждений без соответствующего решения суда.

Правда, когда мы говорим о закреплении в тогдашних законах принципа свободного выбора организационной структуры, методов, направлений и видов деятельности кооперативного общества (п. 6), то необходимо отмечать, что степень этой свободы в каждом отдельном государстве был достаточно разным. Так, английские, бельгийские и голландские законодатели предоставили своим кооперативным организациям почти неограниченную свободу самоопределения при условии соблюдения ими общепризнанных и закрепленных в законе кооперативных принципов. Так, статьи 86-89 бельгийского закона от 1873 определяют, что "все важные явления в жизни общества с точки зрения его личного и имущественного состава, организации, управления, ответственности перед третьими лицами и т.д." регулируются обществом "по собственному усмотрению в его уставе" [ 13, с. 245]. Зато кооперативное законодательство Германии, а также тех стран, чье кооперативное право формировалось под его непосредственным влиянием (Австрия, Венгрия, Болгария), содержит значительное количество императивных норм, которые заранее определяют и жестко регламентируют управленческую структуру, внутреннее устройство и механизм хозяйственной деятельности общества. Соответственно, при заключении устава общества, его организаторы не имеют права отступать от положений кооперативного закона, кроме случаев, предусмотренных самим законом. Об этом, в частности, говорится в ст. 18 немецкого кооперативного закона (1889 г.) [14, с. 32].

Объемы свободы, предоставленные кооперативным организациям в определении их внутренних и внешних отношений, как правило, детерминувалися характером государственной политики по кооперативного движения. Последний, в свою очередь, значительно зависел от способности кооперации отстаивать собственные стремления перед государством. В тех странах, где она получила возможность влиять через представительные учреждения на правительственную политику и нашла поддержку среди влиятельных политических сил, кооперативы пользовались значительно большей свободой, чем в государствах с неразвитыми демократическими институтами.

Подводя итоги мы можем отметить, что в течение длительного периода отсутствия надлежащим образом разработанного законодательства сдерживала развитие европейского кооперативного движения. Однако, осознание важного значения роли кооперативных общества в жизни значительной части населения и невозможность их дальнейшего нормального функционирования в рамках действующего законодательства, заставило правительства европейских государств прибегнуть к разработке соответствующих правовых норм. Результатом законодательной деятельности стало появление серии законов, которые определили юридический статус кооперативных обществ,

закрепили упрощенную процедуру их организации и обеспечили обществам широкую свободу самоопределения. Позже европейский опыт был использован в начале XX в. в Российской империи в ходе разработки первых законов о кооперативных обществах.

Литература

Обзор русского и иностранного законодательства о кооперативных товариществах /Сост. И. М. Кулишер. - СПб., Изд. Министерства торговли и промышленности, 1906 г.

Войцеховский С. Курсы по кооперации. Кооперативной законодательство /С. Войцеховский. - М., 1914; Коложников Г. Основные типы иностранного кооперативного законодательства /Г. Коложников //Право и жизнь. - 1923. - № 1; Ночвин А. Кооперативное законодательство Германии /А. Ночвин //Украинская кооперация. - 1918. - № 2.

Кассай Т. Организация и практика потребительской кооперации в Англии /Т. Кассай. - Одесса, 1920.

Тотомианц В. потребительные общества на Западе. Курсы кооперации /В. Тотомианц. - М., 1915.

Подсчитано по: Бородаевський С. История кооперации. - Подебрады, 1924. - С. 41; Тотомианц В. Теория, история и практика потребительской кооперации. - М., 1918. - С. 121; Хейсин М. Потребительская кооперация в Германии, Австрии и Италии. - Петроград, 1918. - С. 28.

Озеров И. X. Общества потребителей. Исторический очерк их развития в Западной Европе, Америке и России /И. X. Озеров. - М.., 1900.

Хейсин М.Л. Потребительская кооперация в Германии, Австрии и Италии /М. Л. Хейсин. - Петроград. - 1918.

Тотомианц В. потребительные общества на Западе. Курсы кооперации /В. Тотомианц. - М., 1915.

Войцеховский С. Курсы по кооперации. Кооперативной законодательство /С. Войцеховский. - М., 1914.

Бородаевський С.В. История кооперации /С. В. Бородаевський. - Подебрады, 1924.

М. И. К характеристике германской кооперации //Вестник кооперации. - 1911. - № 4.

Бородаевский С. Кооперация среди славян /С.В. Бородаевський. - СПб, 1912.

Обзор русского и иностранного законодательства о кооперативных товариществах /Сост. И. М. Кулишер. - СПб., Изд. Министерства торговли и промышленности, 1906.

Ночвин А. Кооперативное законодательство Германии /А. Ночвин //Украинская кооперация. - 1918. - № 2.