Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
СИСТЕМНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ПОЛИТИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА
статті - Наукові публікації

Статья посвящена анализу научных возможностей системного представления политического процесса. Проанализированы основные характеристики политического процесса, представленного как система.

The article is devoted to the analysis of scientific possibilities of system presentation of political process. Basic descriptions of political process, presented as a system are analysed.

Во всех областях современного знания ученые вынуждены сталкиваться с необходимостью анализа сложных объектов, определенных "целостностей" или "систем". Это ведет к изменению основных категорий мышления, к фундаментальной переориентации научного мышления [1, С. 31 - 32].

Можно утверждать, что среди наиболее употребительных понятий в современной науке находятся нотации "система", "системный подход", "системный метод". Это понятие распространилось во всех сферах науки и проникло в обыденное мышление, в жаргон и в средства массовых коммуникаций. Системное мышление играет ведущую роль в широком диапазоне человеческой деятельности - от индустриального предприятия и средств вооружения в чистой науки [7]. Очевидно, что "системный подход" является насущной необходимостью в политической науке уже на протяжении более полувека [6, 8, 21].

Как известно, системный характер общества и процессов, происходящих в обществе, впервые подверг научному осмыслению Т. Парсонс. Он также ввел использование термина "система" в понимании общества.

Конечно, как и в любой науке, в Т. Парсонса были определенные предшественники, усилиями которых введено в научный оборот как термин система, так и системное мышление и системный подход. В связи с этим необходимо упомянуть "натуральную философию» Г. В. Лейбница, Н. Кузанского с его учением о совпадении противоположностей, мистическое медицину Парацельса, предложенную Джамбатиста Вико и Ибн Халдуном версию истории последовательности культурных существ, или «систем», диалектику Гегеля и Маркса, - это перечень, конечно, далеко не полный. Можно вспомнить также литературные произведения упомянутого Николая Кузанского ("Об игре, то есть вращение земного шара") [5] и Германа Гесса ("Игра в бисер"), в которых описываемый мир трактовался фактически как система. Как утверждал Р. Акоф, "системы изучались в течение многих веков, но теперь в такое исследование добавлено что-то новое ... Тенденция исследовать системы как нечто целое, а не как конгломерат частей соответствует тенденции современной учения принимать не изолировать исследуемые явления в узко ограниченном контексте, а изучать прежде всего взаимодействия и исследовать все больше и больше различных аспектов природы. Мы уже наблюдали, как под флагом системного исследования (и многих его синонимов) осуществлялась конвергенция многих очень специальных современных научных движений "[4, P. 146].

Т. Парсонс рассматривал общество с точки зрения социологии и, вдохновленный успехами системного подхода в естественных науках, предложил понимание общества как системы [15, 2]. Среди четырех главных подсистем сложной открытой системы - общества, - которые выделял Т. Парсонс, - экономической, социетальной, подсистемы социализации и политической - собственно к предмету внимания политологов относится последняя. По мнению Т. Парсонса, эта подсистема включает все формы принятия решений, определяет коллективные цели и обеспечивает мобилизацию ресурсов для их достижения, то есть призвана выполнять функцию цилепокладення. Общепризнанным является значение теории Т. Парсонса для развития политологии, поскольку фактически он заложил основы системного и структурно-функционального подходов к исследованию политики. Всемирно известный социолог П. Сорокин также доходил к выводу, что социальные явления должны рассматриваться как "системы" [19, 20].

Как известно, исходя из базовых принципов системного подхода, согласно которому любой элемент системы, или ее подсистема, может быть представлен как система, Д. Истон в 1953 совершил эту де-конструкцию относительно политической подсистемы с теоретической системы Т. Парсонса и ввел понятие политической системы.

Д. Истон определил политическую систему как взаимодействия, посредством которых в обществе осуществляется распределение ценностей и на этой почве предотвращают конфликты между членами общества. При рассмотрении политических систем Д. Истон использовал кибернетический принцип измерения показателей функционирования системы на ее "входе" (запросы и потребности граждан) и "выходе" (решения и действия власти).

Д. Истон не только впервые ввел также целостное понимание системного анализа политики, предложил наиболее систематическое изложение теории политической системы, но и в своих работах "Политическая система" и "Концептуальная структура для политического анализа" [9] сделал акцент на изменчивости и динамичности политических систем, на роли различных структур в поддержании непрерывности функционирования политической системы. Кроме того, как видно из содержания его третьего крупного произведения, посвященного указанным проблемам, - "Системный анализ политической жизни" [10], - Д. Истон придавал большее внимание изучению политической жизни, в содержание которого он вкладывал жизненные процессы политических систем. Он имел в виду те фундаментальные функции, без которых никакая система не может длительное время существовать, а также типичные способы реакций, с помощью которых системам удается их поддерживать. Анализ этих процессов, а также природы и характера реакций политических систем Д. Истон считал центральной проблемой политической науки [10, P. 9.].

Д. Истон пришел вполне обоснованному выводу о том, что полезно рассматривать политическую жизнь как сложный комплекс процессов, с помощью которых определенные типы "входов" превратятся в "выходы" или властные решения и действия [3, С. 319 - 331]. Д. Истон предложил сначала применить простой пидхид - начать изучение политической жизни как поведенческой системы, находящейся в определенной среде, с которым эта система взаимодействует.

Очевидно, что понятие "политическая жизнь", которое охватывает все политические связи, явления и процессы, имеющие место в обществе на всех его уровнях, является более широким по понятие "политическая система". Политическая система составляет лишь часть политической жизни.

В то же время из вышеупомянутого следует, что непосредственный предмет нашего исследования - политический процесс - всегда связан с политической системой. Можно увидеть даже существенную аналогию между политическим процессом и жизненными процессами политических систем, которые, по Д. Истоном, является содержанием политической жизни [10, P. 26.].

Итак, исходя из системного трактовки сущности политической системы Д. Истона, мы приходим к выводу о том, что политический процесс в значительной мере динамичной подсистемой политической системы. Поясним, почему "в значительной степени": если исходить из понимания, которое вкладывает в политический процесс Д. Истон, можно увидеть, что он использует данный термин, по существу, в несамостоятельном, по нашему мнению, чисто служебном контексте для синонимического обозначения , с одной стороны, политической жизни в целом, а с другой, жизненных процессов политических систем [3, С. 319 - 320]. Если исходить из предположения, что термин политический процесс использовался Д. Истоном сознательно как понятие с вышеуказанными двумя значениями, мы будем вынуждены признать, что его понимание в первом смысле - как политической жизни в целом - является логически (в терминологии кругов Эйлера) крупнее понятие политической системы. Такой подход, конечно, не позволяет рассматривать политический процесс как подсистему политической системы. В то же время, более распространенным даже в произведениях Д. Истона [10, 11] является употребление термина политический процесс во втором значении - в смысле "динамический проявление политической системы", "жизненный процесс политической системы". Та же тенденция к использованию термина политический процесс в понимании процессов динамики политической системы сохраняется и в более поздних работах других выдающихся политологов [см.. об этом: 14].

Итак, вполне соглашаясь с общепринятым на сегодня толкованием политического процесса и исходя из правил системного подхода, мы утверждаем, что эту подсистему политической системы - политический процесс - также, как это когда-то сделал Д. Истон с политической подсистемой общества по Т. Парсонсу , можно представить как систему.

Проведем декомпозицию системы "политический процесс" и рассмотрим ее основные характеристики.

Напомним, что в теоретическом плане системный подход по существу сводится к ограничению применения традиционных аналитических процедур в науке [1, С. 41]. Обычно системные проблемы выражаются в напивметафизичних понятиях и выражениях, подобных, например, понятию "эмерджентной эволюции" или утверждению "целое больше суммы его частей", однако они вполне определенное операциональное значение. При применении такой аналитической процедуры, не принадлежит системному подходу - назовем ее традиционной, определенная исследуемая сущность разлагается на части, и, следовательно, со временем она может быть составлена ​​или воспроизведена из собранных вместе частей, причем эти процессы возможны как концептуально, так и материально. Воплощение этого почти основного, принципа классической науки может осуществляться различными способами: разложением изучаемого явления на отдельные причинные цепи, поисками "атомарных" единиц в различных отраслях науки и т.д.. Научный прогресс показывает, что эти принципы классической науки, впервые сформулированные Галилеем и Декартом, приводят к большим успехам при изучении широкой сферы явлений.

В то же время, применение аналитических процедур классической га-лилеевои науки требует выполнения двух условий. Во-первых, необходимо, чтобы взаимодействие между частями изучаемого, отсутствовала или была бы такой, какой можно было бы пренебречь для определенной исследовательской цели. Только при этом условии части можно реально, логически или математически "вытягивать" из целого, а затем "собирать". Второе условие: отношения, описывающие поведение частей, должны быть линейными. Только в этом случае имеет место отношение сумативности, т.е. форма уравнения, описывающего поведение целого, такая же, как и форма уравнений, описывающих поведение частей; наложения друг на друга отдельных процессов позволяет получить процесс в целом и т.д. [1, С. 42] Для современной науки очевидно, что для образований, называют системами, т.е. состоящие из плотно взаимодействующих частей, эти условия не выполняются. Систему, или "организованную сложность", можно описать из-за существования "сильных взаимодействий" [16, 17] или взаимодействий, которые являются "нетривиальными" [18], то есть нелинейными.

По мнению Д. Истона, любую систему можно определить как некоторое множество переменных независимо от степени их взаимосвязи. в виде единственно важного вопроса для исследователя Д. Истон выделял вопрос о том, будет множество, рассматривается в виде системы, на самом деле интересной для анализа, предоставит ее изучения возможность выяснить определенные существенные для нас аспекты человеческого поведения [3, С. 323].

Очевидно, что политический процесс не изолирован от окружающего мира. Он находится в физическом, биологическом, социальном, психологическом и т.д. окружениях. Уточнение того, что именно представляют из себя различные виды окружения, крайне полезным, поскольку политический процесс принципиально открытой системой. В результате его собственной природы как социальной системы, выделенной из других социальных систем, он подвергается их постоянному воздействию. Из этих систем выходит постоянный поток событий и акций, опред?? Ют условия, в рамках которых должен осуществляться политический процесс.

Очевидно, что политический процесс должен обладать способностью реагировать на раздражающие действия и тем самым адаптироваться к изменяющимся условиям [3, С. 320]. Одной из ключевых свойств политического процесса, характерной, впрочем, и для других социальных систем, является исключительная изменчивость.

Сущность данной характеристики в том, что политический процесс, протекая, и, следовательно, находясь в меняющемся внешнем среде, он, в отличие от политической системы в целом, непосредственно и изменяет, постоянно сталкивается с определенным влиянием этого внешней среды. Существует много предположений о том, как действует, или же с какой целью или целевой функцией действует политический процесс как система в ответ на воздействие внешней среды [см.. об этом, напр.: 3, С. 320 - 322], но очевидно, что политический процесс должен иметь определенную лабильность, чтобы отвечать на постоянные внешние воздействия. Если добавить в наши рассуждения фактор постоянного воздействия со стороны политического процесса на значительные сферы внешней среды, в свою очередь изменяет уже собственно это среда, то изменчивость и способность к изменению политического процесса становится едва ли не самым существенным его чертой.

По нашему мнению, сущность взаимодействия политического процесса и внешнего окружения в первом приближении точно характеризует срок адаптация. Как указывал Д. Истон, "... для любых социальных систем, включая политические, адаптация является чем-то большим, чем простое приспособление к изменяющейся ситуации. Она включает множество разнообразных действий, ограниченное только человеческим мастерством, изобретательностью, ресурсами, по помощью которых происходит модификация, осуществляются фундаментальные изменения и контроль внешней среды, самой системы или одного и второго вместе. в результате система получает способность успешно парировать или амортизировать любые потенциально стрессовые для нее действия "[3, С. 322 - 323]. Эта мысль Д. Истона относительно политической системы представляется нам верной и по политическому процессу.

Безусловно, если определять политический процесс как совокупность определенных интеракций и взаимодействий, которые осуществляет политическая система, можно выделить ту среду, в которой существует данная система. Данное окружающую среду для политического процесса составляют, во-первых, интрасоциетальна и екстрасоциетальна, по терминологии Д. Истона, составляющие окружение политической системы [10, P. 34-35.], И, во-вторых, та часть политической системы, которая относится к ее статического наполнения - собственно политические институты, актеры и т.д..

По нашему мнению, не следует ожидать, что в политического процесса. представленного в виде системы, будет плодотворным выделять определенные "входы" и "выходы" по аналогии с моделью политической системы Д. Истон. И дело не только в том, что эта модель, созданная более 60 лет назад, устарела. Обходя несущественную в данном месте критику такого понимания политической системы Д. Истон [см.., Напр.: 13 P. 19-20.], Следует отметить, что в столь изменчивом и многогранном явлении, которым выступает политический процесс, вообще сложно достоверно выделить "входящие" и "исходящие" потоки и определить их показатели. Следовательно, такое выделение НЕ будет иметь научного смысла, поскольку его верификация крайне затруднена самой природой данного явления. Более продуктивным нам представляется понимание границ взаимодействия политического процесса и внешней среды в виде совокупности большого количества двусторонних каналов информационного, эмоционального, физического и т.д. уровней. Подход, основанный на максимально возможной редукции множества воздействий к ограниченному числу индикаторов, который пропагандировал Д. Истон, по нашему мнению, является самым продуктивным в изучении именно политического процесса. Вопросы практического применения в модельных построениях предложенного нами "многоканального" понимание взаимодействия политического процесса и окружающей среды выходят за рамки данной статьи и заслуживают рассмотрения в в работах, специально посвященных этому.

Следует заметить, что если главной целью исследователя является изучение именно политического процесса, как в нашем случае, то указанная выше проблема отражения функционирования его внешних связей, по нашему мнению, отходит на второй план, поскольку основные принципы существования политического процесса имманентные ему и лишь косвенно зависят от внешней среды и его влияния. Иначе говоря, политический процесс определяется каналами связи с внешней средой, а, наоборот, упомянутые каналы определяются внутренним строением политического процесса. Другое дело, что каналы связи с внешней средой оказывают политическому процессу, как системе определенный информационный, в первую очередь, материал для "переработки" в те или иные действия или бездействие. Но, повторим, речь идет о производном от сущности политического процесса характер как восприятие этого информационного воздействия, так и его "переработки" системой политического процесса. Несколько корреспондирует такому представлению идея Д. Истона о том, что политические процессы следует интерпретировать как непрерывный и взаимосвязанный поток поведения [3, С. 329 - 330].

Не следует в то же время забывать, что как и в любой системе, в системе политического процесса имеются определенные средства, которые служат функционированию ее собственных подсистем обратной связи, которые служат для информирования системы о реакции окружающей среды и корректируют тем самым дальнейшие действия системы с целью ее дальнейшей адаптации и оптимизации-зации процессов существования. Фактически таким средствами прислуговуються отдельные каналы связи с окружением, о которых говорилось выше.

С?? Ттевим представляется и то, что во внутреннем строении политического процесса как системы, следует ожидать как более, так и менее важные для его функционирования и понимания элементы и отдельной задачей становится определение критериев, по которым можно было бы дифференцировать данные элементы.

Итак, мы рассмотрели возможности представления политического процесса как системы с характерными атрибутами и отношениями и предоставили описание важнейших, на наш взгляд, черты этого явления, взятого к рассмотрению как система.

Литература

Берталанфи Л. фон. Общая теория систем - обзор проблем и результатов //Системные исследования: Ежегодник. - М.: Наука, 1969. - С. 30-54.

Парсонс Т. Система современных обществ. - М.: Аспект-Пресс, 1997.

Политология: Хрестоматия. /Сост.: Проф. М.А. Василик, доц. М.С. Вершинин. - М.: Гардарики, 2000.

Ackoff R.L. Games, decision, and organizations //General Systems. - 1959. - Vol. IV. - P. 145-150.

Bertalanffy L. von. Nikolaus von Kues. München: G. Muller, 1928.

Boffey P. M. Systems Analysis: No Panaces for Nation's Domestic Problems //Science. - 1967. - Vol. 158. - P. 1028-1030.

Boguslaw W. The New Utopians. New York: Prentice-Hall, Englewood Cliffs, 1965.

Carter L.J. Systems Approach: Political Interest Rises //Science. - 1966. - Vol. 153. - P. 1222-1224.

Easton D. A Framework for Political Analysis. - Englewood Cliffs: Prentice-Hall, 1965.

Easton D. A Systems Analysis of Political Life. New York: Wiley, 1965.

Easton D. The Analysis of Political Structure. - New York: Routledge, 1990.

Easton D. The Political System: An Inquiry into the State of Political Science. - New York: Alfred A. Knopf, 1953.

Isaak, Alan C. Scope and methods of political science: rev. ed. Homewood, IL: Dorsey Press, 1975. - P. 19-20

McFarland A. Neopluralism: The Evolution of Political Process Theory. - University Press of Kansas, 2004.

Parsons T. The Structure of Social Action. - McGraw Hill, 1937.

Rapoport A. Mathematical Aspects of General Systems Theory //General Systems. 1960. - Vol. XI. - P. 3-11.

Rapoport A. Uses and Limitations of Mathematical Models in Social Sciences //Symposium on Sociological Theory /L. Gross (Ed.). Evanston: Row, Paterson, 1959. - P. 348-372.

Simon H.A. The architecture of complexity //General Systems. - 1965. - Vol. X. - P. 63-76.

Sorokin P.A. Contemporary Sociological Theories. 1st ed. - 1928

2nd ed. - New York: Harper Torchbooks, 1964.

Sorokin P.A. Sociological Theories of Today. New York; London: Harper and How. 1966.

Wolfe H.B. Systems Analysis and Urban Planning - the San Francisco Housing Simulation Model //Transactions of the New York Academy of Sciences. - 1967. - Ser. II. - Vol. 29. - № 8. - P. 1043-1049.