Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
МАТЕРИАЛЬНО-ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ОСНОВЫ ВЛАСТИ ГЕТМАНА В Гетманщины второй половине XVII - XVIII СТ.
статті - Наукові публікації

В данной статье автор раскрывает материально-организационные основы власти гетмана в Гетманщины во второй половине XVII-XVIII вв. Особенное внимание автор уделяет финансовому обеспечению гетьманов, ведению гетманами хозяйственной деятельности, обеспечению личной охраны гетьманов и функционированию почета гетьманов.

In this Article an author reveals material and organizational support of hetman's power in the Hetmanate in the second half of XVII-XVIII centuries. The author pays special attention to financial provision of hetmans, conduction of economic activity, guarantee of their bodyguard and activities of hetman worship.

В период построения эффективной системы власти и управления и эффективного функционирования высших государственных органов растет интерес к образованию и развитию национального государства украинского народа второй половины XVII - XVIII вв. Как и в те времена, так и сейчас Украина столкнулась с проблемой перераспределения государственной власти с целью внедрения новой эффективной ее организации. Поэтому следует воспользоваться историческим опытом государственного строительства.

Институт гетмана остается мало исследованным отечественной правовой наукой. К вопросу гетманской власти обращались Л.А. Окиншевич, А. И. Пашук, М. Е. Слабченко, А. П. Ткач. В последнее время на данной проблемой работали Л. А. Зайцев,

П. Сафронова, И. Б. Усенко. Однако историко-юридических монографий по вопросам власти гетмана опубликовано не было.

Исторические исследования жизни и деятельности гетманов второй половины XVII в. проводили В.Б. Антонович, А. М. Апанович, М. С. Грушевский, Я. Г. Дашкевич, В. А. Замлинский, Ю.М. Мицик, Н. И. Костомаров, И. П. Крипьякевич , В. А. Смолий и В. С. Степанков, В. А. Шевчук.

Гетман был главой Украинского государства второй половины XVII в. Он возглавлял генеральный правительство и осуществлял высшую законодательную, исполнительную, военную и судебную власть в стране. При выполнении своих обязанностей гетман получал плату натурой - пенсию. На Украине были имения отписаны на булаву. Такими территориями на Правобережной Украине было староство Чигиринская, город Обухов со своей округой, на Левобережной Украине - Батурин с селами вокруг. Вторым таким городом был Гадяч с округом и тоже большая Шептакивська волость на севере Черниговщины. Доходы с этих имений и составляли пенсию гетманов.

Уже со второй половины XVIII в. гетманы становятся крупнейшими землевладельцами Гетманщины. Во владениях Мазепы на Украине на конец его гетманства насчитывалось более 100 тыс. зависимых крестьян. Кроме того, более 20 тыс. крепостных он имел в соседних уездах России. Таким же крупным помещиком был И. Скоропадский, сменивший его на посту гетмана. Скоропадскому принадлежало более 20 тыс. дворов и более 100 тыс. крестьян. Гетманские владения состояли прежде всего значительного количества ранговых владений - целых волостей и отдельных сел. Несколько смежных деревень составляли так называемые "старосты", "ключи" и "дворцы" [3, с. 182]. Известен ряд старосте, объединявшие по несколько гетманских сел. Так, в состав Городиского староства (Бахмацкая сотни Нежинского полка) входили гетманские стр.. Городище, Бахмач, Курень [3, с. 187]. К Пидлиповського староства или "двора", входили гетманские стр.. Пидлипове, Поповка, Гуты и Старая [3, с. 240]. Царскими грамотами гетманам предоставлялись новые земельные владения. Не довольствуясь этим, гетманы самовластно захватывали и превращали в свою собственность все новые и новые села. Мазепа в 1708 отобрал у Крупицкого монастыря х. Обмочив с богатыми рыболовецкими озерами и с. Кочуривку в Нежинском полку [3, с. 273-274]. Скоропадский забрал "на свое лицо" с. Липовиця в Прилуцком полку [3, с. 184].

Одним из самых богатых гетманских владений считалось Ямпольское староство (в Нежинском полку). Кроме г. Ямполь в него входили стр.. Порохонь, Орловка и Усок. При гетманства Мазепы здесь действовали 12 мельниц, скупленных гетманами в предыдущих владельцев или построенных им [3, с. 500-501]. В старостве были большие поля и сенокосы (для кошения лишь одного из сенокосов при урочище Залоззи висилалось по 300 косарей), ветчины и камеры [3, с. 504]. В Прилуцком полку гетманские владения - стр.. Дубовый Гай, Ковтуновка, Сергеевка, ВЕЧУРКО и др.. составляли Дубогаивське староство. В источниках упоминаются гетманские пасеки, гетманские селитренных площади с наемными работниками и т. д.

Крестьяне сел, принадлежавших гетманам, платили сборы продуктами и деньгами и вынуждены были работать на гетманское хозяйство. Об этом свидетельствуют данные по целому ряду гетманских владений. Так, о с. Карильское (Батуринская сотня Нежинского полка) в описании 1726 говорится: «При владении Мазепы, ко двору его в год платили толко денежной оклад со двора, у кого имелись рабочие лошади и волы; и с тех узималось от лошади и от вола по 14 коп. и всякую роботизни ко двору его гетмана от-бывали ... »[3, с. 316]. В с. Краснополье «до разорения г. Батурина, на ратушей Батуринскую. собиралось: от рабочей лошади по 25 коп. да вот пары волов по тому же. на кажднй час. да к тому же всякую работу отбувалы ... Во владении бывшего гетмана Скоропадского из оного села собиралось: от робочей лошади по 30 коп. да вот пары волов по тому же; да с Пашенная земель от сохи осыпных хлеба: ржи по полчетверику да овса по тому же в год, в котором четверике великороссийской мэры по б четвериков. так же и всякую работу ко двору. работают. »[3, с. 318].

Гетманские владения давали большие прибыли. Только с одной Ямпольского староства при Мазепе, как отмечает современник, «в шкатульи гетманской доходит денег в год пятнадцать тысяч золотых» [3, с. 501]. Гетманы получали доходы из десяти городов Гадячского полка и нескольких волостей - Шептакивськои, Ропск, Быховский и Самборской. Гетманы забирали себе значительную ча?? Плетня арендного и индуктного сборов. По свидетельству Кочубея, Мазепа принимал себе из этих собраний 50 тыс. золотых [1, с. 129]. В пользу гетманов шли также сборы с отдельных городов и сел. Так, с Стародубского полка в 1721-1722 pp. собирались стация и показанщина «на двор рейментарский» [1, с. 129].

В гетманов сосредоточены значительные богатства. Мазепе принадлежали еще и многочисленные богатства (золото, серебро, драгоценности и т.п.), которые составляли его личную собственность. Для управления таким большим хозяйством в гетманов существовал целый штат. Среди управляющих упоминаются «маршалки» гетманского двора. Таким «маршалом» при Скоропадскому был А. Кондзеровський, получивший от гетмана с. Светличное (Прилуцкий полк) [2, с. 378]. В источниках 1713 упоминается «маршал» двора рейментарського «господин Йван Васильевич» [3, с. 182]. Отдельными хозяйствами управляли «хозяева». При Мазепе «хозяевами» Гадячского замка были Тимофей, а затем Василий Чуйкевичем [3, с. 30]. «Хозяева», очевидно, были зажиточными людьми. В источниках есть упоминание о дворе гетманского «хозяина» С. Целюрика в Батурине [3, с. 257].

Специальные гетманские «дозорные» контролировали поступление доходов в гетманский сокровище от сборов с торговли, мельниц, переправ и др.. В пользу гетмана шла половина сборов с Конотопа, пидлиповських, САРНАВСКИЙ, Веревский, озарицьких и етаран-ских мельниц (в Конотопской сотни Нежинского полка). По этим собранием присматривал особый «Дозорные Конотоп-ских Млинов барских» [3, с. 219]. В 1680 г. таким дозорным был Ф. судим, в 1691 - Ю. Хоревич. По описанию Батуринской волости 1726 p., С мельниц «половинная часть» шла в пользу гетмана [3, с. 220].

Гетманов окружал большой свита, в состав которого входили люди разных сословий, которые выполняли различные обязанности. Вроде польских королей и вельмож гетманы вводили у себя придворные чины. Так, сохранились сведения о том, что у Мазепы был «виночерпий». В универсале Мазепы 1701 есть упоминание о гетманского конюшего [3, с. 373].

Среди многочисленных слуг и свиты гетмана упоминаются управляющие его замков («господарь замка батуринского»), один из заместителей хозяина замка гадяцкого И. Кореневеький был представителем гадяцкого замка на судебном заседании 1691 [1, с. 131]. Среди слуг известные «покоевые рейментарские», это были, как можно представить по аналогии с польским королевским двором, пажи при гетманском дворе. При гетманах находился так называемый «войсковый капеллан». По гетманства Скоропадского им был М. Бугаевской, который «в 1720 году определен при резиденции гетманской в ​​звание войскового капелланства» и оставался на этом посту и позднее при Малороссийской коллегии [1, с. 131]. Мазепа имел собственного повара, который, видимо, возглавлял штат кухонной челяди и был при гетманском дворе лицом немаловажным. Этот повар был в Батурине свой «двор» с садом, огородом и «дворовым строением» [1, с. 131].

Сохранились сведения о различных ремесленников, которые работали на гетманский двор - кузнецов, слесарей, плотников тв. др.., а также о гетманских врачей.

Есть упоминание о гетманских слуг. Мастеру с. Митченко (Батуринская сотня Нежинского полка) - «кузнецы и слес-ры, плотники и кравцы» - до 1709 г. «делали на Батуринский запас всякие своего ремесла работы, а оклада никакого с них не было» [3, с. 277].

Особое челядь гетмана состояла из казаков. Например, на казаков с. Полевки был наложен надзор за гетманским обозом сначала только во время движения войска в походе, а позже и в обычное время. Часть этих казаков ведала большими обозными телегами, которые назывались в то время «палубами», поэтому казаки эти именовались «палубничимы». Казаки, которые ухаживали тележных лошадей, назывались «конюшевцамы». По описанию 1711 в с. Поливцы показаны, «поповские казаки: рейментарские палубничие - 46 дворов и конюшевцы - 29 дворов» [1, с. 132]. Казаки с, Поповки не участвовали в походах, так как «ходили на гетманских палубах» [1, с. 132]. В поздних описаниях «палубничимы» были казаки, «перед тем сотенные были, а по Гетманов, в войсковых походах в палубов рейментарских наслуговалы» [1, с. 132]. Палубничи объединялись в шалаш и имели свой флаг, который давал им гетман. Службу при гетманском обозе казаки выполняли до смерти Скоропадского, они обращались к Полуботка с просьбой оставить их при обозе. Количество гетманских «палубничих» достигла в 1723 80 человек [3, с. 229-230]. Гетманские «палубничие» были не только в с. Поповке. Среди различных групп крестьян с. Обмочева Батуринской сотни упоминаются «палубников», «которие были в изменника Мазепы и в покойного гетмана Скоропадского на услугах, куда гетманы поедут, за ними вожувалы их гетманские палубы (экипажи) вместо повозников, а оклада с них некакова НЕ биралось - 48 человека» [ 3, с. 274-275].

К категории гетманских слуг принадлежали также и крестьяне, занятые в гетманской охоте. К ним относятся так называемые Волков-ны. В с. Обмочеви, как свидетельствует описание Батуринской волости 1726 p., «В гетмана Мазепы и в гетмана Скоропадского были волкогоны, Которые на них, Гетманов, ловлялы Волков и прочих зверей, а оклада с них не бирано никакого - 21 человек» [3, с. 284].

При гетмане была также и генеральная военная музыка, в состав которой в 1723 г. входили пять трубачей, двое трубачей и один довбыш. Последний в походе бил в котлы (литавры), прикрепленные к шее коня. Трубачи и трубачи играли на трубах и трубах. На содержание этой музыки в 1708-1709 pp. выделялись денежные сборы с с. Новых Млинов и с хуторов: Пекарьова, кнут, Костирьова, Рыжиков (Нежинский полк) [3, с. 291]. Музыки получали денежную плату, одежду и муку (натурой или общественная?? Шима - «борошеннимы деньгами» [3, с. 292].

значительной по своим размерам была и охрана гетмана. В нее входили казаки так называемых засеймських сотен Нежинского полка, составлявших гетманскую гвардию. Они не были подвластны полковник. Об этом свидетельствует и позднее (1728 г.) универсал Д. Апостола, по которому засеймськи сотни были приняты «по прежнему под бунчук». «Полковник Нежинский, - говорилось в этом универсале, - к ним дела не имеет и к Полнова правки оных НЕ привлекает» [3, с. 50]. После переноса гетманской резиденции в Глухов эти сотни в походах составляли личный гетманский конвой; казаки засеймських сотен находились под гетманским бунчуком. К категории казаков, служивших при гетмане, следует отнести и казаков, которые были по гетманскому распоряжением «отказаны от полка, а прелучены к бунчука Гетманский» [3, с. 500]. Так было сделано в 1695 г. с казаками Ямпольского сотни Нежинского полка. При гетманах в их резиденции в Батурине, а затем в Глухове находилась охрана из пеших казаков, назывались Жолдак. О происхождении Жолдак как вооруженной охраны гетманов говорится в одном из донесений Полуботка в Сенат (1722 p.): «Прежных времен по прежде бывших Гетманов опроче частных служителей их Гетманский были в услугах дома их же жолдаки, на стороне мешкаючие, которые, помесячно приездячы, переменою в дворе Гетманский стражу отбувалы и ко всяким недалеких посылок здесь же в городе или в самом дворе отправуемых употребляемы были вместо жолнеров »[3, с. 217-219].

При Мазепе было 80 Жолдак, позже их количество уменьшилось до 50, а затем до 30. Жолдаки содержались на средства «Войськовий сокровища» [3, с. 221]. Они получали денежную плату 1 руб. в год и хлеб. Во главе Жолдак стоял атаман, которому платили 4 руб. в год. Жолдак выдавали форму - верхний грубошерстный одежду белого цвета. При Скоропадскому жолдаки образовали отдельное поселение на берегу р Сейма, у с. Старухи. Это поселение дало начало с. Жолдак. Гетьмана охраняли также наемные (охотницкие) конные и пешие полки - «компанейцы» и «сердюки». Охотницкие полки выполняли главным образом полицейские функции: вели «борьбу» с «шатость и изменить» [3, с. 229]. Эти полки, находившиеся на содержании у гетмана, формировались в значительной степени из случайных элементов, мало связанных с местным населением, в основном из выходцев из Правобережной Украины, валахов и др.. Мазепа неоднократно подчеркивал, что со стороны рядового казачества городовых полков можно всегда ожидать «одежд остей», «смятения» и «непостоянство» [3, с. 231]. В противоположность этому охотницкие полки он считал своей надежной опорой. В своих донесениях в Москву в 1688 г. Мазепа подчеркивал, что в борьбе с «малодушными» и «непостоянными» он вполне может рассчитывать на наемное войско: «Охотницкого регименту моего полки конные и пехотные суть мне надежны» [3, с. 233]. Среди гетманской охраны в источниках упоминаются также и драгуны.

Таким образом мы видим, что уже со второй половины XVIII в. гетманы становятся крупнейшими землевладельцами Гетманщины. У них был большой свита, на них работала значительное количество крестьян и ремесленников и охраняли значительные силы, сформированные из казаков, которые подчинялись только гетману.

Литература

Дядиченко В.А. Очерки общественно-политического устройства Левобережной Украины конца XVII - начала XVIII в. - K.: Изд-во АН УССР, 1959.

Лазаревский А. Описание Конотопское сотни 1711 года. - Чернигов: Б. и., 1892.

Лазаревский А. Описание старой Малороссии: Материалы для истории заселения, землевладения и управления. - Т. 2: Полк Нежинский. - М.: Тип. К. Н. Милевского, 1893.

Антонович В.Б. О казацкие времена на Украине /После. М.Ф. Слабошпицкого; Коммент. А. Д. Василюк, I. Б. Гирича. - М.:, 1991.

История государства и права Украины: В 2 т.: Учебник /В.Д. Гончаренко, А. И. Рогожин, А. Д. Святоцкий и др..

Под ред. В.Я. Таций, А. И. Рогожина. - K., 2000. - Т. 1; Разд. 5: Создание украинского национального государства и ограничении ее суверенитета во второй половине XVII в. /И. П. Сафронова, Л. А. Зайцев.