Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
ОБЕСПЕЧЕНИЕ Охранной ФУНКЦИИ ПРАВА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
статті - Наукові публікації

Дроботов C. A., ну "Острожская академия"

В статье исследуется специфика обеспечения охранительной функции права. Особое внимание уделяется анализу теоретических и методологических подходов в научной интерпретации понятия охранительной функции, характеристике механизмов и гарантий ее реализации. Автор определяет основные проблемы реализации охранительной функции права, а также ее роль в общей системе специально-юридических функций права.

The article investigates the specificity of maintenance of the law protective function. The special attention is given to the analysis of the theoretical and methodological approaches in scientific interpretation of the law protective function concept, characteristic of mechanisms and guarantees of its realization. The author determines the basic problems of realization the law protective function, shows its role for the general system of legal functions of the law.

Влияние права на общественные отношения, обуславливающий его общественную роль и его назначение как одного из ключевых факторов социального и государственного развития ставит перед наукой теории и права целый ряд проблем, связанных с исследованием функций права. Действительно, указывая на существование непосредственной корреляции между сущностью права и его влияние на общественные отношения, мы тем самым делаем анализ вопроса функций права одним из наиболее значимых объектов юридических, в частности - теоретико-правовых, исследований. Более того, изучение функций права не просто как отдельных направлений его воздействия на определенные группы или типы общественных отношений, а именно как системы, каждый из элементов которой постоянно взаимодействует с другими, заставляет максимально внимательно отнестись к процессу выявления тех детерминант и факторов, которые обусловливают трансформацию отдельных функций права в тех или иных исторических или социальных обстоятельствах, преподносят значимость конкретных функций права. В этом смысле приобретает особую значимость анализ тех функций права, которые традиционно в науке теории государства и права относятся к группе "основных". Одной из таких основных функций права, вытекающей из самого содержания этого понятия, есть охранная функция, генезис которой вызвана потребностью охраны общественных отношений, осуществляется с помощью права теми или иными правовыми методами и способами [1]. В этом смысле достаточно вспомнить определение права, предложил А. Лейст. Напомним, что согласно позиции этого известного российского исследователя, сущностное определение права предполагает его толкование как "нормативной формы упорядочения, стабилизации и воспроизводства общественных отношений, которая поддерживается и охраняется средствами юридического процесса и государственным принуждением" [2]. Таким образом, как видим, уже в самой исходной дефиниции права содержится имплицитное ссылка на регулятивную и охранительную функцию, которые описываются не как случайные или внешние свойства права, а именно как выражение его глубинной сущности и содержания.

Актуальность научно-правового исследования охранительной функции права предопределяется как общетеоретическими и методологическими, так и целым рядом практических причин. Прежде всего необходимо отметить, что в современной юридической литературе встречается несколько отличных методологических подходов к определению содержания и назначения этой функции. Частности нуждается в своего уточнения вопроса относительно социальной роли охранительной функции права в части возможности ее редукции исключительно к процессу устранения опасных, нетипичных или вредных для данного общества отношений. Есть сейчас существует объективная необходимость в формулировке четкой позиции в части научной обоснованности толкования охранной функции исключительно как своеобразного "негативного проявления" регулятивной функции. Во-вторых, актуальность исследования охранительной функции объясняется тем, что в основном в теоретико-правовых исследованиях основное внимание уделялось именно регулятивной функции права, тогда как охранная функция оставалась вне исследовательского внимания. Это привело к возникновению определенного перекоса в части степени освещения содержания и специфики регулятивной и охранительной функции. Очевидно, что этот дисбаланс не может быть объяснен "второстепенной" ролью самой охранной функции, поскольку обе эти функции тесно взаимосвязаны, дополняют друг друга и реализуются именно как диалектическое единство двух направлений правового воздействия, которыми является правовое регулирование и правовая охрана. При этом положение о том, что реализация охранительной функции возможна только при наличии системы положительных регулятивных норм удостоверяет не ее производный характер, а лишь то, что обеспечение целенаправленного правового воздействия на общественные отношения связано как с регулировкой, так и с охраной важнейших для общества типов отношений, ценностей, принципов и т.д.. В-третьих, разработка научной основы для дальнейших государственно и правотворческих процессов в Украине не может не включать в себя концептуальную разработку и адекватное понимание функций права. Действительно, разрабатывая различные программы развития тех или иных институтов государства и гражданского общества, привлекая к этим процессам сложные правовые механизмы и характеризуя право как один из наиболее эффективных средств воздействия на общественные отношения, мы тем самым признаем предельную актуальность теоретической разработки понятия функций права, и в частности - его охранительной функции. Наконец, в-четвертых, следует подчеркнуть, что в условиях становления Украины как правового государства одним из неоспоримых показателей успешности продвижения в этом направлении является полнота и эффективность реализации основных функций права, свидетельствуют не только правовую зрелость самого государства, но и указывают на осознание государством исключительной роли права в регулирАнне общественных отношений.

Таким образом, учитывая актуальность исследования охранительной функции права, в рамках данной статьи мы ставим целью предоставить общий анализ некоторых теоретико-методологических аспектов ее обеспечения. Для достижения этой цели необходимо последовательно решить следующие задачи: а) уточнить общее понятие охранительной функции права, обосновать дефиницию этой функции, б) исследовать проблемы обеспечения охранительной функции права, в) установить ее специфику и механизмы обеспечения.

Обращаясь к тем научным работ, в которых освещаются общие вопросы правовой теории, мы должны констатировать, что проблемы определения общей системы функций права уже неоднократно попадали в поле исследований как отечественных, так и зарубежных юристов. в этом смысле стоит вспомнить имена таких исследователей как: С. Алексеев, В. Графский, А. Гетман, М. Козюбра, А. Лейст, В. Лемак, С. Максимов, А. Мартышин, Н. Онищенко, М. Панов, А. Петрушин, С. Погребняк, В. Тимошенко, А. Тихомиров, М. Хаустова, М. Цвик, А. Ющик, И. Яковюк. Как правило охранная функция классифицируется как одна из двух фундаментальных специально-юридических функций права наряду с регулятивной функцией [3]. Впрочем, уже на этом этапе можно встретить существенные различия между разными подходами. В частности, по мнению одних ученых, охранительная функция права имеет производный характер от регулятивной функции и вступает в действие только после того как было обеспечено правовое регулирование тех или иных общественных отношений: "охранительная функция ... является производной от регулятивной функции и призвана ее обеспечивать, поскольку охрана и защита начинают действовать тогда, когда нарушается нормальный порядок развития тех или иных социальных связей, когда ему препятствуют конкретные недостатки "[4]. В основе такой аргументации лежит положение, что охрана правопорядка или применения в отношении нарушителей правового порядка любых мер наказания предусматривает наличие и четкое закрепление тех норм, согласно которым: а) устанавливается факт правонарушения б) определяется степень виновности субъекта правонарушения в) решается вопрос о характере наказания и применения превентивных мер - при такой возможности - с целью предотвращения подобных правонарушений в будущем. При этом сами юридические нормы интерпретируются как акт реализации регулятивной функции, с необходимостью заставляет признать так сказать "вторичный" характер охранительной функции.

В отличие от этого, другие исследователи считают, что установление подобного приоритета не является корректным по той причине, что и регулятивная и охранительная функции права являются двумя тесно связанными средствами обеспечения главного социального назначения права, заключается в упорядочении общественных отношений, обеспечении их стабильности и устойчивости. в связи с чем интересно привести мнение В. Червонюка, обосновывающий связь этих функций через аргумент их транзитивности. Действительно, мы можем описать действие охранительной функции права в регулятивных сроках и наоборот - действие регулятивной функции в терминах правовой охраны. В таком случае мы получаем следующую формулу: "через охранную функцию право регулирует поведение субъектов, а через регулятивную - охраняет и защищает социальные ценности" [5]. Полностью соглашаясь с этой позицией, считаем нужным добавить, что в основе приведенной выше аргументации относительно "производного характера" охранительной функции лежит отождествление таких понятий как "правовое регулирование" и "нормативность". На самом деле в общетеоретическом плане такой вывод не может считаться обоснованным, поскольку юридические нормы могут выполнять различные задачи, спектр которых не исчерпывается только правового регулирования, что объясняется как установление определенных положительных правил социального взаимодействия. Действительно, исходя из общего понимания юридической нормы как "обязательного эталона общественно необходимого поведения, который опираясь на возможность государственного принуждения, выступает интегрирующим началом" [6], мы можем указать, что эти нормы могут не только определять модели определенной желаемого поведения, но и устанавливать санкции в отношении случаев нарушения ожидаемой обществом и государством от разных субъектов правоотношений поведения. Причем запрет определенных видов деятельности может реализовываться и за ее непосредственным правовым регулированием. В частности это касается подавляющего большинства запрещенных правом, или - противоправных, действий. В этом смысле запретительные нормы действуют не через первичное установление определенной модели "неправового поведения" с ее последующим запретом, а просто определяют ее неправомерность без какого-либо регулирования самой этой неправовой поведения. Хотя, возвращаясь к высказанному выше положения, скорее проблему соотношения регулятивной и охранительной функции права следует решать не из-за их противопоставление, или путем установления между ними причинно-следственных связей, а через признание их определяющей взаимодополняемости и теоретико-методологической транзитивности.

Другой методологической проблемой, возникающей в контексте определения понятия охранительной функции права, является вопрос о причинах ее актуализации. В частности довольно часто высказывается позиция, что сам факт вступления правом охранительной функции свидетельствует о том, что в обществе имеют место нарушения урегулированных правом общепринятых моделей поведения отдельных субъектов правоотношений.

есть, в отличие от регулятивной функции права, которая действует постоянно и при любых обстоятельствах (даже тогда, когда субъект правоотношений решает определенных причин не следовать правовым нормам),охранительная функция права переходит из потенциального в актуальный уровень только тогда, когда совершено правонарушение. При этом же правонарушение может иметь различные формы. Например, согласно действующего национального законодательства Украины, административным правонарушением (проступком) признается противоправное, виновное (умышленное или неосторожное) действие или бездействие, посягающее на общественный порядок, собственность, права и свободы граждан, на установленный порядок управления и за которое законом предусмотрена административная ответственность . В случае совершения административного правонарушения наступает соответствующий вид юридической ответственности - административная. Так же действующим законодательством предусмотрены и иные виды ответственности уголовная, гражданская, дисциплинарная, международно-правовая и т.п.. В последнее время все более распространенной становится положение о существовании и других видов юридической ответственности. Как пример можно привести конституционно-правовую ответственность, в узком смысле, по словам А. Скрипнюка, является специальным отраслевым видом юридической ответственности, предусмотренным Конституцией и законами Украины [7].

В противоположность этому, существует и другая группа исследователей, исходят из того, что охранительная функция права реализуется не только после совершения правонарушения, в режиме "post hoc", но имеет такой же постоянный и непрерывный характер, как и регулятивная функция. В этом смысле уже сам факт установления государственно-правового запрета или санкции выступает достаточным основанием для того, чтобы субъекты правоотношений воздерживались от неправомерного или противоправного поведения. Таким образом, анализируя результаты подобного воздействия правовых норм, можно утверждать, что они обеспечивают охрану определенных типов и видов общественных отношений, в телеологическом плане (то есть с точки зрения достижения определенной цели) реализуется именно охранная функция права. В частности, как показывает Л. Морозова, охранительная функция права дается в знаки не только в случае совершения определенного правонарушения (т.е. когда мы имеем дело с объективными последствиями сознательной или бессознательной противоправного поведения индивидов), но и как средство предотвращения возможных правонарушений в будущем [ 8]. В этом аспекте речь идет о превентивной или упреждающую роль охранной функции, которая проявляется в том, что субъект правоотношений имеет адекватное знание и осознание тех последствий, которые влечет за собой нарушение уста-новленного законом правопорядка. По нашему мнению, такая позиция значительно более аргументированной, ведь охрана правопорядка далеко не всегда означает реализацию процедуры постоянного юридического наказания. В определенной степени первый из описанных нами методологических подходов включает в себя определенное противоречие.

Действительно, если охранная функция вступает в действие только после совершения правонарушения, то тогда логично следует признать она тем более эффективной, чем с большим количеством правонарушений мы имеем дело. Так же трансформируется и понимание правопорядка. Напомним, что на доктринальном уровне правопорядок часто описывается как "государственно-правовое явление, возникает и существует там и тогда, где и когда в нем заинтересована государственная власть, которая устанавливает и поддерживает правовой порядок, охраняет от нарушений, а в необходимых случаях и защищает , поскольку без этого невозможна реализация государственных задач, осуществление сущности, формы и функций власти [9]. С этих же позиций к толкованию правопорядка подходит Ю. Ветютнева, который доказывает, что независимо от того, мы будем определять правопорядок в специально-юридическом аспекте ( как состояние общественных отношений, который наступает в результате соблюдения действующего права в полном объеме), или в загальнофилосфському (как состояние максимальной упорядоченности правовой жизни общества), мы имеем дело с определенным режимом упорядоченности общественных отношений, когда существующие нормы не нарушаются и соблюдаются всеми участниками правоотношений [10]. Зато, если охранная функция понимается как результат санкционированного наказание за нарушение правопорядка, то тогда правопорядок превращается из "режима не нарушение права" на "режим узаконенного наказания". То есть реальный правопорядок возникать не во том обществе где нарушаются юридические нормы, а в том, в котором на максимальное количество правонарушений приходится максимальное количество наказаний. Очевидно, что такой подход существенно искажает понятие эффективности правовой охраны, измеряется не количеством правонарушений, а количеством тех случаев, когда субъекты правоотношений подчиняли свое поведение действующим правовым нормам независимо от того главным мотивом выступало убеждение в справедливости этих норм, или страх перед будущим наказанием. Таким образом, по нашему мнению, описывая охранительную функцию права, необходимо отметить, что она несет в себе два основных аспекта: кратич-ный (от древнегреческого kratos - власть, сила) и превентивной. Первый из них, как было указано выше, связан с реакцией на противоправное поведение и является следствием совершения правонарушения. Как справедливо отмечает А. Поклонская, чтобы не приобрести репрессивных свойств, этот аспект реализации охранительной функции права, должно оставаться в рамках легитимности, действующего законодательства и отвечать коренным общественным интересам и универсальным естественно-правовым принципам и критериям цивилизованности [11]. в этом смысле охранительная функция права не должна превращаться в насилие, а имеет реализовываться исключительно в соответствии с действующим законодательством. Причем все применены законом санкции в отношении совершенного правонарушения не должны перевищуваты ту меру приемлемой для общества юридической ответственности, которая согласуется с общими принципами справедливости и гуманизма. Среди отечественных исследователей содержательный анализ этих двух принципов предоставляет С. Погребняк [12]. Более того, как отмечает упомянутый автор, это требование легитимности ставит целью предупредить появление такого позитивного права, которое само по себе является произволом, является противоестественным, несправедливым и антигуманным позитивным правом [13]. Таким образом, по мере развития права и правовых систем можно наблюдать постепенную ревизию и трансформацию той системы средств правовой наказания, применяемые в отношении лиц, которым было совершено правонарушение. Другой аспект охранительной функции права - превентивный - действует не через определение юридической ответственности за уже совершенные правонарушения, а через общее установление системы санкций, которые будут применяться к нарушителям правопорядка (независимо от того, кто именно является субъектом этого правонарушения). Важность этого аспекта охранительной функции права проявляется в том, что она предполагает непосредственного применения никаких репрессивных или уголовных мер, ведь речь идет исключительно об информировании лиц о тех видах поведения, которые являются общественно опасными, угрожают другим лицам, государству, нарушают общественную безопасность, угрожают свободе других лиц и т.п., а также о тех видах юридической ответственности, которые могут применяться в случае совершения подобных противоправных действий.

Таким образом, исследуя охранительную функцию права, можно указать на ряд специфических свойств, которые позволяют четко отграничить ее теоретически от других функций права. Во-первых, охранительная функция права всегда несет в себе необходимую и одновременно достаточную информацию для всех без исключения субъектов правоотношений о том, какие именно общественные ценности и отношения охраняемые правом. При этом указанные ценности могут быть закреплены как на уровне конституционного права, так и в соответствии с отраслевым деления права. Например, часть 1 статьи 3 Конституции Украины устанавливает: "Человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность признаются в Украине наивысшей социальной ценностью". Таким образом государство берет под свою охрану жизни, здоровья, безопасность, честь и достоинство каждого гражданина. Эти же ценности определяют и охранительные нормы в отдельных отраслях права. В частности, в действующем уголовном праве четко определены нормы ответственности за посягательство на жизнь человека, его здоровье, честь и достоинство и т.п.. Причем, как указано в статье 12 УК, в зависимости от степени тяжести преступления подразделяются на преступления небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие: а) преступлением небольшой тяжести является преступление, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок не более двух лет , или другое, более мягкое наказание б) преступлением средней тяжести является преступление, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок не более пяти лет, в) тяжким преступлением является преступление, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок не более десяти лет г) особо тяжким преступлением является преступление, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или пожизненное лишение свободы.

Во-вторых, охранная функция обеспечивает возможность воздействия права на поведение людей через такие специфические механизмы как: установление запретов и санкций, реализация юридической ответственности и т.п.. Действенность таких запретов, обеспечивающих реализацию охранительной функции права, зависит, с одной стороны - от того, насколько государство способно обеспечить принцип неотвратимости наказания за совершенные правонарушения, а с другой - насколько в государстве обеспечивается законности, ведь именно равенство всех перед законом, заставляет конкретных субъектов правоотношений придерживаться действующих правовых норм и избегать противоправных действий, поскольку принцип законности не предполагающая никаких исключений и ни неравенства (по признаку имущественного или социального положения, религиозной принадлежности, служебного положения и т.п.) по применению мер юридической ответственности. Напомним, что сейчас в науке теории государства и права законность характеризуется как особый режим или процесс деятельности государства и других субъектов общественных отношений, суть которого сводится к трем основным требованиям:

а) наличие хорошо продуманной системы правовых законов и подзаконных нормативно-правовых актов, б) точное и полное закрепление правового статуса всех участников правоотношений в) точное и неукоснительное выполнение и соблюдение законов и других нормативно-правовых актов всеми должностными лицами и гражданами [14]. О роли законности как фундаментального принципа организации и функционирования государственной власти аргументированно пишет Лукаш [15]. Несколько иные аргументы приводит и Л. Горбунова [16], но в целом ее позиция является такой же, ведь, по ее мнению, именно законности позволяет обеспечить неотвратимости соблюдения норм действующего законодательства и избегать возможные нарушения законов государства. Таким образом осознание принципа неотвратимости юридической ответственности в случае совершения правонарушения, а также содержания принципа законности обеспечивает реализацию охранительной функции права. Механизмами такой реализации является прежде всего: установление правовых запретов совершения общественно опасных или общественно нежелательных действий, наличие правовых санкций за совершенные противоправные действия (или бездействие), определение видов преступлений и других видов п?? Авопорушень, определение правоотношений, возникающих в случае совершения правонарушения; юридическая ответственность. При этом все эти механизмы имеют сугубо правовой характер, поскольку обеспечение охранной функции государства предусматривает применение других средств и механизмов.

В-третьих, необходимо отметить, что охранительная функция права тесно связанной с уровнем развития правовой культуры и правового сознания, поскольку она напрямую зависит вия качества и степени гуманности и справедливости тех начал, которые закрепляются в действующем праве. Более того, эффективная реализация предупредительного воздействия охранительной функции права возможна только в условиях, когда граждане имеют достаточный уровень правовых знаний, а также специфический тип правового сознания, в которой есть укоренившимися ценности права, свободы, справедливости, правопорядка. в этом смысле нельзя не согласиться с позицией Н. Волковицька, определяющая правовое сознание как "один из важнейших элементов правовой системы со своей сложной и многоуровневой структурой, представляет субъективное, нормативно значимое отражения правовой действительности в виде правовых и юридически значимых знаний , оценок и установок, рационального и эмоционально-волевого характера, отражающих ретроспективное, современное и простпективне восприятия права, является объективной частью реального правовой жизни и правового регулирования "[17]. Фактически в случае доминирования в правовом сознании нигилистической установки, эффективность реализации охранительной функции права существенно снижается, поскольку тогда у субъекта правоотношений формируется сознательная установка на пренебрежительное отношение к праву, а также на обесценение общественно признанных моделей поведения. В начале прошлого века на этот феномен обращал внимание И. Ильин, который исследуя различные формы правового сознания (в частности он выделял здоровую правосознание и пораженный правосознание [18]) указывал на то, что функции права, а вместе с ними и процесс их реализации напрямую зависят от того, каким образом право воспринимается гражданами, какие ценности в нем усматриваются и насколько органично он входит в сеть общественных отношений. Усиление тенденций к правовому нигилизму и его доминирование в общественном правосознании практически полностью нейтрализуют превентивный аспект охранительной функции права. Вместе последнее время указывается и на такой фактор обеспечения охранительной функции права как правовая идеология. Например, В. Толстенко убедительно доказывает, что отсутствие в современной правовой идеологии фундаментальных принципов правового и демократического государства имеет негативное влияние на состояние правового сознания в целом, так и на реализацию основных функций права [19].

Учитывая исследованы выше специфические свойства охранной функции права, мы можем предложить определение охранительной функции права в правовом государстве как целенаправленного правового воздействия, находится в тесной связи с уровнем развития права, правовой культуры и правовой системы, благодаря которому определяются важнейшие общественные отношения и ценности, находящиеся под охраной государства и общества, а также запрещены государством общественно опасные и нежелательные действия, принудительные меры в отношении субъектов правонарушений, устанавливается юридическая ответственность за нарушение закрепленных правом моделей социального взаимодействия и общественного поведения. При этом спецификой реализации охранительной функции в правовом государстве являются, с одной стороны - уравновешивание в ней кратической и превентивного аспектов (попутно заметим, что по мере развития правового государства роль последнего из этих аспектов постоянно увеличивается), а с другой - общественная легитимность и гуманность механизмов и средств воздействия на субъектов, которым было совершено правонарушение.

целом же, по мнению автора, дальнейшие исследования охранительной функции права составляют один из перспективных и одновременно важнейших направлений исследований современной науки теории государства и права.

Литература

Теория государства и права /Под ред. В.К. Бабаева. - М.: Юрист, 2002. - С. 259.

Лейст О. Э.. Сущность права. Проблемы теории и философии права. - М.: Зерцало, 2008. - С. 47.

Общая теория государства и права /Под ред. М.В. Цвика, А.В. Петришина. - X.: Право, 2009. - С. 155-156.

Малько А.В. Теория государства и права. - М.: Юрист, 2006. - 115.

Червонюк В.И. Теория государства и права. - М.: ИНФРА-М, 2007. - С. 249.

Хаустова Н. Структура правовой системы общества //Вестник Академии правовых наук Украины. - 2010. - № 1 (60). - С. 55-56.

Скрипнюк О.В. Курс современного конституционного права Украины: академическое издание. - X.: Право, 2009. - С. 99.

Морозова Л.А. Теория государства и права. - М.: Изд-во Эксмо, - C. 194.

Крисюк Ю. Социальный и правовой порядок как реализация идеи права //Право Украины. - 2004. - № 8. - С. 26.

Ветютнев Ю.Ю. О правовой случайности и правового хаоса //Журнал российского права. - 2003. - № 7. - С. 76-77.

Поклонская А. Соотношение власти и права //Право Украины. - 2010. - № 4. - C. 227.

См.. Погребняк С.П. Воплощение принципа гуманизма в праве //Вестник Академии правовых наук Украины. - 2007. - № 1 (48). - С. 33-42; Погребняк С.П. Справедливость содержания нормативно-правовых актов как условие их правомерности //Вестник Академии правовых наук Украины. - 2005. - № 2 (41). - С. 41-50.

Погребняк С.П. Признаки права в контексте современного правопонимания //Право Украины. - 2010. - № 4. - С. 168.

Котюк В.А. Теория права. - K.: Вентури, 1996. - С. 110.

Лукаш Е. Л. Принцип законности и его значение для конституционного развития Украины //Верховенство права в процессе создания государства и с?? Защиты прав человека в Украине: Материалы VIII Международной научно-практической конференции (26-27 апреля 2007 p.). - Харьков: Юридический факультет Национального университета "Острожская академия", 2007. - С. 25-27

Горбунова Л.Н. История исследования идеи и понятия законности //Право Украины. - 2004. - № 2. - С. 3-8.

Волковицька Н. А. Понятие правового сознания и его структуры: теоретические и методологические проблемы исследования //Юридическая Украина. - 2010. - № 2 (86). - С. 33-34.

Ильин И. А. Путь духовного обновления //Путь к очевидности. - М.: Республика, 1993. - С. 264.

Толстенко В. Л. Утверждение принципа верховенства права и развитие правовой идеологии: актуальные проблемы взаимосвязи //Верховенство права в процессе создания государства и защиты прав человека в Украине: Материалы IX Международной научно-практической конференции (Острог, 30-31 мая 2008 p.). - Харьков: Изд-во Национального университета "Острожская Академия», 2008. - С. 62.