Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
Уголовный проступок В ЭВОЛЮЦИИ ПРАВОВОЙ ДОКТРИНЫ УКРАИНЫ
статті - Наукові публікації

Автором рассмотрены исторические предпосылки категоризацию уголовно наказуемого деяния на преступление и уголовный проступок. На основании анализа законодательных актов исследований эволюция понятия преступления, сделан вывод, что Основными предпосылками доктринального вычленения проступка были социально-экономические изменения, Которые повлекло законодательное закрепление прав человека второго и третьего поколения, Необходимость защиты ЭТИХ прав средствами уголовного права обусловила выделение проступка в уголовноправовой доктрине Украины

The author is conserned on historical pre-conditions of criminal venture differentiation on an offence and a crime. On the basis of analysis of legislative acts, the evolution of concept of crime is investigated, a conclusion, that basic pre-conditions were socio-economic changes which entailed the legislative fixing ofhuman rights of the second and third generation, is done. The necessity of these rights defence by criminal law, has stipulated the selection of misconduct in the history of Ukrainean criminal law doctrine

Одним из направлений реформирования Уголовного кодекса Украины [1, 131] согласно Концепции реформирования уголовной юстиции [2, 486] является внедрение уголовного проступка. Четкое выяснения природы проступка в доктрине уголовного права, невозможно без исследования конкретно-исторических форм существования указанного деяния в правовой доктрине и в законодательстве, которое действовало ранее на территории современной Украины, что обуславливает актуальность темы указанной статьи и связь с последующими разработками законопроектов по внедрению уголовного проступка.

Указанная проблематика исследовалась такими учеными как М. Таганцев [3, 534], П. Фейербах [4, 330], В. Курляндский [5, 84-85], А. Тер-Акопов [6, 71-76] , Н. Кузнецова [7, 125], И. Ной [8, 91-92], И.Голосниченко [9, 32-38], А. Логецький [10, 176], Е. Георгиевский [11, с. 83-89], М. Геворгян [12 97-100] и другими учеными. Однако, на сегодняшний день остается не в полной мере исследованным вопрос исторических предпосылок внедрения уголовного проступка именно в уголовное законодательство Украины, факторы, обусловившие выделение указанного вида деяния в прошлом и существования указанных факторов внедрения уголовного проступка в современной правовой доктрине Украины. Задачей указанной работы является исследование закономерностей возникновения указанного вида деяния в истории правовой доктрины Украины и наличия предпосылок внедрения уголовного проступка в современной правовой доктрине и законодательстве Украины.

К началу возникновения государственности о какой-либо дифференциации уголовного деяния не могло идти и речи, поскольку законодательная техника не знала даже термина для обозначения уголовного деяния [3, 116]. В различных редакциях Русской Правды, использовались термины "обида", "совершение зла", "согрею-шение" [11, 84], которые отражали материальную природу уголовного деяния. Наряду с этим в Уставе князя Ярослава начали использоваться такие формулировки уголовного деяния как "кто приступить сии правила" [12, 37-41,], которое по нашему мнению начало признак противоправности и формального понимания преступления. Разнообразие использования терминов для обозначения уголовного деяния, свидетельствовала о несовершенстве юридической техники, но уже, например, в артикуле 2 раздела 11 Устава Литовского, используются такие обобщающие термины для понимания преступления как "обида", по тяжким преступлениям, а по уголовным деяний, нарушающих правила охоты, рыболовства и т.д. - "кгвалт" [13 575-578].

С развитием социально-экономических отношений в XVIII в. актуальным стал вопрос о законодательном закреплении социально-экономических и политических прав граждан. После ряда буржуазных революций, идеи взглядов мыслителей эпохи Просвещения повлияли на формирование уголовного законодательства. Постановка перед уголовным законодательством задача не только наказания, но социального регулирования общественных отношений, обусловило дифференциацию уголовного деяния [10, 102], и начиная с французского Кодекса Брюмера VI 1795 в уголовных кодексах большинства государств Европы, наказуемое деяние делилось на проступки (нарушения , проступки) и преступления. Поскольку территория современной Украины (Буковины, Галичины, Закарпатья) находилась в составе Австро-Венгерской империи, то с 1796-1797 гг согласно Уголовного кодекса Зонненфельда и Уголовного кодекса Польши 1852 уголовное деяние в законодательстве, которое существовало на территории современной Украины, разделялось на преступления и тяжкие полицейские проступки или вину [14 23-29]. По мнению П. Фейербаха, главной задачей указанного разделения было разграничение преступлений, совершаемые по поездами страсти и менее частых нарушений закона и указанное дифференциацию необходимо поддерживать и восстанавливать том, что она соответствует моральной различия трех классов уголовных деяний [4, 141].

Постепенно взгляды по разделу уголовного деяния были восприняты правовой доктриной Российской империи. Впервые термин "преступление" был использован в Приказе Перта Великого "О воспрещения взяток и посулов ​​и наказание за оное" от 24.12.1714 г. [11, 83], но для тяжелых преступлений еще до сер. XIX в. использовался термин "злочиние" [11, 88]. Первое упоминание о необходимости отделения рядом с преступлением другого вида "криминальной лжи" сделана графом Сперанским в проекте изменений в Уложения в 1824 p., А в 1833 г. началась работа над Сводом законов Российской империи по разработке законопроекта об уголовных наказаниях и исправительные [3, 92-98]. В XV Томи Свода законов Российской империи 1835 наряду с преступлением выделялся такой вид уголовного деяния как проступок, в ст. 2 указывался формальный критерий их разграничения - "деяния, запрещенные под страхом легкого телесного наказания или полицейского исправления, называются в Законе - "проступками". В Уложении 1845 г. в ст. 2 содержался материальный критерий: "За преступления и проступки по роду и мере важности оных, виновный подвергаются наказаниям уголовным и исправительным" [3, 93]. К сожалению, в Уложению 1845 г. не раскрывались отличие рода и степени важности действий. П. Фейербах по отличия этих деяний указывал, - "Кто нарушит правомъерные границы свободы, тот нарушит право, делает обеда оскобление вреда. Кто нарушит свободу утвержденную граждан-ским договором, и обеспеченную наказательньими законами, тот делает преступление, которое по сему и в дальнейшем смысле есть на-рушение ... " [4, 21]. По нашему мнению, указанная позиция П. Фейербаха о разграничении преступлений и проступков свидетельствует, что внедрение уголовного проступка является следствием закрепление наряду с негативными природными правами человека, положительных прав (права на труд, отдых, избирательных прав и т.п.) в законодательстве в связи с развитием производства, распространением использования наемного механической работы и под влиянием работ мыслителей времен Просвещения. В связи с этим, по нашему мнению, основным отличием преступления от другого вида уголовного деяния является нарушение естественных прав, а предпосылками внедрения проступка в уголовно-правовую доктрину сначала государств Европы, а затем

Российской империи является признание и закрепление формального равенства, законодательного закрепления позитивных прав человека обусловленных социально-экономическими факторами и под влиянием трудов мыслителей-юристов времен Просвещения.

Проект Уголовного Уложения 1903 воспринял французскую модель трехчленная катетеризацию преступных деяний, но с полу-жавленням социально-экономической жизни и определением в ст. 6 Руководящих принципов по уголовному праву 1919 p., Преступления как - "действие или бездействие, опасного для данной системы общественных отношений" [15, 22] достижения дореволюционной научной доктрины по дифференциации уголовного деяния потеряны. С частичной демократизацией общества в 1958 p., Уголовная ответственность за преступления небольшой тяжести заменяется общественной ответственностью и административной [7, 15]. Пленум Верховного Суда СССР в Постановлении от 19.06.1959 г. "О практике применения судами мер уголовного наказания", указал, что суды должны шире применять передачи на рассмотрение сообщества дела о правонарушениях, не представляющих большой общественной опасности, останавливая указанные дела судебному делу ч. 2 ст. 7 Основ уголовного законодательства СССР и союзных республик [7, 16]. В 1960 г. указанное положение нашло законодательное закрепление в УК Украинской ССР 1960 уч. 2 ст. 51 "Освобождение от уголовной ответственности с применением мер административного взыскания, принудительных мер воспитательного характера или общественного воздействия". Авч. 1 ст. 52 УК Грузинской ССР 1960 г. в сравнении с ч. 2 ст. 51 УК УССР, использовался такой термин как "незначительный преступление", а не "преступления небольшой тяжести". При этом А. А. Пионтковский в Курсе советского уголовного права указывал, что при передаче лица на поруки, в ее действиях всегда существует определенный состав преступления, за которое лицо подлежит уголовной ответственности, если общественные мероприятия на нее не повлияли [15, 32]. Н. Кузнецова утверждала, что наличие состава преступления является признаком в указанных деяниях, что отличает данный вид освобождения от уголовной ответственности от других видов, поскольку в части 2 ст. 7 УК РСФСР речь идет о малозначительное деяние, которое не является преступлением, а не о "незначительный преступление" [7, 15]. В. Курляндский, проанализировав практику применения этого вида освобождения от уголовной ответственности, отметил, что за подобные деяния может наступить, а может и не наступить уголовная ответственность, что подрывает действенность Уголовного закона в целом. В связи с этим, ученый предлагал, преступления, за которые возможно применение наказания с возможностью применения других мер административного или общественного воздействия выделить в Кодекс проступков [6, 84].

Законом от 13.08.1981 г. Верховным Советом СССР вч. 1 ст. 43 Основ уголовного законодательства слова "лицо, совершившее преступление, не представляет большой общественной опасности" заменены словами "лицо, совершившее деяние, содержащее признаки преступления, не представляет большой общественной опасности" [8, 91-92]. Этими изменениями законодатель подтвердил различие правовой природы части преступлений небольшой тяжести и определил их как "деяния, содержащие признаки преступления". В целом, все ученые по "деяния, содержащие признаки преступления" придерживались следующих позиций: рассматривали не как уголовное деяние, а деяние, трансформируется в административное правонарушение (проступок) или в дисциплинарный проступок в процессе декриминализации, осуществляемой правоприменительными органами (И . Ной, М. Строгович), другие связывали с изменением терминологии (В. Филимонов, Г. Анашкин), третьи отделяли в отдельную группу проступков (антиобщественных, уголовных) (Н. Кузнецова, В. Фефилова и другие).

В проекте Основ уголовного законодательства СССР 1991 p., по ст. 9 "Классификация преступлений" преступления небольшой тяжести предлагалось назвать уголовными проступками (по тексту по словам "преступления, не представляющие большой степени общественной опасности" стояло в скобках "уголовный проступок") [6, 75]. Внедрение уголовного проступка обсуждался в проекте УК Украины, подготовленном по заданию Комиссии Верховной Рады Украины в 1997 г. группой во главе с В. Смитиенко [16, 4]. Но в то время, правовая доктрина Укны не была готова к подобным изменениям в уголовном законодательстве. В 1999 p. И. Голосниченко неоднократно отмечал, что общественная опасность и средство регулирования общественных отношений как критерии отграничения уголовного преступления от административного недостаточны, и обращал внимание на необходимость внедрения уголовного (подсудимого) проступка [9, 32-38]. Весной 2008 г. указанная идея получила законодательное закрепление в Концепции реформирования уголовной юстиции [2, 486].

Итак, обусловлена ​​социально-экономическими факторами и под влиянием трудов мыслителей-реформаторов времен Просвещения, дифференциация уголовного деяния с правовой доктрины государств Европы в определенной модификации внедрены в правовую доктрину и закреплено в уголовном законодательстве Российской империи, в составе которой в то время находилась Украина. После Октябрьской революции происходит деформация сущности уголовного деяния. Часть действий, которые рассматривались преступлениями и полицейскими правонарушениями в результате огосударствления всех сфер общественной жизни, трансформировались в административных правонарушениях, а часть полицейских проступков - в преступления. С 1917 г. по 1958 г. проблеме уголовного проступка НЕ ​​уделялось внимание, а с 1958 г. до 1991 г. с частичной гуманизацией советского общественной жизни, в частности, уголовного законодательства, стал широко использоваться такой вид освобождения от уголовной ответственности за преступления промежуточного характера (уголовные проступки) как передача уголовных дел на рассмотрение товарищеского суда, в советском уголовном законодательстве внедряются термины "незначительный преступление", "деяние содержащее признаки преступления". Указанный институт освобождения от уголовной ответственности, с привлечением к административной и гражданской ответственности и изменение законодательной терминологии используются для приведения в соответствие части уголовных деяний, согласно законодательству признавались преступлениями небольшой тяжести, к правовой природы этого вида уголовного деяния как уголовного проступка. Если сравнить предпосылки внедрения уголовного проступка, существовавшие в XIX в., Можно отметить, что действующее законодательство Украины закрепило широкий перечень социально-экономических, политических, культурных прав граждан Украины, которые являются объектом уголовно-правовой охраны. Положение УК Украины, под охраной которых находятся указанные субъективные права редко находят отражение в судебно-следственной практике. По нашему мнению, неспособность средств уголовно-правовой охраны предупреждать и защищать указанные объекты приводит к возникновению "мертвых статей" при применении УК Украины. Во избежание указанных явлений и обеспечения эффективного действия УК Украины, по нашему мнению, необходимо дифференцировать в уголовном законодательстве уголовное деяние на преступления и уголовные проступки.

Перспективным научных исследований в данном направлении указанной тематике, является исследование системных предпосылок внедрения уголовного проступка в УК Украины, обоснование и доказательства, целесообразности существования указанного вида деяния в уголовно-правовой доктрине Украины.

Литература

Уголовный кодекс Украины: по состоянию на 1 сентября 2009 /Верховная Рада Украины. Офиц. вид. - K.: парла. изд-во, - 2001. - 144 с.

Решение Совета национальной безопасности и обороны Украины от 15.02.2008 г. «О ходе реформирования системы криминальной юстиции и правоохранительных органов» //Официальный вестник Украины. - 2008. - № 27. - 20-29 с.

Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции: в 2 т.: /Таганцев. - M.: Наука, 1994. - Т. 1: Часть общая. - 1994. - 392 с.

Фейербах П.А. Уголовное право. /Павел Ансельма Фейербах. - С-П. Мед. Тип, 1810. - 330 с.

Курляндский В.И. Неотвратимость наказания и борьба с преступностью /В. И. Курляндский //Советское государство и право. - 1972. - № 9. - С. 84-86.

Тер-Акопов А.А. Основания дифференциации ответственности за деяния предусмотренны уголовным законом /А.А. Тер-Акопов //Советское государство и право. - 1991. - № 10. - С. 71-76.

Кузнецова Н.Ф. Освобождение от уголовное ответственности с передачей дела в товарищеский суд. Юридическая литература. - М. - 1964. - 125 с.

Ной И. С. Новое в трактовании основных уголовно-правовых понятий /И. С. Ной //Советское государство и право. - 1982. - № 7. - С. 91-92.

Колиушко И.В. установить четкую границу между уголовным и административным правонарушением /И. Колиушко, И.Голосниченко, Ю. И. Дьяк //Вече. - 1999. - № 4. - С. 32-38.

Логецкий А.А. Преступление и проступок в уголовном праве XIX - начала XX веков: Дис канд. юрид. наук: 12.00.01 /А.. А. Логецкий. - М., 2003. - 176 с.

Георгиевский Э.. В. Общее понятие преступления в истории уголовного права России: терминологическое многообразие /Э.В. Георгиевский //Государство и право. - 2008. - № 4. - С. 83-89

Геворгян М.В. Развитие понятия «преступления» в российском уголовном праве /М. В. Геворгян //Современное право. - 2007. - № 6. - С. 97-100.

Уставы Великого княжества Литовского: в 3 т. /под ред. Кивалова С.В., Музыченко П.П., Панькова А.В. - М.: «Юридическая литература», 2004. - Т. 3. в 2 кн. (Устав Вел. Кн. Литовского 1588). - Кн. 1. - 672 с.

История государства и права Украины: учебник /А. С. Чайковский, В.И. Батрименко, Л. А. Зайцев. - K.: Одиссей. 2006. - 459 с.

Пионтковский А.А. Курс советского уголовного права: часть общая: в 6 т. /A. A. Пионтковский. - M.: Наука, 1970. - Т. 2: Преступление. - 1970. - 515 с.

Уголовный кодекс Украины: проект, подготовленный по заданию Комиссии BP Украина /В. И. Смитиенко //Именем Закона. - 1997. - 16.05 - С. 4-45.