Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
ВОЕННЫЕ КОМИССИИ В США: К ВОПРОСУ О ЛЕГИТИМНОСТЬ СОЗДАНИЯ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
статті - Наукові публікації

В статье приводится анализ вопроса о легитимности учреждения и деятельности военных комиссий в США как судебного органа, учрежденного с целью предания суду лиц, содержащихся на американской военно-морской базе в Гуантанамо. Выводы, сделанные автором, основаны на анализе американской судебной практики. Автор Приводит обоснованные доводы о отсутствии необходимости учреждения подобного рода судебных органов при наличии соответствующих военных судов.

The article deals with the idea of ​​legal establishment and activity of the US military commissions as a court authority, found in order to judge the persons from the American naval base in Guantanamo. The author's conclusions are based on the analyzes of the American legal practice. The author submits the arguments that the mentioned court authorities are not necessary if the appropriate military tribunals exist.

В ответ на террористическую атаку 11 сентября 2001, США атаковали лагеря террористов Аль-Каиды и талибов в Афганистане. Произошло это событие спустя почти месяц после атаки террористов, а точнее - 7 октября 2001. С этого дня начался отсчет времени нового вооруженного конфликта, сильно взволновал мировое сообщество. Интересно то, что именно в этот период появилось много высказываний по поводу необходимости пересмотра норм международного права для более эффективной борьбы с таким явлением как международный терроризм.

Видимо актуальность данной темы ни у кого не должна вызывать сомнения. Дело в том, что возник опасный международно-правовой прецедент - попытка со стороны узкой группы членов международного сообщества по новому толковать положения Международного Гуманитарного права и Женевских конвенций - кроме того "духом закона", который был заложен в них с самого начала.

Проблематику конфликта в Афганистане после 11 сентября 2001 года, в своих работах в различных аспектах освещали такие ученые как Б. Г. Тузмухамедов, М. Ю. Черкес, В. Х. Ярмак и другие. Целью данной статьи является обоснованный ответ на вопрос о легитимности создания и деятельности военных комиссий в США в отношении лиц, задержанных в Гуантанамо Бэй.

После нападения на Соединенные Штаты, президент Буш ответные в Афганистане объяснил войной с терроризмом. Такая же формулировка на сегодняшний день встречается и в высказываниях представителей американской администрации. Но чем, в таком случае, является война с терроризмом? Все это, конечно, не более чем метафора, как, например, "война с бедностью", провозглашенная президентом Джонсоном, или "война с наркотиками", провозглашенная Рейганом. Все эти войны бесконечны. Некоторые элементы так называемой войны с терроризмом представляют собой не что иное, как международный вооруженный конфликт. В этой части они регулируются Международным Гуманитарным правом. Сторонники термина "война с терроризмом" говорят, что этот термин определяет новый вид войны, которой до сих пор не было, кроме того, мы имеем дело с новой категорией лиц, принимающих участие в военных действиях.

Можно представить, что действующие в данных условиях нормы Международного Гуманитарного права уже не являются достаточными и всеобъемлющими. Но, тем не менее, следует признать, что Международное Гуманитарное право не потеряло своей актуальности, а его нормы вполне достаточны для урегулирования конфликта в Афганистане. Предусмотрительность создателей Женевский конвенций в том и состоит, что они актуальны и сейчас.

По этому поводу Жан Филипп Лавуайе пишет, что «прежде чем изменять право, нужно попробовать применить право действующее, даже если на момент его создания, те или иные ситуации не были предусмотрены». [1].

Подобными аргументами руководствовалась и Совет Безопасности ООН, когда в своих резолюциях 1456 (2003) и 1624 (2005) утверждала, что государства должны добиваться того, чтобы каждое средство, которое применяется в борьбе с терроризмом, соответствовал их международно-правовым обязанности ' связкам, в частности, с обязанностями по соблюдению прав человека и в том числе в соответствии с нормами международного гуманитарного права. Одновременно Совет Безопасности ООН подчеркнула, что уважение прав человека, основных его свобод и уважение права в целом, становятся обязательными условиями для борьбы с терроризмом.

Комиссия по правам человека в резолюции 2004/87 подтвердила, что государства должны действовать таким образом, чтобы все имеющиеся средства для борьбы с терроризмом, применялись ими в соответствии с их международных обязательств и Международного Гуманитарного права.

Но вернемся к вооруженному конфликту в Афганистане, точнее к его последствиям. 11 января 2002 в лагерь X-Ray, расположен на Острове Свободы в бухте Гуантанамо что на Кубе, прибыла первая группа подозреваемых в терроризме лиц - вероятно членов Аль-Каиды, захваченных американскими военными в Афганистане, состояла из одиннадцати человек. В этот же день министр обороны США Дональд Рамсфельд заявил, что задержанные лица будут признаны нелегальными комбатантами, а не военнопленными. [2]. Еще через неделю на базу прибыла следующая группа, состоявшая уже из 600 человек, среди них были как лица, задержанные на поле боя в Афганистане, так и граждане Алжира, которых задержали в Боснии по подозрению в их вероятных связях с Аль-Каидой . База в Гуантанамо постепенно начала наполняться, а задержанные там лица так и не получали правового статуса, который был предусмотрен Женевским конвенциям. Вместо этого Д. Рамсфельд воспользовался сроком 60-летней давности - «нелегальные комбатанты». Несмотря на то, что этот термин в последнее время довольно часто использовался политиками и публицистами, Женевские конвенции с ним не знакомы. Дело в том, что этот термин был создан Верховным Судом США в 1942 году для определения статуса восьми немецких солдат высадились на американской территории в гражданской одежде, для осуществления а?? Тов саботажа. [3]. Судебный процесс над ними начался 8 июля 1942 и проходил за закрытыми дверями. Через три недели назад Верховный Суд США созвал летнюю сессию, где было рассмотрено исковое заявление от имени саботажников и, 31 июля, Верховный Суд единогласно принял решение, что американский Конгресс действительно имел право уполномочить на рассмотрение этого дела военную комиссию. Суд, в частности, указал, что нелегальные комбатанты могут быть лишены родительских прав, как лица, служащие в вражеской армии.

Профессор Динстайн в работе, посвященной легальным и нелегальным комбатантам, определил различия между ними следующим образом: «легальный комбатант, в отличие от нелегального, в случае попадания в плен к врагу, пользуется охраной Конвенции, исходя из статуса военнопленного, а нелегальный такого права не имеет. Однако, он не может быть осужден и наказан более строго, в сравнении с легальными комбатантами, за любые акты насилия, совершенные во время военных действий, в которых он принимал участие »[4].

Президент США Джордж Буш, выдавая военное распоряжение «По поводу содержания и обращения с некоторыми иностранцами в войне с терроризмом» от 13 ноября 2001, как оказалось, пошел уже знакомым для американской судебной системы путем - военные комиссии. «Буш постановил, что каждый иностранец, в отношении которого президент письменно указал, что он был причастен к заговору с целью совершения террористических актов против США, будет задержан и осужден за нарушение правил, применяемых в отношении военных действий, специальными комиссиями. Однако США не имели права отдавать под суд задержанных в Гуантанамо лиц, не имевших четко определенного статуса в соответствии с Женевскими конвенциями. Имеются в виду созданные президентом Бушем военные комиссии. Вышеуказанные комиссии действовали за рамками международного права »[5].

Военная комиссия - это квази-судебный орган, созданный указом президента Буша 13 ноября 2001, для уголовного преследования лиц, обвиняемых в причастности к террористическим актам против США, и в которой подсудимый не может пользоваться рядом основных прав, обязательных в гражданских судах общей юрисдскции или военных судах. Лицо, чье дело рассматривается военной комиссией, не обладает правом знакомиться с показаниями свидетелей против него, выслушивать и оспаривать их, получать доступ к материалам дела, составляющих государственную тайну. [6].

Несколько забегая вперед, необходимо отметить, что осенью 2006 года Конгрессом США был принят Закон о военных комиссиях, полномочия которых в соответствии с ним, были несколько ограничены по сравнению с полномочиями, предоставленными военным комиссиям указом президента от 13 ноября 2001. Тем не менее, одна из ведущих правозащитных организаций - Human Rights Watch сообщает, что новые комиссии имеют только два существенных отличия от предыдущих: во-первых, обвиняемый не может быть осужден на основании доказательств, с которыми он не может ознакомиться или которые он не может обжаловать, во-вторых, обвиняемый может обжаловать любой приговор в гражданском апелляционном суде (по Закону об обращении с задержанными (Detainee Treatment Act) 2005 года, можно было обжаловать только смертный приговор или лишения свободы на срок более 10 лет). При этом сохранились некоторые спорные правила процедуры предыдущих комиссий. Например, допустимость догадок и полученных под давлением доказательств, теоретически позволяет осудить обвиняемого на основании переводов заявлений, полученных с помощью запрещенных приемов допроса, в то время как сам подсудимый не будет иметь возможности вступить с первоисточником информации в очную полемику. Кроме того, в законе сохранились нормы, возлагали обязанность доказывания собственной невиновности на подсудимого, а за министром обороны сохранилось право вводить дополнительные правила, которые могут существенно отличаться от процедур военного трибунала, если министр обороны считать такие процедуры "непрактичными '[7 ].

Ярким примером работы военной комиссии, созданной указом президента от 13 ноября 2001, можно назвать дело Салима Ахмеда Хамдана против Д. Рамсфельда, решение по которому вынес большинством голосов Верховный Суд США 29 июня 2006.

Дело в том, что Хамдан не возражал против того, чтобы предстать перед военным трибуналом, но обжаловал в суде наличие в военной комиссии юрисдикции в отношении преступлений в которых он был обвинен, а также ущемления его прав как обвиняемого. Федеральный районный суд удовлетворил жалобу Хамдан на нарушение его прав как обвиняемого и приостановил рассмотрение дела комиссией [8], мотивируя это тем, что военные комиссии не могут рассматривать преступления к которым применимы законы и обычаи вооруженных конфликтов, в том числе ст. 3, общая для всех четырех Женевских конвенций о защите жертв войны. Но, дело в том, что эта статья может быть применена к вооруженным конфликтам немеждународного характера и запрещает "осуждение и применение наказания без предварительного судебного решения, вынесенного надлежащим образом созданным судом, при наличии судебных гарантий, признанных необходимыми цивилизованными народами". То есть, по сути говоря, суд признал конфликт в Афганистане (уже после вторжения туда войск США) - немеждународного. Такое толкование понятия "вооруженного конфликта немеждународного характера", по всей видимости, связано с тем, что Соединенные Штаты не является стороной Дополнительного протокола II в. Общая ст. 3 допускает толкование, в соответствии с которым вооруженный конфликт, возникнув на территории одной страны, потом может выйти за ее пределы, в т?? И время как Дополнительный протокол ИИ замечает, что конфликт будет проходить в некоторых территориальных рамках на весь период своей продолжительности [9].

Суд также установил, что на Хамдана распространяется действие норм ст. 3, таким образом признав за ним статус военнопленного, пока в судебном порядке не будет доказано, что он таковым не является (ч. 2 ст. 5 ИИИ Женевской конвенции), более того, акцент суда был поставлен еще и на том, что Хамдан НЕ только имеет полное право рассчитывать на защиту в. 3, но и не исключил возможности применения к нему всех положений ИИИ Женевской конвенции.

Что наиболее интересно, Федеральный районный суд установил, что сама военная комиссия была создана с нарушением Единого кодекса военного правосудия США и ст. 3, с учетом того, что президент Буш, уполномочил ее выносить приговоры на основе доказательств, к которым подсудимый не имеет доступа.

Это решение Федерального районного суда, как и следовало ожидать, было обжаловано правительством США в апелляционной инстанции и отменено Федеральным окружным судом округа Колумбия.

Хамдан, в свою очередь, подал апелляцию в Верховный Суд США, который не только подтвердил решение суда первой инстанции, но и, что в очередной раз подтвердило правовую ущербность военной комиссии как судебного органа, установил отсутствие законодательного акта ее образующего и определяющего полномочия военной комиссии. Таким образом, Верховный Суд США четко дал понять, что президент Буш, мягко говоря вышел за рамки своих конституционных полномочий, нарушая принцип разделения властей.

Верховный Суд США своим решением, также опроверг позицию правительства, согласно которой лица, находящихся на базе Гуантанамо Бэй, под контролем и юрисдикцией, но вне национальной территории США, при этом не будучи гражданами США, не подлежат защите Конституции и законов США.

Верховный Суд не принял обоснование представителя правительства США относительно того, что в Афганистане США принимали участие в двух вооруженных конфликтах: один - против Талибана, а второй - против Аль-Каиды. Первый мог бы быть квалифицирован как немиж-народный, а второй - нет. Именно поэтому, по мнению правительства США, Хамдан не мог рассчитывать на защиту, гарантированную Женевскими конвенциями, поскольку был членом организации Аль-Каида, которая в свою очередь не является стороной в конвенциях.

Интересно, что Верховный Суд США допустил, что военная комиссия могла бы быть тем «.. . Должным образом созданным судом ... », если исполнительная власть, ее создала, необходимым образом обосновала прямую необходимость создания такого органа и объяснила необходимость изъятия из-под юрисдикции военного суда, безусловно соответствует вышеуказанным требованиям, так как был создан Конгрессом США.

Как указывает Б. Г. Тузмухамедов, «в решении Верховного Суда США видно критику законодательной ветви, во-первых, за то, что она порой с чрезмерной готовностью уступает свои полномочия власти исполнительной, а во-вторых, за то, что она не спешит заполнять законодательные пробелы, создавая предпосылки для конфликта между ветвями ».

Однако, что делает честь американскому Конгрессу, нужно сказать, что он отреагировал достаточно быстро и уже осенью 2006 года был принят Закон о военных комиссиях. Исполнительная власть от-реагировала еще быстрее и отменила положения указа президента от 7 февраля 2002 о неприменимости Женевских конвенций к боевикам Аль-Каиды. Случилось это 11 июля 2006.

Но быстрее всех отреагировал военное руководство - заместитель министра обороны США Г. Ингленд 7 июля обнародовал меморандум, в котором всем учреждениям министерства предписывалось «как можно скорее пересмотреть все применимые директивы, установки, указания, методики и процедуры, подведомственные соответствующим департаментам, чтобы обеспечить их соответствие стандартам общей ст. 3 »[10], что было сделано для обеспечения выполнения решения Верховного Суда США.

Но, несмотря на вышеизложенные факты, в мире наблюдается опасная тенденция к готовности государств жертвовать тем положительным опытом, накопленным за долгие годы существования международного права, ради искоренения явления международного терроризма. Ответ на возникающее в этом случае вполне логичный вопрос: оправдывают цели средства их достижения?, Напрашивается сам - нет. Что же касается военных комиссий в США, то способ которым они были созданы нельзя назвать легитимным, т.е. отвечающим правовым требованиям, которым должен соответствовать создан судебный орган, соответственно они не могут считаться таковыми. Это квази-судебный орган, в создании которого не было обоснованной необходимости, учитывая наличие «. Должным образом созданного.» Есть Конгрессом США, военного суда, и подтвердил своим решением от 29 июня 2006 Верховный Суд США. Президент Буш, создав военные комиссии, как позже установил Верховный Суд превысил свои полномочия, нарушив тем самым ряд норм как национального так и международного права, а полномочия военных комиссий ограничивают процессуальные права подсудимых и права человека.

Следует признать, что соблюдение норм международного права прав человека и норм гуманитарного права не является проявлением слабости в борьбе с терроризмом, а должно стать оружием, обеспечит широкую международную поддержку для действий в этой сфере.

Литература

Lavoer JP., Iinternational Humanitarian Law and Terrorism, [w:] Lijnzaad L., van Sanbeek J., Tahzib-Lie B. (Red.) Making the Voice of Humanity Heard. Essays on humanitarian assistence and international humanitarian law in honour of HRH Princess Margiet of the Netherlands, Leiden-Boston 2004.

Department of Defense (DoD) News Transcript, Secretary Donald Ramsfeld and Gen. Myers, 11 January. 2002. Доступно на: http://www.defenselink.mil/transcripts/2002/t01112002_t0111sd. Html

Ex parte Quirin. Текст см..: U. S. Reports. 1942 года. Vol. 317. P. 1 et seq.

Dinstein Y., Unlawful Combatancy, «Israel Yearbook on Human Rihts» 2002 nr 32.

Clover J. S., «Remember, We're the Good Guys»: The Classification and Trial of the Guantanamo Bey Defines, «South Texas Law Review» 2003/2004, nr. 45, s. 355.

Тузмухамедов Б.Р. Хамдан против Рамсфелда: уроки и параллели /Российский ежегодник международного права 2006. Специальный выпуск. - Санкт-Петербург, 2008. - 222 с.

"USA: Military commissions for 'war on terror' detainees" http://web.amnesty.org/library/Index/ENGAMR510502006.

Текст постановления суда см..: Federal Supplement. Second Series.

Vol. 344. 2004. P. 152 et seg.

Тузмухамедов Б.Р. Хамдан против Рамсфелда: уроки и параллели /Российский ежегодник международного права 2006. - Санкт-Петербург, 2008. - Специальный выпуск. - 222 с.

Memorandum for Secretaries of Military Departaments et al. Subject: Application of Common Article 3 of the Geneva Convention to the Treatment of Detainees in the Departament of Defense. Office of the Secretary of Defense, Juli 7, 2006.