Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
КОНЦЕПТУАЛЬНОЕ ОСМЫСЛЕНИЕ ВЗАИМОСВЯЗИ ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА И ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА
статті - Наукові публікації

Проблема становления и развития правовой государственности и гражданского общества сегодня в Украине приобретает как научнотеоретическое, так и общественно-практическое значение. Анализ значения гражданского общества и правового государства в системных преобразованиях содействует повышению научного и практического интереса к вопросу соотношения идеи, понятия и концепта гражданского общества.

The problem of becoming and development of the legal state system and civil society today in Ukraine acquires both scientifical and publicly-practical importance. The analysis of importance of civil society and legal state in system transformations assists to increase scientific and practical interest to the question of correlation of idea, notion and concept of civil society.

Степень научной разработки проблемы формирования гражданского общества средствами власти является низким. Заслуживают три составляющие, а именно: государство, власть и гражданское общество. Формирование гражданского общества и власти рассматривались научной мыслью как две относительно самостоятельные проблемы общественного развития. Кратологичне знания, основы которого начали формировать еще ученые Древнего мира, начиная со второй половины ХХ в., Превратился в большой объем кратологичнои литературы, в странах западного мира стал резко расти, началось соперничество классической («индивидуально-групповой») парадигмы власти (М . Вебер и др..), согласно которой во властных отношениях получают свою реализацию индивидуально-групповые интересы субъекта данных отношений, и неклассической («общественной» - Т. Парсонс и др..), согласно которой власть реализует общественный интерес.

В отечественной литературе также накопленный опыт изучения власти. Первые монографии М. Байтина и М. Кейзерова; поздние работы Т. Алексеевой, Ю. Батурина, И. Кравченко, А. Лузана, Б. Макарова, В. Подорога, В. Усачева, Г. Филиппова;, а также монографии, содержат элементы социально-философского анализа власти, словари кратологичнои тематики (В. Андрущенко, С. Рябов, В. Халип), многочисленные научные статьи в периодических изданиях, касающихся проблемы власти.

Более основательно в современной научной литературе представлено гражданское общество, первые идеи о котором были высказаны, как известно, Платоном, Аристотелем, Цицероном, римскими законным-ками. Дальнейшее развитие протогромадянського мировоззрения был связан с эпохой Средневековья, Возрождения, ярко представляется философией Николо Макиавелли. Но настоящая вспышка концептуальной внимания к гражданскому обществу наблюдается в Новое время. Д. Юм, А. Фергюсон, Т. Гоббс, Дж. Локк, Ж. Руссо, А. Токвиль, Ш. Монтескье, Гегель - первые исследователи гражданского общества [1]. К. Маркс трактует историю гражданского общества как процесс высвобождения общественных индивидов из тисков всеобъемлющей государства. Генезис его освещается в трудах М. Вебера. Вопрос гармонизации отношений между обществом и государством решаются в трудах К. Аллена, А. Арато, Ф. Броделя, Р. Броуна, Ю. Хабермаса, Жака Ле Гоффа, М. Маркуса, К. Поппера и др..

В политологической литературе стран социалистического лагеря проблемы гражданского общества начали появляться с 80-х гг. в виде критики тоталитарного общества, культивации идеи «социалистического гражданского общества» и «социалистического правового государства». Но уже в начале 90-х гг. возникает осознание общечеловеческой стоимости понятий гражданского общества и его органической сочетаемости с демократией. К подобной позиции склоняются Л. Баткин, М. Вихляева, А. Галкин, М. Ильин, И. Кравченко, Ю. Красин, В. Львович, Б. Славный, И. Шанский и др..

Весомый вклад в обоснование проблем исследования гражданского общества сделали В. Барков, В. Бех, А. Дергачев, В. Ильин, Б. Замбровський, А. Карась, В. Костицкий, Б. Кухта, М. Лукашевич, М. Михальченко, М. Мокляк, И. Пасько, Я. Пасько, В. Полохало, Г. Рябов, П. Рябчук, А. Слюсаренко, Н. Томенко, М. Ткаченко, И.Хмелько, В. Шамрай, Л. Шкляр, В. Шинкарук, Г. Щедрова и др..

Остаются нерешенными вопросы, связанные с обоснованием единой парадигмы власти, которая была бы способна подняться над полярностью классической и неклассической парадигм осмысления данного явления, преодолеть противоречия между концепциями «власти над» и «власти для», имея институциональный характер , она в равной степени принадлежит государству и гражданскому обществу [2].

Проблемная ситуация заключается в том, что в культурно-историческом и политологическом измерениях существует противоречивое представление о месте и роли власти в формировании гражданского общества, поскольку доказано, что власть принадлежит, с одной стороны, государству, а с другой - якобы принадлежит и гражданскому обществу, которое вместе с государством создают единое правовое пространство и поэтому должны быть равноправными участниками властных отношений в рамках социального организма страны [3].

Таким образом, опыт научного осмысления сущности социального, правового государства, гражданского общества достигает наследия выдающихся европейских мыслителей - Сократа, Платона, Аристотеля, Цицерона, Макиавелли, Г. Гоббса, Дж. Локка, Ж.-Ж. Руссо, Ж. Бодена, Монтескье, Б. Спинозы, Т. Пейна, А. де Токвиля, И. Бентама, Г. В. Ф. Гегеля, К. Маркса, Ф. Энгельса и др..

Так, Сократ в основу совершенного государственного положил такие признаки, как мужество, мудрость, благоразумие, справедливость. Главный принцип политической философии Платона: единство полиса и законов, основанных на добродетели и справедливости. У Аристотеля идеи о полисе тесно связаны со взглядами на право. Говоря современным языком, полис - это правовое государство. Он определял право как «политическую справедливость», задачей которого является служения «общему благв ». Идеи древнегреческих мыслителей о государстве, праве, справедливое обустройство общественной жизни получили свое дальнейшее развитие в древнеримских мыслителей. Известны римские юристы Гай, Папиниан, Павел, Ульпиан, Модестин и другие давали толкования правовых норм, имели силу закона для всех должностных лиц и судей. Юристы не отделяли право от морали. Цицерон пришел к выводу, что в государстве под действие закона должны подпадать все, а государство по своей природе также ограничена правом. Итак, у античных мыслителей понятие государства и общества отождествлялись.

В эпоху Средневековья политико-правовая мысль в целом находилась под влиянием религиозной идеологии, но постепенно сформировалась важная предпосылка правосознания - понимание божьего, священного закона. Вместе христианство значительно повлияло на возникновение демократических основ мировоззрения.

В ХV в. гуманистическая политическая мысль выработала следующие основные идеи, вошедшие в теорию конституционализма, как защита прав человека (прежде всего политических), установления равенства перед законом, необходимость правления на основе законов. Н. Макиавелли отделил политическое от неполитического, провел различие между государством и гражданским обществом. Боден впервые установил связь между понятиями «государство» и «суверенитет», а закон в государстве определил обязательным для всех, в том числе для суверена. Государство, по Боденом, имеет справедливый, правовой характер, т.е. действует на основе права, справедливости и законности.

Генезис классического либерализма, становление и развитие политической науки вообще ощутимо повлияли идеи Т. Гоббса: о создании суверенного государства на основе общественного договора, о естественном праве и естественные законы, свободу человека на основании режима господства закона в обществе. Дж. Локку принадлежит идея «разделения властей». В учении Монтескье теория разделения властей приобретает целостность, дополняется системой политических противовесов. Ж. Руссо сформировал концепцию государственной организации общества, основанной на демократических принципах, разработал теорию равноправного общественного договора и народного суверенитета. Немецкие философы Кант и Г.В.Ф. Гегель подняли на недосягаемую высоту идею верховенства права и его понимание как «осуществление свободы».

Длительного и сложной эволюции претерпела и категория «гражданское общество». Кое-где ней вырисовывались неоднозначные и даже противоположные явления. Например, Дж. Локк истолковывал «гражданское общество» как форму государственности, которой присущ определенный социально-экономический и духовный смысл; Т. Пейн понимал его как сферу самореализации частных интересов; Г.В.Ф.Гегель рассматривал гражданское общество как промежуточную форму человеческой общности (дифференциацию), которая находится между семьей и государством и которая обеспечивает жизнедеятельность общества, реализацию гражданских прав. Ряд современных авторов также считает, что гражданское общество - это либо чисто политизированные явление (С. Перегудов), или, наоборот, исключительно НЕПОЛИТИЗИРОВАННОГО (А. Мигранян).

В начале XIX в. завершилось формирование либерального направления политической мысли. Практикой были подтверждены ценности и принципы классического либерализма XVII в., Но и выявлены недостатки (поляризация между богатыми и бедными, классовые противоречия и т.д.). По выражению П. Новгородцева, с конца XIX в. правовое государство вошла в новую стадию развития.

В Украине отдельные идеи правовой государственности разрабатывались в трудах С. Ореховского, С. Яворского, Г. Сковороды, Драгоманова, М. Грушевского и других мыслителей. Они развивали идеи естественного права, свободы человека, суверенитета народа, справедливых законов и т.д.. В украинской политико-правовой мысли отдельные положения теории правового, социального государственности принадлежат А. Кистяковскому, М. Владимирскому-Буданову, Ф. Леонтович, М. Драгоманова, М. Грушевскому, В. Липинскому, С. Днестровского.

Выводом является то, что теоретические аспекты формирования правового государства, гражданского общества представлены достаточно широко, а вопрос социального государства разработаны недостаточно. Не получил основательного освещения комплекс проблем по трансформации либеральной, правового государства в социальное, правовое государство, роли и места последней в процессе становления гражданского общества, механизма их взаимовлияния.

Как показывает генезис идей правового государства, то они всегда опирались на признание факта и необходимости существования гражданского общества. Правда некоторое диахрония в их становлении все-таки наблюдается, ведь как было сказано, первые ростки учений о месте и роли права в государстве появились уже в античные времена, где роль и место институтов гражданского общества была существенно ограничена в силу объективных причин социально-экономического характера. Зато солидный социальную почву для появления концепций гражданского общества возникает уже в раннекапиталистические сутки, когда формируется средний класс - носитель и субъект идеалов и ценностей гражданского общества. Его позиции существенно укрепились в результате буржуазных революций Нидерландов и Англии, а затем и Франции. На появление нового класса отреагировала общественно-философская и политическая мысль, появились идеологические и правовые доктрины в его защиту.

С точки зрения генетического подхода зародыши гражданства исходят из цивилизованного сообщества, возникает и существует в условиях института судебной власти, однако он еще не дает четкого разграничения между обществом вообще, которое живет по закону, и, собственно, гражданским обществом, влияет на?? Аконодавчий процесс и власть, контролирует властные органы и учреждения. А это существенная разница, ведь, если за критерий гражданского общества принять только судебную власть, что действует по законам, то тогда таким следует признать и античное и средневековое общество, где, на наш взгляд, гражданского общества как такового еще не существовало. Более того, сословная монархия или авторитарный режим, поддерживаемые определенной частью граждан, легитимированных соответствующими законами и конституциями, придется также признать правовыми, что нелогично. Поэтому возникает необходимость дополнить генетический подход функциональным, согласно которому общество предстает гражданским тогда и только тогда, когда каждый член общества и его отдельные общины становятся агентами, т.е. влияют на процесс формирования власти. Иными словами, началом становления гражданского общества можно считать появление всеобщего избирательного права, представительной демократии, функционирует как власть делегированных от имени граждан полномочий.

Несомненно, появление и развитие концепций и доктрины гражданского общества стали мощным толчком для развития теории правового государства. Итак, на смену представлению о гражданском состоянии общества как такового, что строится только на законах и судопроизводстве, приходит представление о праве свободного избрания органов власти, призванных представлять общественные интересы.

Содержание политико-правовых институтов Украины является таким же, что и в других странах Европы. Прежде всего, речь идет о правовом государстве. В англосаксонской науке права понятие правового государства выступает под названием «правления (господства) права» или «верховенства права» (rule of law), тогда как в континентальной системе права чаще речь идет именно о «государство права» или правовое государство (Rechtsstaat).

Исторически в основу концепции правового государства как политико-правового идеала легли две идеи: 1) правление (господства) права как антитеза правления сильных людей (rule of law not rule of men)

право должно основываться на разуме, а не быть лишь проявлением силы и власти.

В таком виде идея правового государства была для своего времени, несомненно, прогрессивной, когда буржуазия шла к власти и боролось против феодального права. Именно с помощью либеральной и правового государства буржуазия пыталась ограничить произвол феодальной королевской власти и установить вместо права как совокупности конкретных приказов и указов ad hoc право как систему общих норм, из чего органично следовал принцип формального равенства граждан перед законом.

В XX веке некоторые базовые принципы, на которых опиралась теория правового государства, оказались не совсем реальными. Речь идет прежде всего о принципе разделения властей, который, по мнению современных ученых, является концептуально устаревшим и не соответствует действительности, поскольку, например, в современных условиях правотворческую функцию выполняют не только законодательные органы власти, но также органы судебной (часто под видом толкования законодательства) и исполнительной власти («делегированное законодательство») [4].

Что касается таких важных элементов правового государства, как демократическое устройство и права человека, то они в основном носят чисто формальный характер. Причем наблюдается четкая закономерность: чем беднее страна, тем меньше в ней демократии и реальных прав и свобод граждан.

В юридической теории концепцию правового государства подвергалось острой критике как слева, так и справа, со стороны представителей таких течений юридической мысли, как естествоиспытатели (сторонники теории естественного права), марксисты, реалисты и постмодернисты.

По своей сути концепция правового государства является только позитивистской, а юридический позитивизм, в свою очередь, базируется на следующих постулатах [5]: 1) право - продукт государства, 2) источником права является исключительно правовые нормы, содержащиеся в официальных юридических текстах, 3) нормы права можно изменить или отменить только с помощью другой нормы права, а не с помощью ссылки на мораль или любые другие внеправовые явления 4) обязанность соблюдения права имеет абсолютный характер и акты гражданского неповиновения недопустимы.

Фактически позитивистская концепция правового государства означает на практике, что право принадлежит тому, кто контролирует государственную власть. То есть, право превращается в инструмент господства тех людей, которые находятся у власти, и которые достигли этой власти путем использования политической и экономической силы, а также манипуляцию сознанием населения.

В отличие от позитивизма, естественное право предполагает, что соблюдение права не является ни абсолютным, ни безусловным: если какая-то норма права является вопиющим нарушением справедливости и морали, тогда ее можно не соблюдать, а несправедливой власти можно сопротивляться.

Таким образом, естественно-правовая теория права противопоставляет абстрактным, общим нормам правового государства конкретную справедливость. Всего естественное право является антропоцентрической, а не нормоцентричним.

С точки зрения марксистской методологии права концепция правового государства тоже не выдерживает критики. Марксизм как теория исторического материализма выступает против «юридического фетишизма», в основе которого лежат три основных постулата: «1) правопорядок необходимо для социального порядка (то есть без права в обществе не может быть порядка) 2) право представляет собой уникальный феномен, надо рассматривать изолированно от других феноменов социальной действительности

политическая власть должна осуществляться в соответствии с предварительно определенными нормами права (концепция правового государства) ». В данном случае, право имело двойственный характер: с одной стороны, оно является источником социального угнетения и отчуждения,?? Сколько посредством верховенства права закрепляется верховенство капитала, но с другой стороны, право может также быть потенциальным источником свободы и более широкого участия масс в управлении государством.

Теоретики юридического реализма доказали мифический характер одной из центральных догм концепции правового государства, согласно которой в либеральной государстве судья является лишь беспристрастным слугой права, т.е. он применяет право объективно, логически последовательно и одинаково. С этой догмы следовало, что аналогичные дела с аналогичными фактическими обстоятельствами должны решаться аналогичным образом. Однако, даже в идентичных ситуациях в процессе применения той же нормы права судьи выносили различные решения. Как оказалось, в конце концов, содержание конкретного судебного решения зависит не столько от права, сколько от тех людей, которые его применяют. Такой вывод реалистов явно противоречил концепции верховенства права.

Весомый вклад в «деконструкцию» теории правового государства внесла постмодернистская философия права. Как отмечал французский философ Мишель Фуко, риторика «правового государства» и «прав человека» является ничем иным, как новыми рафинированными формами репрессии, поскольку человек выступает здесь как нечто описанное и жестко задано в нормативном правовом пространстве, и тем самым отношения человека к миру, к другим и к себе полностью отдаются на откуп власти.

Теоретики правового критицизма (Critical Legal Studies), в основу методологии которых легли достижения направлений неомарксизма, правового реализма и постмодернизма, также подвергли сокрушительной критике концепцию правового государства. По их убеждению, эта концепция является нереальной учитывая факт принципиальной неопределенности права (uncertainty of law), поскольку лингвистическая неопределенность права позволяет манипуляцию. Дело в том, что право только строит из себя объективную и определенную систему, в рамках которой можно почти всегда найти ответ на любой вопрос социальной жизни. На самом деле, как считают критицисты, право и его речь лишь скрывают, маскируют отношения силы. Право, в конце концов, всегда есть политикой.

есть, концепция правового государства ни с теоретической, ни с практической точки зрения не является абсолютной и безапелляционным истиной. Можно сказать, что концепция правового государства является прежде всего идеологической конструкцией либерализма, не отражает социально-политические реалии. Как идеология либерализма (неолиберализма), так и концепция правового государства переживают острый кризис.

Говоря об идее правового государства в контексте украинского опыта, следует обратить внимание на антропологический аспект. Дело в том, что для украинского общества (как общества преимущественно традиционного) большую значимость имеют не столько право, сколько другие социальные регуляторы (мораль, социальные связи и т.п.).

Конструкция правового государства не является чем-то безальтернативным. Наоборот, перед наукой права стоит неотложная задача критики этой концепции и поиск более адекватных альтернатив с учетом прошлого опыта. При этом следует учитывать, что в обществе правят не абстрактные нормы права, а конкретные люди, которым бывает выгодно скрывать свое господство ширмой права и доктрины правового государства.

Анализ эволюции теоретического наследия классиков европейской политической и философской мысли дает возможность сказать, что как гражданское общество, так и правовое государство становятся возможными только тогда, когда право и договор становятся определяющим фактором общественно-политических отношений. Специфическим критерием социального положения, когда государство становится правовым, а общество - гражданским, является качество экономических и политических отношений, а именно: обе сферы этих общественных отношений косвенные правоотношениями, в основе которых находится рынок и право частной собственности граждан, разрушает старые сословные бар ' Интерьеры и границы. Поэтому первые, т.е. экономико-правовые отношения детерминированы отношениями собственности, другие - политические отношения - отношениями власти, не наследуется, а выбирается.

Реальное воплощение взаимодействия принципов правового государства и гражданского общества прослеживается на примере различных форм организации власти, а именно: демократического, правового и социального государства. Если демократическое государство - это такой режим правления, представляет интересы политического большинства путем избирательного права, то правовое государство конкретизирует это положение, поскольку предполагает еще и гарантии защиты прав меньшинства от диктата большинства, а также то, что форма демократического волеизъявление не состоится преобразована в « машину для голосования и референдумов », что может, как показывает исторический опыт, привести к бонапартизма [6].

Именно наличие институтов гражданского общества дифференцирует различие, например, античной полисной демократии, которая еще не знала развитых форм гражданского общества; мнимо-конституционной или модельной демократии, зафиксированной в большинстве современных конституций пост-тоталитарных стран от демократий современного западного типа, опирающихся прежде на институты гражданского общества.

Переходный тип общества, модернизируется, кроме собственно демократии с ее правовым режимом регулирования, требует от государства проведения сильной социальной политики. В результате в странах с переходным режимом большой популярностью пользуется идеология социал-демократии. Социально-демократический тип государства означает переходный тип государства, когда общество еще недостаточно эман-сипувалося от патерналистских идей, а его гражданские основы недостаточнымьо прочные и нуждаются в помощи. С точки зрения перспективы политического развития социальные функции государства должны сокращаться, а взамен укрепляться потенциал общественной самоорганизации, то есть начала гражданства, открывает перспективы укрепления идей либеральной демократии. Но такая модель развития скорее носит нормативный характер, тогда как для конкретных условий и реалий украинского социума более приемлемым и адаптированным является вариант сильной социальной политики, предусматривает укрепление и постепенное наращивание гражданских основ общественного развития [7].

Конечно вершиной общественной эволюции человечества является социальное государство, основанное на принципах развитой демократии, гражданских прав и свобод, на основе права как такового. Роль права в социальном государстве не снижается, а наоборот повышается, поскольку только закреплены в виде правового закона функции государства делают их декларативными, а нормативными, нарушение которых влечет судебное разбирательство, приговор и наказание [8].

Процесс становления как правовой, так и социального государства возможно лишь путем укрепления экономических и социальных основ самоорганизации граждан-собственников. Опыт показывает, что это нелинейный процесс, сопряженный с конфликтами и противостоянием различных групп интересов и политических субъектов. Изучение этого процесса требует отдельных исследований, которые на сегодня еще не хватает. Большинство ученых ограничивается лишь констатацией факта коррелятивного связи между правовым государством и гражданским обществом, или выделением последнего в отдельную область исследовательского поля [9].

Таким образом, анализ проблематики взаимодействия институтов правового государства и гражданского общества можно сделать следующие выводы:

гражданское общество как определенный уровень социального развития цивилизации взаимодействует с государством не вообще, а с ее конкретным типом, которая создана на основе демократии и права.

гражданское общество, отдельно от державознавчих контекста, выступает сферой разнонаправленных интересов и противоречий, где царит жесткая конкуренция за лидерство и приоритеты, но наличие правовых норм и государственных институтов регламентирующих стихийные процессы гражданского развития. Несмотря на то, что гражданское общество является сферой саморегуляции и автономных интересов, оно в определенной степени выступает залежненим от государства. Эта зависимость не административного характера, а обусловлена ​​стадией развития самого государства, характером ее политики. Она является почти полным в условиях тоталитарно-авторитарных режимов правления, когда по сути исчезает само понятие гражданского общества, существенно зависящее в условиях социального типа государства и по сути автономное в условиях либерального типа государства.

Современная украинская государственность, будучи государственностью и обществом переходного типа, нуждается в сильной социальной политики, а это предопределяет значительную степень зависимости общества от государства. Последнее имеет своим негативным следствием такие проявления общественно-политической и общественной жизни как пассивность профсоюзного движения, лояльность большинства или радикализм и экстремизм меньшинства общественно-политических объединений, сервилизм в политике лидеров общенационального масштаба и политических элит в целом перед властью. Решение этой проблемы на наш взгляд следует искать в направлении переориентации усилий как власти, так и общественно-политических элит, а именно: вместо постоянной борьбы за власть нужно бороться за оздоровление экономики, ее унезалежнання от государства, ведь тогда власть перестанет быть объектом постоянного эксплуатации общественной энергии, а ее удельный вес и доля достанется самому обществу.

Литература

Кравченко Ю.Ф. Идея права у Гегеля //Вестник Национального университета внутренних дел. - 2001. - Вып. 16. - С. 107.

Кириченко С.А. Гражданское общество и правовое государство: понятие и содержание. - М.: Логос, 1999. - С. 15.

Воронов И.А. Правовое государство как предмет политологического анализа. - М.: Вера ИНСАЙТ. - 2000. - С. 118.

Заяц А.П. Осуществление принципов правового государства как средство совершенствования исполнительной власти //Вестник Академии правовых наук Украины. - 1999. - № 2 (17).

Кравченко Ю.Ф. К проблеме «Позитивизм против свободы воли» //Вестник Львовского института внутренних дел. - 2003. - № 2. - С. 24.

Гринюк Р.Ф. Формы узаконивания государственной власти в условиях правового государства //От гражданского общества к правовому государству: Материалы I Международной научно-практической конференции. - Харьков, ХНУ им. В. Н. Каразина, 2006. - С. 26.

Спивак В. М. Правовое государство - политическая форма выражения гражданского общества //Этнополитические конфликты в посттоталитарном пространстве. - М.: УФИМБ, 1999. - С. 187.

Кириченко С.А. Правовой измерение социального государства и законодательный процесс. //Парламентская реформа: теория и практика. Сборник научных трудов Института законодательства Верховной Рады Украины. М.: Институт законодательства Верховной Рады Украины, 2001. С. 185.

скворец В.А. Проблема генезиса гражданского общества //Культурологический вестник: Научно-теоретический ежегодник Нижнего Приднепровья. - Запорожье, 2005. - Вып. 14. - С. 197.