Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
Психологические ПОСЛЕДСТВИЯ ПЫТОК И «промыванию мозгов»
статті - Наукові публікації

В результате пыток, применяемых по отношении к военнопленными и захваченным лицам террористами в разных частях мира Впоследствии возникают психические состояния, Которые ранее НЕ фигурировал в медицинских классификациях болезней. Если люди уцелели после издевательств над ними, то они продолжавшего жизнь со значительным уровнем психических расстройств и посттравматическим стрессом. Некоторые режимы использовала угрозы пыток для контроля над населением и решения своих политических задач. Более частые самоубийства ЭТИХ людей возникали в результате изоляции, отделения от семьи, общества, сопровождалось чувством безнадежности.

In result of tortures, using to prisoners of war and to captured by terrorists in different parts of the world afterwards arising mental conditions, that before was not figure in medical classification of illnesses. If people still alive after mocks they continued to live with big level of mental illness and after traumatic stress. Some regimes used threats of tortures for control of population and to decide their political issues. More often suicide of this people arise in result of isolation, separating from families, society accompanying with the feel of hopeless.

Сообщение о пытках и "промывания мозгов" особенно стали активно всплывать на поверхность широкой прессы в Америке и других странах в 2000 году во время предвыборной кампании, когда некоторые сенаторы с целью противодействия своим конкурентам начали рассказывать об издевательствах над военнопленными вьетнамцами и другими лицами. Рассказы о чувствах во время заключения потрясли сознание всего мира своим ужасом и яростью. Исторически сложилось так, что люди в попытках контролировать поведение других изобрели немыслимые виды физических пыток (дыбы, гильотины, посадки на кол и др.) [5]. Несмотря на культурную и человеческую революцию, эта практика продолжается в человеческом опыте годами. Психологические пытки и насилие имеют такой же результат, как психическое - психологическое расстройство. Возникновение различных культов и изучения жертв пострадавших от них увеличило знания в этой сфере. Изучение культа над жертвами привело к тому, что жертвы, которые были нездоровые психически или физически и имели финансовые проблемы, добровольно попадали под контроль вследствие манипуляций

влияния и контроля над ними [11]. Объектами для изучения психических сдвигов на протяжении 50 лет служили лица, уцелевших после пыток и издевательств. Как правило, эти люди с высоким уровнем психических повреждений страдали эффективными расстройствами и посттравматическим стрессом [8]. Организации по международным амнистий устанавливают режимы и национальности, которые были в заключении с пытками. Часто пытки применялись во время ареста, к обвинению и вынесения приговора лицу. До сих образ можно отнести действия начиная с неслучайной небрежности и неподобающего поведения к тяжелой физической пытки (включая удары по голове, длительное ослепление, повязки на глаза, насильственное пробуждение, электрический шок, отопления, низкое погружения, разрыв ушных перепонок, ампутации, голод , сексуальные насилия, ужасные обвинения, угрозы смерти и т.д.). Некоторые режимы использовали угрозы пыток для контроля над населением.

Сейчас некоторые группы занимаются политическим терроризмом для достижения своих целей. Наглядными примерами являются события, которые происходят даже в самих США, например, бомбардировки Центра Международной торговли в 1993 году и полное его разрушение в 2001 году, также бомбардировки Федерального дома в Оклахоме, в Сомали и Малаккском проливе захватывают морские суда с экипажами. Террористические группы занимаются уничтожением, бомбардировкам, миссией самоубийств, приемами биологических и других заболеваний, а также захватом заложников. Лица, выжившие в этих жестоких событиях (как и жертвы пыток) относятся к группам людей, страдающих психическими, интеллектуальными, эмоциональными нарушениями и проблемами в поведении, которые очень трудно изучать и обезвредить [3].

Американский журналист Эдвард Хантер предложил термин «промывания мозгов» в 1951 году из китайских идеограмм (His Nao). Эти слова дословно переводятся как «промывания мозгов». Этот термин использовался для того, чтобы описывать психологическое внушение идеи, которая известна под названием szuhsaing kai-tsao. Она упоминается как средство перестройки мыслей, который использовал Мао Цзэ-Дун для исключения «неправильных мыслей» из сознания китайцев, а на замену менял их взгляды на коммунистические или делал их сторонниками марксистских ценностей и веры [7]. Пытки, о которых упоминалось не были дополнительными средствами в процессе изменения мыслей. На протяжении 50-х годов термин «промывания мозгов» начал использоваться американцами в более распространенном смысле, в отношении любого процесса, связанного с изменением взглядов, особенно через силу.

В зависимости от поработителя, используется техника психологического контроля или действие культов над их жертвами, в результате чего происходит полное отделение нового участника от общественной поддержки [11]. Существует существенная разница между средствами, которые использовали китайские организации и с новой техникой, которая использовалась над военными пленными и новыми участниками культов: управление каналом общения; лишение пищи и сна; самодеградация, введение в неточности, изменение снисхождения и жестокости; давление со стороны; задачи , повторяющиеся; упрямство, что выживание зависит от группы идентификации; символические акты отречения. Лица, выжившие в таких условиях, испытывают много различных физических и психических нарушений с последовательным и увеличенным риском появления физических заболеваний, включая инфекционные; злокачественные опухоли, припадки и заболевания сердца, неврологические синдромы, желудочно-кишечные нарушения, повреждения опорно-костного аппарата и разные?? Знаки кожных заболеваний. К тому же, почти у всех жертв отмечается посттравматический стресс [1, 2]. Дети и жертвы юного возраста отражают большое разнообразие болезней от пыток и промывания мозгов. Ребенок часто воспроизводит травматические события или другие случаи во время игры. Они могут отразить искаженное восприятие времени, иметь визуальное искажение, выражать пессимистические взгляды на будущее, страдать нарушением порядка сна и показывать опасения к другим лицам, что связано с нарушением процесса развития.

Общественные жертвы терроризма, такие как военные заключенные, часто попадают под контроль физических и психологических потребностей в ситуациях, от которых невозможно спрятаться. «Стокгольмский синдром» используется для того, чтобы заложники чувствовали сочувствие и симпатию к их захватчиков [10]. Следующие попытки были использованы в ограблении банка в 1974 году, когда несколько рабочих и клиентов были заложниками «стокгольмского синдрома» в течение нескольких дней. Одна заложница влюбилась в захватчика во время серьезного испытания и эти чувства продолжались еще некоторое время, после того, как она это осознала. В 1975 году, во время 30-дневного пленении датского поезда террористами из Южной Дании, некоторые из захваченных испытывали чувство привязанности к своим захватчиков. Вест тогда назвал такие события «отождествление с вором», что больше подходит как «Стокгольмский синдром» [11]. Это понятие необходимо для понимания парадоксального отношения и поведения не только среди жертв в прошлом, но и изменение их взглядов, жестокое поведение детей, пленных в различных условиях содержания. Эти чувства симпатии, как и доверия к захватчику, были описаны жертвами итальянского суда, которые были задержаны участниками Красных Бригад.

Вместе с посттравматическим стрессом известны другие психологические нарушения: травматический невроз, невроз военного времени, психические травмы, травмы, полученные во время боя, посттравматические военные стрессовые расстройства, боевая усталость и боевая истощаемость [2].

Лица тюрем заканчивают свою жизнь чаще самоубийством в тринадцать раз чаще, чем простое население [4]. Это происходит потому, что они изолированы, отделены от семьи и общества, пребывание сопровождается чувством безнадежности, беспомощности. Если добавить образ и издевательства, то возможность привести человека к самоубийству возрастает. Поэтому для лечения таких больных надо помнить, что воспоминания о травматических событиях никогда не будут стерты, и поэтому первое, на что надо обратить внимание, являются:

Ослабление частоты и интенсивности проявления симптомов больного.

Содействие снижению продолжительности каждого эпизода.

Уменьшение результатов бессилия, т.е. уменьшение фактора, относится к болезни.

Предоставление максимального покоя.

Литература

АИИо E. A. 1991. Assessment and treatement of torture victims, a criticale review. Journal of Nervous and Vtntal Disease 179 4-11.

Аllodi E. A. 1994. Hjst-traumatic stress disorder in hostages and victims of torture. Psychiatry Clinics of North America 17 278-88.

Basoglu V., Vineca S., Paker M., et al. 1997. Psychological preparedness for trauma as a protective factor in survivors of torture. Psychology Medicine 27. 1421-33.

Burtch B. E., Ericson R. V., 1979, The Silent System, An injury into prisoners who Suicide and Annotated Bibliography, Toronto. Center of Criminology University of Toronto.

Cunningham M., Cunningham I. D. 1997, Patternsof symptomatology and patterns of torture and traumaexperiences in resettled refugees. Australia NewZealand journal of Psichiatry 31, 555 - 65.

Deutsch A. 1944. Military psychiatry. World War 11 1941-1945.

In Hall, J. K. One Hundred Years of American Psychiatry, New Y, Columbia University Press, 419 - 41.

Lifton R. J., Thought Reform and the Psychology of Totalism, New York, W. W. Norton and Co.

Mollica R. F., Wyshak G., Lavelle J. 1987. The psychosocial impact of war truma and torture on southeast Asian refugees. American journal of Psichiatry. 144.1567-72.

Schein E. H. 1961. Coercive Persuasion, New York W. W. Norton.

Strentz T. 1980. The Stockholm syndrome. Law tnforcement policy and ego defenses of the hostage. Annals of the New York Academy of Science. 347.137-50.

West L. J. 1964, Psychiatry, brainwashing and the American character. American journal of Psychiatry 120, 842-50.