Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
РАБОТОСПОСОБНОСТИ СПОСОБОВ ЗАЩИТЫ ТРУДОВЫХ ПРАВ
статті - Наукові публікації

Сонин О.Е., ТНУ им. В.И. Вернадского

Статья посвящена анализу содержания понятия эффективности способов защиты трудовых прав и требований, предъявляемых к правовым предписаниям, устанавливающим такие способы, в целях повышения их эффективности. На основе проведенного в статье исследования обосновываются предложения по совершенствованию действующего законодательства и направления дальнейшего осмысления данной проблематики в науке.

The article is dedicated to the analysis of concept of the effectiveness of methods of labour rights and requirements which have to be raised for the law instructions fixing this methods for increasing of the effectiveness of the last ones. On the grounds of the realized the author substantiates proposals concerning the improvement of the existing legislation and provides guidelines for further investigations of this problematic in the jurisprudence.

Проблематика эффективности способов защиты трудовых прав, остается актуальной, несмотря на то, что в последнее время в науке трудового права появилось достаточное количество работ, специально посвященные исследованию вопросов защиты прав работников, работодателей, других участников трудовых отношений, а сама проблема эффективности правового регулирования (правовых норм) остается предметом научного осмысления на протяжении десятков лет. Впрочем, состояние законодательства о труде, существует, и очевидна недостаточность научных рекомендаций по совершенствованию законодательства дают основание для вывода о том, что попытка построения систем требований к способам защиты трудовых прав, которые бы обеспечили их эффективность, является актуальной задачей, которая должна быть решена юридической наукой. Попытку решить эту задачу и посвящена данная статья.

Перед тем, как перейти к формулировке требований, которым должны соответствовать способы защиты трудовых прав по критерию эффективности, необходимо, по мнению автора, определиться с тем, о чем дали будет вестись речь. Во способом защиты трудовых прав в этой статье будет пониматься материально-правовое требование, которое может быть выдвинуто кредитором лицом к ее контрагента в определенных правоотношениях на случай нарушения, непризнания или оспаривания прав такого лица. Не имеет существенного значения, каким образом (в том числе - через деятельность всех лиц и /или органов) это требование выполняется. Поэтому, или заявляется такое требование кредитором лицом в суде (и в случае ее удовлетворения право восстанавливается в пределах исполнительного производства), или для обновления своего права лицо обращается в другой орган государственной власти (и право возобновляется в связи с выполнением выданного таким органом индивидуального акта, является обязательным для правонарушителя), или выдвигается соответствующее требование при непосредственном обращении управомоченной лица к правонарушителю и выполняется последнее добровольно или даже реализация признанного за лицом способа защиты осуществляется через собственные действия управомоченной лица (так называемый самозащита права), во всех этих случаях предметом анализа является именно содержание требования, которое составляет диспозицию охранной правовой нормы (как ее понимают, в частности Ф. Черданцев [1, с. 214-215] и другие авторы [2, с. 156-158]) или санкцию правовой нормы в ее классическом понимании [см.., напр., 3, с. 281]. Соответственно, предметом исследования являются требования, относящиеся именно к способу защиты права.

Безусловно, что главное требование, которое может быть выдвинуто в отношении любого правового явления - это требование эффективности. Другое дело, что в науке трудового права, как и в других отраслях юридической науки нет единого понимания содержания категории «эффективность» (правового регулирования, правовой нормы, правовой защиты и т.д.). Обычно под эффективностью правовых норм понимается «соотношение между фактическим результатом их действия и социальными целями, для достижения которых эти нормы были приняты» [4, с. 22]. Изложенное понимание эффективности правовых норм достаточно узким, но в целом пригодным для определения первой группы требований к способам защиты трудовых прав.

Поэтому встает вопрос о факторах, определяющих эффективность правовых предписаний, которые закрепляют способы защиты трудовых прав в рамках приведенного выше узкого понимания эффективности.

На первом месте среди таких факторов должна быть размещена требование формальной определенности соответствующих правовых предписаний. В науке общей теории права под формальной определенностью традиционно понимается способность нормативного текста четко определять права и обязанности субъектов, фиксировать меры и средства государственного принуждения [5, с. 20]. Следует признать, что в части закрепления способов защиты трудовых прав действующие акты законодательства о труде требованию формальной определенности не отвечают полностью. Несмотря на то, что уже в середине 50-х годов прошлого века «задача облегчения уразумения трудового законодательства» и реализации его предписаний признавалось актуальным [6, с. 11], в действующем в настоящее время законодательстве о трудо не существует ни прямо установленного или такого, что прямо следует, правового предписания, что закреплял бы способы защиты трудовых прав. То, что такие способы вообще-то законодательством устанавливаются, отрицать нельзя. Но их закрепления осуществляется таким образом, что установление соответствующих правовых предписаний предусматривает применение сложных логико-юридических примем толкование нормативного текста.

Покажем это на конкретных примерах. В случае незаконного увольнения работников с работы за последние признается право на обращение в суд с требованием о восстановлении на работе и об оплате времени вынужденного прогула (п. 2 части первой ст. 232, части первая и вторая ст. 235 КЗоТ). Прямо в указанных положениях закрепляется правовые предписания, предоставляющие неспециализированным судам общей юрисдикции полномочия?? Ния рассматривать дела о восстановлении на работе и оплате времени вынужденного прогула и принимать, при наличии оснований, решение о возложении на работодателей соответствующих обязанностей, то есть, - процессуальные полномочия суда. Из этих правовых предписаний косвенно вытекает и заключением от следующего (процессуальных полномочий судов) к предыдущему правового явления оказывается трудовой правовое предписание, согласно которому работник, был незаконно уволен с работы, имеет право выдвинуть в защиту своих нарушенных прав требования о восстановлении на работе и об оплате времени вынужденного прогула (т.е. устанавливаются материально-правовые требования, и обозначаются термином «способ защиты права»).

Еще раз подчеркнем то, что для обоснования сделанного вывода о косвенном всплытия из положений ст. 232 и 235 КЗоТ правовых предписаний, закрепляющих способы защиты трудовых прав работников, является необходимым совершение достаточно сложных логических операций. К тому же, необходимо доказывания наличия жесткой связи между процессуальными полномочиями судов, которые формулируются в прямо установленных правовых предписаниях указанных статей Кодекса законов о труде, и материальными правами работников, правовые предписания по которым косвенно вытекают из этих же законодательных положений. Безусловно, что такая связь наличествует, ведь бессмысленным было бы признавать за судами право рассматривать определенные категории дел и принимать в этих делах определенные судебные решения при отсутствии у лица права обращаться в суды с соответствующими исками, ведь «суд рассматривает гражданские дела не иначе как по обращению физических или юридических лиц, поданным в соответствии с настоящим Кодексом, в пределах заявленных ими требований и на основании доказательств сторон и других лиц, участвующих в деле »(ч. 1 ст. 11 ГПК).

Отметим, что в других случаях закрепления правовых предписаний о способах защиты трудовых прав осуществляется в действующих актах законода-тельства о труде в подобные способы, а их выявление предполагает совершение тех же (а иногда - и более сложных) логических операций с нормативным текстом. Речь идет о том, что обычно законодатель ограничивается формулировкой определенного правового предписания, что закрепляет то или иное право участника трудовых правоотношений и считает свою задачу урегулирования общественных отношений выполненным полностью. Например, в соответствии с частью первой ст. 195 КЗоТ «ежегодные отпуска работникам в возрасте до восемнадцати лет предоставляются в удобное для них время». При этом законодатель не дает ответа на вопрос о комплексе прав несовершеннолетнего работника, чье право, рассматривается, не учтены при составлении графика отпусков (ст. 79 КЗоТ). Безусловно, что с учетом положений ст. 55, 124 Конституции Украины, ст. 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, следует сделать вывод о том, что в случае нарушения права несовершеннолетнего работника на получение ежегодного основного отпуска в удобное для него время »такое право подлежит защите, а способом защиты такого права, соответствует характеру нарушения и его последствий, является требование о принуждении работодателя к исполнению обязанности предоставить отпуск в натуре. Впрочем, сделать следующий вывод сложно не только для рядового (тем более - несовершеннолетнего) работника, но и для судебной системы Украины, о чем свидетельствует практика относительно применения ст. 4 ГПК.

Изложенное делает таким, что не может отрицаться, вывод о том, что способы защиты трудовых прав тогда будут соответствовать требованию эффективности в ее узком понимании, когда правовые предписания, закрепляющие такие способы, будут напрямую устанавливаться или хотя прямо вытекать из положений актов законодательства о труде.

достижении соответствия способов защиты трудовых прав требованию эффективности в ее узком понимании, по нашему мнению, должно быть решена задача обеспечения построения целостной системы таких способов. Дело даже не в том, что «право, составляет целостный, механизм регулирования общественных отношений», что «нормы - основа механизма правового регулирования - выступают в качестве единой структурно-сложной регулятивной системы» [7, ​​с. 4], но и правовые предписания (нормы), закрепляющих право человека на защиту его права, определяют способы за пределы такой защиты, как часть системы более высокого уровня, должны соответствовать той же требованию системности, и правовая система в целом. Анализ системности права в таком ее понимании возможно и даже плодотворным, что убедительно доказывает указанный труд С.С. Алексеева. Главное, по нашему мнению, заключается в том, что требование системности применительно способов защиты трудовых прав должно пониматься таким образом, что каждое субъективное право, предусмотренное (установлено) актами законодательства о труде, каждое субъективное право, возможность установки которого путем договоренности между участниками отношений, на которые распространяется действие актов законодательства о труде, признается правотворческими актами, должен быть «украшено» соответствующим способом защиты. Как отмечает Т.В. Саливон «нельзя разные по характеру и содержанию трудовые права. защитить разрозненными правовыми средствами. »[8, с. 383]. Вторично подчеркнем то, что такие правовые средства (способы защиты) должны быть закреплены прямо установленными или которые прямо вытекают из правил, правовыми предписаниями.

Впрочем, существует и другой аспект требования системности способов защиты трудовых прав. Надо прямо признать, что ученые-специалисты в области трудового права понимают требование системности способов защиты трудовых прав достаточно узко. Ни научец, из числа тех, кто специально или косвенно обращается к проблематике защиты трудовых прав, не отрицает того, что любое субъективное право не может, строго говоря, признаваться таковым по условиям оно обеспечено правовой защитой [9, с. 219]. Одновременно это не мешает большинству х них ученых настойчиво отстаивать тезис о том, что в системе трудового права выделяется такой институт, как «институт защиты трудовых прав, свобод и интересов человека» [10, с. 35, 11, с. 32, 12, с. 331, 13, с. 278 и т.д.]. Это утверждение трудно опровергать. Существует традиционное понимание трудового права (законодательства о труде) как средства защиты слабой стороны трудовых правоотношений. Общим местом стало утверждение о том, что в центре трудового права стоит человек.

Впрочем, нельзя игнорировать и то обстоятельство, что законодательство о труде возникло только потому, что существуют общественные отношения, для урегулирования которых устанавливаются правовые предписания, и такие общественные отношения всегда являются двусторонними. Поэтому и индивидуальные трудовые правоотношения предполагают участие в них двух субъектов - работника и работодателя, каждый из которых наделяется определенными субъективными правами. Есть основания для утверждения о том, что субъективные права работодателя не являются юридически значимыми, такими, которые не нуждаются в обеспечении соответствующими их содержанию и последствиям возможных нарушений способами защиты? Если исходить из позиции существования в системе трудового права института защиты трудовых прав человека (работника), - да, существуют. Если же вспомнить, что непременным признаком субъективного права является возможность его (права) принудительной реализации, - такие основания следует признать отсутствовать.

Нельзя игнорировать и того, что в настоящее время законодательство о труде объективно распространяется и на другие отношения - на отношения, в которых участвуют, с одной стороны, наемные работники, объединяемые в так называемые трудовые коллективы, и их представители, а с другой стороны, - работодатели и их объединения. Такие отношения существуют объективно и отрицать их существование невозможно. Таким отношениям предоставлена ​​правовая форма, установленная определенная правовая модель их существования и развития. Так, в науке трудового права ведется длительная дискуссия, можно ли называть эти отношения трудовыми. Впрочем, ведь эти общественные отношения урегулированы актами законодательства о труде, ведь их участникам предоставлены определенные субъективные права, определенные их содержание и объем, такие права также должны быть обеспечены соответствующими средствами защиты, к которым (способов защиты, правовых предписаний, которые закрепляют ) имеют выдвигаться те же требования, что и к способам защиты участников индивидуальных трудовых правоотношений. При других обстоятельствах не может идти речь не только о соответствии способов защиты коллективных трудовых прав требованию эффективности, но и о полноценном существовании самой системы этих отношений.

Поэтому система способов защиты трудовых прав должен включать в себя следующие структурные элементы (подсистемы) как: а) система способов защиты трудовых прав работников б) система способов защиты трудовых прав работодателей в) система способов защиты прав участников коллективных трудовых отношений.

При построения такой системы и соответствия каждого из отдельных способов защиты права, в нее входят требованиям, изложенным выше, возникнут основания для вывода о соответствии способов защиты трудовых прав требованию эффективности в узком ее понимании.

Впрочем, изложенное является явно недостаточным для построения действительно эффективной системы способов защиты трудовых прав (установление эффективных способов защиты трудовых прав). Дело в том, содержание категории «эффективность» (правового регулирования, правовых норм) не исчерпывается изложенным. Способ защиты трудовых прав может быть признан эффективным только при условии, что его применение дает управнених лицу возможность восстановить ее нарушенное право (в общем случае - реализовать его). Именно учитывая изложенное С.С. Алексеев отмечал на то, что «эффективность правового регулирования - это целесообразность и результативность правовых мер, юридических норм» [14, с. 32]. Из тех же соображений Г. ф. Иеринг писал, что «решающим моментом при оценке права является не абстрактное содержание Закона, не справедливость на бумаге, а то, как право объективируется в жизни». [15, с. 328].

Поэтому полноценным анализ способов защиты на предмет оценки их соответствия требованию эффективности лишь тогда, когда его результатом будет положительный ответ на вопрос: является результативным тот или иной предусмотренный актом законодательства способ защиты права. При этом результативность реализации способа защиты по крайней мере трудовых прав должно оцениваться не только учитывая способность такого способа обеспечить формальное восстановление права, но и учитывая его способность реально восстановить нарушенное трудовое право и исключить такие же нарушения хотя в данных правоотношениях (отношениях с участием тех же субъектов).

По нашему мнению, анализ существующих способов защиты трудовых прав, осуществленный под таким углом зрения, дает основания для вывода о том, что подавляющее их большинство не отвечает требованию эффективности, ведь результатом применения этих способов защиты по сути является принуждение лица, допустила нарушения, к надлежащему исполнению нарушенного ею обязанности. В науке признается, что «санкция влияет на сознание и волю субъекта, даже если лицо еще не вступила в правоотношений, на которые распространяется соответствующий правовой предписание» [16, с. 26-27]. Тем более, на сознание соответствующих субъектов санкция (а одним из видов санкций в науке традиционно опреде?? Ться способы защиты) влияет на стадии ее применения. Но иногда такого влияния явно недостает с учетом сложности возложенных на лицо обязанностей, с одной стороны, и незначительность правовых последствий их неисполнения, - с другой.

Примером изложенного тезиса является обязанность работодателя, который закреплен в. 1б3 КЗоТ (ст. 8 Закона «Об охране труда»), с одной стороны, и санкция (способ защиты нарушенного права работника), установленная на случай неисполнения этой обязанности в. 164 КЗоТ. Речь идет о том, что на работодателя возлагается обязанность осуществить активные действия, а именно - (а) выдать работникам, занятым на работах с вредными и опасными условиями труда, специальная одежда, специальная обувь и другие средства индивидуальной защиты, (б) организовать комплектования, содержания и своевременную замену указанных средств индивидуальной защиты. Кроме того, что исполнение указанных обязанностей требует от работодателя определенных затрат, их соблюдение порождает еще и значительные сложности организационного характера: необходимость постоянного контроля за сроками использования отдельных средств защиты, имея в виду, что отдельные работники появляются к работе и начинают использовать эти средства в разные сроки, необходимость обеспечить наличие всех необходимых размеров специальной одежды и обуви. Естественно, что выполнение всех этих обязанностей является сложным для работодателя, обуславливает высокую вероятность нарушения соответствующих прав работников. Итак, очевидно, что задачей законодателя было установлено такого способа защиты в случае нарушения работодателем обязанностей, о которых идет речь, который бы не только восстанавливал нарушенное право, но и обеспечивал бы нецелесообразности совершения правонарушения. Впрочем, законодатель ограничился установкой на случай нарушения работодателем обязанностей, предусмотренных ст. 163 КЗоТ, только права работника самостоятельно приобрести соответствующие средства индивидуальной защиты и заявить требование о возмещении причиненных этим расходов.

Поэтому очевидно, что для обеспечения соответствия способов защиты трудовых прав требованию эффективности в том ее понимании, что здесь рассматривается, необходимо сочетание в них способности восстановить нарушенное право со стимулированием правомерного поведения путем возложения на правонарушителя дополнительных обязанностей, что дает основания для более детального анализа соотношения понятий защиты трудовых прав и ответственности.

Изложенное в данной статье дает основания для вывода, что эффективность способов защиты трудовых прав, которые закрепляют правовые предписания актов законодательства о труде, предполагает соответствие этих предписаний следующим требованиям: а) соответствующие правовые предписания о способах защиты трудовых прав прямо закрепляются прямо или вытекающие из нормативных положений б) правовые предписания, о которых идет речь, устанавливают целостную систему способов защиты трудовых прав, обеспечивающих субъективные права всех участников общественных отношений, на которые распространяется действие законодательства о труде в) правовые последствия реализации кредитором лицом соответствующих способов защиты заключаются не только в восстановлении нарушенного права, но и в возложении на правонарушителя дополнительные обязанности, является для него обременительным и стимулируют его правомерное поведение на будущее.

Относительно дальнейших направлений исследования проблемы эффективности способов защиты трудовых прав, следует отметить, что они должны состоять в исследовании эффективности (в изложенном ее понимании) каждого отдельного способа защиты трудовых прав, предусмотренный действующим законодательством, а также в углублении понимания содержания понятия эффективности правового регулирования.

Литература

Черданцев А.Ф. Теория государства и права: Учебник для вузов /Чердан-цев А.Ф. - М.: Юрайт, 2000. - 432 с.

Общая теория права: учебник для юридических вузов /[Дмитриев Ю.А., Казьмин И.Ф., Лазарев В.В. и др.]; под общ. ред. Пиголкина A.C. - [2-е изд., Испр. и доп.] - М.: Изд-во МГТУ им. Н.Э. Баумана, 1996. - 384 с.

Венгеров А.Б. Теория государства и права: учебник для юридических вузов /Венгеров А.Б. - [третье изд.] - М.: Юриспруденция, 2000. - 528 с.

Эффективность правовых норм /[Кудрявцев В.H., Никитинский В.И., Само-щенко И.С. Глазырин К.В.]. - М.: Юрид. лит., 1980. - 280 с.

Алексеев С.С. Право. Азбука. Теория. Философия. Опыт комплексного исследования /Алексеев С.С. - М.: Изд. группа Норма-Инфра-М, 1998. - 845 с.

Пашерстник А.Е. Теоретические вопросы кодификации общесоюзного законодательства /Пашерстник А.Е. - М.: Изд-во АН СССР, 1955. - 232 с.

Алексеев С.С. Структура советского права /Алексеев С.С. - М.: Юрид. лит., 1975. - 264 с.

Саливон Т.В. К проблеме правовой защиты трудовых прав работников /Саливон Т.В. //Актуальные проблемы развития законодательства о труде и социальном обеспечении: тезисы докладов и научных сообщений участников Международной научно-практической конференции (г. Харьков, 22-23 апреля 2009 г.), за ред. Жернакова В.В. - X.: Нац. юр. акад. им. Я. Мудрого, 2009. - С. 382-384.

Лазор В.В. Правовое регулирование трудовых споров, конфликтов и порядок их решения на современном этапе: монография /Лазор В.В. - М.: Изд-во «Литература», 2004. - 352 с.

Лагутина И.В. Формы защиты трудовых прав работников. дис. кандидата юрид. наук: 12.00.05 /Лагутина И.В. - Одесса, 2007. - 206 с.

Чанышев Г.И. Коллективные отношения в сфере труда: теоретико-правовой аспект: монография /Чанышев Г.И. - Одесса, «Юридическая литература», 2001. 328 с.

Жернаков В.В. Теоретические и практические вопросы института защиты прав человека в сфере труда /Жернаков В.В. //Актуальные проблемы государства и права: сб. наук. трудов. Вып. 25. - Одесса: Одес?: А нац. юрид. акад., 2005. - С. 329335.

Жернаков В.В. Теоретические и практические вопросы института защиты прав человека в сфере труда /Жернаков В.В. //Государство и право: сб. наук. трудов. Вып. 32. - K.: Институт государства и права им. В. М. Корецкого, 2006. - С. 278-283.

Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом обществе /Алексеев С.С. - М.: Юрид. лит. - 1966. - 188 с.

Иеринг ф. Рудольф. Юридическая техника /Иеринг Ф. Рудольф //Избранные труды: В 2 т. - Т. 2. - СПб.: Изд-во Р. Асламова, «Юридический центр« Пресс », 2006. - 547 с.

Жицинский Ю.С. Санкция нормы советского гражданского права /Жицин-ский Ю.С. - Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1968. - 123 с.