Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
ОТРАСЛЕВЫЕ ПРИНЦИПЫ полноправия и равноправия РАБОТНИКОВ И РАБОТОДАТЕЛЕЙ: ДИСКУССИОННЫЕ АСПЕКТЫ онтолого-ПРАВОВОЙ ХАРАКТЕРИСТИКИ И ИХ ЗНАЧЕНИЕ В усовершенствованием механизма ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ СОЦИАЛЬНО-ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ
статті - Наукові публікації

Лавриненко А.В., ЛГУВД им. Е.О. Дидоренко

В статье проанализирован на основе преимущественно критического анализа высказанная в современной доктрине идея о необходимости внедрения в качестве новых основных отраслевых принципов трудового права принципов полноправия и равноправия работников и работодателей. Обращено внимание на Дискуссионный аспекты указанного подхода, а также развивается тезис о генезисе новой комплексной отрасли в Украине - социального права и становлении внутриотраслевого института защиты социально-трудовых прав человека.

In article the idea stated in the modern doctrine about necessity of introduction is analysed on a basis of mainly critical analysis as new basic branch principles of the labour right of principles of full rights and equality of workers and employers. The attention to debatable aspects of the specified approach is inverted, and also the thesis about genesis of new complex branch in Ukraine - the social right and becoming of intrabranch institute of protection of social-labour human rights develops.

Актуальность исследования принципов отрасли трудового права обусловлена ​​главным тем, что на завершающем этапе разработки нового Трудового кодекса Украины отсутствует единство взглядов исследователей не только по количеству, но и по сущностной характеристики таких принципов, их названия, характеристики роли и значения последних в механизме правовой регулирования социально-трудовых отношений. Показательны здесь рассуждения А.Н. Бандурке и А.В. Горбачева, которые отмечают, что «различия в перечне принципов ... обусловлены такими причинами, как недостаточная теоретическая разработка действующего законодательства, неоднозначность применяемых подходов к построению системы принципов, особенности юридической техники, в том числе традиции в употреблении определенных словесных клише, а равно - использование синонимов (в частности, терминов «принципы», «общие положения »,« общие условия ») для определения одного и того же правового инструментария. Действенность и надлежащая реализация принципов ... обеспечиваются только при условиях учета их системности, взаимосвязей друг с другом и со всей регулируемой Конституцией и другими законами деятельности, складывающихся в ходе ее правоотношений. Изолированное, не в меру и НЕ к месту преувеличение значения любого из принципов в ущерб втором или теоретически и практически неуместной построение иерархии принципов неизбежно приводят к искаженным представлению о сущности, задачах всей деятельности »[1, с. 55]. Действительно, ситуация, сложившаяся на сегодняшний день в юриспруденции, характеризуется наличием ряда «логико-структурных дефектов в правовом регулировании», как «отсутствие урегулированности ряда процедурных моментов (неполнота правового регулирования), несоответствие названий раздела (статей) их содержания, недостаточная четкость в изложении существующих законодательных предписаний ... Особую сложность в практической деятельности составляет толкование понятий »[2, с. 148], в том числе и тех, что формируют терминологический аппарат отраслевого учение о принципах трудового права. Учитывая указанное автором этой статьи уже неоднократно уделялось внимание разнообразным проблемным аспектам в этой области [3-19].

целом исследованию онтолого-правовых и терминологических характеристик учение о принципах трудового права посвящены научные труды таких ученых, как Акопова Д., несчастного В.М., Венедиктова BC, Го-ловина С.Ю., Иншина М.И., Карид В.А., Лебедева В.М., Лукаша Е.А., Миронова В.И., Хуторян Н.М., Чанышев Г.И., Швайковская В.М., Щербины В.И. и др.. Отдавая должное имеющимся научным достижениям и принимая их за теоретико-методологическую основу, пока считаем необходимым уделить особое внимание исследованию онтолого-правовой характеристики и места в современном механизме правового регулирования социально-трудовых отношений таких принципов, как принцип полноправия и равноправия работников и работодателей (задача , которое ставит автор данной статьи). Определении принципы определенной степени являются новеллами для трудового права, предложенная в науке характеристика их сущности, роли и значения является, на наш взгляд, дискуссионной, отчасти - спорной. И здесь руководствуемся важным постулатом современной философии науки, по которым именно критика - это «способ духовной деятельности, основная задача которого

целостная оценка явления с выявление его противоречий, сильных и слабых сторон и т.д. .. Конструктивная, свободная критика - важнейшее условие для реализации принципа объективности научного познания ... Значение конструктивной критики в науке возрастает вместе с ростом потребности во всесторонней теоретическом исследовании объектов и построении НЕ фрагментарных, а целостных, синтетических концепций. Последние предполагают Высокую методологическую культуру ученого и его критическое сознание, непримиримое ни с каким монополизма (в познании - с исключительным правом на истину) и догматизмом »[20, с. 305-306]. Впрочем, сознательное избрание «критического угла» данного нашего исследования, отнюдь не отрицает большое значение для развития науки трудового права достижений исследователей, анализируются. И, к тому же, высказанные в статье критические замечания не являются и не могут рассматриваться как «истина в последней инстанции», а имеют целью привлечь внимание научной общественности к дискуссионным сегментов отраслевой трудо-правовой научной доктрины с целью ее обсуждения, при необходимости - усовершенствование, развития.

Отечественный исследователь В.И. Щербина, основательно размышляя над сущностью современных функций трудового права отмечает, что «правовой основой», то есть отраслевыми правовыми принципами этой отрасли права, должны стать следующие два, как «принцип повноправности работников и работодателей »и« принцип равноправия работников и работодателей », а также« принцип диспозитивности »- необходимое средство их надлежащей совокупной реализации на практике. На наш взгляд, для введения в ранг отраслевых указанных В.И. Щербиной принципов адептом должны быть приведены более убедительные аргументы, поскольку большинство из указанных доводов являются сомнительными, несколько противоречивыми. Например, В.И. Щербина в своих экспликациях ссылается на законотворческий опыт Германии 70-х годов прошлого века, но это уже не так актуально: законодательство в этой стране существенно изменилось - мир отошел от противостояния социалистического и капиталистического лагерей и вступил в эпоху глобализации, указанная страна вошла вместе с другими постсоциалистическими в Европейский Союз, законодательство членов ЕС сегодня унифицируется и т.п., а ссылка на «практику» как доказательство действенности немецкого законодательства - имеют аргументироваться ссылками на соответствующие статистические выкладки, иначе - это субъективное и «предвзятое», то есть заангажировано избранным направлением исследования , утверждение автора и не более того. Спорным является одновременное утверждение этого автора о том, что «необходимо отказаться от видения человека труда как« средства существования экономики »,« трудовых ресурсов »,« рабочей силы »« и, впоследствии, - «... необходимо использовать опыт Федеративной Республики Германии, где законодатель, не подрывая основы места и значения работодателя в отношениях с работником, четко определил достойное место работника в системе производственных отношений ... »или« профессиональное обучение и профессиональное воспитание - две составляющие единого процесса - признание работника движущей силой производства ». Не совсем понятной видим и сущность принципа, когда В.И. Щербина пишет, что «... принцип равноправия работников и работодателей означает, что они должны иметь равные (но не одинаковы) права. Речь идет о так называемом правовой паритет, что следует из общего юридического положения субъектов трудовых правоотношений »[21, с. 188]. В последнем случае автору, как нам кажется, следует подробно объяснить, показать, что такое система «равных», но "не одинаковых» прав таких участников правоотношений, в чем критерий «равенства» или «одинаковости», как можно воплотить обозначен в законотворческой технике и т.п.. Ссылка В.И. Щербины на точку зрения В.С. Венедиктова, который отмечает, что «юридическое равенство сторон отражается в равенстве трудовой правосубъектности, в возникновении и определены содержания трудовых правоотношений путем общего для сторон волевого акта сделки (трудового договора или контракта). Договор является тем конечным результатом, в котором равноправие и свобода сторон находят свое общее юридическое выражение ... »не является убедительным аргументом, поскольку В.С.Венедиктов в приведенной выше сентенции, действительно, рассуждает таким образом, но не выделяет подобных принципов и в конце концов доказывает существование совершенно иных отраслевых принципов современного трудового права [22, с. 25, 27-29]. К тому же, «юридическое равенство» В.С. Венедиктов анализируется в контексте исследования содержания трудового договора - центрального правового института, то есть внутриотраслевого, а не отраслевого структурного образования, также имеет большое значение сейчас. Зато висновування В.И. Щербины о том, что «... нельзя согласиться с утверждением ученого (В.С. Венедиктова - прим. Авт.) О том, что равенство сторон трудового правоотношения сочетается с подчинением их внутреннему трудовому распорядку предприятия, поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 21 КЗоТ Украины внутреннему трудовому распорядку подлежит только работник. Работодатель же в соответствии с требованиями ст. 141 КЗоТ Украины должен неуклонно соблюдать законодательство о труде и правил охраны труда »[21, с. 189-190] является, на наш взгляд, ошибочным. И поэтому здесь мы солидаризируемся с позицией В.С. Венедиктова, которую от последовательно отстаивает как в данном случае, так и в других своих научных работах [23, с. 136-137]. Дело в том, как справедливо отмечает Н.Б. Болотина, что «порядок поведения, взаимодействия между работниками на конкретном предприятии, в учреждении, организации в процессе осуществления трудовой деятельности называется внутренним трудовым распорядком. Внутренний трудовой распорядок на конкретном предприятии, в учреждении, организации определяется правилами внутреннего трудового распорядка, которые утверждаются трудовыми коллективами по представлению собственника или уполномоченного им органа и профсоюзного комитета. В этих правилах конкретизируются обязанности владельца, администрации, работников данного предприятия, правила приема на работу на данном предприятии, с учетом специфики предприятия, устанавливается режим рабочего времени и времени отдыха, виды поощрений за успехи в работе, порядок их применения, порядок применения дисциплинарных взысканий »[24, с. 428, 429]. Из такого же выходят и другие исследователи: например, по мнению В.С. Бердичевского, Д.Р. Акопова и Г.В. Сулеймановой, «предмет трудового права ... отвечает на вопрос, какие общественные отношения регулируются нормами трудового права, а метод трудового права отвечает на вопрос, как, каким образом осуществляется регулирование. Каждый способ правового регулирования труда является для законодателя научно обоснованным, в нем отражается определенная суть норм трудового законодательства. Причем метод трудового права отражает Не только суть его норм, но и порядок их принятия (создания) и применения. Метод трудового права - это специфический комплекс следующих шести способов правового регулирования труда ... 3-й способ ... ?? Авноправие сторон трудовых отношений с подчинением их в процессе труда правилам внутреннего трудового распорядка организации также можно отнести к специфике метода трудового права. На рынке труда выступают свободные субъекты: с одной стороны - работодатель, владеющий средствами производства на праве собственности, или уполномоченное им лицо, с другой - работник, обладающий способностями к труду и готовый передать этот товар во временное пользование за определенное вознаграждение. Только при взаимно волеизъявления ЭТИХ субъектов и согласованностью между ними возможно производство как соединение средств производства с рабочей силой, юридическим основанием которого является трудовой договор »[25, с. 18, 21]. Как видим, указанными авторами такой признак, как подчинение работника и работодателя рассматривается в качестве элемента (признаки) метода, а не принципа трудового права. Кроме того, этими же исследователями отмечается ряде других весомых для наших контраргументов обстоятельствах. Так, российские исследователи, указывая на подчиненность и работника, и работодателя требованиям внутреннему трудовому распорядку, не изменяют своего заключения учитывая существование тех или иных прав и обязанностей, закрепленных многочисленными статьями трудового кодекса. Соответственно, утверждение В.И. Щербины, которое очевидно отрицает выводы Д.Р. Акопова, В.С. Бердичевского, Н.Б. Болотиной, В.С. Венедиктова и Г.В. Сулеймановой требует развернутых, прежде всего - теоретического характера, доводов, а не только ссылки на ч. 1 ст. 21 КЗоТ Украины. Дополним, что отрицание тезиса В.С. Венедиктова об обоюдном подчинения работодателя и работника внутреннему трудовому распорядку и в предложенном В.И. Щербиной варианте не является убедительным, поскольку сам автор пишет о том, что по ч. 1 ст. 21 КЗоТ Украины внутреннему трудовому распорядку подлежит работник, а работодатель, в соответствии с требованиями ст. 141 КЗоТ Украины, должен неуклонно соблюдать законодательство о труде и правил охраны труда. Следовательно, принимая во внимание то, что «внутренний трудовой распорядок на конкретном предприятии, в учреждении, организации определяется правилами внутреннего трудового распорядка, которые утверждаются трудовыми коллективами по представлению работодателя и профсоюзного комитета. Правила внутреннего трудового распорядка конкретизируют или дополняют сформулированы КЗоТ и типовых правилах общие обязанности работников и работодателей как субъектов трудовых правоотношений относительно условий и специфики каждого предприятия в частности. Собственно, нормы локальных правил внутреннего трудового распорядка имеют наибольшее регулятивное значение, поскольку в них закреплены обязанности работодателя и работников конкретного юридического лица »[26, с. 350], на наш взгляд, есть достаточные основания для вывода, что сама по себе указание В.И. Щербиной на обязанность работодателя в соответствии с требованиями ст. 141 КЗоТ Украины, неуклонно соблюдать законодательство о труде и правил охраны труда отнюдь не отрицает тезис В.С. Венедиктова, а лишь подтверждает истинность последней. Определенный обязанность работодателя впоследствии находит свою нормативную детализацию, в частности, в локальных правилах внутреннего трудового распорядка конкретной организации, а значит - и внутреннему трудовому распорядку, которому подчинен и работник. Заметим также, что ниже в своих рассуждениях В.И. Щербина и сам утверждает, что «реализация принципа равноправия четко прослеживается в норме ч. 1 ст. 21 КЗоТ Украины, где устанавливаются взаимные обязательства работника и работодателя »[21, с. 190] ... Здесь возникает вопрос: а может быть «равноправие», когда стороны имеют различные обязанности, а, соответственно, и разные права? .. Трудно понять, по крайней мере - редакционно, при таких обстоятельствах, и следующее утверждение В.И. Щербины: «Равноправие сторон трудовых правоотношений проявляется преимущественно через корреспонденцию обязанностей» [21, с. 190]. Полагаем, что при различных обязанностей равноправия отнюдь быть не может. Требует дополнительного обоснования и утверждения В.И. Щербины о том, что «невыполнение одной из сторон своих обязанностей ставит под сомнение легитимность ее претензий по выполнению корреспондирующих обязанностей другой стороной ... Именно корреспонденция обязанностей предоставит реального содержания равенства работника и работодателя в трудовых правоотношениях »[21, с. 190-191]. Корреспонденция обязанностей - это сугубо законодательная конструкция, формальный признак, а «содержании» - это, скорее, практика. Определении явления совпадают, но далеко не по-всег. К тому же, по логике приведенного утверждения В.И. Щербины значит, что, например, появление на работе в нетрезвом состоянии ставит под сомнение легитимность его требования (претензии), скажем, по безусловному соблюдению работодателем процедуры его увольнения по п. 7 ст. 40 КЗоТ Украины? Но это, как нам кажется, нонсенс: при любых обстоятельствах стороны должны придерживаться возложенных обязанностей и имеют полное право требовать этого от контрагента по правоотношениями, иначе, учитывая имеющуюся в стране многочисленную практику системного нарушения как работодателями, так и работниками тех или иных трудовых обязанностей, это приведет к перманентному «сомнения в легитимности», а точнее - перманентного хаоса в области отношений в сфере наемного труда. Ряд дополнительных вопросов возникает и тогда, когда В.И. Щербина отмечает, что «реальный эффект от реализации в трудовом законодательстве принципа равноправия можно получить только при условии реализации его вместе с принципами полноправия работника и работодателя и диспозности ». По крайней мере здесь возникает вопрос, а «диспозитивность» в данном случае это отдельный принцип области трудового права или составляющая принципа полноправия работника и работодателя? Но о таком принципе этот исследователь предварительно не указывал и о таком выделен принцип в структуре системы отраслевых принципов в науке трудно найти любую информацию. Тогда последний надо брать и объяснять адепту подхода, иначе это значительно затрудняет восприятие его позиции, концепции. И потом, считаем за не совсем корректное указывать, что тот или иной отраслевой принцип действует только при условии, что действуют другие такие же принципы: все они действуют системно априори, иначе - это уже не принципы отдельной отрасли как сквозные принципы, характеризующие сущность последней . На наш взгляд, радикально не меняет ситуацию - в сторону убедительности приведенных автором доказательств и указание В.И. Щербины на то, что идея паритетности («принцип полноправия работника и работодателя») уже нашла отражение в актах МОТ и европейским стандартам в сфере труда - Европейской социальной хартии, поскольку в качестве аргумента в пользу такого вывода автор приводит лишь отдельные права работников и предпринимателей (работодателей). Сейчас, по нашему убеждению, прежде всего необходим глубокий и развернутый содержательно-компаративный анализ как указанных, так и многих других трудовых прав. Указание только на то, что указанные права являются «фундаментальными социально-экономическими правами» в данном случае не достаточно, ведь речь идет несколько о другом.

Вместе с тем, проанализированы в этой статье соображения и выводы В.И. Щербины, как нам кажется, убедительно свидетельствуют о постепенном формировании системы средств (норм) нового института в структуре современного трудового права - института защиты социально-трудовых прав человека [27 c. 22]. Кроме того, если рассуждать о перспективе отраслевой структуры туризации в рамках отечественной правовой системы, то, кажется, что приведенные выводы этого автора есть еще и доказательством реализации в нашем государстве мировой тенденции социализации (гуманизации) права [28, с. 42-47], которая естественно коррелирует с идеями справедливости, равенства, полноправия т.п., а также свидетельствуют генезис новой «комплексной интегрированной правовой структуры» [29, с. 223] - «социального права» (составляющими которого является трудовое право, право социального обеспечения, медицинское, образовательное, жилищное право и другие отрасли), которое должно завершиться принятием Соци-ального кодекса Украины [30, с. 299-333]. Создание комплексной отрасли права такого масштаба закономерно приведет к глубинной трансформации в структуре системы национального права, актуализации вопросов специализации, конкретизации, дифференциации правового регулирования соответствующих групп общественных отношений (в том числе и трудовых), их структурной интеграции с новыми основаниями, межотраслевой миграции правовых институтов, их содержательной диверсификации, а в некоторых случаях - вообще к изменению их отраслевой принадлежности, а, в конце концов, нарушение устойчивых прежних связей и установление новых, объединенных единственным критерием - обеспечением социальных прав человека, в том числе права человека и гражданина на труд, социальную защиту. Учитывая такое, смысл отметить весомую роль и актуальность осуществленного В.И. Щербиной научного исследования сущности и путей совершенствования механизма реализации принципов полноправия и равноправия работников и работодателей, поскольку все указанные трансформационные процессы тесно связаны с учением о принципах трудового права.

Литература

Бандурка А.М. Оперативно-розыскная деятельность: правовой анализ: монография /А.М. Бандурка, A.B. Горбачев. - K.: РИО МВД Украины, 1994. - 160 с.

Пшонка А.В. Теоретические и прикладные проблемы дисциплинарной ответственности прокуроров: монография. /А.В. Пшонка - М.: Право, 2007. - 176 с.

Лавриненко А.В. Место, роль и значение принципов общесоциального и юридического права в структуре современного механизма правового регулирования /

А.В. Лавриненко //Проблемы правоведения и правоохранительной деятельности. - № 3. - С. 29-44.

Лавриненко А.В. Правовые презумпции, оценочные понятия и принципы современного трудового права Украины: их содержание и соотношение /А.В. Лавриненко //Научный вестник Днепропетровского государственного университета внутренних дел. - 2007. - № 4. - С. 179-187.

Лавриненко А.В. Современное учение о принципах трудового права: онтолого-правовые аспекты /А.В. Лавриненко //Труд. Профсоюзы. Общество.: Научно-практический журнал /гл. ред. Л.П. Козик. - Минск: Федерация профсоюзов Беларуси; Международный институт трудовых и социальных отношений, 2008. - № 1. - С. 49-52.

Лавриненко А.В. Внутриотраслевые принципы трудового права: проблемы толкования их содержания /А.В. Лавриненко //Научные исследования - теория и эксперимент '2008: мат-лы IY междунар. научно-практической. конф. (Г. Полтава, 19-21 мая 2008 p.). - Полтава: Интерграфик, 2008. - Т. 3. - С. 40-45.

Лавриненко А.В. Принципы трудового права как конечная форма трансформации идей общесоциального права в бытие юридического права (теоретикометодологические аспекты) /А.В. Лавриненко //Оралдын гылым жаршысы: Казакстан гонит шет эл галымдарын енбектерин жариялау /бас ред. М.Ф. Ха-бибуллин. - Меншик иеси: «Уралнаучкнига» ЖШС (Орал к.), 2008. - № 2. - С. 41-58.

Лавриненко А.В. Место принципов в системе структурных элементов правового статуса субъекта права: анализ научной доктрины /А.В. Лавриненко //Научные исследования - теория и эксперимент 2008 мат-лы IV Межд. наук. - практ. конф. (Г. Полтава, 19-21 мая 2008 p.). - Полтава: Интерграфик,- Т. 3. - С. 51-55.

Лавриненко А.В. Проблемные аспекты толкования содержания правовых принципов (критический анализ современной научной доктрины) /А.В. Лавриненко //Naukowym progres na rubiezy tysiacleci - 2008 mat-ly IV miedzynarod. nauk. - prakt. konf. (Przemysl, 1-15 czerwca 2008 r.). - Przemysl: Nauka i studia, 2008. - Tym 11. - S. 25-29.

Лавриненко А.В. Проблемы толкования содержания отраслевых принципов трудового права: анализ научной доктрины /А.В. Лавриненко //Проблемы правоведения и правоохранительной деятельности. - 2008. - № 2. - С. 201-220.

Лавриненко А.В. Место и значение отраслевых принципов трудового права в структуре современного механизма правореализации: теоретические аспекты /А.В. Лавриненко //Вестник Луганского государственного университета внутренних дел имени Э.А. Дидоренко. - 2008. - Вып. 3. - С. 151-164.

Лавриненко А.В. Современное толкование межотраслевого принципа равенства полов (критический анализ научной доктрины) /А.В. Лавриненко //Постигането на висшето образование - 2008 мат-лы по IV межд. науч. практ. конф. (София, 17-25 ноемвры 2008 г.). - София: «Бял ГРАД-БГ» ООД, 2008. - Т. 5. - С.21-24.

Лавриненко А.В. Принципы права и принципы трудового права: точки конвергенции /А.В. Лавриненко //Вестник Академии МВД Республики Беларусь. - 2008. - № 2. - С. 202-207.

Лавриненко А.В. Принцип свободы труда: его сущность и место в системе отраслевых принципов трудового права /А.В. Лавриненко //Развитие научных исследований 2008 мат-лы IV Межд. научно-практической. конф. (Г. Полтава, 24-26 ноября 2008 p.). - Полтава: Интерграфик, 2008. - Т. 3. - С. 92-97.

Лавриненко А.В. Отграничение «принципов» от смежных юридических категорий в контексте анализа современных научных разработок: теоретико-методологические аспекты /А.В. Лавриненко //Вестник Луганского государственного университета внутренних дел имени Э.А. Дидоренко. - 2008. - Вып. 4. - С.5-19.

Лавриненко А.В. Сочетание единства и дифференциации правового регулирования служебно-трудовых отношений работников органов внутренних дел как отраслевой принцип трудового права: теоретико-методологические проблемы исследования его сущности и форм реализации /А.В. Лавриненко //Проблемы правоведения и правоохранительной деятельности. - 2008. - № 4. - С. 287-324.

Лавриненко А.В. Современные проблемные подходы к классификации принципов «права социальной защиты»: теоретико-методологический анализ /А.В. Лавриненко //Право и общество. - 2009. - № 1. - С. 62-65.

Лавриненко А.В. Трудо-правовой принцип признания незаконными условий договоров о труде, ухудшающие правовое положение работников по сравнению с законодательством: проблемы толкования сущности и особенности его реализации в сфере правового регулирования служебно-трудовых отношений /А.В. Лавриненко //Проблемы правоведения и правоохранительной деятельности. - 2009. - № 1. - С. 277-294.

Лавриненко А.В. Принцип оптимального сочетания централизованного и локального правового регулирования трудовых отношений: толкование сущности и формы его реализации в сфере служебно-трудовых отношений /А.В. Лавриненко //Право и общество. - 2009. - № 3. - С. 32-37.

Кохановский В.П. Основы философии права: учеб. /В.П. Кохановский. - Ростов-на-Дону: Феникс, 2005. - 608 с.

Щербина В.И. Функции трудового права: монография. /В.И. Щербина - М.: Академия таможенной службы, 2007. - 425 с.

Венедиктов B.C. Трудовое право Украины: Учеб. /B.C. Венедиктов. - М.: Консум, 2006. - 304 с.

Венедиктов B.C. Юридическая ответственность сотрудников ОВД Украины: мо ногр. /B.C. Венедиктов. - М.: НУВД, 2003. - 269 с.

Болотина Н.Б. Трудовое право Украины: учеб. /Н.Б. Болотина. - K.: Викар, 2003. - 725 с.

Трудовое право /отв. ред. B.C. Бердычевский. - Ростов-на-Дону: Феникс, - 512 с.

Трудовое право Украины /Под ред. П.Д. Пилипенко. - М.: 1н Юре, 2003. - 536 с.

Жернаков В.В. Теоретические основы формирования института защиты прав человека в сфере труда /В.В. Жернаков //Формы социально-правовой защиты работников в служебно-трудовых отношениях: мат-лы науч.-практ. конф. (Г. Сумы, 2-4 июня 2005 p.). - М.: УАФТП, 2005. - С. 21-24.

Прилипко С.Н. Создание социального государства как условие реализации конституционного права на социальное обеспечение /С.Н. Прилипко //Социально-защитная деятельность государства в условиях рыночных отношений: мат-лы науч.-практ. конф. (Г. Чернигов, 31 мая - 2 июня 2007 p.). - Чернигов: УАФТП; ЧДИПСТтаП, 2007. - С. 42-47.

Болотина Н.Б. Право социальной защиты: становление и развитие в Украине: монография. /Н.Б. Болотина - K.: Знание, 2005. - 338 с.

Скрипник А. Социальная, правовое государство в Украине: Проблемы теории и практики. К 10-летию независимости Украины: монография. /А. Скрипник. - K.: Ин-т государства и права им. В.М. Корецкого НАН Украины, 2000. - 368 с.