Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ СТОРОН авторскому договору
статті - Наукові публікації

Бааджы Н.П., ОНЮА

В статье рассматриваются вопросы о определении гражданско-правовой ответственности за причинение вреда правам авторов. Анализируется отечественное и Иностранное законодательство в сфере ответственности за нарушение авторских прав. Обращается внимание на применение отдельных способов защиты прав авторов: возмещение нанесенных убытков, взыскания штрафных санкций, прекращения действия договора. Делается вывод о целесообразности усиления норм, Которые определяют гражданско-правовую ответственность за нарушение авторских прав.

Questions about the decision of civil liability for infliction of harm to the rights for authors are examined in the article. The domestic and foreign legislation in the field of responsibility for violation of copyrights is analysed. Attention on application of separate methods of defence of rights for authors applies: reimbursement of the inflicted losses, penalty of fine approvals, stopping of action of agreement. It is drawn conclusion about expedience of strengthening of norms which determine civil liability for violation of copyrights.

Весомым в Украине, как между прочим и во всем мире, является научная деятельность, прежде всего реализуется в печатной продукции. Для того чтобы довести до общественности новейшие научные достижения, их надо обнародовать или опубликовать. Именно поэтому договорные правоотношения в сфере авторского права имеют актуальное значение для страны. Эта проблема комплексно изучалась отечественными и зарубежными учеными: OA Подопригора, А.А. Подопригора, Е.А. Харитоновым, А.С. К-вгертом, В.Л. Мусияка, М. Гордоном, К.А. Флейшиц, С.А. Длинным, В.С. Дробязко и другими.

Для того чтобы обеспечить соблюдение прав и законных интересов автора при опубликовании произведений, заключается авторский договор, в котором важно уделить внимание ответственности сторон за невыполнение или ненадлежащее выполнение условий договора.

Особенностью ответственности за нарушение авторских прав возможность автора в соответствии с ч. 1 ст. 51 Закона выбирать способы защиты своих авторских прав между подачей иска о возмещении убытков (материального ущерба), включая упущенную выгоду, или подачей иска о взыскании дохода, полученного нарушителем вследствие нарушения им авторского права, или иском о выплате компенсаций.

Общей формой ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора является возмещение убытков. Для привлечения должника к гражданско-правовой ответственности в форме возмещения убытков необходимо, чтобы эти убытки возникли [4].

соответствии со статьей 21 ГК Украины, лицо, которому причинен ущерб в результате нарушения его гражданского права, имеет право на их возмещение. Убытки возмещаются в полном объеме, если договором или законом не предусмотрено возмещение в меньшем или большем размере. Если лицо, нарушившее право, получило благодаря этому доходы, то размер убытков, которые возмещаются потерпевшему в связи с неполучением им доходов, не может быть меньше тех доходов, которые получил нарушитель права.

О выплате компенсации, следует обратить внимание, что в соответствии с абз. 2 п. 33 Рекомендаций Президиума ВХСУ от 10.06.2004 г. № 04-5/1107 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой прав интеллектуальной собственности», при решении таких дел компенсация подлежит выплате в случае доказательства факта нарушения имущественных прав субъекта авторского права, а не размера причиненного ущерба. Таким образом, для удовлетворения требования о выплате компенсации достаточно наличия доказательств совершения лицом действий, которые признаются нарушением авторского права [2].

При разрешении дел о нарушении авторских прав, перед право-застосувачем стоит задача по достижению справедливого баланса между интересами потерпевших и нарушителей по определению справедливого размера возмещения ущерба.

В сфере защиты авторских прав наблюдается усиление гражданской ответственности за нарушения, осуществляется путем увеличения суммы компенсаций, которую можно требовать за нарушение авторских прав. Например, согласно ст. 67 Закона Литовской Республики об авторских правах и смежных правах от 1999 г. вместо возмещения вреда субъект авторских или смежных прав вправе требовать выплаты компенсации, размер которой исчисляется от цены правомерного продажи соответствующего произведения или объекта смежных прав с увеличением ее до 200 процентов , а при наличии умысла нарушителя - до 300 процентов. Возможность выбора из двух способов возмещения вреда предусмотрена в США: ст. 504 Свода законов США определены две некумулятивные системы - полное возмещение фактического ущерба или возмещения суммы ущерба, установленной законом, в пределах от 500 до 20 000 долларов. Данная норма в действующей редакции была введена в Свод законов США законом от 31.10.1988 г. № 100-568. Подобная норма появилась и в украинском законодательстве с принятием Закона Украины «Об авторском праве и смежных правах» и действует сегодня в несколько измененном виде: субъект авторского права в случае нарушения его прав вправе требовать выплаты компенсации, определяемой судом, в размере от 10 до 50000 минимальных заработных плат, вместо возмещения убытков или взыскания дохода (п. «г» ч. 2 ст. 52 Закона) [3].

В случае представления уполномоченным лицом иска о выплате компенсации согласно п. «г» ч. 2 ст. 52 Закона суд вправе постановить решение или определение о выплате компенсации в размере от 10 до 50000 минимальных заработных плат, вместо возмещения убытков или взыскания дохода. Размер компенсации, которая определяется судом при нарушении авторского права и (или) смежных прав вместо возмещения убытков или взыскания дохода, не обязательно точно соответствовать размеру ущерба,?? Ула причиненный, однако должен соотноситься с ней определенным образом, поскольку особой функцией гражданско-правовой ответственности является возмещение имущественных затрат, причиненных правонарушением [1].

соответствии с действующим законодательством ответственность автора за нарушение обязанностей по договору может выражаться в возвращении полученного им гонорара, в одностороннем расторжении заключенного с ним договора, в возложении на него обязанностей по возмещению убытков, которые понес пользователь, а также в выплате им неустойки. Условия реализации указанных выше санкций определяются самими сторонами в конкретном авторском договоре. В зависимости от того, что записано в договоре, предусмотренные в нем санкции могут реализовываться либо самостоятельно, либо лишь при одновременном расторжении авторского договора, если, однако, эти и некоторые другие вопросы в авторском договоре не решены или решены недостаточно, необходимо пользоваться общими положениями гражданского законодательства. В частности, к их числу можно отнести следующие общие условия.

Прежде всего должна быть установлена ​​вина автора в нарушении договорных обязательств.

Для применения к автору такого меры ответственности, как возмещение убытков, должен быть доведен факт их применения и обоснования их размера. Доведение этих обстоятельств возлагается на пользователя. Убытки пользователя могут выражаться в понесенных им расходах, например, связанных с подготовкой произведения к опубликованию, в утрате или повреждении его имущества, например, исчезновении переданных автору материалов, и наконец, в неполученных доходах, на которые рассчитывал пользователь, если бы автор не нарушил своих обязанностей. Однако убытки должны быть возмещены в полном объеме только тогда, когда предметом авторского договора является уже готовое произведение. Если автор не предоставил заказанный произведение в соответствии с условиями договора заказа, на него может быть возложена обязанность только по возмещению реального ущерба, упущенная же заказчиком выгода в данном случае возмещению не подлежит.

Условием возложения на автора обязанности по возмещению убытков является наличие причинной связи между возбужденными автором условиями договора и последствиями, которые произошли. Основой для применения санкций может служить лишь неисполнение или ненадлежащее исполнение автором обязанностей, которые на него возложены. Опираясь на существующую практику можно выделить ряд наиболее типичных нарушений авторами своих обязанностей по авторскому договору. К ним относятся: 1) просрочки автором предоставления произведения, 2) выполнение заказанной работы не в соответствии с условиями договора или недобросовестно; 3) отказ автора о внесении исправлений в произведение, предложенных ему в порядке и пределах, установленных договором; 4) нарушение обязательства " Обязательства лично выполнить работу 5) передача произведения для использования третьим лицам без согласия контрагента по договору о передаче исключительных прав

просрочки считается не только задержка предоставления произведения до начала установленного договором срока, но и несвоевременная сдача работы после доработки, если только сторонами был оговорен конкретный срок внесения в произведение исправлений и дополнений. Как непредоставление произведения должна расцениваться его сдача в недооформленных или некомплектном виде. К таким же последствиям может привести несоблюдение порядка передачи произведения, если такой порядок четко оговорен нормативным актом или договором.

Требование о расторжении договора, возврата аванса и применение других санкций может быть заявлено автору при выполнении им заказанной работы в несоответствии условиям договора или при недобросовестном исполнении.

Согласно практике, сложившейся данный случай охватывает собой нарушение не каких-либо условий договора, а лишь условий, касающихся его объекта.

С другой стороны, основой для расторжения договора, также связанной с недостатками его объекта, может служить недоброкачественности произведения, если он является результатом недобросовестного подхода автора к его созданию. Понятие недобросовестности в данном случае не совпадает с понятием вины. Речь идет не просто о вине автора, создавшего некачественный произведение, а о том, что в процессе его создания автором намеренно совершенные неправомерные действия или, в крайнем случае, им допущена грубая неосторожность.

Разрывая договор из-за недобросовестности автора, организация-заказчик должна доказать данное обстоятельство. Если заказчик не докажет недобросовестность автора, то следует считать, что последний постигла творческая неудача. В этом случае произведение также может быть отвергнут заказчиком из-за его непригодности, и договор с автором на этой основе должна быть расторгнут.

Как отмечалось, что одной из обязанностей автора по авторскому договору является учет замечаний заказчика в отношении предоставленного произведения, сделанных в пределах условий договора. По общему правилу, такие замечания могут делаться в течение срока, установленного для рассмотрения произведения. Автору должно быть в письменной форме указано на конкретные недостатки произведения, которые необходимо устранить. При этом требования заказчика не могут выходить за пределы условий договора и заявляться более раз чем это оговорено в договоре. Только в этом случае, если были соблюдены все эти условия, но автор отказывается вносить в произведения любые поправки, к автору могут быть применены предусмотренные договором санкции.

Одним из оснований расторжения авторского договора и применения иных санкций является нарушение автором обязанности лично создать то произведение, которое является объектом договора. Сост?? Давая договор с конкретным автором, заказчик вправе рассчитывать на то, что произведение будет создано его личным трудом. Поэтому передача прав и обязанностей по договору другому лицу, так же и привлечения соавторов, изменение авторского коллектива и т.п. могут происходить только с согласия заказчика и оформляться соответствующими изменениями договора. При этом речь идет только о лицах, вносят творческий вклад в создание произведения. Привлечение к созданию произведения лиц, проявляющих автору техническую помощь, вполне допустимо и может осуществляться автором без согласия заказчика, если только конкретным договором не оговорено иное.

Из природы нарушения, рассматривается, следует, что оно может быть осуществлено только в результате умышленных действий автора. Оправданием автору не может служить его стремление закончить работу к обусловленному сроку, привлечение к созданию произведения более опытного специалиста, высокое качество произведения и т.п. Во всех подобных случаях автор должен получить согласие заказчика, которая дается последним по собственному желанию.

Заключая авторской договор о передаче исключительных прав, автор принимает на себя обязанность не передавать право на использование произведения третьим лицам на протяжении всего срока действия договора без предварительного письменного разрешения своего контрагента по договору. Нарушение им данной обязанности дает пользователю право расторгнуть договор, взыскать выплаченную автору вознаграждение и применить другие санкции предусмотрены договором.

Приведенная основа ответственности автора охватывает собой, как правило, только передачу прав на использование произведения таким же способом, который предусмотрен заключенным автором договором.

Рассмотренные выше нарушения авторских обязанностей по договору являются наиболее типичными и серьезными нарушениями, которые влекут применение предусмотренных договором или законом санкций. Наряду с ними существуют и менее значительные нарушения, которые также влекут для авторов негативные последствия.

В тех случаях, когда обязанности перед заказчиком принимают на себя несколько соавторов, имеет место гражданско-правовое обязательство с большим количеством лиц на одной стороне. Неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей по договору одним или несколькими соавторами приводит к возникновению достаточно сложной ситуации, которая прямо авторским законодательством не урегулирована и должен решаться исходя из его принципов или общих положений гражданского права.

Прежде всего не должно быть никаких сомнений относительно права заказчика расторгнуть договор, если своих обязанностей по договору не выполнил хотя бы один из соавторов. Заказчик вправе рассчитывать на то, чтобы получить законченный и готовый к использованию произведение. Часть произведения, созданная соавторами, которые выполнили свои обязанности, должна быть одобрена и прочитана в качестве выполнения только в том случае, если заказчик согласен изменить договор, в частности скорректировать его объект. То же относится и к произведениям, которые создаются при нераздельном соавторстве. Если кто-либо из соавторов участия в их создании не принимал, а остальными соавторов был предоставлен законченное произведение, требуется согласие заказчика на изменение условий договора.

Сложная дело с возможностью взыскания выплаченных соавторам сумм авторского вознаграждения или применения к ним других предусмотренных договором или законом санкций. По этому поводу в юридической литературе в течение длительного времени ведутся дискуссии между сторонниками солидарной и долевой ответственности соавторов.

За неисполнение или ненадлежащее исполнение договора также может быть предусмотрена санкция в виде уплаты неустойки (штрафа, пени). Законом или договором могут быть предусмотрены случаи, когда: допускается взыскание только штрафных санкций; убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх штрафных санкций; по выбору кредитора могут быть взысканы либо убытки, или штрафные санкции.

Начисление штрафных санкций за просрочку исполнения обязательства, если иное не установлено законом или договором, прекращается через шесть месяцев со дня, когда обязательство должно быть выполнено.

Согласно части второй статьи 551 ГК Украины, если предметом неустойки является денежная сумма, ее размер устанавливается договором или актом гражданского законодательства. Размер неустойки, установленный законом, может быть увеличен в договоре.

есть, в соответствии с требованиями действующего законодательства стороны в договоре могут отступить от положений актов гражданского законодательства и урегулировать свои отношения по собственному усмотрению, поэтому установленная сторонами в договоре ответственность за просрочку исполнения обязательства в большем размере не противоречащей материальному праву Украины и в соответствии не влечет за собой правовых последствий в виде признания сделки недействительной.

Ответственность за нарушение договорных обязательств несет не только автор, но и его контрагент по договору. Основы, объем и форма его ответственности определяются конкретным авторским договором, а также некоторыми общими положениями гражданского законодательства. Заказчик может нести ответственность за нарушение обязанности использовать произведение (если такая обязанность возложена на него авторскому договору), за нанесение автору убытков (например, в связи с потерей материального носителя произведения), за нарушение целостности произведения, за невыплату автору обусловленной договором вознаграждения и т.п.

Кроме того, соглашением сторон в конкретных авторских договорах может предусматриваться дополнительная ответственность заказчика за нарушение договорных обязательств.

В отличие от авторов большинство пользователей произведений несет ответственность независимо от вины за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей. Это положение устанавливает, что лицо, нарушившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет имущественную ответственность независимо от вины, если только это не произошло вследствие непреодолимой силы.

Конкретные нарушения, служащие основой для привлечения пользователей к ответственности, устанавливаются в каждом конкретном авторском договоре отдельно.

Обязанность по использованию произведения в наше время несут только те пользователи, которые приняли его на себя по конкретному авторскому договору. Если в авторском договоре такая обязанность зафиксирован, но реально в обусловленный договором срок произведение не использовано, на пользователя обычно возлагается обязанность по выплате автору всей причитающейся по договору вознаграждения. Кроме того, автор, как правило, вправе также отказаться от договора и потребовать возврата переданных по договору экземпляров произведения. Чаще реализация автором указанных возможностей может осуществляться как одновременно, так и независимо друг от друга.

Если заказчик докажет, что не мог использовать произведение по обстоятельствам, не зависящим от автора, то он освобождается от ответственности за нарушение обязанности использовать произведение. В частности, в соответствии с авторским договором автор обычно обязан внести в уже одобренное произведение исправления и дополнения, если этого требуют изменившиеся обстоятельства. Отказ автора сделать это освобождает заказчика от выплаты ему части авторского вознаграждения, которая осталась. Однако, чтобы предупредить злоупотребления заказчика своим правом и не ставить автора в беззащитное положение, предъявление автору требований о доработке произведения после его одобрения ограничено определенными рамками. Во-первых, использование произведения в одобренном виде должно быть объективно невозможным потому, что оно создаст у лиц, для которых оно предназначено, неправильную представление о предмете произведения, нанесет вред обществу и т.п. Во-вторых, речь идет не обо всех обстоятельствах, зависящих от автора, а только о тех, которые не просто не были известны организации на момент одобрения произведения, но и не могли быть ей известными

Наряду с ответственностью за нарушение обязанности по использованию произведения пользователь отвечает перед автором за нарушение и других обязанностей по договору. Так, иногда пользователь теряет или повреждает материальный носитель, в котором воплощен произведение. Особое значение это имеет в тех случаях, когда носитель является уникальным и с его гибелью теряется само произведение. Повреждение, уничтожение или исчезновение оригинала картины, скульптуры, произведения декоративно-прикладного искусства и т.п., переданного для использования заказчику, дают автору право требовать возмещения расходов по реставрации произведения или оплате полной стоимости оригинала. Для предотвращения лишних споров в авторских договорах целесообразно обсуждать конкретный размер компенсации, которая принадлежит автору в случае утраты, гибели или повреждения оригинала произведения. Если заказчик в порядке не выполнит установленных в договоре обязательств и не возместит автору указанных сумм, он вправе обратиться в суд за защитой своих имущественных интересов. Так, по издательским договором М. выполнил 120 слайдов для альбома. После выхода альбома в свет фотограф попросил вернуть слайды и при их осмотре обнаружил, что они поцарапаны и затерты так, что их дальнейшее использование невозможно. В связи с отказом издательства выплатить компенсацию за повреждение слайдов М. обратился в суд с иском. В назначенный для судебного слушания дела день издательство выплатило М. Компенсацию.

Нередко в процессе использования произведения заказчик нарушает должное автору право на защиту произведения от искажения, в частности, вносить без согласования с автором изменений в произведение, дополняет его дополнительными элементами (комментариями, иллюстрациями и т.п.). В этих условиях автор может требовать от пользователя устранения выявленного нарушения, восстановления целостности произведения, публикации сообщения о допущенном нарушении, прекращения использования произведения в искаженном виде и т.п.

Специальную санкцию целесообразно устанавливать и за такое нарушение, как передача произведения для использования третьим лицам, если авторский договор такого права прямо не предоставляет. Однако и тогда, когда в договоре санкции за подобное нарушение отсутствует, автор не лишается возможности защитить свои нарушенные права. В частности, по его требованию договор пользователя с третьим лицом может быть признан недействительным, а с нарушителей авторских прав в пользу автора взысканы все нанесенные убытки.

Литература

О практике применения хозяйственными судами законодательства о защите прав на объекты авторского права и смежных прав //ОГЛЯДОВИЙ ПИСЬМО 22.01.2007 № 01-8/25.

О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой прав интеллектуальной собственности: Рекомендаций Президиума ВХСУ от 10.06.2004 г. № 04-5/1107.

Скордамалья В. Право интеллектуальной собственности ЕС. - K.: ИМО КНУ им. Т.Г. Шевченко, 2005. - 244 с.

Харитонов Е.О. Гражданские правоотношения: Учебное пособие /Е.А. Харитонов, А.И. Харитонова. - K.: Истина, 2008. - 304 с.

Батрин С.В., ИДП им. В.М. Корецъкого

«КРИСТАЛЛИЗАЦИЯ» КОРПОРАТИВНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ: ПРЕДЕЛЫ, ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ СУЩЕСТВОВАНИЯ И субъектного состава

В данной публикации акцентируется внимание на анализе взглядов касающихся природы корпоративных отношений, Которые в последнее время находят отображение в украинской научной литер?? Туре. Внимание также уделяется вопросу определения границ корпоративных отношений. Автор акцентирует внимание на проблематике существования корпоративных правоотношений: исследованы аспекты их возникновения, продолжительности существования и субъективного состава.

The present paper concentrates on analyzing the latest views on the nature of corporate relations expressed in Ukrainian scientific literature. Consideration is given to the issue of defining the frames of corporate relations. Author concentrates on the problem of existence of corporate relations: the moment of arising, time of duration and subjective structure aspects has been researched.

Одним из наиболее важных вопросов, которые сегодня возникают в рамках дискуссии о правовой природе корпоративных правоотношений является вопрос о своеобразной «кристаллизацию» последних в части определения конкретных границ их существования.

Сейчас в юридической литературе не наблюдается обозначение границ корпоративного права. В связи с этим было высказано довольно спорную

предложение рассматривать корпоративное право как совокупность правил, обычаев, регламентирующих:

а) внутриорганизационные, внутрикорпоративные отношения

б) межкорпоративные отношения [1, с. 163]

Единство в научных взглядах наблюдается лишь в том, что местом обитания корпоративных правоотношений является корпорация. Такой подход, по нашему мнению, является верным и исторически - обусловленным. Здесь нельзя не согласиться с И. Спасибо-Фатеевой в том, что термин «корпоративные отношения», так же как и «корпоративное право», «корпоративное управление», происходит от термина «корпорация» [2, с. 87]. При этом считаем, что как корпорацию, применимо к отечественному законодательству, следует рассматривать три типа предпринимательских обществ: акционетне, с ограниченной и дополнительной ответственностью (АО, ООО, ОДО). Впрочем этого, безусловно, является не достаточно для формирования выводов о границах корпоративного право-отношения.

Не вызывает сомнения, что корпоративные правоотношения должны характеризоваться четкими рамками, поскольку это является опорным пунктом в решении связанных задач по их субъектного состава, форм проявления, установлении места в системе права. Нельзя представить практическую ситуацию, при которой названные правоотношения не имеют четкого и понятного момента их возникновения и прекращения, конкретной «плоскости» своего существования.

В научных публикациях (В. Васильева, А. Винник, А. Кибенко

В. Кравчук, С. Кравченко, С. Теньков, В. Щербина и др.). высказано разные мнения по поводу выраженного. Хотя в данных работах и ​​речи о границах корпоративных правоотношений как отдельный предмет исследования, однако можно сделать вывод, что косвенно этот вопрос раскрывается по отдельным направлениям - критериям:

а) классификации (классифицируя корпоративные отношения, тем самым исследуются не только место, но и границы их существования). Одним из найпоширеиших является взгляд по которому корпоративные правоотношения делятся на внешние (отношения, возникающие между хозяйственным обществом и другими субъектами права) и внутренние (отношения, возникающие внутри хозяйственного общества). Последние называют «собственно корпоративными» [3, с. 6]. Этим предполагается, что плоскость существования этих отношений не ограничивается исключительно отношениями между участником и компанией.

б) Консистенцийний (границы корпоративных отношений исследуются путем анализа отдельных групп отношений, входящих в состав первых). Среди корпоративных выделяют: отношения по созданию юридических лиц, отношения между учредителями (участниками) по поводу юридического лица; отношения между учредителями (участниками) и самим юридическим лицом; отношения между органами общества; отношения между членами органов управления и обществом; отношения по управлению юридическим лицом ; вдносины о прекращении юридических лиц [4, с. 10].

в) Часовой (границы корпоративных отношений исследуются путем определения момента их возникновения, времени существования, и прекращения). Наиболее проблемным остается вопрос о моменте возникновения корпоративных отношений и связанность этого с фактом возникновением самой корпорации. Если корпоративные отношения возникают только с моментом возникновения корпорации, таким образом все другие отношения, которые предшествуют этому моменту во времени, не включаются характеристикой корпоративности. Таким образом, не является корпоративными отношения между учредителями до момента государственной регистрации юридического лица, между учредителями и регистрирующим органом, лицами, выписывают акции, участниками учредительного собрания и т.д.

г) Субъектный (границы корпоративных правоотношений исследуются путем установления круга их участников). Данный критерий связан с предыдущими. К числу субъектов корпоративных правоотношений традиционно относят участника корпорации и ее органы (или участника и корпорацию). Наряду с этим, в данный перечень включают кредиторов, должников общества, Государственной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку, Антимонопольный комитет Украины, Фонд государственного имущества Украины, местные государственные администрации, иногда - и наемных работников [5, с. 49]. Последний подход непосредственно связан с широкой трактовкой корпоративных отношений, которые, по следующим соображениям, могут находить проявление не только как внутренние, но и как внешние.

д) Системно - пространственный (границы корпоративных отношений исследуются путем определения корпоративного права в системе национального права). Непосредственное важность имеет решение п?? Ния о том, есть корпоративные отношения, как предмет корпоративного права, самостоятельной и однородной группой отношений, может последнее быть отнесено в качестве подотрасли или института в определенной области права, или это определенное сочетание разнородных связей. В последнем случае чаще всего говорят о корпоративном праве как о самостоятельной отрасли права [4, с. 13]. Когда отмечается однородности или комплексности (с наличием собственного «ядра») корпоративных правоотношений, мнения ученых сводятся в основном к необходимости рассматривать корпоративные правоотношения как разновидность хозяйственных [6, с. 11] или гражданских [7, с. 100], [8, с. 8].

е) Доктринальный (границы корпоративных правоотношений определяются в зависимости от того или иного общего подхода к их трактовке, к определению их природы). Так, исходя из положений законодательства, вполне правомерным будет определять границы корпоративных правоотношений учитывая обязательное наличие корпорации как самостоятельного участника корпоративных отношений. В противном случае, если придерживаться взглядов о фиктивности корпорации и невозможность ее самостоятельного существования, границы корпоративных правоотношений могут быть определены через призму анализа отношений между физическими лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность в виде «корпорации».

из приведенных критериев можно предоставить собственную аргументацию относительно границ корпоративных правоотношений.

Еще в первых учебниках по корпоративному праву в Украине, было высказано мнение о возможности разделения корпоративных правоотношений на внутренние и внешние. К внутренним предлагалось отнести, состоящие между участниками хозяйственного общества, его органами и обществом как юридическим лицом. К внешним - отношения хозяйственного общества с другими субъектами права, не связанными с хозяйственным обществом отношениями участия (с государством, различными юридическими и физическими лицами) [9, с. 41-42]. Однако такие рассуждения не претерпели широкого обсуждения. По нашему мнению, выражена позиция не точно обоснованной, ведь так называемые внешние отношения можно рассматривать достаточно широко, что приведет к неоправданному расширению самого предмета корпоративного права. При таких условиях в число внешних можно присоединить отношения, которые складываются между независимыми юридическими лицами - корпорациями, между корпорациями и физическими лицами - предпринимателями (фактически, это и есть обычные «горизонтальные» отношения между субъектами хозяйствования) или те, которые возникают между корпорацией и кредиторами, должниками, наемными работниками, Государственной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку, Антимонопольным комитетом Украины, Фондом государственного имущества Украины, местными государственными администрациями, наемными работниками. Но, согласно такому критерию, мы в перспективе должны назвать корпоративными и те отношения, которые будут состоять между корпорацией и органами внутренних дел, органами прокуратуры, судом. Именно на основании включения этих разнородных отношений к предмету корпоративного права и основывается мнение о комплексности корпоративных правоотношений, которые, с этих позиций, включают в себя трудовые, административные, финансовые, гражданские и иные отношения. Однако по нашему мнению, подобная трактовка корпоративных правоотношений не соответствует их правовой природе. В результате, классификация корпоративных правоотношений на внутренние и внешние не может быть поддержано, поскольку как корпоративные следует признать сами внутренние отношения (между участниками и корпорацией).

Интересные соображения по поводу проблемы узкого и широкого понимания корпоративных правоотношений приводит И. Спасибо-Фатеева (что полезно сопоставить с рассуждениями о возможности рассмотрения корпоративных правоотношений как внешних). Она считает, что проблема уходит корнями в другую. Если считать корпоративные правоотношения комплексной отраслью законодательства, то это предполагает наличие Разноотраслевые-вых отношений, в результате чего могут возникать различные правовые отношения, впрочем, не выходят за пределы корпоративной связи, например, отношения, связанные с реализацией акционерами своих прав . Последние могут продать акции, привлекая для этого брокера, биржу, регистратора, депозитария. Они могут участвовать в общем собрании - и здесь не обойдешься без услуг регистратора, так же как при залоге акций и по многим другим вопросам. Если лицо избрано в состав органов корпорации, то, кроме соответствующих корпоративных отношений при этом складываются и трудовые отношения. Если корпорация разрастается, то отношения должны регулироваться антимонопольным законодательством, так же и в случае, когда ею заключаются значительные сделки, - заключает автор [2, с. 89]. Итак, если корпоративные правоотношения - комплексные, тогда возможно, что и все названные нами как внешние правоотношения также следует относить к корпоративным. Впрочем, по нашему мнению, эти отношения в своей природе является не комплексными, а внутренними имущественно-организационными хозяйственными отношениями. Тем самым, остальные отношений, которые не входят в группу внутренних, являются лишь вспомогательными (обслуживающими). Об этом должен свидетельствовать следующие признаки:

внешние отношения могут и не возникать (не возникает потребности в отчуждении акций н авторинному рынке ценных бумаг), зато внутренние (корпоративные) - уже возникли, его субъекты находятся в таком состоянии до момента прекращения корпорации; внешние отношения являются непредсказуемыми, в отличие от других, которые вполне конкретными предсказуемо?? Мы отношениями

внешние отношения нестабильны, имеют точечный характер и охватывают отдельные временные промежутки, внутренние отличаются стабильностью, они охватываются единым длительным временным периодом

внешним отношениям не присущ постоянный субъектный состав, в то время как во внутренних его численность вытекает непосредственно из закона, он не может быть расширен или уменьшен

внешние отношения, в отличие от внутренних, не структурированы

элементы внешних правоотношений (субъекты, объект, содержание) не обладают необходимой однородностью, объединенность общим связью, не позволяет анализировать их с точки зрения теории правоотношений-ния, зато внутренние - наделены таким признаком.

Само рассмотрение корпоративных правоотношений как внутренних выполняет, по нашему мнению, ключевую функцию, ведь благодаря этому становится возможным проследить их четкую структуру, затруднен, если придавать этим отношениям признаки комплексности. Уже как следствие, то что их окружает, в любом случае подвергается регулированию, но с помощью другого набора инструментов. Так, на лицо, являющееся участником корпорации и совершившее деяние, содержащее признаки состава преступления, предусмотренного соответствующей нормой Уголовного кодекса Украины, распространяется действие источников уголовного права; незаконна освобождена лицо, занимавшая должность в исполнительном органе корпорации подлежит защите на основании норм Трудового кодекса Украины, решения, принятые участниками общего собрания с целью нарушить правила конкуренции на рынке является предметом анализа в рамках антимонопольного законодательства, может производиться с применением как чисто административных, так и хозяйственно-правовых средств. Напротив, если предположить теоретическую возможность объединения всех этих отношений в рамках корпоративного правоотношения, достигается скорее их перегрузки, чем «кристаллизация».

В части отнесения корпоративных отношений в комплексных не можем согласиться и с А. Винник [10, с. 135], ведь не считаем возможным применять к исследуемой группы отношений идею комплексного правоотношения как научно обоснованного и признанного результата. Уже в течение нескольких десятилетий (начиная с момента основания идеи о комплексными правоотношения: Толстой, Алексеев) непонятным остаются сами критерии отнесения отношений к группе комплексных. Есть последние смешанными, характеризуются сочетанием или наделены озна-кими системы? Принципиальным остается то, что даже авторы, которые поддерживают идею комплексного правоотношения отмечают, что они имеют определенное ядро. Однако, если корпоративные отношения, даже не относить в «чистом виде» в хозяйственных (как и многие другие отношений, они действительно обладают инструментарием, является заимствованный из других отраслей права), впрочем наличие единого консолидирующего ядра в виде хозяйственных отношений, говорит не о комплексность корпоративных правоотношений, а об их четкую принадлежность к области хозяйственного права. Наличие других отношений направлена ​​в сторону обеспечения первичных.

Наряду с этим, нельзя поддержать крайноши в исследовании корпоративных правоотношений путем их рассмотрения исключительно как таковых, которые регулируются разработанными на предприятии, в организации нормами [11, с. 2]. При таком подходе корпоративные правоотношения нецелесообразно сужаются и одновременно расширяются (по объему отношений, должны рассматриваться как корпоративные). Как следствие, Т. Кашанина свое время выделяла несоциальное (регулируют отношения членов корпорации к материальным объектам, используемых в их деятельности: технические, санитарно-гигиенические, физиологические, биологические и др.). И социальные (регулируют видносиы между людьми: между работниками , сотрудниками корпорации и кредиторами, между работниками и клиентами) корпоративные нормы [11, с. 84-85]. Считаем, что слишком широкая трактовка корпоративных отношений, которое, фактически, дает основания к их отождествлению с другими локальными отношениями, не может быть оправданным. С другой стороны, вполне правомерно, что корпоративные правоотношения находят врегульовання как извне (законы, постановления, приказы ...), так и изнутри (устав, решение общего собрания и т.д.).

Определяя границы корпоративных правоотношений нельзя обойти вниманием и то, что им присущи стадии возникновения, существования и прекращения. Учитывая это вызывает интерес вопрос о стабильности субъектного состава на каждой из стадий. Из анализа научных источников следует, что субъектный состав корпоративных отношений является переменным. Так, на стадии образования юридического лица, он вроде составляет число учредителей и других лиц, которые заинтересованы в создании корпорации (например, подписчики на акции) или обслуживающие этот процесс (например, государственный регистратор), на стадии деятельности их количество меняется в сторону увеличения ( значимым является появление корпорации как субъекта корпоративного правоотношения). Однако с такими выводами согласиться нельзя. Прежде всего, нужно отделять возникновения, существования и прекращения корпоративных правоотношений от отношений с создания, функционирования и прекращения юридического лица. Анализ последних чрезвычайно полезно в том смысле, что он дает нам четкое представление о моменте возникновения самых корпоративных правоотношений. И в этой части следует согласиться с теми исследователями, которые определяют как момент возникновения корпоративных правоотношений юридический факт государственной регистрации юридического лица. Следует добавить, что факт государственной регистрации можно расценивать как факт началаюридического функционирования корпорации, «рождение» корпоративных отношений. Последних, как внутренних связей, до момента государственной регистрации, таким образом, не существует, поскольку отсутствовала есть единственная и исключительная форма в которой они могут существовать. Здесь следует согласиться с соображениями Г. Халфинои, которая, исследуя теорию правоотношения называет попытки рассмотрения правоотношения в единстве материального содержания и правовой формы «рациональным зерном» теоретиков 20-30 гг. [12, с. 22]. В контексте исследования считаем, что корпоративные связи непременно должны иметь стабильную форму существования. Понятно, что общая теория правоотношения должна распространяться и на конкретный его вид.

Что характерно, до момента государственной регистрации, учредители совершают отдельные действия, направленные на создание корпорации, на достижение юридического признания со стороны государства, в конечном итоге - на возникновение корпоративных правоотношений. Эти лица (и другие субъекты, вступают с ними в разные юридические связи), по нашему мнению, на указанный момент не находятся в корпоративных правоотношениях. Субъектный состав отношений по созданию общества на этой стадии отличается от субъектного состава корпоративного правоотношения, поскольку в этих отношениях участвуют лица, только собираются стать участниками корпоративного правоотношения. Поэтому чрезвычайно важно четко определять и разграничивать «корпоративному состояние» (условное обозначение отношений, предшествующих корпоративным - прим. Авт. С.Б.) и корпоративные отношения. Все, что предшествует момента государственной регистрации юридического лица следует считать «корпоративному состоянием», который охватывает, в том числе и отношения, направленные на возникновение корпоративных правоотношений. Таким образом, отношения, которые имеют место до момента государственной регистрации юридического лица и направлены на ее создание (учреждение) не корпоративными, а сугубо хозяйственными наделены организационной составляющей. Эти отношения следует расценить как такие, которые непосредственно связаны с корпоративными. По этому поводу В. Васильева считает, что все видносисины, возникающие между учредителями до момента государственной регистрации является договорным [13, с. 26]. С такими выводами можно согласиться частично, поскольку договорные отношения возникают между учредителями относительно намерений и способов дальнейшего участия в процессе создания общества, в том числе - его государственной регистрации. Институт государственной регистрации субъектов предпринимательства, как справедливо отмечается в научной литературе, является институтом хозяйственного права [14, с. 150], поэтому указанные договорные отношения обусловливают возникновение хозяйственных отношений по созданию корпорации.

Вместе с этим, привлекает внимание определение корпоративных правоотношений в Хозяйственном кодексе Украины как отношений, возникающих, изменяющихся и прекращаются относительно корпоративных прав (ч. 3 ст. 167, далее - ГК) [15, ст. 144]. Считаем, что это определение нельзя трактовать слишком широко. Опять - таки, отношения относительно возникновения корпоративных прав могут ассоциироваться с процессом создания корпорации, отношениями между учредителями, между учредителями и подписчиками, акционерами и регистратором, депозитарием, хранителем и т.д. Однако эти отношения не могут характеризоваться как такие, которые возникают, изменяются и прекращаются относительно корпоративных прав. Это объясняется с дефиниции корпоративных прав как прав лица, доля которого определяется в уставном фонде (имуществе) хозяйственной организации, включающие правомочия на участие этого лица в управлении хозяйственной организацией, получение определенной части прибыли (дивидендов) данной организации и активов в случае ликвидации последней в соответствии закону, а также другие правомочия, предусмотренные законом и уставными документами (ч. 1 ст. 167 ГК). Из этого следует, что корпоративные права являются конкретными субъективными правомочиями, которые могут быть реализованы тогда, когда будут созданы самой корпорации. К тому же, некоторые из этих прав существуют абстрактно и непосредственно не возникают до наступления отдельных фактов.

Наглядными примерами являются отсрочки возникновения права на дивиденды (права на дивиденды может и не возникнуть, если не будет принято соответствующее решение собранием участников), права на информацию (по требованию участника общество обязано предоставлять ему для ознакомления годовые балансы, отчеты общества о его деятельности, протоколы собраний

п. г. ч. 1 ст. 10 Закона Украины «О хозяйственных обществах» [16, ст. 682]). Зато на стадии создания корпорации можно находить только некоторые отдельные элементы, напоминающие корпоративные правоотношения, но не являются таковыми. Некоторые цивилисты также не поддерживают мысль о возможности существования корпоративных правоотношений на всех стадиях образования корпорации, однако смещают момент их возникновения на стадию принятия решения учредительным собранием о создании акционерного общества, где, по их мнению, присутствуют элементы корпоративного правоотношения между лицами, участвующими в этом процессе [17, с. 122-123]. Из наших рассуждений, на стадии создания корпорации речь идет не о наличии отношений, возникающих по корпоративным правам, а о наличии других отношений - по созданию корпорации. Относительно решения о создании общества, которое принимается на учредительном собрании (и отношений с участия в учредительном собрании), - здесь имеет место только проектирование корпоративных правоотношений, возникающих с момента государственной регистрации юридического лица.

Отношения, возникающие, изменяющиеся и прекращающиеся по корпоративным пр?? В (согласно Кодексу - корпоративные правоотношения) также не следует понимать как отношения по приобретению акций и долей в уставном капитале, имеют место на вторичном рынке ценных бумаг, происходят посредством заключения гражданско - правовых сделок купли

продажи, мены, дарения и подобных отношений по переходу названных объектов в наследство. Здесь речь идет об отношениях относительно заключения и выполнения сделки. В дальнейшем, в силу приобретения права собственности на акцию, такой владелец сможет вступить в отношения относительно корпоративных прав, корпоративные правоотношения.

Кроме выводов, следственно обозначено в рамках статьи способом выделения текста курсивом, можно сформулировать и выводы исследования.

По нашему мнению, корпоративные правоотношения составляют собой внутренние имущественно - организационные хозяйственные отношения, которые складываются между участниками и корпорацией в процессе организации деятельности корпорации и посредством осуществления организующего влияния на корпорацию, возникают с момента его государственной регистрации и прекращаются с момента внесения в единый подержанного реестр записи о прекращении корпорации.

В это же время, отдельное корпоративное правоотношение может прекращаться раньше, чем произойдет прекращение корпорации: по инициативе участника (выход из общества, уступка доли, продажа акций) по инициативе юридического лица (исключение участника, отказ в принятии в общество наследника участника ) по требованию других лиц (обращение взыскания кредиторов на часки участника) [4, с. 572].

Считаем, что корпоративные правоотношения могут существовать только между участниками и корпорацией (субъекты корпоративного правоотношения). Все другие субъекты, не входящие в этот перечень, соответственно есть вне данных правоотношений. Поэтому, с одной стороны, чрезвычайно важно четко определить и разграничить «корпоративному состояние» и корпоративные правоотношения, замечать различия в субъектном составе. С другой - исключить из перечня субъектов корпоративных отношений субъектов, находящихся во внешних по корпорации или ее участников отношениях. Это сочетается с тезисом об отсутствии корпоративных правоотношений в какой - либо внешней форме.

Говоря о природе правоотношений, которые складываются между отдельными юридическими лицами корпоративного типа, или между корпорацией и другими лицами (кроме ее участников), следует указать, что эти отношения являются чисто хозяйственными, гражданскими, административными или трудовыми, - в зависимости от конкретных практических ситуаций. Отграничить эти отношения от корпоративных возможно - здесь другая сторона не связывается с корпорацией правом участием не наделяется корпоративными правами.

Согласно выводам возникает следующий вопрос. Нужно объяснить другую ситуацию, связанную со способом раскрытия в литературе таких понятий как корпоративный спор, корпоративный конфликт, корпоративный процесс. Ведь если корпоративные правоотношения ограничиваются четким промежутком времени от возникновения до прекращения, тогда и границы корпоративного спора, рассматривается в рамках хозяйственного процесса, не имели бы распространяться на отношения, возникающие до момента создания общества. Но на практике ситуация выглядит по - другому. Согласно п. 4 ч. 1 ст. 12 Хозяйственного процессуального кодекса Украины хозяйственным судам подведомственны дела, возникающие из корпоративных отношений в спорах между хозяйственным обществом и его участником (учредителем, акционером), в том числе участником, который выбыл, а также между участниками (учредителями, акционерами) хозяйственных обществ, связанные с созданием, деятельностью, управлением и прекращением деятельности этого общества, кроме трудовых споров.

Такой подход законодателя можно объяснить. Вполне логично, что процессуальное право находится на шаг впереди в практических жизненных ситуаций, в том числе, речь идет и об отношениях, связанных с функционированием корпорации. И наименее целесообразно выглядела бы попытка разъединить два взаемовьязани процесса: процесс по созданию юридического лица и фактического вступления в корпоративные отношения. Здесь первое «перетекает» в другое, обусловливает возникновение корпоративных правоотношений. В связи с этим, в хозяйственном процессе понятие корпоративных правоотношений трактуется широко и выходит за рамки отношений, которые складываются между участниками и корпорацией. Однако, по нашему мнению, следует говорить о необходимости введения в процессуальное законодательство детализируя характеристики и выложить указанную выше норму следующим образом: «Хозяйственным судам подведомственны дела, вытекающие из корпоративных и непосредственно связанных с ними споров ...». Таким образом, исследуя правовой природы корпоративных правоотношений, не верно отождествлять границы и субъектный состав этих отношений с границами и участниками корпоративного спора (конфликта, процесса).

Литература

А. Полешко., А. Юлдашев. Становление в Украине корпоративного права (с научно-практической конференции) /Право Украины, 2003. - № 11. - С. 162-171.

Спасибо-Фатеева И.В. Правовая природа корпоративных отношений //Вестник хозяйственного судопроизводства - 2007. - № 5. - С. 87-99.

Мельник А.А. Корпоративное право Украины. Учебно-практическое пособие с образцами документов. - М.: ФЛП Мельник А.А., 2008. - 368 с.

Кравчук В.М. Корпоративное право /Научно-практический комментарий законодательства и судебной практики. - K.: Истина, 2008. - 720 с.

Кашанина Т.В. Корпоративное право (Право хозяйственных товариществ и обществ): Учебник для вузов. - М.: Издательская игру?? Па НОРМА - ИН-ФРА - М., 1999. - 795 с.

В. Щербина. Правовая природа корпоративных отношений /Украинская коммерческое право. - 2006. - № 7. - 10-14 с.

Гражданское право: В 2 т. - Том 2. Полуто 1: Учебник /Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. - 2-е изд., Перераб. и доп. - М.: Издательство БЕК, 2000. - 704 с.

Спасибо-Фатеева И.В. Гражданско-правовые проблемы акционерных правоотношений: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук: 12.00.03 /Национальная юридическая академия Украины им. Ярослава Мудрого. - X., 2000. - 36 с.

Кибенко Е.Р. Корпоративное право: Учебное пособие. - М.: Эспада, 1999. - 480 с.

Винник О.М. Публичные и частные интересы в хозяйственных обществах: проблемы правового обеспечения. - K.: Атика, 2003. - 352 с. - Библиогр.: С. 298-351.

Кашанина Т.В. Хозяйственные товарищества и общества: правовое регулирование Внутрифирменное деятельности. - М.: Изд. гр. ИНФРАьМ-КОДЕКС, 1995. - 554 с.

Халфина P.O. Общее учение о правоотношении. - М: Юридическая литература, 1974. - 290 с.

В. Васильева. Корпоративные правоотношения как вид общественных отношений. Юриична Украины. - 2003. - № 10 - С. 24-26.

А.А. Квасницька. Институт государственной регистрации субьектв предпринимательства. /Университетские научные записки, 2005. - № 1-2 (13-14), с. 146-150.

Хозяйственный кодекс Украины. Ведомости Верховной Рады (ВВР), 2003, № 18, № 19-20, № 21-22. - Ст. 144.

Закон Украины «О хозяйственных обществах». Ведомости Верховной Рады (ВВР), 1991. - № 49. - Ст. 682.

Спасибо-Фатеева И. Особенности правоотношений, возникающих при создании акционерного общества //Вестник Академии правовых наук Украины. - X., 1998. - № 4. - С. 121-128.