Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
НЕДОВОЛЬНЫ КАТАЛОГ КОНТЕКСТЕ СОЦИАЛЬНОЙ САМООПРЕДЕЛЕНИЯ РУССКОЯЗЫЧНЫХ ЖИТЕЛЕЙ УКРАИНЫ
статті - Наукові публікації

В. О.Васютинсъкий

По результатам опроса 1292 русскоязычных респондентов сделан вывод, что на их социальное самоопределение существенно влияет переживания неудовлетворенных потребностей. Особенно значимым оказался недостаток материального благосостояния, порядка и стабильности, уверенности в будущем, честной власти, здоровья. Довольно ощутимым, но не ведущим, является неудовлетворенность потребностей, связанных с русской идентичностью. На самоопределение русскоязычной молодежи относительно сильнее влияют этнополитические факторы, но она меньше ориентируется на пророссийские ценности.

Ключевые слова: неудовлетворенные потребности, социальная идентичность, возрастные различия, русскоязычные граждане.

По результатам опроса 1292 русскоязычных респондентов сделан вывод, что на их социальное самоопределение существенно влияет переживание неудовлетворенность потребностей. Особенно значимым является недостаточный уровень материального благополучия, порядка и стабильности, уверенности в будущем, честной власти, плохое состояние здоровья. Довольно ощутимой, ки не ведущей является неудовлетворении потребностей, связанных с русской идентичностью. На самоопределение русскоязычное молодежи Относительно сильное влияние сказывают этнополитические факторы, но она меньше ориентируется на про-российские ценности.

Ключевые слова: неудовлетворенные потребности, социальная идентичность, возрастные различия, русскоязычные граждане.

Состояние настроений в миллионные среде русскоязычных жителей Украины составляет очень важную характеристику политической и психологической трансформации украинского социума. От содержания и динамики этих настроений огромной степени зависит успешность процессов утверждения государственности и развития гражданского общества. В таком контексте отличается актуальностью исследования социально-психологических факторов интеграции русскоязычного сообщества к современному украинскому обществу, его в течение нескольких лет выполняют научные лаборатории психологии масс и сообществ Института социальной и политической психологии АПН Украины [1-3].

Важный аспект этой работы составляет изучение процесса коллективного самоопределения русскоязычного сообщества в В стране. Целью статьи является освещение результатов одного из этапов соответствующего эмпирического исследования, проведенного в октябре-ноябре 2009 г. Выяснялись, в частности, уровень и особенности удовлетворения или неудовлетворения основных потребностей русскоязычных респондентов. Отдельный аспект составил анализ потребностной сферы русскоязычной молодежи.

Опрашивались жители преимущественно русскоязычных юго-восточных регионов страны. В каждом из них по демографическим показателям (на основании данных Всеукраинской переписи населения 2001 г. [4]) были определены местности, которых относительно высокую долю населения составляют лица российского этнического происхождения и носители русского языка. Опрос проводился в городе Севастополе, городах Симферополь, Керчь и Феодосия, Кировском, Ленинском и Нижнегорском районах АР Крым, городах Днепропетровск, Першотравенске и Терновка Днепропетровской обл., Городах Донецк, Горловка, Макеевка, Харцызск Донецкой обл., Городах Запорожье,

Бердянск и Мелитополь, Поле Деревянко-Днепровском и Мелитопольском районах Запорожской обл., городах Луганск, Краснодон и Стаханов, Станично-Луганском районе Луганской обл., городе Николаев Николаевской обл., городах Одесса и Измаил, Измаильском районе Одесской обл., городах Харьков и Чугуев, Чугуевском районе Харьковской обл., городе Херсоне Херсонской обл.

Выборку было структурировано по признакам возраста, пола, величины и административного статуса населенных пунктов. Всего было опрошено 1537 человек. Среди них респондентов, в личном общении полностью или в основном предпочитают русский язык, оказалось 1292 человека, что составляет 84,1%. Эта выборка целом не соответствует строгим социологическим критериям, но задача опроса заключались не в определении чисто количественных распределений, а в выяснении психологического содержания изучаемых явлений.

Содержание специально разработанной русскоязычной анкеты касался широкого круга вопросов: удовлетворенности респондентов жизнью, степени удовлетворения их основных потребностей, их социальной идентичности, языковых предпочтений, политических ориентаций, личностных появился в различных сферах жизнедеятельности и т.д..

Часть индикаторов массовых настроений представителей русскоязычного сообщества касалась потребностей, переживаются ими как недостаточно или полностью недовольны. Респондентам предлагался перечень из 20 таких потребностей, который был разработан ранее на выборке 493 жителей Луганска, Одессы и Симферополя. Это потребности, чаще выбирались русскоязычными респондентами или по которым имели место наибольшие различия между респондентами Украины-и русскоязычными.

В этом исследовании респондентам предлагалось ответить на вопрос "Чего Вам лично больше всего недостает в жизни?", выбирая от одного до пяти пунктов из числа перечисленных.

Получены соответствующие респондентов распределились следующим образом: не хватает материального благосостояния - 53,4%, порядка и стабильности - 45,9, уверенности в будущем - 42,3, честной власти - 33,1, здоровье - 32,0, единения с Россией - 21,7, реализации способностей -17,3, защиты русского языка - 13,5, удовлетворенности жизнью - 12,7, компетентных руководителей -12,3, жизненных достижений -10,8, гордости за свой народ -10 , 8, веры в собственные силы - 9,4, солидарнуюости граждан - 8,8, круга единомышленников - 7,8, свободы самовыражения - 6,8, стабильного коллектива - 5,7, положения в обществе - 5,0, знание украинского языка - 4,3, украинского патриотизма - 2,3 %.

Итак, русскоязычные респонденты больше всего страдают из-за материальных проблем, недостаточной уверенность и стабильность, отсутствие честной власти, поганыя состояние здоровья. Только после этих потребностей идет неудовлетворенная потребность единения с Россией.

Пророссийские устремления русскоязычных респондентов доминируют, хотя и довольно весомыми.

По результатам факторного анализа перечисленных признаков выделились восемь значимых факторов, совокупно исчерпывают 51,5% общей дисперсии. Для более четкого структурирования факторного пространства было проведено вторичное факторизацию, по которой выделились пять факторов с общей дисперсией 52,4%.

В содержании первого фактора противоположные полюса образовали, с одной стороны, потребности уверенности в будущем (0,631) и порядка и стабильности (0,533), а с другой - необходимость иметь круг единомышленников (-0,634). Такое противопоставление отражает взаимодействие двух тенденций: первая - это ориентация на стабильность среды - несколько абстрактного, не непосредственное, возможно, общества в целом, а вторая - поиск референтного близкого окружения, влияние которого более непосредственным и психологически ощутимым.

Во втором факторе противились недостаток здоровья (0,796) и отсутствие свободы самовыражения (-0,626). Такое соотношение достаточно отчетливо отражает возрастные особенности: на плохое здоровье чаще жалуются представители старшей возрастной группы, а свободой самовыражения сильнее проникается молодежь.

В пространстве признаков, образовали третий фактор, на одном полюсе оказался недостаток удовлетворенности жизнью (0,792), а на втором - отсутствие порядка и стабильности (-0,477) и компетентного руководства (-0,303). Такие соотношения можно в определенной мере интерпретировать как проявление локуса контроля в общей оценке своей жизни: более интернального на полюсе удовлетворенности жизнью и более экстерьер-ного - на противоположном полюсе, когда недовольство вызывается нехваткой компетентного руководства и порядка и стабильности.

Нехватка компетентного руководства (0,672) создал также один из полюсов в пятом факторе, где ему противились недостаток гордости за свой народ (-0,533) и объединения с Россией (-0,508). В этом случае имеется соотношение отражает либо прагматически-инструментальное отношение к общественным процессам, или, наоборот, отношение более идеологически символическое.

В пространстве признаков, объединившихся в пятом факторе, на одном полюсе выделились недостаток знания украинского языка (0,774) и отсутствие положения в обществе (0,465), а на противоположном - недостаток круга единомышленников (-0,369). Корреляция между недостаточным знанием украинского языка и недостаточным положением в обществе может отражать, в частности, как положительное, так и отрицательное отношение к украинскому языку. В первом случае речь идет об осознании необходимости ее изучения для получения надлежащего статуса, во втором - о невозможности получения высокого статуса из-за незнания украинского языка, что, следовательно, обозначать определенную принудительность ее изучения. Что касается нехватки круга единомышленников, то он, очевидно, противопоставляется недостатке положения в обществе, когда выбор должен осуществляться между получением социального статуса и наличием референтного окружения.

Рассмотрены особенности распределения неудовлетворенных потребностей в различных возрастных группах. Респонденты в возрасте от 18 до 29 лет составили в выборке 24,7% (319 человек), от С до 49 лет - 36,0% (465 человек), 50 лет и старше - 39,3% (508 человек). Значимую разницу (по критерию ч2) между уровнем неудовлетворенности потребностей в этих группах обнаружено в половине случаев - 10 из 20.

существенные различия выявлены по таким потребностями, как здоровье, реализация способностей, жизненные достижения и свобода самовыражения. Здоровье всего хватает старшим по возрасту лицам: соответствующую потребность как недовольную обозначили 20,1% молодых респондентов, 26,2% - среднего возраста и 44,7% - представителей старшего поколения.

На нехватку удовлетворенности остальных потребностей сильнее сетует молодежь. Когда речь идет о реализации способностей, то ее хватает 31,0% молодых людей, 15,7% лиц среднего и 10,0% - старшего возраста. Жизненных достижений не хватает 21,6, 9,3 и 5,5% респондентов соответственно. Потребность свободы самовыражения остается неудовлетворенной для 14,7, 4,7 и 3,7% представителей выделенных возрастных групп.

Если учесть оценку потребностей этнополитического содержания, то надлежит отметить, что значимые различия между возрастными группами оказались относительно потребностей, которые отражают российскую идентичность респондентов (единение с Россией и защита русского языка). По потребностями, в содержании которых имеет воплощаться скорее украинская идентичность, имеющиеся различия не достигли статистически значимого уровня.

Неудовлетворенность потребностей, связанных с пророссийскими ориентациями респондентов, четче проявляется в оценках представителей старшего поколения, чем молодые. Так, объединение с Россией не хватает 28,7% респондентов из старшей возрастной группы, 19,6% - со средней, 13,5% - с младшей, а защиты русского языка - 17,9, 10,3 и 11,3% соответственно .

Зато характеристики, по которым можно косвенно судить о степени украинской идентичности, получили низкие оценки во всех трех группах: о нехватке знания украинского языка заявили 3,9% пожилых граждан, 4,7 - среднего возраста, 4,1 - молодых. О нехватке украинского патриотизма сообщили, соответственно, 1,6, 3,0 и 2,5% опрошенных.

По результатам факторного анализа в пространстве неудовлетворенных потребностей по молодежной выборке выделились семь значимых факторов с совокупным вкладом в дисперсию 50,0%. По результатам вторичной факторизации выделились пять факторов (вклад в общую дисперсию-58,9%).

Для молодежной части выборки несколько актуальными, по сравнению с другими возрастными группами, оказались индикаторы, связанные с языковым оформлением самоопределение. Первый фактор образовали признаки недостаточной защиты русского языка (0,508)-на одном полюсе - и недостаточной солидарности граждан (-0,629) и стабильного коллектива (-0,595) - на втором. Здесь привлекает внимание такой интересный связь: все эти три потребности получили небольшое количество выборов - 11,3, 6,0 и 6,6%, соответственно, но в системе корреляционных связей они составили центральную ось, в отношении которого существенно определяются позиции респондентов по остальным индикаторов.

Защите русского языка как, очевидно, идеальном выражению привязанности к своей русскоязычной идентичности противостоит поиск референтного окружения. Можно говорить о двух вариантах идентификации: более идейно-абстрактный и более коммуникативно-групповой.

Другого рода противопоставление сложилось в рамках второго фактора, где на одном полюсе разместилась неудовлетворенная потребность реализации способностей (0,745), а на втором-недостаток честной власти (-0,699). В этом соотношении прослеживается выбор между интернального позицией расчета на собственные силы и экстернальной позицией ожидания положительное влияние авторитетов, что опекают.

Труднее поддается объяснению содержание третьего, однополюсного, фактора, который образовали неудовлетворенные потребности иметь компетентных руководителей (-0,778) и знать украинский язык (-0,632). Одно из возможных объяснений может заключаться в том, что эти две неудовлетворенные потребности осознаются как недостатки в пути позитивных преобразований себя и общества, недостатки, которые надо преодолевать.

В четвертом факторе недостатке уверенности в будущем (0,796) противостоят неудовлетворенные потребности защиты русского языка (-0,449), знание украинского языка (-0,322) и солидарности граждан (-0,305). Такое несколько парадоксальное сочетание на одном полюсе оценки двух языков становится понятным в контексте их противопоставление ожиданиям относительно будущего: и недостаточное знание украинского языка и незащищенность российской, и недостаток солидарности граждан можно рассматривать как неудовлетворенные потребности настоящего времени, в противоположность неопределенным ожиданием относительно будущего.

ИГ пятый фактор образовали две противоположные признаки - отсутствие удовлетворенности жизнью (0,836) и отсутствие гордости за свой народ (-0,582). Такое отношение отражает различные способы достижения удовлетворенности жизнью: когда она выступает как интернально-диспозиционная характеристика личности (человек "сам себя" делает довольна) или когда удовлетворенность достигается через приобщение к пространству коллективных ценностей.

Обобщение освещенных данных дают основания для ряда выводов. Основными в списке неудовлетворенных потребностей русскоязычных граждан есть материальные лишения, недостаточная уверенность и стабильность, отсутствие честной власти, плохое состояние здоровья. Только после этих потребностей находится место для неудовлетворенной потребности единения с Россией. Итак, пророссийские устремления русскоязычных респондентов доминируют, хотя и довольно весомыми.

Особенности переживания неудовлетворенных потребностей представителями русскоязычной молодежи целом соответствуют традиционным возрастным соотношением молодежь отчетливо страдает из-за нехватки реализации способностей, жизненных достижений и свободы самовыражения, тогда как лицам старшего возраста ощутимо не хватает здоровья.

Список литературы

Васютинский В.О. Неудовлетворенные потребности в структуре социального самоопределения русскоязычных граждан /О.Васютинський //Психолого-педагогические основы развития личности в образовательном пространстве: Матер, методол. семинара АПН Украины 19 марта 2008 p. - М., 2008. - С. 424-431.

Васютинский В.О. Язык общения как фактор определения общественно-политических приоритетов /В.О.Васютинський //Актуальные проблемы психологии: Психология обучения. Генетическая психология. Медицинская психология /Под ред.Д.Максименка, М.В. Папучи. - М.-Нежин: Издательство НГУ, ДС "Миланик», 2008. - Том 10. - Вып. 6. - С. 59-62.

Васютинский В.О. Русскоязычная община в Украине: угрозы идентичности и осанки по интеграции /В.О.Васютинський //Научный вестник Львовского государственного университета внутренних дел. Серия психологическая: Сб. наук, трудов /Гл. ред. В.Л.Ортинський. - М.: ЛьвДУВС, 2008. - Вып. 1.-С. 37-44.

Днестровский М.С. Этнополитическая география Украины: проблемы теории, методологии, практики /Н. С. Днестровский. - Львов: Летопись, 2006.

Фромм Э.. Бегство от свободы /Э.Фромм: Пер. с англ. /Общ. ред. и послесл. П.С. Гуревича. - М.: Прогресс, 1990.

According to the results of a polling of 1292 Russian-speaking respondents it was concluded that their social self-determinations were essentially influenced by experience of non-satisfied needs. The lacks of well-being, order and stability, a certainty of the future, the fair authorities, and health were especially significant. Non-satisfaction of the needs dealing with Russian identity was rather appreciable, but not leading. The ethno-political factors had relatively stronger effect on the self-determination of Russian-speak-ing youth, but the young people were less focused on the pro-Russian values.

Key words: non-satisfied needs, social identity, age differences, Russian-speaking residents.




Пошук по ключовим словам схожих робіт: