Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
ИССЛЕДОВАНИЯ психотравме-щих ПЕРЕЖИВАНИЙ ЛИЧНОСТИ КАК Теоретико-методологические проблемы
статті - Наукові публікації

M. Маслюк

На основании отдельных методологических исследований факторов психо-травмы личности сформулированы новые теоретические подходы к анализу состояний сознания в экстремальных обстоятельствах. Трактуется психо-семантическое структурирование проблемы переживания человеком экстремальных состояний.

Ключевые слова: алиментарная дистрофия, геноцид, депривация, экстремальное событие, культурная фрустрация, психическое состояние.

Основываясь на отдельных исследованиях факторов психотравмирования личности, сформулированы новые теоретические аспекты анализа состояния сознания в экстремальных условиях. Трактуется психо-соматическое структурирование проблемы переживания человеком экстремальных состояний.

Ключевые слова: алиментарная дистрофия, геноцид, депривация, экстремальное событие, культурная фрустрация, психическое состояние.

Постановка проблемы. Кризисные ситуации, пережитые человеком, во многих случаях не только потенцируют развитие психических и поведенческих расстройств, но и изменяют жизненный путь и личностную перспективу, а также деформируют целостность картины жизни человека. Геноцид, признан значительной частью мирового сообщества, является впечатляющим социальной и национальной катастрофой в Украине. Ею было охвачено значительные территории с миллионными человеческими жертвами. Деформации и искажений претерпела массовое сознание народа. Спланированная долгосрочная физиологическая депривация 30-х годов прошлого века привела к разрушению культурного наследия нации.

Исследование содержания и особенностей трансформации сознания в критических состояниях является актуальной научной проблемой, что будет способствовать углублению понимания течения и функционирования сознания как в нормальном, так и экстремальном состояниях. Итак, рассматривая понятие физиологической депривации в Украине в 30-х годах прошлого века, необходимо четко представлять общую структуру, составляющие этого явления.

Цель статьи. Определение структуры психотравмирующих факторов геноцида в Украине в первой половине XX века и рассмотрение ее механизмов.

Исследование проблемы. Феномен депривации в современных исследованиях рассматривается как психическое состояние, возникающее в результате ограничения возможности в удовлетворении основных психических и личностных потребностей. Характеризуется это состояние отклонениями в эмоциональном, интеллектуальном развитии, нарушением социальных контактов. Следует отметить, что понятие «депривация» не входило в тезаурусы психологических и педагогических словарей как важно для определения состояний психики и личности, появилось сравнительно недавно. Только есть статья в «Российской педагогической энциклопедии» (1993 г.), посвященная детской депривации [14].

Первыми исследователями проблемы были А.Фройд, Р. Шпиц [18], которые описали в своих работах феноменологию материнской депривации. Внезапное отделения от вызвало такие изменения в жизни ребенка, это имело далеко идущие разрушительные последствия целом для уникальности человеческой личности. их исследования были продуцируемые необходимостью изучить и попытаться облегчить жизнь большого количества детей, оставшихся без родителей в результате событий Второй мировой войны. С точки зрения логики развития науки, было вполне закономерно, что именно представители психоаналитической школы первыми обратили свое внимание на изучение этого вопроса. Ведь в психоаналитической теории ранние детско-материнские отношения рассматриваются как основа для последующих отношений человека с его окружением, а семья - как основа для формирования уникального начала личности.

Так, Дж. Боулби в монографии «Материнская забота и психическое здоровье» [19] в 1951 году выяснил, что ситуация, когда происходит полная депривация материнской заботы, имеет резко негативное влияние на характер развития ребенка и может заблокировать потенциальные возможности устанавливать отношения с другими людьми.

З. Фрейд [17] постоянно подчеркивает, что в первый год жизни основные усилия направлены на выживание, а также на формирование и развитие адаптационных механизмов. В этот период жизни ребенок полностью беспомощна, и поэтому мать должна компенсировать ребенку то, чего ему не хватает. Несмотря на некоторые различия в терминологии, психоаналитически ориентированные авторы сходятся в понимании основного механизма психической депривации в детском возрасте. Этот механизм заключается в преждевременном разрыве или патологическом характере первичного эмоциональной связи ребенка с матерью.

Итак, в психоаналитической концепции впервые в XX веке была предпринята попытка осознанного подхода к ребенку не как к изолированному субъекта, а как к комплексному диалога взаимосвязи с матерью и другими людьми. Для нас важен факт изучения понятия депривации, а не детальный исторический анализ становления этого феномена. Каждое событие, особенно экстремальная, имеет свои особенности.

Аренда физиологическая депривация украинского народа (выделено нами. - А. М.). в Украине первой половины 20 века была следствием заранее спланированной политики, от которой больше всего пострадало население Украины, Поволжья, Кубани. Еще раз подчеркиваем, что искусственный геноцид был осуществлен не конкретно против украинского, а народа в целом, хотя подавляющее большинство населения составляли украинские крестьяне.

Полифакторнисть затронутой проблемы и полная нероз-робленисть требует ее семантического структурирования, логически-мотивационной построения, является необходимым условием успешного психологического анализа. Постижение массива тематических исследований дает основания предложить нижеследующего содержанияную структуру совокупного картины психических состояний человека в тех условиях.

Исследование проблемы голодоморов было осуществлено, в первую очередь, историками, в частности: Р. Конквест [20], В.Марочко [11], Дж. Мейс [12], [3], [16], [1]. Однако широкий исторический анализ позволяет психологической науке возможность лучшего понимания и интерпретации психологии человека в условиях экстремальной ситуации.

Мотивом совершения геноцида украинского народа политическим режимом были идеи коммунизма. Кстати, сами идеи интересны тем, что в оригинале Маркс [10] рассматривал коммунизм как пиковую точку развития капитализма, что требовало значительных усилий и времени для преобразования царской России. Вожди пролетариата, стремясь скорой власти сформулировали свое видение коммунизма и механизмы его воплощения. Решающим фактором дела выступал человек, однако откуда взять «новых идеологически устойчивых к трансформациям людей».

Итак, существовала потребность в «перевоплощении» местных жителей с их исконными традициями в новую формацию. Из истории известно, что механизм голодомора - дешевый, но действенный, апробирован на протяжении веков образ покорения любого народа, который сопровождается интенсивным страхом, ограничивающий восприятие, свободу и мышления в выборе поведения человека. Образуется ощущение безысходности, неуверенности в собственной безопасности, своем физическом и психическом «Я», и вплоть до лишения жизни, навсегда запечатлевается в нашем сознании. Итак, формировалась необходимая для советской власти человек нового образца, что поддержит любое действие власти, как базис дальнейшего существования тоталитарной системы. Рассмотрим предложенную структуру более подробно в рамках статьи.

Информационная депривация. В исследовании потребностей человека, иногда как особый вид потребности, выделяют информационную потребность, которая не является «сенсорным голодом» как таковым, а потребностью в разнообразной стимуляции. Неудовлетворенность информационной потребности может привести к нарушениям не только психического равновесия человека, но и жизнедеятельности всего организма.

Известно о ключевой роли средств агитации в политике тоталитарного режима. Ведь труд агитаторов высоко ценил сам вождь пролетариата. В. Ленин отмечал: «Личный влияние и выступления на собраниях в политике страшно много значат. Без них нет политической деятельности »[8, с. 54]. Современным языком - это использование политических технологий психологического манипулирования сознанием человека с целью формирования тоталитарных предпочтений, т.е. отклонение массового сознания от реальной действительности. С. Кара-Мурза в работе «Манипуляция сознанием» отмечает: «Фундаментальный принцип, который очень редко нарушается, заключается в том, что те факты, которые противоречат интересам и привилегиям власти, не есть» [6, с. 279].

Только представим психическую травматизацию крестьянина, хозяйничал утра до ночи на земле, имел хороший инвентарь, скот, обустроенную дом, многодетную здоровую семью, закрома, полные зерна. И это все разрушается средствами голодомора в одно мгновение. Традиционный устоявшийся мир не находит новых адаптационных возможностей. Ведь существует запрет на религию, традиции изживаются, вооруженные формирования блокируют любые поиски пищи за границами населенных пунктов проживания, вводятся трудодни, принимается пресловутый (выделено нами. - А. Н.) закон о пяти колосках, дети просят найти что-то поесть . При интенсивном воздействии психогенных факторов могут наступать непредсказуемые патологические последствия. Психотравмы соматизуються, выливаясь в многочисленные проявления потери жизненного потенциала, хронического упадка сил тому подобное.

Информационная депривация, т.е. манипуляция сознанием в пределах СССР и за пределами, происходила целенаправленно, настойчиво и старательно. Была известна мировому сообществу трагедия украинского народа? Да. Однако есть достоверные факты, итальянский консул Сержио Градениго, который работал в Харькове, подает в своем отчете «Голод и украинский вопрос», адресованном посольству Италии в Москве, 31 мая 1933. Он писал: «Этот голод искусственный и специально создан для того, чтобы« проучить крестьян ». Следствием нынешнего бедствия в Украине будет русская колонизация этой страны, приведет к изменениям и этнографического характера. В будущем и, вероятно, очень близком будущем, никто больше не будет говорить об Украине или украинский народ, а также об украинской проблеме, так как Украина станет де факто территорией с преимущественно русским населением. Голод и дальше неистовствует и уничтожает людей, и просто невозможно понять, как может мир оставаться безразличным к такой беде »[4, с. 93].

По нашему мнению, необходимо признать факт существования в мире мерила государственных отношений, а именно экономической целесообразности. Например, современные события в Ираке свидетельствуют не о демократических намерениях США, по иракского народа, а об экономической целесообразности в виде нефти. Из исторических событий первой половины 20 века нам известна мировая политическая конъюнктура, переживающей последствия глубокой депрессии. Так для развития СССР были необходимы промышленные товары, а США и Европе - зерно, экспортировали на Запад, несмотря на голод крестьян. Эти меры были направлены на уничтожение национально сознательной движения за независимость украинского народа. Крестьяне находились в таком психическом состоянии, характеризовавшийся постоянным морально-психологическим давлением, запугиванием, травлей, обреченностью в случае сопротивления, доведением личности к панического страха за свою жизнь и близких людей, даже к каннибализму. Эти факты никого не интересовали, хотя информация несмотря информационную депривацию была. И именно экономические факторы через призму лжи, политичного прессу, террора, бесправного положения человека на уровне нищенского существования были восприняты и признаны мировым сообществом целесообразными.

Пространственно-географическая депривация. Так все мирились с таким отношение к человеческой жизни? Политический режим пытался закрыть границы Украины для того, чтобы сделать невозможным бегство от устроенного голода и помешать предоставлению международной продовольственной помощи, которая могла бы спасти постра-давших от голода. Однако нашлись личности, которые не утратили человеческого достоинства: Гарет Джонс, Уильма Генри Чамберлин, Мальком Маггеридж и др.. За это они подвергались жесткой критике со стороны Советского Союза за их объективность и мужество в освещении событий голодомора в Украине.

Гарет Джонс в марте 1933 года отправился в Украину - это была его третья поездка. И хотя Москва запретила журналисту въезжать в Украину, Джонса спасло то, что он свободно владел русским, и поэтому его въезд остался незамеченным. Автор посетил села и двенадцать колхозов. 29 марта 1933 Джонс подал пресс-релиз в Берлине, который был размещен в широкой мировой прессе, в частности, и в «New York Evening Post»: «Сегодня Россия в эпицентре голода, что, как можно убедиться, настолько ужасен, как и в 1921 года, когда умерли миллионы ... В поезде (маршрутом на Украину) коммунисты отрицали наличие голода. Я уронил кусочек хлеба, который имел при себе. Крестьянин, который ехал рядом, бросился к нему и жадно съел. У меня упала корочка от апельсина, и крестьянин также мгновенно подхватил ее и съел ... Многие крестьяне слишком слабы, чтобы работать. Новая система налогов уничтожила сельское хозяйство ».

Обратим внимание на поведение крестьянина, которого описывает Г. Джонс. Такое поведение свидетельствует о наличии изменений личности: враждебно, недоверчивое отношение к окружающим, чувство безнадежности, регидный установки, постоянное чувство голода, снижение социального функционирования. Эти симптомы соответствуют хронической изменении личности после переживания экстремальной события в десять редакции Международного классификатора болезней (МБК - 10) [2].

Ограничение границ геополитически полной мере касалось и региональных, местных объектов. Общеизвестный факт, и это подтверждает наше исследование, что крестьяне были ограничены в свободном передвижении по территории Украины. их возвращали умирать домой, ведь на железнодорожных вокзалах, на путях в города, то есть местах, давали надежду на получение пищи (города были в лучшем продовольственном положении), стояли вооруженные формирования. Травматизация психического мира была настолько глубокой, что люди были в отчаянии, без дальнейшей надежды на существование ... «Теперь они могли только смотреть из скамеек ничего не выражающими, что нарисованными, глазами, и не понимали, почему так долго не приходит мама, перед тем, как выйти, так нежно и горячо целовала их пылу щечки и костлявые виски. А мама уже час как висела на перекладине в сарае, но только душа не успокоилась, как она думала, она все равно знала, что детишки не кормлены, от того и носилась над помешанной с ума от горя землей »[13, с. 80]. Это действительно страшно даже только осознавать, ведь ни один родитель не выдержат, когда их дети пухнут от голода.

Таким образом, наряду с информационной, пространственно-географическая депривация существенно ограничивала территорию существования, тем самым заставляя менять возрастную традиционную поведение украинского народа. Мы убеждены, что это касается и ментального ядра личности.

Физиологическая депривация. По нашему мнению, долговременные травматические события оставляют в сознании непреодолимые следы (выделено нами. - А. М.), которые наблюдаются на протяжении дальнейшей жизни личности. Неустранимые следы психологическая реальность сознания способна на время заглушить, вытеснить, но не стереть из памяти травмирующее событие навсегда. Исследования последствий экстремальных событий в начале XX века в Украине дает основания утверждать наличие травмирующих непреодолимых следов, активизируются достаточно простыми жизненными ситуациями. Так, само упоминание очевидцев о событиях Голодомора вызывает такую ​​душевную муку исключает дальнейший научный поиск. Ли это осознать, что даже в XXI веке свидетели геноцида если и говорят о трагедии, то шепотом

Состояние сознания при алиментарной дистрофии сначала ясный и более-менее заполнен социальным содержанием, постепенно сужается к эгоистического «Я» и пищи. Мысли о еде радуют. Только она и способы ее добычи находятся в центре этого резко суженного круга интересов. На ранних стадиях болезни особенности поведения больных алиментарной дистрофией проявляются некоторой аффективной возбудимостью. Очень легко, даже незначительному поводу достаточно для того, чтобы произошел конфликт. Ведь переживания голода проходит через всю сущность человека и является основной мотивацией поведения. Под влиянием психотравмирующих факторов с учетом конституционно-типологических и соматических индивидуальных особенностей человека формируются поведенческие па-тернии, то есть внутреннее выражается через внешнее.

Поведение человека отмечается снижением внимания, запоминания, воспроизведения, апатией к окружающей среде, плаксивостью, постоянными жалобами, непрестанными просьбами. Выражающая активность внутреннего мира человека вызывает жизненное движение личности, в котором она встречается с социальной действительностью. Удовлетворение базовых физиологических потребностей превращает часть больных алиментарной дистрофией на людей, обезличуються, инволюционують и сосредоточиваются вокруг своего «Я». В результате притупляются семейни чувства, снижаются морально-этические, социально-педагогические нормы поведения. Из-за переживаний как конституирующих явление внутреннего мира негативно переживается неудовлетворенная потребность в пище.

Религиозная (механизмы) депривация. Известно, что одной из ключевых основ духовности украинского народа была и остается религия. Ведь этот феномен выступает как внутреннее ощущение субъекта, для которого характерна глубокая непоколебимая вера в высшую силу, которая управляет его судьбой. Такая сила абсолютную власть над верующим, требует от него поклонения и беспрекословного послушания, покорности, ведь греховность наказывается адскими страданиями и смертью. Несомненным авторитетом была для верующего церковь, из-за чувства греховности, страха смерти, давала ощущение внутреннего покоя и защищенности.

Религия выступала животворным источником жизненного пути человека. С Богом в душе просыпались и ложились отдыхать после тяжелого дня, в каждом деле и в горе надеялись на Бога, крестили ребенка и отпевали покойного, играли свадьбу или строили дом весь жизненный уклад был, будто пропитан Всевышнего-ной добротой и лаской. Из поколения в поколение передавались эти неизвестные, но такие нужные знания о духовности. Садились к столу и сначала звучала молитва, символизировала уважение к Творцу и давала надежду на новый еще лучший урожай, а отсюда и большие достатки, десятину из которых отдавали церкви. Набожность, добродетели, праведную жизнь формировались религиозными постулатами протяжении веков. Человек четко осознавала тот факт реальности, что на все воля Божья. Какие бы тяжелые события она не испытывала, у нее всегда была вера и надежда на лучшую судьбу. Даже трудно себе представить бедную дом и без «образов», икон, прикрытых лучшим полотенцем, к которым в словах молитвы были обращены все надежды человека. Так было всегда, и так должно быть.

Однако жизненный мир украинского народа не мог в силу своей традиционной ментальной парадигмы понять, а тем более принять то «святотацтво» над человеком, которое предлагалось. И это глобальное противоречие было решено в пользу последних. Религию пытались уничтожить вместе с традиционной крестьянской культурой, потому что она задерживала общий культурный социалистический развитие. Из исторических документов известно, что разрушение религии была первоочередной задачей коммунистического строя. Подавляющее большинство опрошенных нами свидетелей голодомора, вспоминали о сокрытии икон родными и латентной веры в Бога, несмотря на внешние антирелигиозные проявления. Так, председатель Носовского района Черниговской области тайно крестила своих детей и постоянно боялась своей подчиненной, случайно видела запрещен религиозный обряд.

В своем исследовании А. Кулиш говорит о критическом состоянии украинского крестьянина, оцепенение жизни в селах, вследствие господства коммунистической власти. Однако даже чрезвычайная долгосрочная физиологическая депривация, страдания, смерть и насильственное навязывание новых ценностей, не заставили крестьян забыть свои традиции, верования, которые испокон веков передавались от поколения к поколению. В частности, исследователь вспоминает о праздновании религиозных праздников в 1933 году, когда люди меняли последние родственные рубашки «в пищу Пасхи» [7].

частности, очевидцы Голодомора 1932 - 1933 годов в Украине утверждают, что в их селах создавали клубы на базе церквей и девушек туда насильно загоняли и заставляли их там танцевать. Только беглый описание события дает нам основания утверждать, что происходила глобальная трансформация жизненного мира.

Так, в 1933 году под разными предлогами начали разрушать церкви, имущество сжигали вместе с колоколами снимали кресты, уничтожали иконостасы. Некоторые крестьяне и рабы религиозного культа забирали чаши, кресты, иконы домой и прятали, надеясь на возрождение института церкви. Кладбища у храмов духовности было осквернено, поскольку активисты искали в могилах материальные ценности. Духовное вероломство над святыней возмущало верующих и, нередко, вызвало решительное сопротивление населения. Такие действия сельского общества объявлялись кулацкой противодействием коллективизации и жестоко подавлялись. Нет сил крестьян физически помешать уничтожению церквей, вызывала у них вербальную реакцию отчаяния (плакали, проклинали).

Традиционная (культурная фрустрация) депривация. Так, Я.И. Мандрик [9] в книге «Культура украинского села в период сталинизма. 1929-1938 гг »акцентировал внимание на духовном опустошении украинского народа. Постоянный страх, психологическое оцепенение личности, тотальный контроль за поведением, деформация общественной морали имели негативное влияние на украинское общество. Исследователь считает, что изменение религиозной парадигмы и насильственная работа в дни церковных праздников, в время церковных служб, устройство в просветительских заведениях разных советских праздников имели целью окончательно и бесповоротно покорить непокорный крестьянина новом политическом устройства. Это насилие привело к значительному разрушению духовной жизни нации.

Известно, что в Украине длительное время село было основой нации: большие семьи со своими традициями, церковь как духовная сокровищница народа, собственное хозяйство, площадь, где решали насущные потребности общества и т.д.. Это те базовые атрибуты существования украинского села, которые передавались из поколения в поколение, то есть они и составляют наши родовые корни национальной жизни, истоки национальной идентичности.

И кардинально иная картина мироздания нации отражена в многочисленных воспоминаниях о 1932 - 1933 годы, в частности Г. Демченко (с. Светлогорское КоБеляцкого р-на Полтавской обл.) вспоминает: «Никогда не забуду той ужасной картины, открывшейся моим глазам: рекой плыли трупы, и волны прибивали их к берегу, а воронье, налетая стаями, кромсало мертвые тела. Трупы никто не забирал. Не передать словами, происходило в моей голове. Я не могла понять, почему умирают люди, и кто в этом виноват »[5, с. 417].

Приведены описания в целом характеризуют бытие украинского народа до и после разрушения традиционной картины мира тоталитарным режимом, и лишь беглый анализ - «трупы никто не забирал» - свидетельствует о попрание устоявшихся традиционных канонов захоронения и отрицание существования Бога, а такие и подобные события трансформировали традиционализовану картину мира, которая воплощена в ментальности и обнаружена в традиционном образе жизни. Ведь новая власть поощряла новые традиции материальными стимулами. «Милиционеры, за каждое донесение и заведенное новое дело, отправленную в суд, получали по 75 рублей надбавки к зарплате» [15, л. 10].

Терялась самобытность народа, этническая идентификация, духовная культура. Вместо человеческих чувств обществом овладел страх - тотальный, унизительный страх. Страх порождал травматизацию жизненного пространства человека и приводил к событиям, бесследно не проходят, а слишком такие, что разоряли человеческие ценности. Кроме того, сформировались новые традиции (выделено нами. - А. М.), присущие украинскому народу: кражи, обман, подхалимство, подлость, вымогательство и т.п.. Негативные переживания разрушали часть жизненного мира, целостность личности, ее сущность. Человек чувствовал оторванность от прошлого, глубокая пропасть в будущем. В частности, люди, которые не выглядели голодными, подозревались в укрывательстве продуктов. Трудно даже представить постоянный психическое давление из-за сокрытия зерна от близких, соседей, родственников и даже собственных детей. Психическое пространство заполнила полное недоверие и неверие в социальную справедливость.

Выводы. Резюмируя наши представления о долговременной физиологическую депривацию в начале XX века в Украине, отметим, что происходили кардинальные процессы духовного оцепенения личности и уничтожение украинского народа в целом. К макро-социальных факторов, генерирующих кризисные новообразования, относятся факторы, которые формируют на протяжении нескольких поколений ментальность нации, ее морально-этические традиционные наставления и идеалы. Ведь чужая воля, навязанная извне политическим режимом, привела к изменению национального сознания, мотивации, психогенеза украинского народа и носила характер длительной хронической психотравмы, которая постепенно меняла и ухудшала психологическое состояние нации, что способствовало развитию психических и поведенческих расстройств. Переживание человеком религиозной, традиционной (культурной фрустрации) депривации постепенно нивелировало традиционные этнические установки, закреплялись в новых обрядах. Физиологическая депривация перелаштувала мотивационную матрицу, подчинив себе эмоциональную, нравственную системы, т.е. коренным образом изменила психологические характеристики, а при длительной действия возбудила и ментальные недра. На подсознательном уровне запечатлелись страх, оцепенение, неверие, потеря же-идентичности, чувство разочарованности, внутренний раскол души, психологическое омертвение, что приводило к распространению психопатологических последствий, вплоть до самоуничтожения.

Список литературы

Барка В. Желтый князь /Василий Барка. - К.: Наукова думка, 1999. - 304 с. - (Б-ка школьника) и др.)..

ВОЗ МКБ-10. Классификация психических и поведенческих расстройств. Клинические описания и указания по диагностике. - СПб: Адис, 1994. - С. 131-170.

Воля А. Мор Книга бытия Украины /Олесь Воля. - Канада - Украина: Дорога правды, 1993. - 430 с.

Голодомор 1932-1933 годов в Украине: карательные органы большевистского режима: Материалы V Междунар. наук. конф. (Киев, МАУП, 24 нояб. 2006 г.). - М.: Юристъ, 2007. - 212 с.

Голодомора в подсоветской Украины (Труды членов Ассоциации исследователей голодоморов в Украине) /[сост.: А. М. Веселова, С. В. Кульчицкий, Л. Г. Лукьяненко, В. И. Марочко]. - Киев - Львов - Нью - Йорк М. П. Коць, 2002. - 742 с.

Кара-Мурза С. Манипуляция сознанием /Сергей Кара-Мурза. - Краматорск: Тираж-51, 2002. - 831 с.

Кулиш А. Ф. Геноцид. Голодомор 1932-1933. Причины, жертвы, преступники /А. Ф. Кулеш - М. Х.: Просвещение, 2001. - 88 с. - (Ассоциация исследователей голодоморов в Украине).

Ленин В. И. Полн. собр. соч. /Владимир Ильич Ленин. - Т. 47, С. 54.

Мандрик Я.И. Культура украинского села в период сталинизма. 1929 - 1938 рр. /Ярослав Иванович Мандрик. - Ивано-Франковск, 1998. - С. 215.

Маркс К. Капитал. Критика политической экономии /Т. 1. Кн. 1. Процесс производства капитала /Карл Маркс. - М.: Терра-Книжный клуб, 2009. - 1040 с. - (Серия: «Социологос»).

Марочко В.И. Визитка растерзанной нации: [Об идее создания и сооружения Мемориала жертвам Голодомора] /В. И. Марочко //Слово просветительства. - 2005. - № 47. - С. 11 - 12.

Мейс Д. Это нужно живым: Голодомор-33 /Джеймс Мейс //Голос Украины. - 1993. - 21 декабря.

Рогоза Ю. Убить Юлю II. Политический роман /Юрий Рогоза. - Киев.: Медиаэксперт, 2007. - 160 с.

Российская педагогическая энциклопедия: В 2 т. /[сост.: В.В. Давыдов (глав. ред.) И др.]. - М.: БРЭ, 1993. - 528 с.

РФ ННЛЕП ВГПУ. - Ф. 5. - Он. 18. - Спр. 1. - Арк. 10.

Украинская холокост. 1932-1933: Свидетельство тех, кто выжил. Т. 1. 2-е изд. /[А. Ю. Мыцик]. - К.: Киево-Могилянская академия, 2005. - 296 с.

Фрейд З. Психоанализ, религия, культура /Зигмунд Фрейд, [пер. с нем.]. - М., 1992. - С. 364.

Шпиц Р.А., Коблинер В.Г. Первый год жизни: психоаналитическое исследование нормального и отклоняющегося развития объектныхотношений /Г. А. Шпиц, В.Г. Коблинер /[пер. с англ.]. - М.: Геррус, 2000. - 384 с.

Bowlby J. Maternal care and mental health /J. Bowlby. -

Geneva World Health Organization. Monograph series No 2. -

- г. 510.

Conquest R. The Harvest of Sorrow: Soviet Collectivization and

the Terror Famine /Robert Conquest. - New York; Oxford.:

Oxford University Press, 1986. - 430 p.

Under the authority of certain methodological researches of the factors of psycho-traumatizing of personality new theoretical approaches to analysis of consciousness states in extreme conditions were formed. Here one can find the explanation of psycho-semantic structurization of the problem of person's undergoing of extreme states.

Key words: alimentary dystrophy, genocide, deprivation, extraordinary situation, cultural frustration, mental condition.




Пошук по ключовим словам схожих робіт: