Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
ФИЛОСОФИЯ НАРОДНОГО СЛОВА В ЛИТЕРАТУРНО-философском творчестве С. СКОВОРОДЫ
статті - Наукові публікації

Кононенко Т.П. (Киев)

В статье исследуется влияние народного Слова на философские, педагогические и художественные произведения Г. Сковороды. Основное внимание сосредоточено на происхождении природы слова, его текстовые широты и глубины.

Когда думаем о духе творчества Григория Сковороды, не можем ни на минуту забывать и его знаменитую триаду единства макромира (природы), Микромира (человека) и Слова, и его же концепцию «двух натур»: видимой (материальной) и невидимой - духовной, потому что за этим и признание Бога и отрицание его сверхъестественной сущности, а главное - поэтизации природы и естественного человека, роли слова (мышления) в его универсальной сущности и в формировании человека, который осознает свою сущность (дарование, призвание), склонной к самопознания во имя наиболее полной самореализации и эффективного служения людям, «работы», жаждущей внутреннего совершенства и свободы; мудрой («а мой жребий с бедняками, и Бог мудрости выделил»), добротворний («Пчела и шершень»). А особенно - его советы-максимы всякое заниматься познанием мира и самопознанием («Нарцисс. Рассуждения о том: познай себя», «Симфония, Наречение книга Асхань, о познании самого себя») руководствоваться принципами: «Познай себя», «Брось Коперника сферы, посмотри в сердечнии пещеры », а педагогам - заботиться о методе познания человека: и в качестве объекта, и как субъекта опыта, а также нахождения пути к счастью человека и в« верхнем Республики », где все равны и свободны, а потому и счастливы. Где царит гнет и баришництво, побивание высоких чувств и идеалов меркантильными интересами. И Обязательно стремиться жизни простого, честного и благородного («Ланка и Кабан», «Пчела и шершень»), озаренного дружбой («Собака и волк», «Дрозд», «Кукушка и Косик», «Сова»), честной трудом, осознанием: причина счастья (или несчастье) человека - в ней самой.

А ища ответы на вопросы: что обусловило такой тип философии и метода Г. Сковороды, - видеть очевидное: народное мировоззрение, идеалы гуманизма и свободы («De libertate» определяли содержание и формы, концептуальных-композиционные «основы» (корни) и философских, педагогических и художественных произведений Сковороды (объединенных в сборник «Сад божественных песен»).

Об основных концепты философии Сковороды следует говорить после осмотра ее источников и «устоев» - «народной философии», выражавшаяся веками в Слове, а пока отметим одно из самых интересных: символизм и притчевость как народного любомудрия, так и творчества Сковороды, что обусловлено самой природой Слова.

Одно из доказательств - притча Христа о сеятеле и слово: «Слушайте, - вышел сеятель вот, чтобы сеять. И как сеятель сеял, иное упало зерно у дороги, - и налетели птицы и поклевали то. Иное упало на каменистое место, где немного достаточно земли, и скоро взошло, потому что земля была неглубока же взошло солнце - увяло и не имело корня - засохло. Иное упало на терновник и терние, - зерно приглушил, - и оно не дало плода. Иное упало на добрую землю, - и дало плод, который взошел и вырос, и выдало в тридцать, в шестьдесят и в сто раз ». И сказал: «Кто имеет уши слышать, - да слышит» А когда даже апостолы не поняли притчи, пояснил: «Сеятель слово сеет. А которые у дороги, где сеется слово, - это те, которым, когда услышат, то сейчас к ним приходит сатана и похищает слово, посеянное в сердцах их. Подобным образом и посеянное на каменистом грунте, - которые, когда услышат слово, тотчас с радостью принимают его, но не имеют в себе корня и непостоянны; потом, когда настанет скорбь или гонение за слово, тотчас соблазняются. А посеянное в тернии - это те, которые слушают слово, но забота века сего - уважение богатств и другие пожелания уходят в их и заглушают слово, - и оно бывает без плода. А посеянное на доброй земле, - это те, которые слушают шестьдесят и сто раз »(« Евангелие от св. Марка »).

Как и другие «апостолы» философии, и сам Г. Сковорода был понять как общественно-творческую, так и трансцендентную природу Слова, его текстовые широты и подтекстов глубины, чтобы проникнуть даже в праглубин народного сознания.

Семейные, обрядовые песни, былины киевского цикла, сказки, притчи, исторические песни, народные думы, баллады с неотвратимой силой выходят на жизненную арену именно с началом ХѴИ ст. Ими восхищаются. Их постоянно интегрирует, контаминують в свое творчество и Г. Сковорода.

Что же находит в древностях философ и поэт нового времени и нового мышления, горячий поборник идеи и практики всеобщей образования? (Что органично отразится и на педагогической деятельности И. Котляревского и Т. Шевченко, впоследствии - Франко, М. Грушевского, Леси Украинский, Вернадского, Ефремова, А. Крымского, Тычины, Довженко

О.Гончара, Симоненко, Григора Тютюнника, Евгения Гуцало.). Ответы найдем, только обратившись к самым произведений.


И будем искренне поражены уже одним из первых древних стихов - «О начинание мира» 1 , потому что еще не было зафиксировано имен персонифицированных историков или философов, а уже была насыщенная философичностью поэзия. Чрезвычайно показательны и образы-символы. Вот некоторые из них, приведены В.Войтовичем (в скобках указаны страницы указанного издания):

«Дерево рода. Древний обычай обязывал каждого члена рода (семьи) до приобретения зрелости знать свою родословную до вот такого колена. Дерево рода разветвляется на 32 материнские и 32 отцовские ветви. Первое колено-я, второе - отец и мать, третье - два дедушки и три бабушки. »(С. 143)

«Источник - по народным представлениям, несет волшебную и целительную воду. Сразу после создания земли, чтобы наполнить ее морями, реками, источниками, Бог повелел идти дождям,а птицам разносить дождевую воду »(с. 143)

«Дорога - символ единения, блужданий, воспоминаний. Дорога и путь - синоними.Дорога соотносится с жизненным путем, путем души в загробный мир. »(С. 163)

«Дух - бестелесное существо, которое влияет на жизнь человека. Духи - это преимущественно невидимые сверхъестественные явления. они могут творить как добро, так и зло »(с. 168)

«Душа - внутренняя сущность человека, входит в нее от рождения, а после смерти отделяется от тела и живет отдельной жизнью.» (с. 169)

«Дух поля - с ним связано благосостояние в хозяйстве. Но хорошим он будет только после очередной жертвоприношения ». Выражение: «Без жертв боги скупы на ласку." Происходит со времен раннего земледелия. »(С. 168-169)

«Сварга - вход к небу, к двенадцати зодий будущего бога огня Сварога. Величайшая тайна его творение - зодиакальный солнечный год. Сварга - символ власти бога света над тьмой »(с. 457)

«Сварог - бог огня, прабог всех богов, владыка мира. Он периодически сбрасывает старых богов и порождает новых. С начала создания Вселенной богиней Ладой Сварог выковал за 12 космических ночей (12000 лет) Солнце, Луна, вечернюю и ранние звезды. Обладая среду Вселенной, Сварог предстает в образе звездного неба »(с. 497)

«Сердце -. центр человеческой жизненной силы, это бы сердце - эти образы часто стоят. Принесение в жертву сердца символизировало засева новой жизни ... От сердца к Богу напрямик дорога »,« Не тот силен, что камень вернет, только сильный в себе, что сердце в себе удержит »(с. 70)

«Солнце - око Божие. Дед - Все выше, Солнце праведно, Солнце Красное, Солнце Три светло; Теона: Даждьбог, Божич, Бело бог Ярило, Ладо, Купало, Свитовид - светило, символ всевидящего божества, Высшей космической силы, центра бытия, матери Вселенной, озарение, славы, величия »(с. 497)

«Хлеб - символ жизни, ему поклоняемся так же, как и солнцу» (с. 561)

«Слово - речь, проповедь, ум. В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Бог был Слово »(с. 485).

Отсюда Шевченко: «Знать, от Бога и голос тот, и слова идут границ люди».

Составитель двухтомного исследования-антологии «Небо Украины» [1] известный поэт Владимир Коломиец не случайно среди многочисленных колядок и щедривки на первое место поставил легенду «О начинание мира»: есть в ней не только яркую картину ритуальных начал в бытии народа, но и мировоззренчески-этических подходов к жизни в его творчестве. А также - глубокого раскрытия как представлений об основах создания мира, так и реализации энергии поэтического Слова: его мировоззренческой содержательности, «одетой» в символично метафорическую форму и сакрально мифологическую реальность [2] . Мыслитель А. Потебня в работе «Мысль и язык» отмечал: даже каждое слово имеет и содержание, и форму, к тому же и содержание, и форму как внешние (звучание), так и внутренние (значения), следовательно, как проявление и как понятие, как текст и подтекст, форма и суть. Что слово - всегда многозначно, так как содержит индивидуальное наполнение и коллективное, конкретное и абстрактное, - из-за создателями языка являются все люди (конечно, в разной степени), поскольку каждое понятие предмета каждый наполняет и своим опытным содержанием.

К сожалению, в украинских учебниках при усиленному вниманию к иностранным образцов мы не находим аналогичного отношения к образцам творчества родного народа. А для Г. Сковороды они стали пробным «зерном» по душе народной, корнями его и философии и поэзии, а также педагогики.

А между тем сам этот народ еще тысячи лет назад не считал себя, как видим, отдельно ни от других народов, ни от Земли и Неба. Более того - от миростроительного работы не только Бога демиурга, но и самих людей. И мыслил себя как удельный ветвь Мирового Дерева в общечеловеческой эволюции цивилизации и культуре.

И не только в этом произведении. И не только в произведениях о мироздании, - но и о жизни в повседневных хлопотах, о человека от момента рождения и до смерти и о формах жизни.

И в этих произведениях (кстати, подобно индейцам, грекам, римлянам, арабам, немцам, карело-финнов) речь ведется на уровне соотнесения природы земной и небесной, людей и Богов, временных и вечных вопросов, - а те вопросы вполне реальные, жизненно обусловленные колядки, веснушках и гаивках, песнях купальских и свадебных, жатк и молодым-казацких. И этот, так сказать, космически вечный контекст насыщает собой не только содержание, но и форму. Итак, познавая украинский мир внутренней жизни, ментальности, можно познавать и эволюцию общемирового развития, и наоборот, здесь срабатывает типология, а вместе с тем и то, что подводит к пониманию механизма, как единство мироздания определяется не унификацией, а безграничной многообразием.

Известно, что к важным философских изданий в странах Западной Европы систематически помещались рисунки, в которых особая роль отводилась символично притчевой образам растительно-животного мира. Широко использовал этот прием в поэтической структуре мышления и Сковорода: растительно-животная образная система отражала тысячелетние представления и верования поколений и о символике образов природы и людей, и о антропоморфические представления о жизни и смерти и круговорот переселения душ человеческого тела и обратно.

Практически подтверждая эти особенности украинского мира, широко аргументированные Грушевским в его «Истории Украины-Руси» и «Истории украинской литературы», в исследованиях М. Максимовича, П. Кулиша, И. Франко, И. Огиенко, И. Крипякевича тонко-наблюдательный поэт и исследователь Владимир Коломиец последовательно-исторически разворачивает мозаику творчества многотысячелетнего процесса, и тогда легкая?? замечаем органический - мировоззренчески-бытийный, философско-религиозный, морально-этический, культурно-эстетический связь времен и поколений в «Велесовой книге» и эпохе-сказке «Катигорошек», в заговорах и «Слове о полку Игореве», в легендах, балладах и былинах, в казацких думах («Разговор Днепра с Дунаем», «Смерть казака-бандуриста», «О трех братьях Азовского» и др.) и исторических песнях, в глубинах творчества Павла Русина, Маруси Чурай, Касияна Саковича и Л.Барановича ( с ним - всего черниговской философско-эстетической и религиозной школы), Мазепы, наконец - Сковороды и Котляревского - и так до Т.Шевченко, Шашкевича, Гулака-Артемовского, П. Нищинского и Ю. Юрия, Старицкого, П. Чубинского, Лысенко и И. Франко, Б. Гринченко и Грабовского, Леси Украинский, Олеся, О.Воропая, Тычины, Довженко, - и далее до А . Малышко, Б.И.Антонича, Е.Маланюка, Симоненко, Лины Костенко, Д. Павлычко, И. Драча, Ю.Мушкетика, Б. Олейника, М.Винграновского, Р. Иваничука, В.Земляка, М. Стельмаха, Дрозда, П. Загребельного, в произведениях которых природа предстает не так фоном или средой его физического существования, как источником и резонатором чувств и мышления людей. Люди и природа предстают в их трансцедентне обусловленной связанности и духовно-психической слитности [3] ; проявляя тем самым как этнонациональную своеобразие, так и общечеловеческую типологичнисть [4] .

«По самому характеру бытия пастухами-земледельческого, - замечал А.Афанасьев - человек полностью отдавалась матери природе, от которой зависел весь ее благосостояние, все средства его жизни» (в том числе и мировоззренчески-этические, - Т. К.). Природа была не только раскрытой книгой жизненных реалий и впечатлений, но и мегапланетою заманчиво волшебных, а то и пугающих тайн, а в этой связи - «богатым и, можно сказать, единственным источником разнородных мифических представлений», обьективатором которых «есть живое слово человеческое с его метафорическими и созвучными выражениями ».

Природа добра, а враждебная человеку? - Ставился извечный вопрос. Но познавалось только в процессе многосторонних связей. Тип природы предопределял и образ жизни, и тип человека. Как отмечает в исследовании «Село в украинской литературе" Кононенко: «Неудивительно же, что люди не сетуют на трудности трудового или ратного жизни. Герои фольклора радуются рождению и с философской уравновешенностью относятся к смерти, если она постигнет не в битве, а приходит на склоне лет: земледелец спокойный, потому что считает, что возвращается к своей прародительницы. Сознание людей еще поражена духом индивидуализма и эгоизма. Они живут первоначально коллективистический психологией, представлениями и страстями. И здесь, заметим, опять встречаемся с поэтическим феноменом высшей пробы: и в былинном эпосе о героях земледельческого среды нет внешних признаков размышления, нарочитого философствования, но истинная философичность видение и трактовку жизни. С этого и неисправимые и неподвластны течению веков и эстетических мод и новаций чары: мы прикасаемся к глубоких источников социально-духовной взаимообусловленности генезиса людей и природы. Увлекаясь этим, не будем, разумеется, сбрасывать со счетов таких компонентов поэтизации бытия, как гиперболизация и несколько мистическая символика; указанная философичность с точки зрения позднего даже не теоретико-научного, но и конкретно-социального опыта по-детски наивная » [5] .

Ведь и народы на том этапе были нормальными детьми. И совершенно прав Валерий Шевчук, отмечая: «считаю важным, даже и необходимым, изучать мифологию творимые народом в веках, потому что именно она является тем началом, творит лицо каждого этноса, становясь в конце концов одной из крупных звеньев познания себя во времени; и ведь народ, себя во времени узнает, становится сознательным, следовательно жизнеспособным, ибо тем самым как бы вкладывает себе в душу долю вечности ». [6]

И особенно естественно это было чрезвычайно важно накануне национально-освободительного движения. Действительно, не может не видчутися не только тематическая, но и внутренне мировоззренческая созвучность древней народной поэзии особенно с историческими и народными думами времени Хмельницкой, а также поэзии эпохи барокко, олицетворяемой популярными художниками.

Мировое дерево и Перун, Световид, Велес, другие боги - это вехи миропознания и самопознания, которые ярко обозначают особенности проукраинской етнофилософии. Новочасни условия порождали образы Нави, Яви и Прави, героев былин - Микулу Селяниновича, Илью Муромца, Олешу Поповича, которые символизировали уже соответствующий тип человека-героя, который боролся за честь и свободу родной Отчизны не только с врагами - людьми, но и со Змеем Горынычем и Соловьев разъем разбойником, другими мифическими образами - символами. И вполне логично, что Владимир Великий в 980 году, за 8 лет до придания христианству статуса официальной религии, установил в Киеве комплекс языческих богов, а в его пантеоне богов вершителями судьбы были Перун (Свитовид) и Велес.

На смену им пришли «Апостолы Христовы», а накануне национально-освободительной революции середины ХѴИИ ст. - Реальные вожди и народные герои (гетманы, полковники, казаки-рыцари и патриотические вирозахисникы). Контаминируются элементы мифологии, язычески-христианского плюрализма, романтизма.

Романтизм как синтез национально-психической погруженности и жажды перестроить человека и мир в духе свободы, демократии, народовластия, гуманизма не теряет своей доминантности до ХХ в. - Времени исповедание национальной идеи и всенародной борьбы за нее. Естественно, что Сергей Ефремов в «Истории украинской словесности» определял ее периодизацию по этапам и формам воплощения национально-освободительной идеи [7] . Итак, каждое новое время наступало под омофором новой веры и нового метода ее объект объективация. В целостности (завершенными) появлялись пространство и время, а целью истории - история своего государства. И одновременно сливались мифологическое и реальное, картины жизни как связке религии - философии - искусства.

В двухтомном издании «Украинские народные песни» [8] профессор Г. Сидоренко на многочисленных примерах семейно бытовой лирики убедительно раскрыла философское начало народного сознания и творчества даже в сфере песен о любви (гуляния молодежи, девичья краса, ухаживания, насмешки, свидание, верная любовь, имущественные отношения и любовь, дурная слава, измена, разлука и тоска по ним, смерть, любовь с женатым, песни о семейной жизни, шуточные), поскольку там всегда брался аспект судьбы и характера, сердца и выгоды, счастья и разлуки, даже жизни и смерти. Всего, что, как показывает и Коломиец, на протяжении веков сопровождали Человека в жизненной Дороге, заставляло осмысливать как причины, так и последствия всех форм жизнедеятельности.

Закономерно, что всесуспильни настроения и принципы обеспечивали творческие личности решать не только частичное или личная, но и типологическое, поучительно для всех.

И на новом этапе жить легенды и волшебно-фантастические сказки (о братство, живую воду, летающий корабль, охранника Золотых ворот Тарасика, о носителе силы материнской и волшебника и колдуна запорожца.), - но все очевиднее философское начало набирает прозрение: Когда-то были такие великие люди, что, бывало, по лесу ходили, как по траве ...

Теперь они телом соразмерные современной природе, но являются настоящими великанами духом. Хотя в реальной жизни есть разные те, что от Белобога, а есть те, что от Чернобога; величественные и скудные, патриотические и вероломные действительно демократические и ростовщики-оборотни, которые по «почвы и чины» готовы продать не только бывшего собрата по революционной борьбе и по классу, но и родную мать, даже Родину.

Входя в жизнь с разного казацкого сословия, общаясь с представителями самых социально-политических и духовных слоев, наблюдая жизнь бурсаков и элиты мазепинско-Могилянской академии, а затем народов Московии и Венгрии, Германии, Австрии и

Италии, Григорий Сковорода и мог, и обязательств был делать свой жизненный выбор. Камо грядеши?

До Сковороде упрекают, что, якобы, он принципиально отошел от общественной жизни и довольствовался ролью странствующего «старчика». Глубокое заблуждение! Сковорода и физически постоянно сталкивался то с бедняцкими, то с господствующими слоями общества (помещичьими и церковными), искал «работы» и отстаивал свои принципы, не отступал перед носителями всех рангов, стремился воспитывать учащихся в духе демократической педагогики [9] , - но мог победить имперскую систему насилия и рабства? Тогда упрекают его, что он не пошел на связь с революционерами! Однако и это еще больше абсурдом. Потому что, как отмечал

И.Франко, продвижение определяют "не бомбисты и револьверщик», а носители Духа прогресса. Не обязательно "обязательно было идти в гайдамаки и философу.

Важно, что «империя» не является для Сковороды сугубо политическим термином! Скорее речь идет об империи в еще более широком смысле, речь идет об империи бренности во всей ее размерности, которая стремится властвовать над человеком, покорить ее и посадить в собственную иерархию гротескной бижутерии на теле «истинный» (термин, за который так распекал Сковороду Г. Шпет).

удивление показательными были события, описанные учеником Г. Сковороды М.Ковалинським, которые дважды обнаружили глубину понимания мыслителем сродности с нетленной землей Родины, от нетленного-святого праха которой прослеживается подъем человека к ее истинного назначения. На этих событиях мало отмечают, считая их проявлением сковородинской гротескности и химеричности. Однако именно в них оказалась суть и установка праведности «живой» мирского человека, которая, находясь и полнокровно живя в мире тела, труда, общества, образования и науки, - одновременно трансцендентно относится к макрокосма «истинно» - освященного бытия!

нечасто вспоминают в исследованиях о том, что у Г. Сковороды в родственниках был руководитель монастырской Китаевской обители круг Киева, принадлежавшая в комплекс монастыря Киево-Печерской лавры: «В 1770 году Сковорода Согласясь, с Сошальский поехали в Киев. Родственник его Иустин был начальником Китаевской пустыни, что подле Киева. Сковорода поселился у него в монастыре и три месяца провели здесь с удовольствием » [10] . Также отмечают и то, что упомянутый Иустин, несколько раньше был соборным Печерским (Киево-Печерской лавры) типографом: «Сковорода, будучи упрошена родственникам своим, соборным Печерским <типографом> Иустином, остался в Киеве» (нормы правописания недоступен, поскольку замена буквой «ь» принадлежащих исторической эпохе Сковороды букв и соответствующих им фонем не отображает полностью языковых особенностей, однако это сохраняет неповторимость содержания и стиля - Т.К.) [11] .

Предполагая, что украиноведческо-биографическое исследование фигуры Иустина является важной самостоятельной работой, на данный отметим, что, имея такие полномочия, когда типография Киево-Печерской лавры была центром украиноязычной литературно-издательской справи в Украине веками, мы и представить себе не можем тот перечень имен и литературных изданий, которые мог знать благодаря этой возможности и фигуры Иустина Г. Сковорода!

Украинские исследователи так изображают появление и значение Киево-Печерской лавры: «Киево-Печерская лавра - один из крупнейших и древнейших мужских монастырей на украинских землях. Основан ок. 1051 в с. Берестове, недалеко от Киева, на правом берегу Днепра. Основателем монастыря считается св. Антоний Печерский. Первым известным игуменом К.-П.Л. был упомянут в исторических источниках монах Варлаам (1061), после этого монастырскую братию возглавил св. Феодосий Печерский. На протяжении 11-13 вв. монастырь был крупнейшим церковным центром Киевского государства. С 12 в. получил название лавры. Играла важную роль в культурной жизни Киевского государства. Здесь велось древнеукраинское летописания, было налажено переписывание книг, существовал госпиталь для нищих и калек, развивалась мозаичная и ювелирная дела. В первых веках своего существования К.-П.Л. неоднократно подвергалась разрушениям: в 1096 - половецкими отрядами в 1169 - владимиро-суздальскими войсками Андрея Боголюбского, у 1203 - отрядами князя Рюрика Ростиславича и черниговскими князьями, у 1240 - монголо-татарскими ордами хана Батыя. Однако каждый раз монастырь вновь восстанавливался и становился все более известным. Еще более возросло значение К.-П.Л. в период вхождения украинских земель в состав Великого княжества Литовского, а с 1569 - Речи Посполитой. Несмотря на уничтожение монастыря, во время нападения крымских татар в 1482, он быстро возродился; в 1598 официально получил статус лавры (объединяла 6 монастырей) и права ставропигии от Константинопольского Патриарха. После Брестского церковного собора 1596 длительное время велись споры между греко-католиками и православными за обладание лаврой, которые завершились 1613 переходом лавры в собственность православной церкви. В этот период К.-П.Л. продолжала оставаться центром украинской культурно-образовательной жизни. Здесь заключался основан в 13 в. «Киево-Печерский Патерик» важный источник к истории украинских земель. В 1615 архимандрит монастыря Е. Плетенецкий основал при монастыре типографию. В 17 в. было опубликовано 117 изданий, среди которых - произведения П. Могилы, И. Гизеля, Барановича, И. Галятовского и других известных авторов. В 1631 митрополит Петр Могила открыл при К.-П.Л. школу, объединившись со школой Киевского братства дала начало Киево-Могилянской Академии. После включения Украины в состав Московского государства, во второй пол. 17 в., Началось наступление на права К.-П.Л. со стороны Московских Патриархов. В 1688 лавра получила права ставропигии от патриарха и была изъята из-под юрисдикции Киевского митрополита. В 1720 царское правительство запретило печатать книги на украинском языке, что принесло значительные убытки монастырю. В 1786 секуляризованная лаврских имения (монастырь переведен на государственное содержание), отменено древнее правило, когда вся братия выбирала Духовный Собор, который управлял делами К.-П.Л. Постепенно проводилась политика русификации монастыря, как и всей церковной жизни в Украине. После установки советского режима в Украине К.-П.Л. постоянно подвергалась репрессиям со стороны властей. В 1921-22 большинство драгоценностей и художественных ценностей лавры было конфисковано.

На территории лавры за ее многовековую историю создался целостный архитектурный ансамбль. Древнейшими памятниками были Успенский собор (1073-78, разрушен советскими подпольщиками 3.11.1941) и Троицкая надвратная церковь (1108). Ряд церквей было построено в 16-18 вв. на средства украинских гетманов и представителей казацкой старшины. Большая Лаврская колокольня (высота 96,5 м) построена в 1731-45 архитектором Г. Шеделем, ряд сооружений построены по проектам лаврского архитектора

С. Ковнира. 26.9.1936 территорию К.-П.Л. был объявлен государственным историко-культурным заповедником, все ее ценности национализированы. На его территории (всего 22 га) находится более 30 памятников архитектуры, функционируют ряд известных музеев, в т.ч. Музей исторических драгоценностей Украины и др.. В послевоенные годы уничтожены войной лаврские сооружения были отстроены и восстановлены. Возобновлена ​​деятельность мужского монастыря Русской Православной Церкви. Во второй половине. 1980-х гг часть территории и зданий К.-П.Л. была передана церкви. Теперь на территории К.-П.Л. находится резиденция главы Украинской Православной Церкви (в каноническом единстве с Московским Патриархатом) » [12] .

Вот именно на такой основе, в окружении такого духовного среды Г. Сковорода применил собственную народно-жизненную философему универсалистского определения вечного и тленного. «В 1764 году друг его вознамерился поехать в Киев для любопытства. Сковорода решился сопутствовать ему, куда и отправились они в августе месяце.

По приезде туда, при обозревания древностей тамошних, Сковорода бил ему истолкователя истории места, нравов и древних обычаев и побудители к подражанию духовнаго благочестия почивающих тамо усобших святых, ки не жизни живаго монашества.

Многие из соучеников его бывших, из знакомых, из родственников, будучи тогда монахами в Печерской лавре, напали на него неотступно, говоря <кругом>:

- Полно бродит по свету! Пора пристать к гавани, нам известны твои таланты, святая лавра приймет //я, аки иметь свое чадо, ты будешь столб церькви и украшение обители.

- Ах, преподобный! - Возразил он с горячностию, - я столботворения умножит собой не хочу, довольно и вас, столбов <неотесанных> во храме Божием.

... «Риза, риза! Коль немногих ты опреподобила! Коль многих <окаянствовала> очаровала. Мир ловит людей разными сетями Накрываем оныя богатствами, честьмы, славой, друзьями, знакомства, покровительством, выгода, утех и святынею, но всех нещастнее сеть последняя. Блажен, кто святость сердца, то есть щастие свое, НЕ сокрыл в ризу, но в волю Господню! » [13] .

А еще до этого, упомянутой М.Ковалинським события, подобное событие произошло в 1760 по предложению Белгородского епископа Иоасафа Миткевича, переданную философу игуменом Гервасием Якубовичем, о принятии монашеского пострига и содействии в церковной кар 'ери, украинский философ , давая отрицательный ответ, сформулировал действующие установки истинной жизни человека, которые удивительным образом отражаются казацким мировоззренческим уставом и обычными измерениями жизни большинства украинского населения: «Он, Выслушав СИЭ, возревновал по истинно и сказал Гервасию:« Разве вы хотите, чтобы и я умножила число фарисеев? Ежте жирно, пейте сладко, Одевайтесь мягко и монашествуйте! А Сковорода полагает монашество в жизни //нестяжательной, малодовольстве, воздержносты, в лишениы всего ненужнаго, дабы приобресть всенужньйшее, в отвержениы всех прихотей, дабы сохранить себя самаго в целости, во обузданиы самолюбия, дабы удобнее выполнить заповедь любви к ближнему, в исканиы славы Божиим, а не славы человеческой » [14] .



[1] Небо Украины. Поэтическая антология. - К.: Украинский писатель, 2001. - Кн. 1.

[2] Плачинда С. Словарь древнеукраинской мифологии. - Ивано-Франковск, 2007. - 240 с.

[3] Афанасьев А. Поэтические воззрения славян на природу. - 1865.

[4] КунМ. Легенды и мифы древней Греции. - М., 1967.

[5] Кононенко П. Село в украинской литературе. - М.: Сов. писатель, 1984. - С. 55-56.

[6] Украинский мифология. - М.: Просвещение, 2002. - С. 5.

[7] Ефремов С. История украинского писательства.

[8] Украинские народные песни. В 2-х т. - М.:, 1964.

[9] Кононенко П., Кононенко Т. Сковорода и Толстой //Украиноведение. - 2003. - Число 4 (9).

- С. 317-321.

[10] Ковальенский М.И. Жизнь Григория Сковороды //Григорий Сковорода. Сочинения в двух томах.

- М., 1961. - Т. 2. - С. 517.

[11] Там же. - С. 510.

[13] Ковальенский М.И. Жизнь Григория Сковороды //Григорий Сковорода. Сочинения в двух томах.

- М., 1961. - Т. 2. - С. 509-510.

[14] Там же. - С. 498.