Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
Украиноведения как фактор легитимизации УКРАИНСТВА В МИРОВОМ ПРОСТРАНСТВЕ
статті - Наукові публікації

Гомотюк А.Е. (Тернополь)

В статье исследуется украиноведение как фактор легитимизации украинства в мировом пространстве. Автор убежден, что украиноведение должно утвердиться не только в Украине, но и за ее пределами.

Судьбу украинской нации сопровождали кровавые события, измены проводников, иногда бездумные анархические выступления общественности, междоусобицы и споры. Период собственно украинской государственности был довольно кратковременным, не создавал благоприятных условий для государственной материальной поддержки украинской науке. Поэтому украиноведение, что начинает концептуально оформляться конце XIX - начале ХХ в. развивалось скорее вопреки магистральным культурно-научным планам существующих государств. Б.Лепкий, давая краткий историографический обзор истории украинской литературы ("Набросок истории украинской литературы", Коломыя, 1912 г.), отмечал, что не можем похвастаться тем, что сделали другие народы, но "как взять под внимание наши печальные национально-культурные отношения, то и перед теми трудами надо голову склонить. Не знаю, есть второй народ, который строил бы свою народную святыню с таким трудом и с такими препятствиями, как наш. Разбитый между чужие государства, преследуемый чужими и своими, муссов он не раз доказывать то, на что собственно доказательств не надо, (например обособленность народа и языка), должен был создавать науку и писательство не тогда, когда творят другие, Т.Е. среди мира, только среди боя в народную жизнь и его достоинство. То что государственные народы получают из государственных фондов (библиотеки, музеи и т. д.) Украинский вынуждены збираты мероприятиями и жертвами единиц, а за что в других платят хлебом (научные и публицистические гонорары) у нас платили камнем. Отсюда в счастливых народов более профессионализма, у нас больше дилетантизму больше ... потерянных сил и заведенных надежд. Но сумма всего этого свидетельствует как раз о большой жизненисть украинского народа, а его литературе предоставляет особного характера. От нее слышать больше кровью, слизмы, грустью, вообще жизнь, а меньшим бумагой .... " [1] От себя добавим, что украиновед Б.Лепкий, как и многие другие ученых, литераторов, писателей, художников, несмотря на то, что были "воспитателями" общественно-политической жизни [2] , способствовали научному осмыслению украинской бытия, сохранению генетического и исторического кода украинской нации, становились неофициальным послами украинства в международном пространстве, выполняя функции, к сожалению, несуществующего государства.

Пальма первенства, имея в виду в научном смысле, принадлежит, бесспорно, Драгоманову, пытавшегося синтезировать украинский опыт с прогрессивными направлениями мировой науки, вписать Украину в европейское научное пространство. Проблемы украиноведения ученый решал в контексте отношений нашей страны с соседними государствами, прежде всего с Польшей и Россией. И. Франко отмечал, что 70-80-е годы XIX в. останутся периодом преимущественного влияния Драгоманова, хотя влияние его деятельности и мыслей продлится "дольше и войдет в большой части как основа будущего программы работы на украинском грунте" [3] . В лице Драгоманова Европа впервые увидела новый тип личности - сознательного европейца и не менее сознательного украинского. Можно утверждать, что главная часть работ М. Драгоманова, а особенно его знаменитые критически публицистические статьи, такие как "Историческая Польша и великорусская демократия", "Свободный союз", "Странные мысли", "Письма в Надднепрянское Украины" были не чем как мотивировкой, выяснением этой синтезы - сознательного постепенного европейства и вместе с этим сознательного украинства [4] . На расширении духа свободы, на ознакомлении украинского народа с сущностью существования других народов, популяризации украинской культуры за рубежом, изучении украинского бытия в контексте мировой истории была сконцентрирована творческая работа великого ученого.

Так, отводя значительное место в истории Украины периода казачества, очерчивая положительные и отрицательные моменты украинского-московского договора 1654 г., ученый резюмировал, что Мартовские статьи предусматривали тот путь развития, по которому шли европейские государства и были противоположны московским порядкам. Вдумчивый анализ украинского прошлого давал возможность вывода о своем политическом сценарий, пусть и автономный, о своем месте в европейском пространстве, поэтому и стал автором первой политической доктрины украинства. Важным для получения политической независимости считалось наличие международной поддержки. Первые шаги в этом направлении сделаны также именно им, публикуя иностранными языками исторические, этнографические, фольклорные разведки, ученый пытался привлечь внимание европейской общественности к Украине. Правда, довольно одиночно звучали среди парижской ученого сообщества протесты против ограничений украинского языка. Открывая «окно» в Украине для Европы и Европу для Украины, украиновед искал благоприятных внешних обстоятельств для самореализации украинского.

Именно путем общественной и научно-культурной деятельности творческая украинская элита пыталась утверждать самобытность украинского народа и его культуры в мировом и европейской общественности. Энциклопедии тогдашней Европы не знали об Украине. Франко один из первых начинал заполнять эти "белые пятна". В частности, целью его разведки "Украинская-русская (малороссийский) литература" (1898) было подать "подробнейшим информацию широким славянским кругам о нынешнем состоянии, достижения и г?? Ные направления малорусского национального развития ... и показать, чем это развитие может быть интересен для остальных славян " [5] . Это было очень важно в условиях, когда делались попытки доказать, что «... никакой украинской литературы нет, а есть только горстка фантастов-писателей» [6] . Франко доказал, что малороссийский литература не тождественна великорусской, что она существует независимо от желаний великорусской. Как литература самобытного народа она, по примеру И. Котляревского, вобрала сначала европейский дух, "процеженный великорусским цедилку", но вскоре после наполеоновских войн сама навязала прямые и живые контакты с Западной Европой и стала по форме, языком и содержанием литературой модерновой, европейской, в ней заметное эхо тех принципиальных вопросов индивидуального и общественной жизни, которые волновали душу тогдашней цивилизованного человека, и она с собственного почвы, из народной жизни пыталась предоставить им оригинальную форму и найти на них оригинальный ответ [7] . Следует отметить и публикации 80-х годов И. Франко в польскоязычной прессе, что с одной стороны были способом заработка, а с другой - и это для нас главным, обнародование украинских произведений знакомили польскую читательскую аудиторию с достижениями украинской культуры, а предоставлена ​​возможность убеждает нас в должном уровне ведущих представителей украинской литературы.

К сожалению, проблема поддержания мало-мальски соответствующего уровня существования, которое бы создавало условия для научной работы, была характерной чертой творчества большинства украиноведов. Ф. Вовк, известный этнолог, антрополог, в письме к М. Грушевского от 4 октября 1895 подчеркивал, что о "зарабатывании научной работой пока ничего говорить" [8] . Однако научные украиноведческие студии не прерывались, чтобы "понемногу заводить украинский труд к общему европейской науки, чтобы как можно чаще напоминать людям, что есть на свете Украины и чтобы добиться назначения.Создание ее если не в политике то хотя в науке. И по правде Вам говоря, не мало же радуюсь когда в конце каждого года в Азбучное указателях № № этих изданий ("Revue des Traditions Populaires", "Melusine", "Folklor", "I" Antropologie "- А.Г.) вижу несколько ленточек круг слова. Пока мы дождемся, что наши научные труды читать по-украинскому, нам нужно самим идти навстречу европейской науки и стремиться к тому, чтобы она нас принимали как своих. Это на мой взгляд очень стоит того чтобы поработать хотя - бы и даром " [9] . Параллельно с письмом к М. Грушевского пересылались отпечатки с "Grande Encyclopedie" со статьями о Киев, Харьков, П. Кулиша, Н. Костомарова, потому Ф. Вовк был постоянным корреспондентом справочно-энциклопедических изданий Франции, на протяжении многих десятилетий пользовались большой популярностью в Европе.

Именно Ф. Вовк давал концептуальные и методологические советы по организации антропологической и этнографической работы в Научном обществе им. Т. Шевченко, что стало логическим продолжением традиций Острожской и Киево-Могилянской академий, Львовского, Харьковского, Киевского университетов, использование западноевропейского опыта организации науки и объект соединяло в своей организационной структуре таких великанов украиноведческой мысли как И. Франко, М. Грушевский, М . Гнатюк, С. Кузеля, М. Кордубе, В. Герасимчук, И. Крипьякевич, И. Джиджора, В. Дорошенко, М. Возняка, Ф. Колессы, В. Левицкого и многих других. Достаточно хорошо понималось в НОШ, в частности его председателем М. Грушевским, значение популяризации такой еще молодой украиноведческой науки. С 1900 г. по инициативе М. Грушевского началось издание информационного бюллетеня "Хроника НОШ" на украинском и немецком языках. Значительно выросли книжные фонды НОШ после опубликования Ѵ-го тома "Записок ..." с французско-украинского циркуляром с предложением обмена (по состоянию на 1902 количество книг увеличилось в 20 раз) [10] . "Доказательством уважения, - как отмечалось в« Обращении комитета НОШ к общественности в деле сбора денег для образования Украинской Академии наук (1897) ", - которую вы приобретает Общество в научных кругах, могут служить рецензии на его издание, появились в научных изданиях немецких , французских, российских, польских и т.п., а также обмен издательствами с иньши научными обществами и учреждениями: тех несколько лет их дошло до 50 ... " [11] Свидетельством роста международного авторитета НОШ была положительная динамика движения обменной продукции - с 50 на 1897 до 235 на 1911 возросло количество научных институтов и издательств, с которыми осуществлялись непосредственные отношения, не включая присланных журналов обще-литературного и политического характера [12] . Выход Шевченко во международное научное пространство показала участие библиографического бюро в "Библиографии Славяноведения", которую выдавала Петербургская академия наук, подав указатель литературы по украиноведения [13] . Личные контакты украиноведов НОШ со своими зарубежными коллегами, членами НОШ, бесспорно, обуславливали к популяризации украинского слова, до начала утверждения украинства в международном пространстве. Членство в обществе А. Йенсена, В. Ягича

А. Эйнштейна, М. Планка, А. Иоффе, Т. Масарика и др.. подтверждало рост международного значения украинской науки. Очевидно, это был способ пролонгированного действия, например, впоследствии наблюдаться поддержка украинькои политической и научной эмиграции в Чехии Т. Масариком. А опыт организации научной работы перенесены на деятельность Украинского научного общества в Киеве (1907 - 1921) с широким уведомлением международного сообщества «... новыми достижениями украиноведения» [14] .

Несмотря на попытки украинской научной интеллигенции легитимизировать украинство, к событиям Первой мировой войны, Украинская национально-освободительной революции 1917 - 1921 рр. большая часть европейской (подразумевается неславянской) сообщества не очень ориентировалась в украинских проблемах. Едва ли не первыми попытками на украинском-польской проблематику относительно Восточной Галиции были публикации в "British Review" за 1915 г. (на счет украинского отмечалось, что их "национальное сознание" разбужена и "они добиваются прав на самостоятельное развитие") [15] . Научные монографии английских профессоров, как правило, больше ориентировались на немецкоязычные источники, считая украинское движение выдумкой австрийцев или поляков [16] . Но даже эти иноязычные публикации констатировали, что "примерно в середине прошлого века ... небольшая группа русинских ученых и писателей заявили о праве населения Украины на отдельное национальное существование. Но должно было пройти аж тридцать или сорок лет, прежде чем этот украинский движение стало настолько серьезным политическим фактором, чтобы на него начали обращать ", - писал дублинский профессор истории В. Элисон Филипс в книге" Польша ".

К. Грушевская, которая переводила на французский язык украинские народные думы, подчеркивала, что до 1917 г. очень мало "в нашей художественной литературы известно вне круга украинских читателей", немало лучших писателей ожидали в 1917 г., чтобы выйти за пределы украинского или восточнославянских 'Славянского мира. Поэтому именно дочь академика Грушевского - основателя научного украиноведения - пыталась сделать немало для популяризации украинской народной культуры за рубежом. М. Грушевский во время работы в ВУАН, давая организационные установки этнографическом украиноведению в статье "Береження и исследования бытового и фольклорного материала как ответственное государственное задание" (1924), замечал необходимость изучения опыта молодыми исследователями в центрах социологических и историко-культурных исследований в Лондоне , Париже, Вашингтоне, Берлине. Только проектом на бумаге остались планы Грушевского по организации проблемно-тематических исследований о положении украинского в соседних странах - России, Беларуси, Польши, Словакии, Венгрии. Не стала действенной организована Комиссия украинского-молдавский.

Если сравнивать развитие украиноведения в 20-30-е гг. на территории советской Украины и Западной Украины, то заметным становится его концептуальное роста, утверждение его научных основ в структуре ВУАН, особенно в учреждениях под руководством М. Грушевского, расширение географии обществ и образовательных учреждений, а в Западной Украине, учитывая общественно- политической ситуации, разработка запретных тем в СССР, особенно отчетливо прослеживается в творчестве учеников М. Грушевского, открытость и мобильность с международной научной общественностью. Так, научные контакты со славянскими странами базировались на историко-культурных традициях и географической близости, способствовали развитию украиноведения и легитимизации украинства на международной арене. Несмотря на сложность материального положения, НОШ протяжении межвоенного периода делегировало своих представителей на международные форумы съезды славянских этнографов и географов в Праге в 1924 г., в Софии в 1937 году; историков - в Варшаве в 1933 г. и Цюрихе в 1938; византистив - в Риме в 1936 г. Активными участниками этих мероприятий были К. Студинский, В. Кубиевич, М. Кордубе, М. Чубатый, Я. Пастернак, Г. Зубик и др.. Довольно широко разведки западноукраинских ученых представлены в польских периодических изданиях. В 1935 г. Польское историческое общество во Львове начало печатания ежеквартальника "Земля Червенский", где обнародовано разведки С. Барвинского, А. Копыстянской, подавалась информация о деятельности НОШ [17] . Самым популярным был месячник "Движение славянский", в котором акцентировалось внимание на достижениях славянства в областях культуры. Именно в цем 2 в журнале представлена ​​информация в честь юбилея К. Студинского [18] . Чешские и словацкие периодические издания ("Словацкий обзор", "Славия") стали трибуной для западноукраинских ученых Р. Смаль-Стоцкого, В. Ваврика, К. Студинского, Я. Чекановского. Ученых НОШ приглашали к сотрудничеству в университет Братиславы с целью детального изучения Подкарпатской Руси. Стоит отметить, что материальная научная база Западной Украины была основой для многих европейских студий. Так, доктор Г. Боликдер из Швеции изучал этнографию Гуцульщины профессор Гоман из Германии изучал древнюю культуру Галичины, в отделе доисторической археологии работал археолог Карпентиер 1 из Австрии; в отделе этнографии - этнограф Далей из Великобритании и т.д.. Многие иностранные ученых написали именно во Львове свои диссертационные исследования, бесспорно, они базировались на украинском исходных материалах, служило популяризации сведений о Украине и убеждало европейскую научную общественность о самобытности и духовное богатство украинского народа.

Относительно этого направления стоит отметить деятельности украинозна?? Ющих ячеек в эмиграции, дополняли страницы книги бытия и самопознания и утверждения украинского народа. Украиноведческие исследования межвоенного периода развивались в сфере украинской истории, этнографии, филологии, искусствоведения, права и т.п.. Труды Д. Дорошенко,

В. Липинского, И. Огиенко, В. Старосольского, Д. Антоновича, В. Щербаковского, А. Колессы, С. Днестровского, В. Биднова, А. Яковлева, Лепкого, Р. Смаль-Стоцкого , Р. Лащенко, Б. Крупницкого А. Лотоцкого, С. краеугольного т.п., в общем как приднепровских, так и Надднестрянский репрезентантов, утверждали государственную парадигму в украиноведения, способствовали сближению украинства обеих частей единого целого, а через комплексное обработки широкого спектра дисциплин сделано уверенный шаг в решении проблем этногенеза украинского, обработки культурно-национальных основ будущей независимой Украины, сохранения памяти о событиях украинского национально-освободительной революции. Благодаря подвижничеству украиноведов УВАН, НОШ, УСУ, Украинского исторического общества, "Украинская историка", а особенно деятельности А. Оглоблина, Л. Вынаря, многочисленных украиноведческих ячеек в Западной Европе, США, Канаде путем развертывания научных исследований, общения на уровне международных конференций и конгрессов, обнародование украиноведческой информации в периодических органах, основания культурно-образовательных обществ и учреждений давало шанс для сохранения государственно потенциала, формирование нового поколения украиноведов, утверждения украинства в мировом интеллектуальном пространстве.

ли иссякли задачи украиноведения с получением Украиной независимости? Уверена, что нет. Восстановление государственной независимости способствовало формированию качественно нового политического, экономического и интеллектуального почву для развития украиноведения как интегрированной системы знаний об Украине и украинском в структуре украиноведческих научных центров. Концептуальный продвижение и развитие украиноведения осуществляется в структуре Научно-исследовательского института украиноведения МОН Украины, Института украиноведения им. И. Крипякевича НАН Украины, Центра украиноведения КНУ имени Тараса Шевченко, многочисленных учреждений, способствующих утверждению составляющих украиноведения, кафедр украиноведения, Ассоциации украиноведов т.п.. Деятельность Международной ассоциации украинистов, ежегодные международные украиноведческие конференции и конгрессы на базе НИИ украиноведения МОН Украины, международные конгрессы историков, украиноведческие конкурсы и т.д. служат популяризации украинского слова. Но довольно медленно идет процесс утверждения украиноведения как учебной дисциплины, оно не стало основой философии государственной национальной политики. Осознанное понимание властными структурами богатства национальных традиций, историософской основы бытия украинского народа, которое аккумулирует украиноведение, позволит ускорить преодоление экономической, политической и социальной кризисов общества. Успех государственного строительства, бесспорно, зависит от того, насколько другие нации, населяющих Украину, будут идентифицировать себя к украинскому народу, а это в свою очередь прямо связанными с развитием украиноведения вширь и вглубь, использованием положительного опыта предыдущих веков в популяризации научной украиноведческой информации. От уровня развития украиноведческих дисциплин, должного внимания со стороны государства зависит и воспитания национального сознательного молодого поколения. На сегодня добавляется как актуальная задача - утверждение украиноведения внутри Украины, его легитимизации на всех уровнях образовательного процесса с целью сохранения украинства на геополитической карте Европы как самостоятельного и независимого народа. Украиноведческие ценности стоит определить как методологический подход при составлении современных учебных программ. Наряду с профессионализмом для образовательных проектов имеют принципы гуманизма, демократии, права, национальности. Воспитание таким образом в украинской молодежи высокого уровня национального сознания, государственного мышления с учетом приобретенного опыта позволит свободно выбирать дальнейший путь исторического развития. Лишь в той нации перспективы развития и утверждения, который способен на "собственный взгляд" по различным аспектам своего бытия.




[1] Липкий Б. Набросок истории украинской литературы /Фотопередрук с Послесловие А. Горбача. - Мюнхен, 1991. - С. 21.

[2] Грушевский М. Несколько слов о его научное наследие и ее исследования. В двадцать пятый годовщину смерти А. М. Лазаревского //Украина. - 1927. - Кн. 4. - С. 5.

[3] Рипецкий С. Иван Франко и Михаил Драгоманов //Михаил Драгоманов в оценке выдающихся украинских граждан. - Нью-Йорк, 1967. - С. 17.

[4] Там же. - С. 18.

[5] Франко И. украинского-русская (малороссийский) литература //Франко И. Собр. соч.: В 50-ти т. - К.: Наукова думка, 1984. - Т. 41. - С. 74-75.

[6] Там же. - С. 76.

[7] Там же. - С. 84.

[8] Лист Ф. Вовка к М. Грушевского от 31 января 1896 //Переписка Михаила Грушевского /Ред. Г. Майборода, В. Наумко, Г. Бурлака, И. Гирич. - М.; Нью-Йорк; Париж; Львов; Торонто, 2001. - С. 107.

[9] 3 Там же. - С. 106.

[10] Гомотюк А.Взлет и трагедия украиноведения на рубеже эпох (90-е гг XIX - первая треть ХХ с; т.). - Тернополь, 2007. - С. 240.

[11] Обращение комитета НОШ в деле сбора денег для образования Украинской Академии наук (1897 г.) //Сохань П.С., Ульяновский В.И., Киржаев С.Н., М. С. Грушевский и Академия. - М.: Ин-т украинской археографии АН Украины, 1993. - С. 197.

[12] Центральный государственный исторический архив Украины во Львове, ф . 309, оп. 1, д.. 23, 29, л. 11.

[13] Дорошенко В. Научное общество им. Шевченко во Львове. - М., 1913. - С. 33.

[14] Хроника. Украинское научное общество в Киеве и историческая секция при Всеукраинской Академии Наук гг 1914-1923 //Украина. - 1924. - Кн. 4. - С. 181.

[15] Сирота Г. Восточная Галичина в британской общественной мысли и политике первой четверти ХХ века //Записки Научного общества имени Шевченко: Труды историко-философской секции. - Львов, 2002. - Т. ССХИИИИ. - С. 110.

[16] Там же. - С. 111.

[17] Biuietyn Polsko-Ukrainski. - 1935. - S. 453.

[18] Ruch Slowionski. - 1929. - K. ИИ. - S. 45.