Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
ТИПОЛОГИЯ жителей Славянска ЛИНИИ РАЗВИТИЯ
статті - Наукові публікації

Башкатов Ю.Ю. (Киев)

(по материалам I-V вв. н.э.)

В статье характеризуется типология жилищ славянской линии развития по материалам I-V вв. н.э. Эта типология позволяет создавать достаточно полную картину жилищного строительства, отслеживать информацию о миграционных воздействия, изменения населения, климатические воздействия и т.д..

Среди материального вида любой археологической культуры жилье занимает особое место. Оно является одной из важнейших сторон быта и культуры любого народа. Изучение жилья способствует решению многих проблем истории народа, начиная от этногенеза, общего хозяйства, семейного и общественного быта и к проблемам их духовной культуры. Именно поэтому над изучением жилья работают историки, археологи, этнографы. Однако, несмотря на единый объект исследований, все они используют различные методики. Имея определенное сходство задач, указанные ученые работают с разным уровнем сохранения объектов в целом и определяет возможности и методы исследования.

Процесс изучения жилищ наиболее сложный для археологов, поскольку мы имеем преимущественно дело даже не с остатками конструкций, а лишь со следами конструктивных особенностей. Именно поэтому проблеме изучения жилищ в археологической науке уделяется особое внимание.

Отправным пунктом в историографии специализированного изучения жилищ можно считать 50-е годы XX в. Условно ее можно разделить на несколько частей: публикация материалов раскопок; жилья, включены в описания археологических культур и, собственно, работы, посвященные изучению жилищ как отдельной категории археологического материала. К сожалению, именно последние публикации немногочисленны. К тому же, большинство работ было посвящено жилищам переддавньоруського и древнерусского периодов. К ним относятся труды Н.Н. Воронина 1 , 1.1. Ляпушкы на 2 , Б. А. Шрамко 3 , С.П. Юренко 4

Н.М. Кравченко, П. Стройное 5 , а также обобщающие монографии П.А. Раппопорта 6 и М.Г. Рабиновича 7 . Проблемы жилья I-V вв. изучал Е.В. Максимов, посвятивший исследованиям зарубинецкого жилья раздел монографии о зарубинецкой культуре Среднего Поднепровья 8 и часть обобщающей работы 9 . Зарубинецкой жилищам посвящен также раздел монографии С.П. Пачечным 10 . Выделил праславянские достопримечательности на Правобережье Днепра и описал их жилья Д.Н. Козак 11 . Вопросам позднезарубинецкие жилищного строительства и его дальнейшего развития много внимания уделили А.М. Обломський и Р.В. Терпиловский 12 . Многое было сделано ими и по изучению жилищ киевской культуры 13 . Следует упомянуть труды П.Н. Третьякова 14 , В.В. Седова 15 , Е.А. Горюнова 16 , посвященные второй-третьей четвертям I тыс. н.э. Огромный вклад в изучение жилищ V-VII вв. оказали работы Д. Барана 17 , И.П. Русановой 18 , А.Н. Приходнюк 1 .

Приведенный список ученых и работ далеко не полный. Как выше сказано, трудно найти археолога, который бы вообще не обращался к проблемам жилья. В целом большинство исследователей использовала жилье как один из аргументов для подтверждения той или иной теории. Выбиралось несколько эталонных объектов, которые и становились иллюстрацией, постепенно переходя из публикации в публикацию. В результате на конец 1990-х годов сложилась ситуация, в которой жилье практически перестало быть отдельным археологическим источником. Его роль была сведена к иллюстрации материального облика определенной археологической культуры. При этом значительно большее внимание уделялось вещевом и керамической комплексам, похоронном обряда.

Собственно, вопросы типологии жилищ I - V вв. освещены лишь в нескольких работах. Первой необходимо упомянуть кандидатскую диссертацию АИ. Журка [1] , которая полностью посвящена жилищам черняховской культуры. В качестве основного критерия типологии автор принял степень погруженности сооружений и, как следствие, выделил два принципиально разных типа - заглубленные и наземные жилища. Каждый из типов достаточно подробно рассмотрен и каталогизирован. В ряде случаев при сравнении использована конструкция стен. Углубленные сооружения автор разделил на полуземлянки и землянки, тогда как наземные - на каркасно-глинобитные и каменные.

Отметим, на наш взгляд, основные противоречия данной концепции. Они заложены уже в самих условиях классификации. Заглубленные жилья разделяются А. I. Журков по глубине, а наземные - по конструкции стен, методически неправильно. В то же время автор, выходя на уровень сравнения, постоянно использует конструкцию стен и для анализа углубленных жилищ, четко отражено в выводах работы. Таким образом, выбранные исследователем критерии классификации в дальнейшем оказываются недостаточными для обработки имеющегося массива информации.

Следующая типология жилья разработана А. Н. Обломським [2] для позднеримских сооружений Журавлихи Ольшанского и впоследствии применена им для классификации сооружений Днепровского Левобережья. За основу принята форма сооружений в плане, а также наличие и характер отопительной сооружения, детали конструкции стен и кровли: наличие столбовых ям и их расположение, характер пола (плоский или неровный, ступеньками, уступами «лежанками», с ямами-погребами и т.д.). Автор на основании формы сооружения выделил три класса жилищ (прямоугольные, овальные, круглые), в пределах которых выделено три типа (без отопительной сооружения, с открытым очагом, с печами-каминами), шесть вариантов (по характеру пола) и шесть разновидностей (по расположением столбовых ям). Всего на основании анализа жеИтел в пределах памятников киевской и черняховской культур для Днепровского Левобережья выделено 43 таксоны.

На наш взгляд, эта схема, подробно учитывает практически все археологические признаки сооружений, наиболее пригодна для первичного описания объектов. Применение же ее для сравнительного анализа является несколько проблематичным. Во-первых, многие таксонов представлены единому образцу. Во-вторых, как указывает А.М. Обломський в той же работы (с. 52): «Традиции сооружений и планировка киевских и Черняховск полуземлянок во многом совпадают, но не менее существенны и различия». Далее акцент делается на конструкцию стен. Мы считаем, что очень целесообразно составлять типологию, используя данные как по жилищах, так и по хозяйственных постройках. Последние все же требуют отдельного рассмотрения.

Таким образом, эта типология является скорее описательной. Ни в коем случае не предлагая отказаться от нее, все же следует отметить, что она имеет региональный характер и применение ее, например, в Среднем Поднепровье было бы нецелесообразным через региональную специфику жилищного строительства киевской культуры. Для учета некоторых нюансов было бы необходимо очередное расширение типологии и, соответственно, ее осложнения.

Следующей, и на данный момент последней, является типология, предложенная в кандидатской диссертации Г.Л. Земцова «Жилые и хозяйственные постройки лесостепном Днепро-Донского междуречья в первой половине I тыс.. н.э. » [3] . Особенностью этой работы является попытка изучения крупных групп сооружений, выделенных путем типологизации, четкое разделение сооружений на жилые и хозяйственные, а также анализ региональных особенностей жилищного строительства. В результате было предложено выделение двух типов сооружений: наземных зданий и сооружений с углубленным котлованом. Заглубленные сооружения разделены на жилые и хозяйственные из подтипами, выделенными на основании формы котлована и конструктивных особенностей (наличие /отсутствие опорных столбов, хозяйственных ям, отопительных сооружений).

Работа интересна тем, что исследователь предпринял попытку создания крупных региональных баз данных по местам обитания и проведения их сравнительного анализа. Однако при разработке предложенной здесь типологии использован традиционный подход разделения сооружений по глубине и региональными конструктивными особенностями. Отсутствует четкое обоснование критериев классификации. А регионализм исследования не позволяет использовать эту типологию при анализе полного объема данных киевской и черняховской культур.

Все три подхода к разработке типологии жилищ имеют как свои преимущества, так и недостатки. Всех их объединяют привязки к определенным археологических культур и для двух последних работ, создание типологии на основе локальных вариантов. Таким образом, отсекается часть материалов, эт 'связанных с другими синхронными и смежными археологическими культурами или регионами. На наш взгляд, перед исследователями жилищного строительства возникают две проблемы. Первой и главной является совершенствование методик исследования, второй - создание максимально универсальной типологии, что позволит работать с более широкими базами данных, чем отдельные культуры или их локальные варианты.

В археологии чаще применяются методы ретроспективы и перспективы. Первый предполагает исследование от известного по нисходящей (вниз по хронологическому срезом). Он является основным при изучении проблем этноса и ранней истории славян. Это стало возможным из-за четкое определение собственно славянских культур на уровне VII - VIII вв. Метод перспективы применяется для сравнения происхождения, трансформаций и дальнейшего развития археологических культур.

Оба метода имеют как преимущества, так и недостатки. Проблемными для обоих есть точки отсчета. Далеко не всегда есть письменные источники, с которыми можно соотнести ту или иную археологическую культуру. Также следует учесть, что метод археологической ретроспективы ограничен временными рамками: чем дальше мы удаляемся по хронологической шкале от начального пункта, тем выше погрешность. В общем, при его использовании больше внимания уделяется общей схожести вида материальной культуры, чем конкретным деталям. Однако метод исторической ретроспективы позволяет создавать этнические реконструкции на основе археологических данных. Метод перспективы менее пригоден для исторических реконструкций, поскольку более ориентирован на изучение и сравнение конкретного археологического материала, жилищ, керамики, вещей и погребального обряда.

Новизна задачи, стоящей перед автором, заключается в анализе жилищ славянской линии развития первой половины I тыс. н.э. на территории Украины, расширяет территориальные рамки исследования, количество археологических культур и объектов, привлеченных к анализу. Поэтому целесообразно будет воспользоваться синтезом из методов ретроспективы и перспективы. Первый применить для определения необходимых для данного исследования археологических культур, а также территориальных и хронологических рамок. Для изучения же жилищ использовать метод перспективы. В такой комбинации они взаимодополняют друг друга. На данный момент, опираясь на археологические данные и письменные источники, методом исторической ретроспективы выделено археологические культуры, приняли участие в славянском этногенезе. К I - V вв. принадлежат финал зарубинецкой культуры, памятники позднезарубинецкие круга, Зубрицкая группа, киевская культура, часть черняховских памятников Поднестровья, некоторые поселения Среднего Поднепровья и Днепровского Левобережья, ранние памятники пражской, колочинскои и Пеньковскийй культур. Эта концепция развития славян сейчас поддерживается большинством исследователей [4] . Соответственно, для исследования проблемы происхождения и развития жилья необходимо проанализировать жилстроительство культур, приняли участие в славянском этногенезе.

рассматриваться преимущественно памятники, расположенные на территории Украины, с привлечением и некоторых поселений, расположенных на территориях

Беларуси и России. В целом же территориальные рамки определяются ареалами данных археологических культур.

Xронологични рамки I - V вв. обусловлены тем, что на рубеже тысячелетий происходит кризис зарубинецкой культуры, приводит к изменению территории ее распространения и изменений в хозяйственной и культурной традиции. В частности, меняется тип жилья. Позднезарубинецкие и частично Зубрицкая группы, наследуют ее, в свою очередь, становятся основой для праславянских памятников римского времени. Верхняя дата - V вв. определяется финалом формирования славян и их расселением территории Европы началось в VI в.

Анализируя работы других исследователей в рамках данной проблематики и обратившись к этнографическим источникам, было решено воспользоваться дихотомическим принципу как основой деления на классы. Как главный критерий типологизации принято деление зданий на каркасные и с несущей стеной. В каркасной постройке весь вес кровли приходится на столбы каркаса, вертикальные или дополнены раскосами (фахверк), а заполнение пустот между ними (дощатое, плетеное, земляное, кирпичное и т.п.) несет только изолирующую функцию, но не работает на сжатие. Несущая стена в сооружениях второго класса работает на сжатие всей массой, потому кровля опирается на нее [5] . Даже в наше время на Украине выделяется пять зональных типов жилых домов, которые, в свою очередь, делятся на подтипы. Каждому из них соответствует жилье определенной традиционной конструкции [6] .

Конечно, может возникнуть справедливое возражение, что этнография работает с целыми комплексами, а археология только с их остатками. Однако следует учесть, что конечной целью изучения жилья по археологическим данным является его по возможности наиболее полная реконструкция. А ряд косвенных признаков позволяет во многих случаях с достаточной достоверностью говорить о конструкции стен. Так, признаками срубной конструкции будет более-менее правильная форма котлована, близкая к квадрату или не очень вытянутого прямоугольника. Возможно наличие нерегулярных столбовых ям, с некоторым отступлением от материковых стен. Это могут быть как следы ремонтов, так и детали интерьера.

Для каркасно-столбовой конструкции обязательны угловые столбы и возможные промежуточные. Столбы могут находиться вплотную к углам или материковых стен или на небольшом расстоянии от них (до 20 см) в зависимости от принципа заполнения пустого пространства. В любом случае их расположения будет регулярным.

Этнография, как и письменные источники, сохранили сакральное значение дома. К сожалению, большинство из обрядов, сопровождавших выбор места и собственно строительство жилья, невозможно зафиксировать археологическими методами, хотя часть из обрядов, сохранившихся явно достаточно древнюю историю. Важным моментом, зафиксированным этнографией, является то, что жилья в пределах одного поселения преимущественно имели одинаковую конструкцию. Различия в ней обычно объясняются или высоким уровнем благосостояния, социальным статусом, или наличием другой группы населения со своей житлобудивною традиции. В последнем случае различия могут со временем сгладиться [7] . Учитывая консервативность домостроительных традиций, можно предположить, что и в древние времена жилья на поселении были одинаковой конструкции. Поскольку факторы социального неравенства и серьезного имущественного расслоения для славян первой половины I тыс. н.э. скорее всего не являются характерными, то наличие на поселении жилищ различных конструкций может свидетельствовать об их разновозрастную застройку или о сосуществовании групп с разной житлобудивною традиции.

Анализ и проверка этой идеи целесообразны на однослойных памятниках, к сожалению, несколько проблематично из-за их недостаточной дослидженисть. При анализе многослойных памятников возможна некоторая погрешность, связанная с проблематичностью определения синхронности сооружений. Ниже будет приведена попытка подобного анализа. В целом же основной задачей типологии жилья, на наш взгляд, является создание максимально полных баз данных объектов с учетом археологических культур и их локальных вариантов в хронологическом срезе. То есть, выделяя определенную конструкцию жилья - назовем ее, допустим, «архетип», - наиболее характерную для конкретной территории и культуры, проследить ее дальнейшее распространение, развитие, изменение. Далее постараться определить с какими факторами это связано: природными (климатические изменения и связанные с ними изменения лесистости и водности территорий) или этнокультурными (культурное влияние или слияния с другой группой населения). Несомненно, эти исследования необходимо коррелировать с вещевым материалом и керамическим комплексом.

Как достаточно универсальную типологию мы можем предложить такую ​​схему. Критериями выделения основных таксонов выступают конструкция стен (класс, подкласс жилищ) и глубина котлована (тип жилищ).

В типологии учитываются главные для IV в. типа конструкции стен: несущая стена и каркасная конструкция (класс I и класс II соответственно). Несущая стена представлена ​​срубом (подкласс I-1), а в южных вариантах черняховской культуры - каменной кладкой (подкласс I-2). Каркасна конструкция стен тоже может быть представлена ​​несколькими вариантами: каркасно-столбовой (подкласс II-1), каркасно-Плетневым с глиняной обмазкой (подкласс II-2) и каркасной конструкцией с заведением (подкласс II-3). По глубине котлована жилья делятся на типы: землянки (с глубиной более 1 м), полуземлянки (0,4-1 м), сооружения из заглубленной полом (до 0,4 м), наземные сооружения (в отдельных случаях с заглубленной до 0, 1-0,2 м полом) и сооружения, где стены стоят над котлованом.

Введение категории сооружений с углубленным полом связано с тем, что, начиная с 50-х годов., у большинства исследователей [8] все сооружения со стенами, опущенными в котлован, априори считались полуземлянками, что, на наш взгляд, не совсем правильно. Проблеме искусственности термина «полуземлянка» посвящена статья 1 .

В предложенной типологии жилья не учитываются наличие и конструкция отопительных сооружений. Это связано с тем, что на протяжении большей части первой половины I тыс. н.э. их наличие в жилье не было обязательным. К тому же, характерной чертой является их разнообразие, как по виду, так и местом расположения. Скорее всего, наличие отопительных сооружений является культурно-региональной характеристикой.

Итогом нашего исследования стала следующая схема:

Класс I. Жилища с несущей конструкцией стен.

Подкласс I-1. Срубная конструкция стен.

Тип I-1-1. Наземные жилища.

Тип I-1-2. Жилища с углубленным полом.

Тип I-1-3. Полуземлянки.

Тип I-1-4. Землянки.

Тип I-1-5. Стены, стоящих над котлованом.

Подкласс I-2. Каменные стены.

Тип I-2-1. Наземные жилища.

Класс II. Жилища с каркасной конструкцией стен.

Подкласс II-1. Каркасно-столбовая конструкция стен.

Тип II -1-1. Наземные жилища.

Тип II -1-2. Жилища с углубленным полом.

Тип II -1-3. Полуземлянки.

Тип II -1-4. Землянки.

Тип II -1-5. Стены, стоящих над котлованом.

Подкласс II-2. Каркасно-Плетневым конструкция стен.

Тип II -2-1. Наземные жилища.

Тип II -2-2. Жилища с углубленным полом.

Тип II -2-3. Полуземлянки.

Тип II -2-4. Землянки.

Тип II -2-5. Стены, стоящих над котлованом.

Подкласс II-3. Каркасная конструкция стен с заведением.

Тип II -3-1. Наземные жилища.

Тип II -3-2. Жилища с углубленным полом.

Тип II -3-3. Полуземлянки.

Тип II -3-4. Землянки.

Тип II -3-5. Стены, стоящих над котлованом.

В описательную часть каждого из таксонов могут быть внесены дополнительные признаки, в частности касающиеся конструктивных особенностей жилья:

Волыни (I в. до н.э. - IV в. н.э.). - К.: Наукова думка, 1992; Терпиловский Р.В. Славяне Поднепровья в первой половине I тысячелетия н.э. - Lublin, 2004.

1 Ковалевский В.Н. Термин пола землянка (история появления и использование в современной науке) //Верхнедонской археологический сборник. - Липецк, 2001. - Вып. 2. - С. 180-184.

наличие и конструкция отопительных сооружений, центрального столба, материковых лежанок, ям-погребов и т.п..

Таким образом, мы получаем типологию, исходящая из главных объединяющих признаков, в определенной степени игнорируя вторичные. Группировка по ним позволяет создавать большие массивы данных по каждой археологической культуре, адекватно могут сравниваться между собой. На уровне отдельных культур типология позволяет создавать достаточно полную картину жилищного строительства и по возможности отслеживать изменения архетипа в пределах локальных вариантов. Это, в свою очередь, может дать информацию о миграционных воздействия, изменения населения или в некоторых случаях климатические воздействия.



[1] Журков А.И. Жилые сооружения племен Черняховской культуры: Автореф. дисс. ... канд. ист. наук. - М., 1983.

[2] Обломский А.М. Днепровское Лесостепное Левобережье. - М., 2002.

[3] Земцов Г.Л. Жилые и хозяйственные постройки лесостепном Днепро-Донского междуречья в первой половине I тыс.. н. э.: Автореф. дис. ... канд. ист. наук. - Липецк, 2004.

[4] Этнокультурная карта территории Украинской ССР в I тыс.. н.э. /Отв. ред. В.Д. Баран. - К.: Наукова думка, 1985; Славяне юго-восточной Европы в предгосударственный период: Сб. науч. тр. /Отв. ред. В.Д. Баран. - К.: Наукова думка, 1990; Славяне и их соседи в конце I тыс. до н.э. - Первой половине I тыс. н.э. /Отв. ред. И.П. Русанова, Э.А. Сымонович. - М.: Наука, 1993.

[5] Свод Этнографический понятий и терминов: Вып. 3: Материальная культура /Отв. ред. С.А. Арутюнов. - М.: Наука, 1989. - С. 39.

[6] Украинский прошлое: Ьгюстрований этнографический справочник /Гл. ред. С. Головко. - М.: Просвещение, 1993. - С. 9-15.

[7] Материальная культура компактных этнических групп на Украине. Жилище /Отв. ред. М.Г., Рабинович. - М.: Наука, 1979. - С. 16-17.

[8] Максимов Е.В. Среднее Поднепровье на рубеже нашей эры. - К.: Наукова думка, 1972; Баран В.Д. Черняховская культура. - К.: Наукова думка, 1981; Козак Д.Н. Этнокультурная история