Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
КОМПЛЕКСЫ пражских-КОРЧАЦКЕ КУЛЬТУРЫ ПОСЕЛЕНИЕ ОБУХОВ II
статті - Наукові публікації

Абашина Н.С. (Киев)

В статье рассматриваются жилья пражско-корчацкой культуры, исследованы на Киевщине. Определяется хронология этих комплексов, а также анализируется проблема распространения пам города склавинов в северных районах Среднего Поднепровья "я.

Великое расселение славян VI-VII вв. как особую эпоху в истории Евразии ученые рассматривали неоднократно. Впрочем, наиболее детальный анализ миграций словенских племен, учитывающий как движение антов (пеньковской культуры) и склавинов (пражско-корчацкой культуры) на Балканы, так и движения, направленные на северной мероприятие, Верхнее Поднепровье и Поволжье, содержится в работе В. Д. Барана "Древние славяне" (1998). Исследователь отмечает, что склеивания, представленные памятниками пражско-корчацкой культуры, наращивали свое присутствие на правом и левом берегах Днепра, постепенно смешиваясь с антами и ассимилируя их [1] .

Одной из самых восточных, а точнее, северо-восточных памятников пражско-корчацкой культуры является поселение Обухов II на р Стугна [2] . Поселение Обухов II многослойное. Здесь обнаружено более 50 объектов, относящихся к последовательным периодам развития древнеславянской культуры от III-IV ст. в VIII-IX вв. Период VI-VII вв. представлен комплексами пражско-корчацкой культуры. Исследованы четыре жилья пражско-корчацкой культуры (№ 26, 27, 28, 41), находившихся на Западной области поселения. Жилища 26 27 41 образовывали компактную группу, жилье 28 расположен в 120 м к юго-востоку от них.

Поселение Обухов II находится на правом берегу реки Стугна в 7 км от ее впадения в Днепр. Западная участок занимает склоны оврагов и береговую возвышенность (до 200 м над уровнем Днепра) реки Кобрин - притока Стугна. Культурный слой, практически не прерываясь, тянется от края высокого берега Кобрин вдоль склонов глубоких оврагов и балок, перерезают плато и выходят устьями в долину Кобрин и Стугна.

Жилье 26 исследовано на Западной области в 1972 г. (раскоп А) (рис. 1, 4). Это прямоугольное в плане полуземлянка размерами 3,8 х3, 2 м, ориентированная углами по сторонам света. Контуры котлована были зафиксированы на глубине 0,3 м от современной поверхности. Стенки вертикальные. В юго-западной части жилья на глубине 1-1,06 м от современной поверхности зафиксирована хорошо сохранен участок глинобитной пола размерами 2х1, 5 м. Каких-либо остатков строительных конструкций не обнаружено.

В северном углу жилья находилась округлая глиняная печь диаметром 0,4 м. Стенки печи сохранились на высоту 12 см, их толщина составляет 10 см. Черинь представляет собой слой обожженной глины, нанесенной на материковый останец, что почти совпадает с уровнем пола. Верхняя часть печи, как и северо-западная часть жилья, были повреждены гидротехническим траншеей. В центре жилища на расстоянии 1,2 м к югу от печи открыта хозяйственная яма грушевидной формы, диаметром в самой широкой части 0,52 м. Ее глубина от уровня пола составляет 0,36 г.

В заполнении жилья, кроме обломков лепной посуды, содержались пастовых бусина, железный нож со скошенной спинкой и фрагмент стенки красноглиняных византийской амфоры с мелким рифлением, нанесенным гребенчатым штампом. В керамическом комплексе выделяются два однотипных горшки с высокими плечиками и невысокой вертикальной шейкой.

Жилье 27 находилось в Западной области на расстоянии 6 м севернее жилья 26 и было исследовано в 1972 г. (раскоп А) (рис. 1, 1). Это почти квадратная в плане полуземлянка размерами 3,6 х3, 2 м, ориентированная углами по сторонам света. Контуры котлована зафиксированы на глубине 0,5 м от современной поверхности. Стенки котлована вертикальные, дно на глубине 0,8 м от современной поверхности. Материалы, свидетельствующие о конструкции стен, не обнаружены.

В северном углу жилья расположена подковообразная глиняная печь, частично вырезана из материкового суглинка. Черинь округлый в плане диаметром 0,8 м. Стенки имеют толщину до 10 см и сохранились на высоту до 25 см. Черинь находится на уровне пола и представляет собой слой хорошо обожженной глины. С запада к печи примыкает материковый останец шириной 40 см и высотой 20 см. Вероятно, он был опорой лежанки или скамьи. У останца обнаружен большой фрагмент лепного горшка с высокими плечиками и прямой короткой шейкой.


В центре жилища на полу найден железный нож со скошенной спинкой. В заполнении жилья содержались фрагменты лепной керамики (рис. 2, 1-7). Обращает внимание фрагмент красноглиняных византийской амфоры с мелким рифлением, нанесенным гребенчатым штампом, аналогичный найденному в жилье 26.

Жилье 28 находилось в Западной области в 120 м юго-восточнее жилищ 26 и 27. Оно исследовалось течение 1972-1973 гг (раскоп Б) (рис. 1, 2). Это почти квадратная в плане полуземлянка размерами 4,7 х4, 5 м. Жилье ориентированное стенами по сторонам света. Контуры котлована зафиксированы на глубине 0,5 м от современной поверхности. Стенки жилья вертикальные, дно на глубине 1 м от современной поверхности. В западной части котлована расчищено несколько небольших, вероятно, столбовых ямок, связанных с внутренней организацией жилого помещения.

В северо-западном углу жилья была глиняная печь округлая в плане диаметром 0,8 м. Стенки сохранились на высоту 18-27 см, их толщина составляет 15-20 см. Черинь представляет собой слой хорошо утрамбованной обожженной глины, находится почти на уровне пола. В печи обнаружены обломки лепных сосудов.

В заполнении жилья, кроме многочисленных фрагментив лепной керамики (рис. 3, 8-20), были найдены брусок, железный нож (рис. 3, 7), бусина из голубого стекла, инкрустированная белым и коричневой пастой (рис. 3, 3) и пять пряслиц ( рис. 3, 2, 3, 5-7), среди которых выделяется небольшое биконической формы с нанесенными знаками (рис. 3, 4) [3] . Особого внимания заслуживает найдена на полу жилья железная пряжка с прогнутой прямоугольной рамкой, слегка уплощенным в средней части. Язычок у нее плоский, свободный конец загнут, противоположный образует петлю. Рамка и язычок в разрезе прямоугольные (рис. 3, 1).

Удалось реконструировать два однотипных высокие стройные горшки с крутым выразительным плечом и резким переходом к небольшой, немного отогнутой шейки. К низу они резко сужаются. Диаметр горловины больше диаметра днища, но меньше максимального диаметра корпуса (рис. 3, 21, 22).

Жилье 41 находилось в Западной области на расстоянии 10 м к западу от жилья 27. Оно было исследовано в 1977 г. (раскоп В) (рис. 1, 3). Это небольшая почти квадратная в плане полуземлянка размерами 2,6 х2, 4 м, ориентированная углами по сторонам света. Контуры котлована зафиксированы на глубине 0,5 м от современной поверхности. Стенки котлована вертикальные, сохранились на высоту до 40 см. пол жилья находится на глубине 0,9 м от современной поверхности и представляет собой хорошо утрамбованный материковый суглинок.


У северо-восточной стены находилась глиняная печь округлой формы диаметром 0,85-0,9 м. Нижняя часть печи вырезана в материковом останцы. Внешняя часть стенок разрушена. Внутренняя часть, сохранившаяся на высоту до 20 см, представляет собой обожженную докрасна глину толщиной 5 см. Очевидно, часть свода и стенок обрушилась внутрь. Под печи поврежден. Сохранились небольшие фрагменты, представляющие собой хорошо утрамбованную глину, нанесенную на материковый останец и обожженную до желто-красного цвета. Черинь находился на уровне пола. Челюсти печи шириной 0,6 м обращены на юг. В западную стенку печи было вмурованной глиняное пряслице. В печи, под завалом обмазки на поде расчищены фрагменты трех лепных горшков и двух сковородок.

Посередине жилища были две хозяйственные ямы. Яма 1 округлая в плане диаметром 0,65 м, глубиной 0,27 м от уровня пола. Стенки вертикальные. Дно ровное, видно было обожжено. В заполнении содержались большие куски глиняной обмазки и обломки жаровни из светлой глины, а также фрагменты керамики, среди которых обращает на себя внимание часть лепного горшка с высокими плечиками, орнаментированного пальцевыми вдавливанию по венцах. Сверху в золистому слоя обнаружена многогранная стеклянная бусина синего цвета.

Яма 2 также округлая в плане диаметром 0,6 м глубиной 0,32 м от уровня пола. Стенки ямы внизу закруглены. В заполнении содержались три смутные фрагменты стенок лепных сосудов, куски обожженной глины, зола.

В заполнении жилья обнаружен обломок стенки красноглиняных византийской амфоры и три стеклянные бусины: многогранная синего цвета, полихромная сине-красного цвета, шаровидная золотистого цвета, а также более 250 фрагментов лепных сосудов - горшков и сковородок. Горшки в основном однотипные - с плечиками, расположенными в верхней части, с отогнутой или прямой невысокой шейкой, закругленными венцами, в ряде случаев орнаментированными пальцевыми вдавливания. Поверхность сосудов сглажено-шероховатая, в формовочной массе примесь шамота (рис. 2, 8-12).

Датировка комплексов VI-VII вв. базируется прежде всего на датировке железной пряжки с прогнутой прямоугольной рамкой из жилья 28. Аналогичные изделия распространены в памятниках аварского времени и по европейским аналогиями датируются VI-VII вв. Этим же временем датируются полихромные и многогранные бусины из голубого стекла (жилья 28, 41) и обломки красноглиняных ранневизантийских амфор с рифлением, что нанесенное гребенчатой ​​шаблону (жилья 26 27 41).

Особенностью этих жилищ являются глиняные печи, нижние части которых были вырезаны в материковом останцы. Глиняные печи обнаружены на некоторых поселениях пражско-корчацкой культуры Полесья и Западной Волыни (Репнев, Подрожье, Городок, Хотомель, Зозов). На Среднем Поднепровье комплексы пражско-корчацкой культуры с глиняными печами зафиксированы на Старокиевской горе и в Новых Безрадичах [4] . Однако в одном из жилищ поселения Обухов II не было найдено глиняных вальков, из которых преподавали своды печей, как в жилищах на поселениях Репнев II и III, Подрожье (жилье 7) [5] .

По наблюдениям В. Д. Барана, глиняные печи, вырезанные в материковом останцы в одном из углов жилья, появились на пражско-КОРЧАЦКЕ поселениях конце V-VI вв. За пределами пражско-корчацкой культуры они неизвестны. В конце VII - начале VIII в. (На Петровский этапе) этот тип печи с Западного Побужье перенесено в Поднепровье. И. П. Русанова также отмечала, что жилья с глиняными печами, 4 в конструкции которых отсутствуют глиняные вальки, датируются рубежом VII-VIII вв.

Периодизация многослойного поселения Обухов II значительной мере отражает основные этапы развития материальной культуры населения региона на протяжении I тыс. н. е. На этом поселении комплексам пражско-корчацкой культуры предшествующих ранньопенькивськи комплексы (в частности, жилье 4). К тому же, на раннесредневековом поселении Обухов VII, находится на расстоянии примерно 4 км юго-западнее поселения Обухов II, период V-VI вв. представлен комплексами пеньковской культуры, с которыми связан фрагмент(Игла с пружиной) высокой двучленной железной фибулы с сильно выступающим концом приемника. Следующий период в этом поселении - два жилья Сахновского типа конца VII-VIII вв. [6]

Таким образом, историко-культурная ситуация на Киевщине в 3-й четверти I тыс. н. е. отражает процессы, связанные с расселением склавинов. Комплексы из Обухова II, Новые Безрадичи и Оболони свидетельствуют, что пражско-КОРЧАЦКЕ культура распространяется в регионе в VII-VIII вв., Раньше, чем на Петровский этапе, изменяя пам палатки пеньковской культуры. К сожалению, отсутствие точно датированных комплексов не позволяет сейчас сузить хронологические рамки этого процесса.



[1] Баран В.Д. Древние славяне. - К., 1998. - С. 82-83.

[2] Этнокультурная карта территории Украинской ССР в I тыс.. н.э. - М., 1985. - С. 78-79.

[3] Кравченко Н.М., Абашина Н.С. Докириливський надпись на пряслица с раннеславянского поселения Обухов II //Археология. - 2001. - № 2. - С. 144-147.

[4] Кравченко Н.М. Исследование славянских памятников на Стугне //Славяне и Русь. - М., 1979. - С. 86-87.

[5] Баран В.Д. Ранние славяне между Днестром и Припятью. - М., 1972. - С. 25-27.

[6] Абашина Н.С. Раннеславянские поселения Обухов VII на Стугне //Археология. - 1986. - № 53. - С. 72-85.