Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
Экзистенциальные мотивы В ПОВЕСТИ Тодося Осьмачки «Ротонда душегубов»
статті - Наукові публікації

Касьян Л.Г. (Киев)

В статье обозначены основные черты экзистенциализма как философского течения и ее проявления в литературе, рассмотрены своеобразие экзистенциальных мотивов в повести Т. Осьмачки «Ротонда душегубов».

«Всматриваться следует глазами духа, потому что телесными глазами невозможно увидеть истину», - эти слова сказаны Гегелю более полутора веков назад, по нашему мнению, не лучше выражают единство понятий экзистенциализма и искусства как средства познания и воспроизведения окружающего мира. Есть два способа познания мира, первый заключается в том, что ученые доказывают определенные законы, явления, а их воспринимают и понимают единицы. Второй путь - опосредованный - художник апеллирует к воображению человека и влияет прежде всего на чувства. Его можно услышать и понять каждый.

Первую половину XX в. можно бы назвать заостренной болезнью человеческого духа. Две мировые войны, фашизм, сталинизм, голод, новейшая инквизиция на территории цивилизованной культурной Европы породили отчаяние, уныние и невыразимую тоску по утраченной равновесием души.

Экзистенциализм возникает как результат кризиса классического философствования, оказалась в осознании невозможности использования традиционных подходов и мировоззренчески-методологических ориентаций для решения новых вопросов, стоящих на переломном этапе развития.

В «литературоведческие словаре-справочнике» [1] экзистенциализм рассматривается как внутренне неоднородная система, основой которой являются идеи феноменолога Э.Гуссерля и экзистенциалиста Хайдеггера.

Экзистенциализм имел большое влияние на развитие литературы и искусства. Исследователь творчества Камю Д.Наливайко рассматривает экзистенциализм как «распространенный умонастроение, которому присущи общие мировоззренческие мотивы, родственные или близкие между собой. Ими занимается значительная часть интеллигенции ХХ века, в частности философы и писатели, и у них эти идеи, эти умонастроения находят конденсированное, но вовсе не доктринальное выражение. В этом выражении активная роль неизменно принадлежит субъект объективно-личностному фактору, что обусловливается самой природой экзистенциализма как мировоззренческой структуры » [2] .

Писатели стремятся понять истинные причины трагической неустроенности человеческой жизни, на первое место выдвигая категории абсурда бытия, страха, отчаяния, одиночества, страдания, смерти. Для них трагическое начало - иррациональное, универсальный способ бытия человека в обществе, потому что мир - абсурдный, ничто, а существование, экзистенция человека это «бытие для смерти» как единой цели и итоге существования.

Характерной чертой экзистенциализма является сосредоточенность на собственно личности, удаленной из любых систем интегрирования - религиозных, метафизических, социальных, политических и оставленной наедине с бытием. Личность, ее существование и есть реальность, основной и отправной точкой осмысления бытия. Однако экзистенциалисты все же считают жизнь немыслимым вне социума и связями с другими людьми. Как отмечает Д. Наливайко, «общественные отношения, исторические закономерности - это отдаленные абстракции, с которыми человек непосредственно не сталкивается в своем существовании, а собственно реальность существования - это жизненные ситуации, которые постоянно требуют выбора решения, линии поведения. Видя в свободе личности высшее жизненную ценность, экзистенциалисты толкуют существования человека как драму свободы, потому что на каждой фазе самоутверждения личности оно зависит от каждого ее выбора, каждого решения » [3] .

Человек как отдельно взятый индивид - это мыслящая, обречена на страдания существо «заброшена» в мир вещей и «других» людей, в мир равнодушен и даже враждебен, непостижимый. Мир пытается подавить индивидуальность, сделать ее частью общего безликого бытия. Это порождает в человеке чувство одиночества, тревоги, ужаса, сумму. Свобода рассматривается экзистенциалистами как фундаментальная характеристика человеческого существования. Однако существование может быть «истинным» и «псевдоистинним». Как правило, человек живет обычной, «псевдо истинным» жизнью, она вовлечена в серость бытия, она не субъект, а объект действий и решений «других». Однако в особые «момент просветления», когда случается разрыв привычного существования (болезнь, потеря близкого человека, страх смерти), перед человеком открывается занавес искусственности, неестественности того, чем она жила до сих пор, только после этого она начинает понимать свое существование как бытия-к-смерти и свое одиночество в мире, перед человеком возникают вопросы: «зачем жить» и «как жить»? Отвечая на них, человек должен обратиться к собственным внутренних ценностей, это и является причиной ее становления как свободного независимой личности. Личность у экзистенциалистов одинокая и самоцельная, ее бытие - это преимущественно противодействие среде, другом, а тем более - обществу, государству, которые отчуждают ее, стремятся превратить в орудие, средство или функцию. В этом заключается своеобразный гуманизм экзистенциалистов, которые по-своему защищают личность, ее свободу и самоценность в эпоху дегуманизации и тоталитаризма.

Среди писателей, которые одновременно выступают как философы-экзистенциалисты, существует несколько течений: религиозная (Г.Марсель), атеистическая (Ж Сартр, А. Камю, С. де Бовуар), онтологическая (М.Мерло-Понти ). Кроме французской литературы (Б.Виан, А. Мальро, некоторые аспекты Ж.Ануя «Антигона», 1942, «Жаворонок», 1952), распространенный в немецкой (Е.Носсак, поздний А.Деблин), английском (А.Мердок, В.Голдинг), испанском (М. де Унамуно), американской (Н.Мейлера, Дж.Болдуин), япОнский (Кобо Абэ) литературах.

В Украине экзистенциализм ярко проявился в 20-е годы в творчестве В.Пидмогильного, прозе И.Багряного, Т.Осьмачки, В. Барки, В. Шевчука, в поэзии представителей «нью-йоркской группы» в лирике

Стуса.

Феодосий Осьмачка - поэт, прозаик, переводчик. В его активе - семь поэтических сборников, три повести, переводы с Оскара Уайльда, Шекспира, воспоминания, афоризмы. Осьмачке выпало одно из самых оригинальных дарований литературы Расстрелянного Возрождения, а вместе с ним и удивительно исключительная судьба. «Он не единственный из плеяды выдающихся« двадцятникив »не поддался ни идеологическим приманки, ни террористической давлению чужого тоталитарного строя-обладателя, пройдя самые полицейские пытки, спасся физически, вышел во время Второй мировой войны в эмиграции и здесь договорил то, что не мог или не успел сказать дома и дал большой поэтический отчет за трагедию молодого возрождения народа » [4] .

Рядом с символизмом поэтику Осьмачки определяет художественный экзистенциализм. Ю. Шорох, анализируя повесть «Старший боярин» отмечает: «Никто не подобляючы, Осьмачка выдвинул в своей повести много такого, что выдвигали одновременно неизвестные ему современники из других стран, конечно, по-своему. Осьмачки взгляд на герметичную закрытость человеческих душ и невозможность их слияния тогда же во Франции обрабатывал Сартр; Осьмачки единство живых и мертвых, преобразования времени из календарного на сутний, тогда же в Америке вслед за Ли Мастерзу обрабатывал Т.Вайлдер. И много можно привести таких параллелей » [5] .

В духовном развитии нации место занимает разрушение десятилетиями создаваемого цензурно отшлифованного стереотипа провинциально-хуторянский литературы «младшего брата», поэтому особенно актуально звучат сейчас слова Чижевского: «Украинский культурный развитие должны признать составным элементом общеевропейского, украинскую культуру - элементом европейской целости, когда украинское культурное развитие проходил эти же стадии, что и европейский вообще, то не потому, что на Украине приходили извне "влияния", не потому, что на Украине оказывают «факторы», «факторы» чужого происхождения, а потому, что Украина которой часть европейской культурной целости пер еживае те же внутренние процессы, и целостность, к которой она принадлежит ».

Творчество Тодося Осьмачки следует рассматривать в контексте мировой литературы и мировой философской мысли, в частности экзистенциализма. Замечания о экзистенциальные мотивы в повести Т. Осьмачки "Ротонда душегубов", которые находим в трудах Н.Зборовськои [6] , Н.Колесниченко-Братик, А. Неживого [7] общие и обычно попутные. Хватает детальной разработки этого вопроса.

Проза Т.Осьмачки - весомая, самобытная, непохожая ни на какую другую страницу украинской эпики. «Старший боярин», «План ко двору», «Ротонда душегубов» - из всех произведений возникает синтезированный образ Украины, на который накладывается национальная психика, мифология, нравственность и образ украинского человека среди холодного бесконечности космоса. Писатель на примерах своих героев и собственной судьбы показал трагедию Украины XX ст.

Повесть «Ротонда душегубов» была написана осенью 1955 г. и впервые увидела свет в Канаде 1956 Это - летопись преступного уничтожения украинства в период принудительной коллективизации, т. н. раскулачивание, безосновательных арестов и политических обвинений. Длительно не только физическое и моральное уничтожение, обесценивались элементарные нормы бытия человека на земле.

Глубокий отчаяние человека перед непримиримостью времени и той бездной, из которой возникает жизнь и туда же исчезает, продолжает экзистенциальный характер повести, ярко выражен еще в «Старшему боярыни». Но тут за бытийной обреченностью просматривает роковая обреченность целой нации. Не к кому обратиться и негде искать спасения несчастной души. Мир предстает как бездна, поглощающая жизни человека: «Мы и погибаем раньше взгляд человеческий пролетает от одной вещи к другой, а Бог в своей непонятной величия нам не известен ни тогда, когда его космос погибает, ни тогда, когда он с ' появляется на свет. И отношение человеческой памяти рядом с вечной Божьей силой, и с бесконечной счетом его бытие страшнее чем бы какая-то комашинка сказала Карпатским горам, она такая, как они ... Страшная правда! .. и страшная дерзость и отчаяние! .. И все люди, казалось, держали такое понимание в своем подсознательном ощущении, так бездумно плакали, руководствуясь одним только отчаянием, что потери своих нельзя прекратить, ни стать свободным от потребностей этих потерь » [8] . Во вражеском, абсурдном мире, между двух разрушительных сил (чужими людьми, слугами дьявола кацапами, жидами и теми, что продали национальную душу), которые одновременно являются метафорой зла во всей его многоликости и непреодолимости находятся главные герои произведения - Иван Евсеевич Брус, Елена Антоновна , Евсей Брус, Гапуся.

Основным ощущением в повести мания преследования, основным действием является смерть или ожидание смерти. Герои постоянно находятся в «пограничной ситуации», то есть на «пределах возможностей существования», между жизнью и смертью, на границах «борьбы, случайности, страдания, вины».

Видное место среди философско-этических проблем, затронутых в повести, занимает проблема смерти, свободы и выбора.

Быть свободным значит быть самим собой. «Система» не только пытается уничтожить физически, но и разрушить внутренний мир, свободу человека. Старый Брус выбирает смерть, чтобы отстоять сной духовную независимость, освободиться от ужаса жизни. В художественном мире Т. Осьмачки страшна не столько смерть, сколько жизни в ее ожидании: «И самому, чтобы как уже погибать, то не в лекарственной комнате и не в какой-то там яме Гепевы, а умереть среди трав и хлебов, среди которых он прожил век, помогая им в землю входить зерном и помогая им расти и доходить спелого времени так же, как он делал это и скоте. И тот ужас, эта пустота человеческой жизни перед хлебами и травами ему и в смерть не будет страшна » [9] .

Чтобы освободиться от абсурдного мира, сохранить собственное я, Елена Антоновна выбирает самоубийство, для нее недопустимо служить в Чеке, не приемлемы их принципы: «она не могла допустить, чтобы такое и с ней случилось, это было бы вне всяких нормами ее сознание о добре и зле » [10] . Женщина чувствует свою обреченность, безысходность, но отстаивает свой духовный мир ценой жизни: «Ваш мир страшен. И моя маленькая уединение со старыми богами, такими как Христос, Гюго, Диккенс, мне милее, пожалуй, и всего мое бедное и беспрепятственно жизни » [11] .

Человек может отказаться от собственной свободы, перестать быть самим собой, стать, как все. Сергей Чудеев отказывается от себя, как личности, чтобы выжить, идет на компромисс с обществом: «А я хочу жить. А жить я могу только при тех обстоятельствах когда буду послушным силе, сейчас держит, на ладони всю Украину. Я не большевик, и в партии никогда не буду, но буду всем своим существом им помогать » [12] . Он добровольно становится винтиком страшной машины.

Иван Брус остро чувствует обреченность и безысходность человека в апокалиптической действительности, положение и обреченность всей нации. Он осознает, что «только тогда может быть живым не как писатель, а только как человек, когда послушно примет сплошь требования: и те, что написано в марксистских книгах, и те, которые чекисты будут набрасывать ему во время допросов еженедельно Гчы ежемесячно. .. » [13] . Герой становится перед выбором: смириться с действительностью, отказаться от своей сущности - осуществить нравственное самоубийство или через физическую смерть сохранить свободу. Он несет ответственность за свой выбор: «Я безоговорочное право на свою философию, но не насмерть, я имею для своего духа грунт, называется неволя нации, который меня удерживает от практических выводов в моей философии» [14] . Иван Евсеевич не может примириться с абсурдным миром - он протестует против него, выбирая путь страданий, путь бунта. «Против этих душогубських сил другая сила, в которой ни одна революция не споготовляла в борьбу. Эта сила, еще не испытываемая революциями есть слабость » [15] . Симулирование шизофрении становится спасением его духовной независимости. Герой Т.Осьмачки восстает против торжества зла и абсурда не потому, что надеется на коренные изменения бытия, он осознает бесполезность своего поступка, «И кто его героический сопротивление видеть, и кому он собой придаст нравственной силы? .. Ли кто сбоку возьмет сопротивление в горячее и сердечное увлечение, а самому Брусовые бросит в сознание о святости его маленького дела? .. Никто, никто и неоткуда ... » [16] . Но иначе поступать он не может. В этом заключается его высший моральный долг человека и его трагическая судьба: «Москва сознательно стоит своей гигантской силой против его маленькой и он, маленький, сознательно стоит перед ней, пока она его не раздавит. Значит, враг против врага, значит, он должен не охляваючы держать в душе поле боя всегда готовым встретить северо ужас » [17] . Это своеобразный протест против обреченности человека, против окончательного исчезновение ее из мира.

Ярко выраженный в повести мотив обреченности, беззащитности, одиночества, но не только как отчужденность одного человека от другого, а как одиночество всего человечества (нации), которое имеет его преодолевать, чтобы спастись. Елена Антоновна говорит Чудееву: «А старые священники понимают, что так они делают из жалости и к себе, и к людям, и он и они такие беззащитные перед смертью ... И что единственный день в год все вместе переживают победу над чувством обреченности ... Я думаю так и смотрю на вас, и думаю и о нашем народе которого сейчас никто не жалеет и отнимает у его добро, труд, и гонит самого зверски в тюрьмы, тяжелыми работы и на смерть ... И у вас, и у меня не хватит смелости пожалеть вслух нашу нацию. И я бы хотела и дорого бы заплатила за это ... просто жизнью, чтобы только я могла перед усим нашим народом пройти и перед каждым сказать: «Христос воскрес» и поцеловать, и услышать: «Воистину воскрес» [18] .

Через восприятие Иваном Овсиойовичем отца и его смерти раскрывается проблема вины: вины личной и вины национальной.

«Ротонда душегубов» - повесть многоплановая, многоплоскостная. Это рассказ о духовном и физическом геноциде в Украине, художественное воссоздание своеобразной борьбы между добром и злом, светом и тьмой. Это, по словам Ю.Лавриненко, агония и апофеоз борьбы человеческой души с огромной машиной обезличування и уничтожения человека.

В повести «Ротонда душегубов» доминантными являются такие экзистенциальные мотивы: обреченность, страх, одиночество, абсурд бытия, свобода, выбор, ответственность, бунт, созвучны с аналогичными мотивами в европейских литературах, но не заимствованные. Это не следствие влияния Ясперса или Хайдеггера, Сартра или Камю, экзистенциализм автора стихийно?? Идсвидомий, вызванный особенностями психики, мировосприятия писателя и условиями его жизни. Н.Зборовська указывает: «Произведения Осьмачки не что иное, как зматериализована словом душевная биография автора-творца, его душевная драма, где борьба с дьяволом - нарушенным равновесием души, тяжелым чувством тревоги и отчаяния, становится первоочередной экзистенциальным мотивом» [19] .

Экзистенциализм Т. Осьмачки прорастает из национальной почвы, поэтому весь комплекс вопросов, эт 'связанных с существованием индивида, писатель решает сквозь призму двух парадигм - национальной и экзистенционального, что, сливаясь, образуют философский ракурс под названием «бытия украинского человека в условиях колониальной агрессии ».

Сама история с ее извечной борьбой за национальное достоинство, отдельность требовала от украинского противопоставление собственного «я» окружающей действительности. Абсурдность поражений национальных соревнований, вечная дилемма выбора гражданской позиции способствовали утверждению экзистенциализма в украинском национальном мышлении.

И хотя Украина и человеку нет в Тодося Осьмачки ни выхода, но творится текст и, как утверждает Н.Зборовська, приводя слова Камю, произведение перестает быть безнадежно трагическим, поскольку придает смысл авторском жизни. И текст, как громоотвод от раненых души, превращает смертельную муку на жизненную победу.



[1] Литературоведческий словарь-справочник /Р. Громьяк, Ю.И. Кузнецов и др.. - М.: Академия, 1997. - С. 225.

[2] Наливайко Д. Трагический гуманизм Альбера Камю //Камю А . Избранные произведения. - К., 1991. - С. 14.

[3] Там же. - С. 13.

[4] Лавриненко Ю. Героические чувство вечной правды и красоты народа //Двоеслов. - 1995. - № 1. - С. 5.

[5] шорох. Над Украиной колокола гудят //Двоеслов. - 1995. - № 1. - С. 9-10.

[6] Зборовская Н. Демонизм как характерная черта прозаического дискурса Т. Осьмачки по повести «Старший боярин» //Молодая нация. - К, 1997. - № 5. - С. 127-131.; Зборовская Н. На пепелище сожженной души (По прозой Т.Осьмачки) //Современность. - 1997. - № 6. - С. 137144; Зборовская Н. Реальность субъективности и абсолют текста //Слово и время. - 1996. - № 11-12. - С. 34-39.

[7] Творчество и судьба Т.Осьмачки в контексте украинской литературы XX века: Материалы Всеукр. наук. конф., посвященной 100-летию со дня рождения Т.Осьмачки. 11

- 13 мая 1995. - Черкассы, 1995. - С. 64-67.

[8] Осьмачка Т. Ротонда душегубов //Осьмачка Т. Поэзии . Повести. - М.:. мысль, 2002. - С. 134.

[9] 2 Там же. - С. 144.

[10] Там же. - С. 156.

[11] 4 Там же. - С. 249.

[12] 5 Там же. - С. 287.

[13] 6 Там же. - С. 316.

[14] Там же. - С. 328.

[15] Там же. - С. 384.

[16] 2 Там же. - С. 387.

[17] Там же. - С. 392.

[18] 4 Там же. - С. 372.

[19] Зборовская Н. На пепелище сожженной души (По прозой Т . Осьмачки) //Современность. -

  1. - № 6. - С. 141.