Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
СИСТЕМНЫЙ АНАЛИЗ СОЦИАЛЬНОГО СРЕДЫ СРЕДНЕЙ ШКОЛЫ
статті - Наукові публікації

В статье представлено социальная среда средней школы глазами учителя-практика Степана Анисимовича Павленко, что позволяет по-другому взглянуть на школу, учеников, родителей, учителей, лучше их понять. Ведь когда образование в стране на высоком уровне, можно уверенно говорить о развитии и расцвет государства.

О системе образования в Украине сказано и написано немало. Есть множество различных, часто совершенно противоположных мнений относительно ее качества. С чем-то можно соглашаться, с чем-то - нет. Ведь школу, учителя часто изображают несколько односторонне. Особенно когда рассказчик от них далек, когда пишет с точки зрения или только отца, или только ученика, или только администратору. Однако ни у кого нет сомнения, что лучше о взаимоотношениях учителей и учеников, учителей и их руководства, учителей и родителей может сказать именно человек, для которого школа была частью ее жизни, человек, которому пришлось быть и учеником, и студентом, и учителем, и отцом.

С.А. Павленко отдал школе и школьникам более 30 лет своей жизни. Многие ученики с легкой руки наставника тоже последовали его путем, став украинским филологами. Некоторые, благодаря ему влюбившись в Слово, даже стали писателями. Поэтому сейчас хочется предложить исследования творческого наследия этой незаурядной личности именно как писателя-Учителя, сумел рассказать о своей профессии с таким пониманием и знанием дела, внимательному читателю откроются ее новые, доселе незамеченные грани.

начала посмотрим, каким же предстает перед нами в Павленкова рассказах учитель, педагог. Встречаем его в рассказе «И действительно, кто?": "А я смотрю на обычных, никем не воспетых, никакими наградами не отмеченных, никаких земных недостатков не лишенных учителей, смотрю на их лица озабочены, на руки наработанные и думаю:« Кто о них расскажет? Кто об их нелегкой счастье напишет так, как о непростой счастья доярки Василий Симоненко написал? » [1] .

Сколько тепла и любви в этих искренних строках! Автор, проработав не в одной школе, видел своих коллег в различных условиях, видел и хорошие их черты, и не очень. Он не стремится «отбелить», подрисовать для нас эту профессию, а только помогает раскрыть ее глубже, хочет понять сам, а заодно помочь и нам это сделать. Ведь тогда мы лучше поймем и психологию ученика (а с ней - собственную, кто же из нас не был им?), И наставника наших лучших в мире детей.

«Дорогой, хороший мой рядовой учитель! - Обращается автор к своим коллегам в зарисовке "Что чувствует рядовой учитель". - Не тебя за что в газетах величать - ну и что? Сказать искреннее тебе «спасибо» есть за что всегда.

Было бы только у кого желание спускаться - с понадхмарних высот - к тебе на землю ».

Есть мнение, что неблагодарная дело - лечить других и учить чужих детей. Можно с ней не согласиться, но стоит прислушаться, особенно когда речь идет об обучении. И здесь речь идет не столько о знании учителем определенного учебного материала, как о его человеческие черты, без которых невозможно взаимопонимание с детьми, о создании теплой атмосферы в классе. Ведь учитель - прежде всего человек, со своими достоинствами и недостатками, и он также требует хорошего к себе отношения и со стороны учеников и со стороны родителей, и со стороны государства. Только тогда он сможет постоянно самосовершенствоваться, полностью посвятить себя учебе подрастающего поколения. Потому что лучше может охарактеризовать состояние образования в государстве, чем судьба обычного, то бишь - рядового учителя, более того - сельскому учителю. Можно с уверенностью утверждать, что по состоянию этой участи мы можем судить и о состоянии общества в целом, ведь образование нельзя рассматривать как нечто обособленное от него. Это можно сравнить с целостным организмом, где здоровье одного органа тесно связано с состоянием других.

Ведь образование, наконец, это и интеллектуально-эмоциональная связь отдельного учителя с отдельным учеником. Этому свидетельством является хотя бы то, что часто от первого учителя зависит: полюбит ребенок школу или навсегда отвернется от нее.

Отдельное внимание Степана Анисимовича - отношениям учителей со школьной администрацией и педагогическим начальством вообще. Ведь в этой области каждый от министра и до мельчайшего начальника, - часто не имея ни малейшего понятия о работе в школе, стремится хотя чем-нибудь отличиться, оставить свой, так сказать, «вклад», не думая пор том, это вообще нужно, и что школа - не место для сплошных экспериментов. С.Павленко очень возмущало, когда высокопоставленные, вместо скрупулезно обдумать целесообразность нововведений, быстренько внедряют сомнительные новации, от которых никакой пользы ни ребенку, ни учителям. Одни чиновники сменяются другими, те, в свою очередь, тоже не прочь побыть мессиями, а школу - лихорадит. В ней же, как и в медицине, главным должен быть принцип «не навреди».

Порой указы, программы, рекомендации, периодически поступая в учебные заведения, похожи не просто на проливной дождь, избыток которого отнюдь не способствует хорошему урожаю, а на дождь кислотный. И никого из "новаторов" не интересует, как при этом чувствуют ученики и учителя, которым часто даже никогда выразить свое мнение (о которой никто и не спрашивает) - все силы тратятся на «адаптацию» к новым выдумкам.

А учителю же приходится заботиться, чтобы всех и все понять, чтобы дети все поняли. Ведь известно, что за время мировых эволюции человеческая психика изменилась меньше, и получается, что учитель снова и снова должна становиться той промежуточным звеном, тем «амортизатором», который имеет приспосабливать переменный калейдоскоп постоянных школьных нововведений в вечной детской психики. Ли легкая?? ему это делать

«... Сижу в учительской. Рубашка на мне до мокрая. Не вижу, не чувствую ничего. Будто не знать что делал на уроке. А на самом деле - просто рассказывал. Просто читал. И просто слушал. »- Находим ответ в зарисовке Степана Анисимовича" Сколько той работы. "

Так, учительства - это ежедневная кропотливая и не всегда благодарное дело. Порой, несмотря высокие порывы, учитель не в состоянии поднять своих воспитанников над обыденностью, продемонстрировать им уникальность своего предмета (и себя самого!), Вызвать особый интерес им. Герой рассказа «Не приходите на мои лекции» так прямо и говорит: «Не приходите на мои лекции. Никаких чудес на них все равно не увидите.

Зато Виталик в тысячный раз не будет при себе ручки, и в тысячный раз я молча одолжу ему свою. В тысячный раз Коля не выполнит домашней упражнения, и я в тысячный раз попрошу его сделать это в классе. В тысячный раз Андрюша опоздает. И в тысячный раз кто-то чего-то не изучит и кто-то к кому-то обернется, и в тысячный раз я не буду знать, как в той или иной простой ситуации поступить правильнее ».

Но почему-то, несмотря на такую ​​откровенность, перед нами предстает не учитель-неудачник, а мудрый, опытный, добрый и любящий педагог, абсолютно равнодушен к тому, что о нем подумают "вверху", ибо сила его в сокрытии слабых сторон урока , а именно в умении с ними справляться. Это удивляет, ведь часто, слыша о чрезвычайных успехи некоторых учителей, узнавая об их суперсовременные методики проведения занятий, представляем необычный урок, а чуть ли не сказку-феерию. Поэтому на постоянно действующий конкурс "Учитель года" ни сам автор, ни большинство его коллег отнюдь бы не попали. Но и на это С.Павленко смотрит несколько иначе:

«А где же наконец учитель года

Не он вот из школы домой и из дома в школу таскает изо дня в день по два пакета ученических тетрадей? Не он вот перед третьими петухами на планах-конспектах засыпает, во сне их дописывает и на них ни свет ни заря просыпается? »Пожалуй, удивительно узнать учителя именно с такой точки зрения, но« учитель года »у Степана Анисимовича - это не какой-то затертый штамп, это - человек, который и в будни, и в праздники - в течение целого года! - Настойчиво и очень серьезно занимается детьми, которая отдает себя им до конца, не думая о собственных почести и признание. Так что скучно, когда именно эти черты остаются незамеченными, неоцененными. И тут уже стоит вспомнить размышления автора о тех, что волей судьбы (а иногда - и в случае) имеют право на «вынесения приговора» учителю и его уроку. Хорошо, когда такое право предоставлено человеку опытному и мудрому, и нередко выходит как раз наоборот. Размышления по этому находим в зарисовке «. Потому господин - с Ивана»:

«В одной профессии, пожалуй, плохой специалист так некомфортно не чувствуется, как в школе. поменять свою профессию на другую он в основном тоже горазд.

Зато же если поменяет! Зато если над этим самым учителем вивищиться хотя бы на вершок! ..

Ни недостатка (а часто и успеха) одном коллеге прежнему не подарит!

А особенно таком, как сам ... »

ли можно говорить о хоть какую-то объективность, когда на урок попадает вот такой "судья"? Никакой талант, никакая изобретательность не смогут спасти учителя от негативной оценки! Неужели образование - это область, где тот, кто сам не способен учительствовать, преспокойно может учить этому других? Встретив на курсах повышения квалификации знакомого лектора, один учитель замечает: «Ни с каким классом у него не клеилось, и в конце концов он сбежал. Пристроился при институте усовершенствования учителей, а теперь, видите, просвещает нас. Так могу ли я слушать? »

Разве не такой же инспектор делал подсчеты в рассказе «Проценты». Здесь после инспекторской проверки в школе, все результаты подали в процентах, что речь идет о работе какого-то банка или магазина. Просто диву даешься, что работа педагога, особенно словесника, может быть вот так примитивно "рассчитана". Чувствуется и горький улыбка автора: «Вот здорово! Пошел инспектор на урок - и проценты сразу вычислил! Успехи наши и неудачи, радости и горести - все в процентах увидел. Талант же какой! .. »

А время не тот инспектор цинично и откровенно говорит уже в другом рассказе: «Вы думаете, - говорит в минуту откровенности, - что урок проведете таким, каким вы его проведете? Ничего подобного! Урок будет таким, каким я его запишу! »

Понятно, что ни о каких человеческие черты не идет, когда даже малейшее власть приобретает человек ница, недостойное. Но автора беспокоит даже не то, как несправедливо может быть оценена учительский труд, он сразу же перефразирует сказанное относительно ученика, ему уже беспокоит то, что «в глазах недоброго, недалекого, внутренне некрасивого учителя и дети недобрые неразумные, некрасивые».

Досадно также, когда после подготовленного и прекрасно проведенного школьного праздника учитель приобретает не благодарность или хотя бы доброе слово от начальства, а лишь замечания по какой-то мелкий недосмотр, например в рассказе «Благодарения в трудовой книжке». Понятно, что дети, для которых, впрочем, и готовился вечер, остались довольны, и это - главное, но разве не стоит поощрять и талантливых, инициативных учителей, которые вносят свежие струи в школьную жизнь? Неужели стоит после прекрасного вечера ограничиться только строгим замечанием, от которого и в активного руки опустятся: «В первую очередь порядок и дисциплина. Идите. И сделайте соответствующие выводы ».

Да, подытоживая тему всяких там проверяющих, С.Павленко твердо убежден, что «.. . Главный инспектор для учителя - ученики. И только ученики ». Что именно в них, открыв сердце, должен идти настоящий педагог, сае их успехи для него - самая большая награда, а их поражение его боль. Поэтому в рассказе «Почему так?" Летняя опытная

учительница утверждает: «работать должен так, чтобы дети всегда видели, что я - на своем месте, что я - это же я.

Детей не обманешь ».

Говоря о теме образования в целом, стоит отдельно сказать и о школьной «писанину». Имею в виду вовсе не ученические произведения, переводы, лабораторные или контрольные, которые являются непременными спутниками учительских вечеров. Для Степана Анисимовича, талантливого учителя, чрезвычайно любил свою профессию, самым болью была потребность отдавать свое время для щонайнеможливиших отчетов, планов, проектов и т. д. «Нужен писарь» - заголовок говорит сам за себя: «Найпечальнише в школе - это, безусловно, писанина. Если бы хоть наполовину уменьшилось ее, то право, наполовину настоящих учителей увеличилось бы. В том числе и учителей-мужчин. Потому разве забежишь по той писанину за тридевять земель от школы »И тут же добавляет:« Никому не нужна писанина отбирает не только время у учителя. Она отбирает еще и учителя в ученика, нередко убивает учителя в учителю, превращает его в обычного писаря, уже не имеет когда книгу новую прочитать, ни к уроку следует подготовиться, ни тем более со своей семьей побыть, если, конечно, успеет жениться ». Трудно что-то добавить к этим строк, ведь кто, как не автор, может лучше нам рассказать о судьбе именно мужчины-учителя. Получается, выбрав именно эту профессию, заранее должен быть готовым, что на чем-то все-таки придется «экономить»: то в виду к детям, то на личном счастье, ведь «писанинний» сторону дела должно быть совершенным, потому что часто именно по нему оценивается работу педагога.

И уже в другой зарисовке продолжает эту тему: «Эх, представляю себе, как удивлялся бы учитель, привыкший к бесконечной писанины, если бы однажды всю ту бесконечную писанину отменили! Эх, как бы он ни был поражен, что работать в школе стало неожиданно легче »Так, должны признать, что учительская профессия своей" малопрестижность "сильно« обязан »именно этому аспекту. Потому, работая с детьми, учитель должен отдавать всю свою энергию. Заработная же плата у него в нашей стране, как известно, и после всех громких повышений, так и осталась ниже средней, часто учителю приходится искать других подработок, чтобы содержать семьи й. Так неужели нельзя уволить его хотя от того ненужного письма

Другое рассказы С.Павленко, также затрагивает эту тему, вызывает у читателя улыбку. В «Индивидуальный беседе» добросовестный учитель каллиграфически записывает в свой учительского дневника, что «провел индивидуальную беседу с Проценко». Ведь, читая рассказы, мы же беседы так и не увидели: классного руководителя каждый раз отвлекали от нее ученики, то учителя, а потрясен Толя Проценко так и не понял, чего от него хочет учитель, прождав всю перерыв его у окна. Но запись о проделанной работе есть, то считается, и сама работа была. Опять возвращаемся к выводу, что как раз по состоянию никому не нужных бумажек часто оценивают работу учителя.

Степан Анисимович не оставил без внимания и темы оценивания учеников. Свое время несогласия возникали по поводу изменения шкалы оценивания: то п 'пятибалльной, то двенадцатибальной. Каждая из них имеет свои преимущества. А если взглянуть прямо на оценку? И с другой стороны, психологического? Вот что предлагает нам автор: «Да я думаю вообще об оценках. О том, что они - в том числе и «пятерки»! - Человека постоянно унижают. О том, что, пока мы под властью оценок, мы не можем быть действительно счастливыми. Власть эта подавляет, парализует. И что найпечальнише - ярлыки-оценки мы, учителя, цепляют. Даже самые любящие, даже когда не разбрасываемся оценкам налево и направо, мы все равно грозные и все равно безжалостных судьи ».

Получается, каждый учитель - даже лучший - в определенном смысле является судьей. Так хорошо это? Вопрос достаточно непростой. Но в конце концов понимаешь, что, несмотря на некоторое несовершенство системы обучения «учитель-ученик», лучшей общество еще не придумало. И С.Павленко, конечно, не мог этого не знать, но его замечание состоит именно в том, чтобы учитель не забывал, что он наделен определенной «властью оценки», а любая власть способна породить соблазн, от которого, впрочем, и предостерегает нас автор:

«В этом самом он бюрократу, хапуге, хулигану, может, оценка человека убила? С моей, как учителя, самым непосредственным соучастием? »

Поэтому, вероятно, и закрадывается в душу отца, дочь которого одна на весь класс получил «отлично», задумчивость: «Оценки, доченька, они вон время коварные и злые».

Понятно, что всегда были и есть те, которые не будут учиться и, соответственно, получать плохие оценки. Разные на то причины, каждую следует рассматривать отдельно, но в целом видим, сколько грусти приносят они учителю, ведь и ему гораздо приятнее ставить высокие баллы. Степан Анисимович замечает по этому поводу: «. Очень мне по душе наивность девочки-старшеклассницы, героини одной школьной повести, которая, будучи в октябрят вожатой, приносила конфеты тем, кто получал« двойку »! («А что, им и так обидно. Пусть хоть маленькую радость иметь.»)

Учитель при оценивании тоже может ошибиться, может чего-то не заметить, например пропущенного апострофа в рассказе «Пятерка». Но когда ученица честно указала на свою ошибку, то не снизил оценки, а поблагодарил. Очевидно, при оценке мало одних методических рекомендаций, тем более важную роль играют просто человеческие качества.

А вот школьница из произведения «Двойка», получив негативную оценку, тут же демонстративно рвет свою тетрадь на куски. Что в таком ра?? И делать учителю? Есть где-то совет? Вот и встречаемся с так называемой педагогической ситуацией. А их же на уроке - множество. Так только учителем приходится быть учитель? Очевидно, это должен быть человек эрудированный и изобретательная во всех отношениях, которую никакие неожиданности не могут загониты в тупик. Вряд ли сможет это быть объект объективно учтены при общей оценке работы учителей при такой несовершенной системы ее оценки. Зато ученики талант педагога в своего учителя чувствуют безошибочно, виддячуючы за это уважением и любовью. Горький сожалению, например, у них вызывает сообщение любимой учительницы, студентки-заочницы, что она с экзаменов имеет «тройки». «Что-то здесь не то, что-то здесь не совсем справедливо», - пульсирует мысль в ученических головах, ведь запомнилась и учительница именно мастерством рассказывать на уроке литературы, когда все дети слушали, как завороженные, - мы вновь вернулись к рассказу «Оценки» .

Конечно, всех проблемных ситуаций предусмотреть невозможно, нельзя отыскать и единственно правильного психологического подхода ко всем детям сразу. Вот что, например, должен действовать учитель, когда, например в «Родительское собрание», мать ученицы выпивает. Можно эту девочку приравнять к другим, у кого в семье все благополучно? Встретившись в «втором круге» на автостанции с маленьким мальчиком, который покорно ждет пробуждения своего пьяного отца, автор печально размышляет: «И когда я в классе вижу чьи-то сиротливые глаза, и когда кто-то не выучит урока, нет-нет да и думаю : это не он? Не со автовокзала? И когда я размышляю о нюансах, о тонкостях семейного воспитания, не он тихонько подходит ко мне и молча смотрит? Мол, какие там нюансы, какие тонкости, если отец - пьет? »

Печальный, трагический эпизод, но о нем стоит говорить, чтобы таких было меньше, чтобы учитель не оставался один на один с теми проблемами, исправление которых должно быть делом общегосударственной, ведь любые общественные беды непременно бьет ют детях, по школе. Необходимо, чтобы о воспитании ребенка с малых лет заботились все, чтобы учительские руководства не были «гласом вопиющего в пустыне», - он только шлифовать в ней все самое лучшее.

Зная С.Павленко, его чрезвычайно деликатное отношение к своим воспитанникам, его постоянную самоотдачу на уроках и вне их, постоянное стремление к совершенствованию, несколько необычно воспринимается его попытка превратиться в грозного и беспощадного наставника: «Спросил строго, накричал, пригрозил, в порошок зитер - значит, воспитываю. Передал, может, переборщил? Ну и что? Не помешает, для профилактики понадобится ». Но через мгновение перед нами вновь встает мудрый, опытный учитель, важное для которого - развить в ребенке все хорошо, заложенное в ней от рождения. «Испортить боимся. На самом деле, если уж портит сильнее человека, то в первую очередь отнюдь не доброе слово »- резюмирует автор в« Волошках на снегу ».

Педагог, воспитывая, учит детей, а продолжая - воспитывает. Эти две роли тесно между собой переплетены. Но именно умение обучать превращает обычного учителя в настоящего мастера.

Степан Анисимович чрезвычайно любил и досконально знал свой предмет - украинский язык и литературу, ставил в себе как учителя наивысшие требования. Без этого, считал, заходить в класс не имеет никакого морального права. Поэтому и уроки его запоминались как нечто чрезвычайное, ничто мелочное, казалось, не могло закрасться на эти уроки. Перефразируя Забужко, можно сказать, что урок является сакральным действом, жрецом на котором является сам учитель. И от себя с грустью добавим, что таким действием бывают далеко не каждые отработанные учителем сорок пять минут. Ведь как лучший ученик может время получить «двойку», так и лучший учитель может иметь плохие уроки, даже если хорошо подготовится. В рассказе «Бывает и такое» все старания учителя натыкаются на такой непробиваемую стену неприятие, что он с горечью констатирует: «Достоинство ваша, зажата в крепкие тиски безразличия, барахтается из последних сил, она взывает о спасении, но помочь ей чем-то вы не можете.

Между тем победа учащихся над вами - это поражение не только ваша. Так и их поражение ». Разумеется, ведь они не смогли, не захотели, не попробовали взять доброй, мудрого, что хотел дать учитель, а значит, остались обделены.

Но это далеко не единственная причина неудачного урока, хотя иногда он кажется удивительно безупречным, например в рассказе «Почему не звучит« почему », где« каждое слово, каждая интонация заранее шлифовались ». Но что-то слушателя беспокоит, чего в этой лекции не хватает. Только со временем становится понятно, что не хватает именно ощущения личного отношения лекторкы к материалу о Сухомлинского (раз о нем шла речь), именно ее восприятия деятельности великого педагога. Получалось, что говорилось о чем-то далеком, абстрактное, а ученикам же, чтобы они лучше усвоили материал, следует подать его, пропустив через свою душу, тогда им проще будет принять его к своему сердцу. А так слушатели чувствовали отделенными от темы, и вопросов не прозвучало, поэтому автор и повторил слова Сухомлинского «Почему не звучит« почему »(Странно: этот единственный приведенный С.Павленко пример уже приблизил к нам знаменитого педагога - и не более, чем вышеупомянутая лекция).

В еще одном произведении «Доброе слово», суммируя в выпускном классе свои уроки, учитель хвалит ученика за то, что умеет, по его мнению, лучше самостоятельно мыслить. Незначительное, на первый взгляд, фраза, но она в жизни юноши сыграла немаловажную роль. Будучи уже взрослым, он вспоминает, что если бы не она, то и не знал бы, вероятно, умеющий самостоятельно мыслить. Так одной лишь фразой учитель помог ученику лучше углу?? Ратись в себе, понять собственное «я». Благодарность же к учителю осталась в душе на всю жизнь: «Эх, учителя, учителя. Как действительно важна ваше слово. И как хорошо, когда слово то - хорошо! .. »

Вот такой небольшой обзор педагогических рассказов С.А. Павленко. Но в нем обращено внимание далеко не на все интересные моменты школьной жизни. Каждый читатель найдет еще много нового, близкого лично ему. Кто-то, прочитав рассказ, может, по-другому посмотрит на школу, учеников, родителей, учителей, больше их поймет, - ведь есть не так много хороших произведений на эту тему. А некоторым из учеников, возможно, после прочтения захочется выбрать и для себя учительскую профессию. А кто-то из власть имущих (вдруг!) возьмет и изменит свое отношение ко всей системе образования и к учителю частности. Ведь когда образование в стране на высоком уровне, то можно уверенно говорить о развитии государства, его расцвет. Потому что дети - будущее. Да и все мы, перефразируя Экзюпери, родом из школы.



[1] Здесь и далее цитаты по: Павленко С. Вечность такая короткий: Поэзия. Проза. Сатира. Переводы. - Харьков: АЛМИ, 2004. - 304 с.