Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
Писательской семье, КОТОРАЯ переводили Ибсена
статті - Наукові публікації

Погребной А. Г. (Киев)

В статье говорится о выдающемся украинском писателя Бориса Гринченко, а именно о его заинтересованности творчеством норвежского драматурга Генрика Ибсена. Автор считает, что благодаря переводческой деятельности семьи Гринченко культура многих западноевропейских народов вошла в эстетическое сознание украинского.

Одним из активных популяризаторов литературных достижений европейских стран средствами украинского языка был выдающийся украинский писатель Борис Гринченко (1863-1910). В этом исследовании обратимся лишь к одному из частных его переводческих интересов, связанного с норвежской литературой, а конкретнее - творчеством знаменитого драматурга Генриха Ибсена.

Как известно, судьба судила Борису Гринченко жизнь, полную нищих и постоянных полицейских преследований. Особо опасен "Украинский сепаратист", с точки зрения царизма, он еще в подростковом возрасте был исключен из Харьковского реального училища и принужден на этом и урвать свою официальную образование. Однако сколько ему удалось постичь способом систематической самообразования! Поражает только самый перечень его писательских и научных "специальностей". Всего создано этим деятелем, при условии полного издания, составил бы не менее п 'пятидесяти томов, и то одним из современников было совершенно правильно сказано об этом универсалист: "Он больше работал, чем жил" 1 .

1 ЧернявськийМ. Кедр Ливана. - Херсон, 1918. - С. 18.

"Страж" (один из псевдонимов писателя) украинского народа, бескомпромиссный борец за его освобождение от российской неволе, Б. Гринченко большое значение придавал также переводы, налаживанию связей украинства с другими культурами Европы. Глубоко убежден в том, что Украина - это невод 'емкая составляющая часть Европы, которая никогда из нее не выходила, но была насильственно отторгнутые от нее московско-азиатским вероломством, Б. Гринченко все делал для того, чтобы контакт Украины с европейскими культурами производился не через узкое "окно в Европу", прорубленное свое время русским царем Петром I в Петербурге, а напрямик. Отсюда - его забота о непосредственном общении украинского с европейскими культурными деятелями, отсюда - и его упорный труд, направленный на то, чтобы знакомство украинского с зарубежными литературными ценностями происходило без участия российского посредника, то есть не через посредственность русского языка.

Принципиально не соглашаясь с вынужденным провинциализмом украинской литературы, обусловленного "черной ночью бездержав" я "(Е.Маланюк) и прилагая усилия к тому, чтобы вырвать родной словесности из тесных и оскорбительных рамок литературы только" для домашнего пользования "(несмотря на запреты самой украинского языка, царизм не очень возражал против подобного унизительного функционирования украинского художественного слова), Б. Гринченко осознавал, что, как писал он в 1898 году, "всякое дело культурная только тогда бывает определенная и прочная, когда она (... ), возрастая на родной почве, питается живительным духом с большой сокровищницу духовных достижений народов всего мира " 1 . Важно и то, что произведения мировой классики писатель не адресовал исключительно для "аристократической" аудитории. С его точки зрения, "перед широким миром" (такая симптоматическая название одной из его социологических книг, в которой он исследует эстетические вкусы простого сельского читателя) должна появиться целый украинский народ, который, опираясь на собственные и европейские духовные достижения, должна как можно скорее вырасти в сознательную нацию. Поэтому и доказывал он, что "объем идей, подвигают вперед человечество, не исчерпывается пределами прошлого и сегодняшним жизни только родного народа" 2 , поэтому и призывал: "(.) Без ограничивайтесь (.) Одной лишь украинской литературой, а дайте ему (народови. - А. П.) много, много украинских переводов из мировой сокровищницы литературы " 3 .

Сам Б. Гринченко знал несколько европейских языков. Он "свободно вращался с другими языками славянскими (например польской, чешской. -

A. П.), немецком, французском и итальянском " 4 , начав в 1900-х годах в связи с этой последней языке заключения итальянско-украинского словаря. Из собственных переводов, которыми он обогатил украинскую культуру, - "Вильгельм Тель", "Мария Стюарт" и "Как землю делимо" Ф. Шиллера, "Лесной царь" и цикл стихов "Подражание античным формам" И. В. Гете, цикл "Северное море" и десятки других стихов Г. Гейне, произведения

B. Гюго, Д. Байрона, И. Чавчавадзе, С. Топелиуса, ряда российских писателей. Сохранились в его архиве и не-законченные попытки донести до

украинского читателя "Фауст" Гете, "Дон Карлос" Шиллера и др.. Проникновение Б. Гринченко в мир инонациональных литератур было, по убеждению современных специалистов, глубоким и творческим, а понимание им поэтики и техники перевода - достаточно тонким.

В 1900-х годах Б. Гринченко сосредоточился в своей переводческой деятельности почти исключительно на драматургических произведениях. Это объясняется тем, что именно в эти годы ему бы заново раскрылись возможности народного театра как особо эффективного и массового эстетического признание народа. Под девизом: "Нашему театру надо дать как можно быстрее мировой репертуар" - Б. Гринченко и развернул активную переводческую и организационно-издательскую деятельность, привлекая к ней, кроме других украинских литераторов, также двух близких ему писателей из собственного, - жену Марию Гринченко ( Загорное) (1863 - 1928) и дочь Настю Гринченко (1884 - 1908). Обе они оставили немало оригинальных тв?? Ров в разных жанрах, а из переводных - произведения Г. Андерсена, М. Твена, М. Метерлинка, А. Франса, Г. Бичер-Стоу и др.. Семейный "подряд" оказался настолько мощным, что переведенные им произведения составили основу основанного Б. Гринченко издательства для библиотеки "Молодость". Вот только некоторые драматургически произведения, вышедшие в этой библиотеке: "Извозчик Хеншель" и "Перед восходом солнца" Г. Гавптмана, "В золотых оковах" А. Мирбо, "Родной край" В. Сарду, "Игры" А. Шницлера - все это переводы Б. Гринченко, "Сердце" С. Амичиса - перевод Б. и М. Гринченко, п еси К. Гольдони, А. Шрейнер, Г. Зудермана в переводе М. и Н. Гринченко и немало других.

Все это, как убеждаемся, достаточно широкое общекультурное фон, на котором в Б. Гринченко и его семьи не мог не возникнуть интерес и к скандинавским литератур. Теплее наставлений к любому народу, который умел беречь свое национальное достоинство и культуру, Б. Гринченко высоко ценил эти качества и у народов Скандинавского полуострова. "Хороший народ" - такая простая, но которая красноречивая и тепла название его брошюры о финнов и их страну.

Что касается Норвегии, то ее Гринченко полюбили благодаря произведениям Г. Ибсена. Знаменитый драматург, чьи новаторские п "еси имели повсеместный колоссальный успех, пробуждая мнение и побуждая к острым дискуссиям, глубоко поразил их душу и пробудил оживленные переводческие интерес. Собственно, Г. Ибсен и обратился к украинскому украинской благодаря неутомимости Б. Гринченко и его семьи. Вот его произведения, переведенные и изданные этой дружной семьи семьей: "Подпорки гражданства", "Враг народа", "Призраки", "Нора" - перевод М. Гринченко, "Гедда Габлер", "Женщина с моря", - перевод

ул.Н.Гринченко, "Росмерсгольм" - перевод Н. и Н. Гринченко. Была переведена женой писателя и драма Ибсена "Строитель Сольнес", о чем в перечне "Мои книги", хранящейся в архиве писательницы, говорится: "Пока не печатное" 1 . Роль Б. Гринченко заключалась здесь в том, что, кроме отбора пьес, он редактировал переводы, добавлял собственной переводческой работы. Так, на изданной в 1908 году пьесе Г. Ибсена "Гедда Габлер" (собственно, все выданные Гринченко произведения норвежского драматурга вышли в Киеве в 1907

- 1908 годах) указано: "Перевела Н. Гринченко. Зредактував Б. Гринченко ".

1 Отдел рукописей Библиотеки НАНУ им. В. Вернадского-4. И, д.. 32670.

Этого рода причастность писателя касается и других изданий произведений Ибсена независимо от того, указано то или не указано на обложках.

отношении качества этих переводов нелишне привести мнение такого признанного авторитета в области языков, как академик А. Крымский, обладавший, как известно, около 70 языков мира, в том числе и норвежском. В письме к Б. Гринченко от 19.ѴИ.1907 г. он писал: "Передайте Вашему женщине, Ибсен перевод ее я считаю образец для всех переводчиков: читается, как говорят москали," без сучка и задоринки " 1 . А в письме к этому же адресату от 17. Хии. 1907 году констатирует: "Очень хорошие у Вас и Вашей женщины переводы с Ибсена и др (угих). Разговоры идут такой естественном языке, приводящие иллюзию, будто это оригинальная вещь, а не переводы " 2 .

Остается не до конца с "выясненным вопрос, из каких источников осуществлялись переводы в каждом отдельном случайные. Есть основания утверждать, что зачастую то делалось с немецких переводов, но несомненно и то, что Б. Гринченко вплотную приблизился также к освоению Ибсенових оригиналов. В частности о намерении писателя "выучить норвежский язык, чтобы читать Ибсена в оригинале и писать о нем" 3 , свидетельствовала его жена. Она отмечала, что в последние месяцы своей жизни Б. Гринченко "говорил о Арне Гарборг" 4 К сожалению, преждевременная кончина Б.Гринченко не позволила реализовать его желания, в том числе и написать о Г. Ибсена литературоведческую разведку. Интересы его творчеством, конечно, косвенно и в числе многих других факторов, сказалось на собственных художественных поисках Б. Гринченко в 1900-е годы, особенно в области психологического анализа; в архиве писателя хранится один из его стихов на мотив Г. Ибсена 5 ; творчество "любимого норвежца" (так мог бы он перефразировать свое высказывание о Ф. Шиллера - "любимый немец") он также представил в упорядоченной им антологии украинской и всемирной литературы "Предрассветные огне".

О большом значении, которого придавал Б. Гринченко донесению до украинского читателя произведений Г. Ибсена, как и других мировых классиков, свидетельствует его письмо от 3 февраля 1908 в украинском прозаика Панаса Мирного. Отправляя последнем "семь переводных драм своего издания", в т.ч. п еси Ибсена, и призывая его активно приобщиться к организаторско-издательской работы, писатель так аргументирует здесь свою позицию: "Что наша литература надо обогащать переводами лучших произведений мировых писателей, - об этом нечего и говорить. Так же вполне понятно, что нашему театру надо дать как можно быстрее мировой репертуар, чтобы театр этот, став, наконец, на ту почву, на котором стоят театры других народов, мог развиться в полной мере и сделаться равноправным членом в большой семьи й национальных театров мира. Эти две причины больше и заставили меня позаботиться о переводах драм ". Здесь же Б. Гринченко сообщает, что как раз в момент написания этого письма он печатает "Гедда Габлер" и "Женщина с моря» Г. Ибсена, п еси Ф. Шиллера и Г. Гауптмана, а кроме того, "намечено к переводу ( еще) немало пьес Ибсена, Гауптмана, Шницлера, д'Аннунцио и проч. "Жалуясь на

нехватки средств, писателем?? одновременно призывает всячески спешить с переводами и изданиями европейских писателей. Почему? Потому что над украинским книгоизданием, несколько ожил в условиях либеральных свобод 1905 - 1907 лет, снова начали сгущаться тучи правительственных запретов. А раз так, "значит, мы должны сейчас же, как можно энергичнее повидаваты все, что есть, - может, когда оно уже будет, то не так то легко будет и запрещено. Надо использовать для нашего слова все возможности, которые сейчас " 1 .

Тревога, которой полон это письмо, была небезосновательной, ведь вскоре украинская литература снова в очередной раз была запрещена.

Несмотря на это, выданные Б. Гринченко пьесы Г. Ибсена сыграли значительную роль в культурно-национальном осведомления украинского народа. До этого обозначения - "народа" - прибегаем здесь совсем не случайно, ведь и действительно, благодаря энергичности писателя его издания, в первую очередь, шли к широких общественных слоев, даже к тем, которые находились на начальной стадии образованности. Это последнее обстоятельство, по мнению Б. Гринченко, не могла препятствовать тому, чтобы произведения мировых классиков усваивались народом. Аргументируя свою позицию, Б. Гринченко, который был проникнут большим доверием к эстетических запросов так называемого простонародья, ссылался на собственный опыт ознакомления крестьян с произведениями мировой литературы и спрашивал: если сельские читатели, с которыми ему пришлось работать, поняли "Софокла и Шиллера", "то почему бы они не могли понять повестей Диккенса, Скотта, Бичер-Стоу, Эркмана-Шатрияна, Виктора Гюго, Б. Бьернсон или хотя некоторых драм Шекспира, Ибсена, Гауптмана?" 2

Итак, произведения Ибсена писатель рассматривал в числе тех, которые следует пропагандировать из народа для чтения, а кроме того, он включал их (в частности, "Подпорки гражданства" и "Враг народа") и к тем, которые весьма желательны в репертуаре народного театра. Даже в том случае, когда эти пьесы ("Король Лир" Шекспира или "Скупой" Мольера) трудно выставлять через сценические трудности, Б. Гринченко все равно советовал их показывать хотя бы в сокращенном виде. 3 Мол, "лучше показать народу хоть такого Шекспира, чем никакого" 3 .

Настойчивость Гринченко имела немалый успех. Изданные им произведения Г. Ибсена действительно дошли до широкого демократического читателя, а через некоторое время, когда украинского писателя уже не было в живых, а в Украине поднялась волна национальной революции (1917-1920), потопленной вскоре в крови российским большевизмом, они , эти произведения, весьма активно выставлялись и на театральных сценах.

Так послужила семья Гринченко том, что творчество великого норвежского драматурга, а вместе с ней и вообще культура Норвегии, а еще шире - вообще культура многих западноевропейских народов прочно вошла в эстетическое сознание украинского народа.