Наукова бібліотека України

Loading
ПРИЛОЖЕНИЯ
Серия "Классики науки" - Бэр К.М. История развития животных Т.2

ОТ РЕДАКЦИИ

Первый том «Истории развития животных» академика К. М. Бэра вышел в русском переводе в 1950 г. В настоящее время предлагается читателям перевод второго тома этого классического сочинения и примечания к нему.

Второй том «Истории развития животных» Бэра представляет собой логическое развитие содержания первого тома. Оба тома составляют одно органическое целое, являясь результатом творческого замысла автора, поставившего себе целью охватить проблему развития животных во всей ее полноте и дать ее в свете новой концепции, созданной им на основании собственных многолетних и упорных изысканий. Как известно, появление этого сочинения знаменовало начало новой эпохи в эмбриологии и послужило толчком для быстрого развития этой науки во всем мире и в первую очередь — в России.

Однако позднее, во второй половине XIX в., второй том этого замечательного сочинения совершенно незаслуженно был отодвинут на второй план, если не сказать прямо — забыт. Главное внимание комментаторов привлекали приложенные к первому тому «Схолии и короллярии», в которых Бэр развил некоторые из своих наиболее ценимых им самим теоретических обобщений морфологического характера. Стали считать, что все идейное наследство Бэра как эмбриолога содержится в этих схолиях и королляриях. На самом деле

это совсем не так. Ознакомление со вторым томом «Истории развития» показывает, что в нем: 1) содержится много интереснейших мыслей, не вошедших вовсе в первый том и в частности в схолии, 2) наиболее ценные обобщения, изложенные в схолиях, документируются материалами второго тома и 3) общий план и цельность всего сочинения открываются только по прочтении второго тома.

План всей «Истории развития» следующий. Первый том — история развития куриного яйца по дням развития. Это форма изложения, которую Бэр взял от своих предшественников: он излагает 1-й день насиживания, 2-й день и т. д. Другого-подхода к явлениям онтогенеза до Бэра не существовало: так писал и Пандер, и Вольф, и Галлер, а еще раньше Сваммердам, Мальпиги, Гарвей и другие.

При этом способе учета течения эмбриогенеза не только у читателя, но и у самого исследователя не могло создаться вполне ясного представления о ходе развития отдельных частей тела и органов, так как по мере утраты исходной гомогенности строения развивающегося организма реальные процессы дифференциации неизбежно ускользали от исследователя. Создавался лишь довольно пестрый регистр временной последовательности и соответствия во времени наступления разнородных явлений. В процессе работы Бэру стало ясно, что надо произвести исследование развития цыпленка по отдельным системам органов и областями тела. Это составило первую половину второго тома его труда. Вторую половину составило-изложение в этом же, более совершенном порядке (т. е. по-системам органов) развития рептилий, млекопитающих и человека. Онтогенезы в этой части излагаются монографически; дается отдельно развитие черепахи, свиньи, собаки, овцы, коровы, кролика, некоторых других млекопитающих и человека. Все изложение ведется на основании собственных наблюдений, изумляющих своей точностью и законченностью.

Наконец, Бэру, несомненно, с самого начала было ясно, что достигнутое им понимание развития отдельных животных

ставит перед исследователем новую задачу сравнительного анализа этих процессов, т. е. применения к изучению онтогенезов принципов и методов сравнительной анатомии. Поэтому он планирует и выполняет завершающую часть своего труда, представляющую собой не что иное, как почин создания сравнительной эмбриологии — науки, до этого вовсе не существовавшей. Рассмотрение материала производится им в сравнительном аспекте, причем принимаются во внимание и низшие позвоночные — амфибии и рыбы. Бэр подчеркивает, что эта часть его труда очень важна для понимания сущности всей его концепции развития животных. При оценке всего труда в целом с этим нельзя не согласиться.

Вторую половину первого тома составляют знаменитые «Схолии и короллярии», которые с успехом могли бы быть даны в конце сочинения, или в начале его в виде общей части, или даже выйти в свет отдельной книгой. Положение «Схолий» между первым и вторым томами труда является искусственным. Это получилось в силу тех обстоятельств, сопровождавших издание труда Бэра, о которых пишет проф. Б. Е. Райков в статье «К истории появления в печати основного труда К. М. Бэра о развитии животных» (стр. 439).

Второй том своего труда Бэр не совсем закончил: конец остался в несколько сыром виде и отсутствует недоработанная автором заключительная глава. Но этим, равно как и некоторыми шероховатостями в остальных частях, не умаляется значение этого замечательного произведения.

Пожалуй, следует еще указать, что благодаря отсутствию у Бэра готового образца подобных сочинений и невозможности предвидеть результат труда до окончания работы, конструкция его получила некоторую излишнюю громоздкость. Сочинение могло бы выиграть в стройности при некотором сокращении первой части. Однако в трудах такого масштаба подоб' ное сокращение могло бы быть без ущерба для дела проделано только самим автором.

Фактическая сторона текста второго тома «Истории развития» изобилует местами, имеющими до сих пор высокий научный интерес. Исторический же ее интерес исключителен. Достаточно сказать, что в ней дано первое описание ранних стадий развития ряда млекопитающих. Современному эмбриологу есть чему поучиться у Бэра даже в отношении методики исследования. Современные исследователи, воспитанные на микротомной технике, сравнительно редко прибегают к прижизненным наблюдениям и ручной микроскопической препаровке (микродиссекции), которой Бэр владел превосходно. Достаточно сказать, что он вынимал ядра из овоцитов лягушки — операция, которую считают очень трудной искуснейшие из современных экспериментаторов, пользующиеся микроманипулятором. Что же касается амниот, особенно млекопитающих, то техника вскрытия (анатомирования) их зародышей стоит сейчас на очень низком уровне. Поэтому у Бэра постоянно наталкиваешься на ценные наблюдения, совершенно забытые вследствие невнимательного отношения ко второму тому его капитального труда, особенно касательно развития копытных. Таким образом, помимо исторического интереса этот том имеет вполне актуальный научный интерес, особенно для изучения эмбриологии домашних животных, . которое и ныне безусловно является слабым местом в теоретических основах животноводства.

Что же касается теоретической стороны второго тома «Истории развития», то читатель узнает, что у Бэра было вполне отчетливое представление о схизоцельной теории происхождения кровеносной системы, что известная теория происхождения конечностей позвоночных из боковых складок, связываемая обычно в учебниках сравнительной анатомии с именем Видерсгейма, в совершенно ясной форме была впервые высказана Бэром, что принцип гомологии частей выделитель-' ной системы у разных позвоночных и их зародышей уже был осознан Бэром, не говоря о более кратко высказанных других мыслях, в которых порою нетрудно узнать прообразы

позднее появившихся теорий, авторы которых и не подозревали, что результаты их работ были задолго до них в известной степени предвосхищены Бэром.

Все эти обобщения содержатся во втором томе «Истории развития» и не упоминаются в схолиях. Следует прибавить, что и взгляды Бэра на зародышевые листки в окончательной и наиболее развитой форме изложены не в схолиях, а именно во втором томе «Истории развития». Здесь имеются страницы, в которых содержится не только констатация зародышевых листков, но и зачаток теории листков.

Но еще большее значение второго тома «Истории развития» заключается, пожалуй, в том, что здесь лучше, чем где-либо, вырисовывается фигура Бэра как эмбриолога, неизменно рассматривавшего проблему развития в целом, т. е. с морфологической и с физиологической сторон. Не даром для академика Бэра в Медико-хирургической академии была создана специальная кафедра сравнительной анатомии и физиологии. Щслс ухода К. Бэра из Медико-хирургической академии она разделилась на две — сравнительная анатомия отошла к кафедре зоологии и была создана вполне самостоятельная кафедра физиологии. В настойчивом желании Конференции Медико-хирургической академии привлечь К. Бэра в состав профессоров * нельзя не видеть действительного понимания значения его исследований как эмбриолога и сравнительного анатома, дававшихся в физиологическом освещении, которое так резко контрастировало с отношением к ним немецких ученыхг о чем подробнее говорится в прилагаемой статье Б.Е. Райкова.

Бэра-эмбриолога обычно ценят и рассматривают как морфолога. Это односторонний подход к Бэру. Как совершенно правильно доказала в своей диссертации Т. А. Детлаф (1948), не только морфология развития, но и физиология развития, т. е. изучение причинной его стороны, производимое преимущественно экспериментальным методом, берет свое начало

* Подробности см. в книге акад. Е. Н. Павловского «Академик К. М. Бэр и Медико-хирургическая академия» (Изд. АН СССР, 1948).

прежде всего от Бэра.* Сам он почти не экспериментировал. Но не в этом дело: он мыслил физиологически в своих эмбриологических исследованиях, и в этом его большая и еще недостаточно оцененная заслуга перед наукой.

В целом ряде мест своего труда он развивает мысль о ведущем значении среды в развитии: идет ли речь о развитии серозных оболочек (например перитонеума), или о развитии диафрагмы, или об образовании сосудов в аллантоисе, или 6 других вопросах, он не упускает случая говорить о взаимодействии частей развивающегося организма и о зависимости развития организма от условий среды. Он ставит и правильно решает вопрос о значении силы тяжести для развития (заметим, что когда через 60 лет этот вопрос начал усиленно разрабатываться экспериментально, никто не вспомнил этих выска зыв аний Бэра).

Его суждения о причинах закономерного расположения зародышей млекопитающих в матке и о родоразрешающих механизмах вполне современны, в особенности его подразделение развития птиц на периоды по признаку характера зависимости развития эмбриона от внешней среды.

Из этого видно, как мало еще использованы плоды его гениальной прозорливости для изучения законов индивидуального развития организма.

Во втором томе «Истории развития» имеется также дальнейшее (по сравнению со схолиями) развитие взглядов Бэра на преформационные и эпигенетические суждения его предшественников, интересные мысли о начальном пункте онтогенеза и ряд других высказываний общеэмбриологического и общебиологического характера. Все это показывает, насколько более глубоки были его воззрения на процессы развития организма по сравнению со многими, даже позднейшими исследователями, например с Вейсманом и Ру, сформулировавшими

* См. также материалы по оценке научной деятельности К. Бэра и его собственные высказывания о значении физиологии в упомянутой івыше книге акад. Е. Н. Павловского.

мозаичную теорию развития, которая игнорировала целостность развивающегося организма.

Из сказанного ясно, насколько важным является ознакомление широких кругов советских биологов с капитальным эмбриологическим сочинением Бэра, до настоящего времени •совершенно недоступным даже для профессиональных ученых уже в силу одной редкости этой книги. Кроме того, она написана старинным немецким языком, что затрудняет ознакомление с нею. Наконец, чтение ее без комментариев довольно затруднительно даже для специалиста-эмбриолога ввиду своеобразия номенклатуры Бэра. Поэтому ознакомление «с этим замечательным сочинением до сих пор было доступно только немногим ученым. Между тем, не подлежит сомнению, что Бэра как классика науки должны изучать не только ученые специалисты, но должна знать и наша советская молодежь, в частности студенты биологических факультетов университетов и педагогических институтов, не говоря уже об аспирантах этих учреждений и научно-исследовательских институтов.

Над подготовкой книги потрудился ряд лиц. Общая редакция принадлежит академику Е. Н. Павловскому и действ, члену Академии педагогических наук Б. Е. Райкову. Перевод с немецкого оригинала выполнен профессорами Ю. М. Оленевым, И. И. Соколовым и Б. Е. Райковым. Последний, кроме того, написал статью об обстоятельствах появление в печати данного сочинения Бэра и составил полную библиографию трудов Бэра с аннотациями. Комментарии в основном написаны членом-корреспондентом Академии медицинских наук профессором П. Г. Светловым. Кроме того, П. Г. Светлов составил словарь терминов Бэра и принимал близкое участие в редактировании текста перевода.

Мы надеемся, что издание комментированного русского перевода завершающего классического сочинения Бэра откроет возможность надлежащего использования для советской науки наследства нашего знаменитого эмбриолога.

К ИСТОРИИ ПОЯВЛЕНИЯ В ПЕЧАТИ ОСНОВНОГО ТРУДА К. М. БЭРА О РАЗВИТИИ ЖИВОТНЫХ

Основной труд Бэра по эмбриологии, который предлагается теперь вниманию советского читателя, имеет свою длинную и довольно поучительную историю. Эта история представ-ляет немаловажную страницу в биографии нашего автора.

Бэр стал интересоваться эмбриологией уже в самом начале своей ученой деятельности, в 1816 г., под влиянием диссертации своего земляка и университетского товарища Пандера,. который изучал развитие куриного зародыша. Бэр был инициатором этого предприятия, именно он посоветовал Пандеру взяться за разработку этой темы. В предисловии к первому тому «Истории развития животных» (см. русск. перевод,, стр. 10 и 440) Бэр сам рассказывает об этом. Кроме того, сохранилось письмо Бэра к одному приятелю от 10 июля 1816 г., где он следующим образом описывает работу своего земляка: «Так как ты очень интересуешься работой Пандера, то я, так и быть, тебя с нею ознакомлю, хотя Пандер этого не хочет. Ну> слушайI Во всей естественной науке нет более важного пункта,, как вопрос об образовании организма из основной субстанции. Тут лежит ключ ко всей физиологии и биологии. Для низших организмов это образование можно изучать на инфузориях и водорослях. Для высших животных для этого удобна история развития куриного яйца при насиживании ... В настоящее время Пандер решил изучить развитие куриного яйца и иэоб-

разить его в рисунках . . . Чтобы иметь достаточно большое количество насиженных диц, построены две машины, в которых под руководством Деллингера яйца будут развиваться посредством искусственного подогревания. Уже приглашен особый рисовальщик и гравер, так что Пандер на пути к тому, чтобы украсить свое чело венцом из яичной скорлупы. Я горжусь тем, что был главным зачинщиком этого предприятия. Только помалкивай об этом, пока все не будет готово».

Вначале Бэр следил за работой Пандера, но затем должен был уехать из Вюрцбурга, где эта работа ставилась.

Когда Пандер напечатал свою диссертацию, он, разумеется, послал ее Бэру. Последний начал внимательно ее изучать. Это было в 1819 г., когда Бэр работал в Канигсберге в качестве экстраординарного профессора зоологии.

Желая как следует усвоить содержание этой довольно трудно написанной работы, Бэр начал производить собственные наблюдения над насиженными куриными яйцами. При этом он обнаружил в работе Пандера некоторые неточности и даже ошибки. Например, Пандер принял хорду зародыша за спинной мозг и т. д. Это подстрекнуло Бэра продолжать свои наблюдения, постоянно сравнивая их с данными Пандера и еще более ранними наблюдениями Каспара Вольфа.

Это повело к тому, что в рабочих дневниках Бэра стал постепенно накопляться большой фактический материал по эмбриологии цыпленка. За первые три-четыре года Бэр вскрыл, по его собственному указанию, до 2000 насиженных куриных яиц.

В отличие от Пандера, который описывал только фактическую сторону наблюдаемых процессов и никаких выводов по этому поводу не делал, Бэр с самого начала старался осмыслить свои наблюдения в виде теоретических обобщений, которые он впоследствии назвал схолиями.

Заинтересовавшись эмбриологией курицы, Бэр перешел затем к наблюдениям над развитием яйца лягушки, а позднее к зародышевому развитию представителей других классов

позвоночных — рыб, рептилий и млекопитающих. Развитие куриного зародыша, изученное Бэром наиболее детально, служило ему при этом как бы масштабом, с которым он сравнивал процессы, наблюдаемые у животных других классов, стоящих как выше, так и ниже птиц.

В целом эта работа продолжалась с перерывами около восьми лет (1819—1827). Однако Бэр не думал о печатании своих эмбриологических работ, считая их незаконченными. Его наблюдения над развитием человеческого зародыша носили фрагментарный характер, эмбриологии беспозвоночных Бэр совсем не касался. Работа над развитием млекопитающих пошла к тому же не так гладко, как автору хотелось. В своей автобиографии он говорит о «затруднениях при изучении развития млекопитающих», о «несогласованности результатов» м т. д. Это произошло отчасти потому, что Бэр задался неосуществимой целью — отыскать в яйце млекопитающих все те части, какие он наблюдал в яйце птицы, что привело к ряду натяжек и ошибочных представлений.

«Я надеялся проследить развитие всех крупных групп животного царства», — пишет Бэр в своей автобиографии. Конечно, такая задача явно превышала силы одного человека, и Бэру не хватило бы всей жизни для ее осуществления.

Но тут произошло одно обстоятельство, которое — вольно, или невольно — ускорило появление эмбриологических исследований Бэра в печатном виде. Вот как он сам рассказывает об этом: «В конце 1821 года я получил одновременно с моим коллегой Эйзенгардтом * письменное предложение от цроф. Бурдаха принять участие в задуманном им большом труде по физиологии. Но так как это дело еще только начиналось и труд этот нужно было еще создавать, то мы боялись, что участие в подобном предприятии поставит перед нами много новых задач и отвлечет нас от окончания уже начатых исследо

* Эйзенгардт — товарищ Бэра по университету, профессор ботаники, рано умерший от туберкулеза.

ваний. Поэтому наш ответ скорее походил на отказ, чем на согласие . . . Меня, однако, Бурдах уговорил, и я обещал ему несколько статей, хотя мне казалось сомнительным давать материал для труда, общий план которого определяется другим лицом».

Бэр обещал Бурдаху дать для второго тома его физиологии подробное описание развития цыпленка и развития лягушки. «Таким образом, — пишет Бэр, — мое имя оказалось помещенным на титульном листе первого тома ,,Физиологии4 4 в качестве одного из авторов статей».

Издание, которое затеял Бурдах, было очень ответственным и обширным научным предприятием. Он хотел представить в шести объемистых томах общую сводку данных, характеризующих прошлое и настоящее биологии и физиологии. Бурдах был человеком предприимчивым, хорошим организатором, знатоком научной литературы. Кроме Бэра, он привлек к составлению своей энциклопедии целый ряд известных ученых — в том числе Рудольфа Вагнера, Иоганнеса Мюллера, Генриха Ратке и других.*

Несомненно, приглашение Бурдаха было лестно для молодого ученого. Оно и заставило Бэра изменить свои первоначальные намерения и предназначить для сдачи в печать то, что у него было уже подготовлено и могло быть закончено в ближайшие годы, т. е. историю развития куриного зародыша и историю развития яйца лягушки.

Связав себя этим обещанием, Бэр энергично принялся за продолжение эмбриологических исследований, проверил свои прежние наблюдения над ранними периодами развития куриного зародыша и присоединил к ним данные о более поздних стадиях развития, Эта работа заняла у него несколько лет и к осени 1827 г. была более или менее закончена.

* Бурдах работал над этим изданием 15 лет. Оно выходило под заглавием «Die Physiologie als Erfahrungswissenschaft». Первый том вышел в 1826 г., последний,'шестой том — в 1840 г. Издание это имело успех, первые три тома вышли вторым изданием.

Надо заметить, что Бэр вполне отдавал себе отчет о той положительной роли, которую сыграл в этом деле Бурдах. «Возобновлением прерванных работ, — писал Бэр в 1828 г.,—я обязан дружественным советам нашего первого учителя анатомии и физиологии, пробудившего в нас любовь к этим предметам, моего теперешнего коллеги — Бурдаха».

И самому Бурдаху была ясна роль, которую он сыграл в продолжении эмбриологических работ Бэра. Он специально упомянул об этом в своих мемуарах.*

Летом 1827 г. Бэр начал оформление своей работы для печати и с осени того же года стал передавать ее по частям Бурдаху. Так, например, в сентябре Бурдах получил описание первых пяти дней развития цыпленка, в последние месяцы

1827 г. — остальную часть рукописи.

Материал этот Бурдах предназначил для второго тома своего курса физиологии. Сообразно плану издания он предложил Бэру сделать некоторые перестановки в его работе, а именно — вынести соображения общего характера в ту часть тома, где изложены выводы. Однако Бэр не согласился на такие перестановки, он хотел, чтобы его труд был напечатан целиком, без всяких редакционных изменений. Бурдах как редактор всего издания стремился придать ему известную стройность и систематичность, не превращая его в сборник материалов. Поэтому он настаивал на необходимых перестановках и в конце 1827 г. прислал Бэру их предполагаемый перечень. Однако Бэр остался при своем мнении, Он был готов лучше совсем опустить эти места, чем вставлять их в иной контекст. При этом обе стороны считали себя правыми, Бурдах опирался на свои редакторские права, Бэр считал себя затронутым как автор и не желал идти ни на какие уступки, уклоняясь от объяснений.

* В автобиографии, изданной в 1848 г., под названием «Blicke ins Leben» (Leipzig, Bd. IV, стр. 337).

Спустя много лет Бурдах рассказал об этом столкновении в своей автобиографии,* где подчеркнул неуступчивость Бэра: «Бэр, — пишет он, — высказывал свои желания часто очень неопределенно и непонятно, или вообще не высказывался, но становился недовольным и подозрительным, если делалось не то, чего он, как ему представлялось, ясно требовал. Он выказал большую раздражительность, жалуясь на мое самоволие, потому что я позволил себе в менее важных местах сделать некоторые изменения в тексте, чтобы не ссылаться постоянно на предыдущее».

Таким образом, обе стороны не договорились до конца, и Бурдах поступил так, как ему казалось нужным. Бэр узнал об этих переделках, увидав их в рукописи, приготовленной для отправки в типографию. Кроме того, ему стало известно, что Бурдах без его ведома показывал его рукопись и рисунки некоторым другим сотрудникам задуманного издания, в том числе зоологу Ратке, что Бэр считал неправильным.

Хотя Бэр сам указывает, что переделки в его рукописи были несущественными, но будучи человеком очень самолюбивым и горячим, он чрезвычайно обиделся на Бурдаха и тут же принял решение напечатать свою работу отдельной книгой, не взирая на то, что она в это же время печаталась как составная часть «Физиологии» Бурдаха. Он развил при этом очень большую энергию и в течение одного месяца написал вторую, теоретическую часть книги, которая носит название «Схолии и короллярии». Книга начала печататься весною

1828 г., а в августе того же года уже вышла в свет. Это и был первый том знаменитой монографии Бэра по эмбриологии.

Бэр утверждает в своей автобиографии, что он не делал из печатания книги намеренного секрета. Однако Бурдах об этом ничего не знал и был крайне поражен появлением работы Бэра в отдельном дополненном издании одновременно с опубликованием этой работы во втором томе «Физиологии».

* Blicke ins Leben, Bd. IV, стр. 378—379.

Этого Бурдах никогда не мог простить Бэру, и лет двадцать спустя, незадолго до смерти, так отозвался о его поступке: «Эти и еще бог знает какие недоразумения в конце концов побудили его во время печатания второго тома „Физиологии** издать свою работу без моего ведома в дополненном виде отдельной книгой. Этот поступок он объяснял тем, что я не захотел, чтобы его работа появилась как opusculum inopere.* Если бы я пожелал на это ответить, то мог бы сказать, что< opus ни в каком случае не есть собрание отдельных opuscula,. а должен быть единой системой. Но я знал, что сам я всегда действовал честно и открыто по отношению к нему — и промолчал на это».**

Бэр был очень задет этим отзывом Бурдаха и пространно возразил на него в своей автобиографии, несмотря на то, что Бурдаха уже давно не было в живых.

Можно, конечно, спорить о том, правильно или неправильно* поступил Бэр в данном случае, но этот эпизод является лишним свидетельством того, насколько Бэр дорожил самостоятельностью своих научных мнений. В случае несогласия он мог промолчать, но его ни в каком случае нельзя было заставить поддержать мнение, которого он не разделял.

Положительным в этой истории является то, что она ускорила появление в печати монографии Бэра в сопровождении важной теоретической части, которая в издании Бурдаха отсутствует. В издании Бурдаха история развития куринного зародыша занимает 130 страниц печатного текста с двумя таблицами рисунков.***

* Opusculum in ореге — в смысле: небольшой самостоятельный труд в большом труде.

** Цитата взята из автобиографии Бурдаха: Blicke ins Leben, Bd. IV, стр. 379.

*** Die Physiologic als Erfahrungswissenschaft, Bd. II, стр. 335— 466. Страницы указаны по второму изданию этого тома, вышедшему в Лейпциге в 1837 г. Кроме того, в этом же томе помещена работа Бэра о развитии лягушки (стр. 297—312), которую Бэр впоследствии отнес к т. 2 монографии.

Появление в печати первого тома эмбриологического труда Бэра не встретило сочувствия среди тогдашних естествоиспытателей. История науки знает, что такая участь часто постигала крупные ученые труды, если они противоречили установившимся традициям. Монография же Бэра оспаривала такие теории, которые были очень популярны среди естествоиспытателей первой четверти XIX в. Например, Бэр отрицал теорию параллелизма и отвергал представление о том, что эмбрионы высших животных проходят все стадии, соответствующие взрослому состоянию низших животных, идею, которую защищали Меккель, Тидеман, Окен и многие другие натуралисты.

Поэтому германские ученые встретили работу Бэра холодно и замалчивали ее, что Бэр очень близко принял к сердцу. Печатных отзывов о ней долго не появлялось, кроме отрицательной рецензии Лоренца Окена, которую последний напечатал в своем журнале «Изида» в 1829 г. Окен решительно-опровергал теоретические положения Бэра, хотя и отдавал должное тщательности его наблюдений.

Все это неприятно подействовало на впечатлительного автора. К тому же выход монографии поссорил его с Бурдахом, который был учителем Бэра и отношениями с которым он дорожил.

Все эти обстоятельства, вместе взятые, задержали выход в свет второго тома монографии Бэра, который появился только в 1837 году, т. е. без малого через десять лет.

Между тем этот том был готов еще в 1828 г., и Бэр расчитывал немедленно приступить к его печатанию. И в самом деле, в августе 1829 г. этот том уже был в наборе. В 1830 г. были награвированы рисунки для этого тома. В одной своей статье, напечатанной в немецком медицинском журнале, Бэр сообщает, что надеется издать этот том еще до отъезда в Петербург, т. е. до 1834 г. По свидетельству издателей братьев Борнтре-гер в 1834 г. было отпечатано 38 печатных листов, т. е почтв

весь объем второго тома, который содержал ЗЭѴг печатных листов.*

Однако эти расчеты не оправдались, и Бэр уехал в Россию, так и не закончив своего труда, который остался лежать без движения. Повидимому он охладел к нему и не только перестал торопить издателей, но, напротив, начал как бы намеренно тормозить это дело.

Здесь имело место, по всей вероятности, несколько причин. Прежде всего, Бэр считал нужным дополнить свое сочинение главой, посвященной развитию человеческого зародыша. Глава эта была давно готова, но Бэр хотел сравнить свои исследования с описаниями других авторов и рассчитывал сделать это в Петербурге, куда переехал в октябре 1834 г. Оказалось, однако, что в академической библиотеке нужных сочинений не нашлось, а собственная библиотека Бэра прибыла в Петербург морем только спустя год.

Однако еще гораздо большую роль сыграло в этом деле подавленное душевное состояние Бэра, которое возникло у него под влиянием огорчений, испытанных им в Германии в связи с замалчиванием и непризнанием его эмбриологических работ со стороны реакционно настроенных ученых Германии.

Как далеко зашло у Бэра это настроение, видно из того, что, по его собственному признанию, оц дал себе слово в ответ на невнимание и нападки вовсе оставить занятия эмбриологией и даже не читать эмбриологической литературы. Это видно, например, из письма Бэра к анатому и физиологу Бишофу, которое Бэр написал много лет спустя, 30 декабря 1845 г. и которое было опубликовано только после смерти Бэра.**

Положительная оценка труда Бэра пришла значительно позднее, в 40—50-х годах, особенно после появления работ Бишофа, Ремака, Келликера и др., которые правильно поняли

* Печатный лист издатели исчисляли в 23—25 тыс. букв.

** Письмо это напечатано в т. 1 настоящего труда (1950) на стр. 396—397.

и оценили значение труда Бэра как «первого камня», основы для будущих исследователей. В 1855 г. близкий друг и соратник Дарвина Томас Гекели перевел на английский язык часть схолий Бэра и поместил перевод в журнале «Scientifi-cal Memoirs». Свой перевод Гекели сопроводил примечаниями, где он высказывает сожаление, что это замечательное сочинение было осуждено так долго оставаться неизвестным в Германии. Приведя в 1865 г. эту оценку, престарелый Бэр не мог воздержаться от замечания, что немцам должно быть стыдно читать эти строки.

Таким образом, даже 30 лет спустя такой сдержанный человек, каким был Бэр, подводя итоги своей жизни, не мог отрешиться от горького чувства при воспоминании о том, как было встречено его главное произведение в Германии.

Поэтому Бэр и не торопился послать своим издателям заключительную часть работы, хотя она было у него давно написана. Более того, он года два ничего не отвечал на письма своих издателей и не пожелал послать им оглавление и объяснительный текст к таблицам, хотя и этот материал был подготовлен к печати.

Душеприказчик Бэра, дерптский профессор Штида пишет, что он нашел в посмертных бумагах Бэра совершенно готовую рукопись с изложением содержания обоих томов, написанную очень тщательно с собственноручными исправлениями и добавлениями Бэра. Там же был найден и объяснительный текст к таблицам.

Потеряв всякое терпение, издатели напечатали второй том монографии без авторской редакции, в таком виде, как он был набран, снабдив его следующим предисловием от имени издательства:

«Печатание этого тома было начато уже в августе 1829 г., но за недоставлением рукописи задержалось на целые пять лет и только во второй половине 1834 г. было доведено до 38 листов. Однако главу, которой автор, проживающий в настоящее время в Петербурге, намеревался заключить свою работу,

а также предисловие и объяснения к рисункам, мы не могли получить и до настоящего времени, причем не получали ответа со стороны автора в течение 15 месяцев; поэтому мы вынуждены оставить всякую надежду на то, чтобы получить окончание этого труда, и считаем себя обязанными (разрядка издателей, — Б. Р.) напечатать этот второй том согласно требованию многих заказчиков в том виде, как он есть».

Вследствие указанных обстоятельств второй том монографии Бэра, вышедший в свет через 9 лет после первого, в 1837 г., появился в совершенно необычном виде: без предисловия автора, без оглавления, а главное — без объяснений к таблицам. Часть рисунков еще можно было понять (табл. IV и V), поскольку они описаны в тексте книги, но рисунки к последней главе, о развитии человеческого зародыша (табл. VI и VII), которая в книге отсутствовала, были без объяснения подобны ребусам.

Во время выхода этой книги Бэр занят был экспедицией на Новую Землю и совершенно поглощен этим новым направлением своей деятельности. Интересно, что в 1837—1838 гг. он напечатал не менее 15 статей и заметок об этой экспедиции.

Повидимому Бэр остался очень недоволен поступком издателей. Он глухо упоминает об этом эпизоде в своей автобиографии, отметив только, что издатели «проявили крайнеа нетерпение». Однако издателей трудно винить, поскольку на сочинение Бэра уже давно была объявлена предварительная подписка. Возможно, что если бы издатели были менее настойчивы, то второй том монографии Бэра еще долго не увидел бы света, а может быть и совершенно не вышел бы.

В связи с этим нельзя не припомнить следующий характерный эпизод, о котором подробно рассказал акад. Е. Н. Павловский по подлинным документам архива Военно-медицинской академии.* Живя в Петербурге и будучи профессором

* Акад. Е. Н. Павловский. К. М. Бэр и Медико-хирургическая академия. Изд. АН СССР, 1948, стр. 69—75.

Медико-хирургической академии, Бэр задумал в 1844 г. издать на русском языке большое сочинение — «История развития человека и животных». Бэр испрашивал на издание этой книги 5 тысяч рублей и предполагал напечатать ее в четырех частях, при общем объеме в 40 печ. листов, с атласом в 150 рисунков. Конференция Медико-хирургической академии •энергично поддержала ходатайство Бэра, и просимая сумма была ассигнована.

«Несмотря на благоприятное, казалось бы, разрешение просьбы Бэра, — пишет по этому поводу Е. Н. Павловский, — •сочинение его, к величайшему сожалению, света не увидело».

Еще ранее, в 1843 г., Бэр предложил Конференции напечатать его сочинение на латинском языке «Conspectus Historiae hominis et reliquorum animalium», составленное им для употребления студентов, объемом 12—15 печ. листов, с двумя таблицами рисунков. Конференция просила автора представить названное сочинение или дать о нем «подробнейшие сведения». Однако и это сочинение автором'представлено не было.

В свете таких эпизодов самовольный поступок издателей •братьев Борнтрегер не заслуживает, быть может, суровой оценки.

Вообще надо заметить, что позднейшие попытки Бэра вновь заняться эмбриологией потерпели неудачу. После длительного перерыва ему было уже трудно вернуться на прежнюю дорогу. Но самое важное это то, что круг его научных интересов значительно расширился. Во вторую половину жизни он сделался гео-графом-путешественником, антропологом, этнографом и т. д.

Однако был период в 1845—1846 гг., когда он все же пытался вернуться к эмбриологическим работам и испросил себе командировку в Геную, Венецию и Триест, где собирал материал по эмбриологии беспозвоночных и делал нужные зарисовки при содействии взятого им в поездку художника. Однако из этих намерений ничего не вышло, и материал, собранный на Средиземном море, остался необработанным. Бэр успел напечатать только незаконченную работу о дроблѳ-

нии яйца морского ежа после оплодотворения (1846). К тому же во время упомянутой поездки его преследовал ряд несчастных случайностей. Так, например, в Венеции горничная отеля вылила во время уборки комнаты Бэра сосуды с морской водой, где он содержал искусственно оплодотворенные яйца морского ежа. Посланные Бэром в 1845 г. из-за границы в Петербург бочка и ящик с консервированными материалами бесследно пропали по дороге. В 1847 г. два ящика, посланные им по железной дороге из Триеста, застряли на Петербургской таможне, и Бэр получил их только после долгих хлопот, спустя пять месяцев.

Все это, конечно, не могло не подействовать на ученого, занятого к тому же многими служебными делами по Академии Наук. Таким образом, его попытка вернуться к занятиям по эмбриологии через десятилетний промежуток времени оказалась безрезультатной. А начиная с 1851 г. наступила полоса путешествий по России, которые захватили его окончательно. Тем временем подошла старость, зрение ослабело, и об эмбриологии нечего было и думать.

Как указано выше, профессор Штида нашел после смерти Бэра материалы, предназначенные им для второго тома монографии, но не попавшие туда. Штида сразу же хотел их опубликовать (в 1876 или 1877 г.). Однако этого сделать ему не удалось. Только десять лет спустя после смерти Бэра, в 1888 г., эти материалы были, наконец, напечатаны.

Таким образом, перед нами редкий в истории науки случай, что рисунки к капитальному ученому труду получили объяснение только через полвека после их опубликования.

Приготовляя к печати русское издание монографии Бэра, мы, само собой разумеется, использовали публикацию Штида, и таким образом объяснения к этим рисункам впервые стали на свое место.*

* Вследствие указанных выше причин объяснительный текст к рисункам, опубликованный проф. Штида, не вполне исправен. Некоторые рисунки остались необъясненными (например, рис. 15 и 16 на табл. IV).

Что касается опубликованной проф. Штида в 1888 г. дополнительной главы, посвященной эмбриональному развитию человека, то мы не ввели ее в данный том, потому что она,, при значительном объеме (70 стр.), очень устарела и носит фрагментарный, незаконченный характер. Бер сам просит во вступлении смотреть на этот материал как на собрание этюдов, но не как на нечто цельное. Он описывал только то, что можно было видеть на данном объекте, без установления связи между стадиями развития. По словам Бэра, для того чтобы разобраться в процессе онтогенеза, надо было иметь много материала. Тогда было бы видно, что является нормой, а что случайным отклонением, что зависит от ошибки руки или глаза исследователя и т. д. Бэру же удалось изучить всего 12 человеческих эмбрионов на ранних стадиях развития. Он располагал, во-первых, коллекцией проф. Зенфа, купленной Бэром для Кенигсбергского университета (спиртовые препараты), и некоторым количеством свежего материала, полученного им от практикующих врачей — Гирша, Арендта и Якобсона.*

В иных случаях буквенные обозначения объяснительного текста не совпадают с обозначениями на таблицах (например на рис. 5 табл. VI). Встречаются также расхождения между текстом книги Бэра и рисунками (например рис. 3 на табл. VI и описание его на стр. 356 книги). В иных случаях Бэр дает неверные ссылки на рисунки, иногда он ссылается на отсутствующие объяснения к рйсункам и т. д.

Все эти недочеты произошли, как легко понять, вследствие того, что книга- печаталась без участия автора. Всюду, где было возможно, мы их исправили.

*.Приведем перечень описанных Бэром объектов:

1)    Человеческий зародыш на восьмой день после оплодотворения. Из трупа служанки, которая утопилась в реке, после того как была изнасилована.

2)    Зародыш 14-дневного возраста в результате аборта у замужней женщины, который произошел вследствие сильного испуга.

3)    Спиртовый препарат трехнедельного зародыша из коллекции Зенфа.

4)    Спиртовый препарат того же возраста из той же коллекции.

Ссылаясь на эту свою работу в тексте второго тома своей монографии, Бэр всюду называет еѳ «Studien zur Entwickelungsgeschichte des Menschen».

Б. E. Райков.

5)    To же.

6)    Спиртовый препарат четырехнедельного или пятинедельного плода гиз той же коллекции;.

7)    Пятинедельный плод, полученный в результате выкидыша у одной женщины от сильного удара в нижнюю часть живота.

8)    Пятинедельный плод в спирту из коллекции Зенфа.

9)    То же.

10) Пятинедельный плод. Происхождение не указано.

И) Пятинедельный плод, полученный от др. Якобсона.

12) Пятинедельный плод в спирту из коллекции Зенфа.

Объекты под №№ 1, 2, 7, 10 и 12 Бэр считал нормально развитыми. Остальные — уродливые или с отступлениями от нормы.

ПРИМЕЧАНИЯ*

1    Жан Луи Прево (Prevost) (1790—1850) — швейцарский врач, «физиолог и эмбриолог, автор ряда важных открытий, касающихся развития зародыша, в особенности его кровообращения и питания. Целый ряд работ был выполнен Прево в сотрудничестве с Дюма и другими исследователями.

Жан Батист Дюма (Dumas) (1800—1884) — французский химик, я молодые годы принимал участие в эмбриологических и физиологических исследованиях Прево. Впоследствии был профессором в Париже и академиком. Вместе с Буссенго написал сочинение, в котором жизнь организма рассматривается с точки зрения происходящих в нем химических превращений. (12).

2    До недавнего времени большинство натуралистов за начало онтогенеза принимали процесс оплодотворения. Однако данные эмбриологии последних десятилетий показывают, что в яйце задолго до оплодотворения происходит ряд процессов, которые необходимо признать морфогенетическими. Определение осей симметрии и плоскости симметрии билатеральных животных, распределение в цитоплазме яйца различных веществ в соответствии с образованием впоследствии на этих местах тех или иных органов или зародышевых листков происходит у очень .многих животных (и в том числе, повидимому, у млекопитающих) в яйце до оплодотворения. Этот важный этап онтогенеза, протекающий в яичнике материнского организма, получил название предзародышевого периода. Определить момент начала предзародышевого периода и, тем самым,

* Примечания составлены проф. П, Г. Светловым. Примечания 1,3, <6, 7, 10, 23, 74, 103, 106, 115, 118, 119, 120, 125, 130, 131, 133, 223, 235 и 363 написаны проф. JI. Я. Бляхером.

Цифры в круглых скобках, поставленные в конце каждого примечания, обозначают страницы данной книги, на которых находится комментируемый текст.

начала онтогенеза пока трудно. Можно сказать, что его следует отнести на стадию возникновения овогония из соматической клетки матери. Это* тот момент,.когда кладется начало индивидуализации нового организма, доселе не существовавшего. Этот момент должен характеризоваться физиологическими показателями, которые пока не известны. Можно сказать также, что индивидуализация представляет * собой, несомненно процесс, т. е. что обособление нового организма, раз начавшись, прогрессирует постепенно и достигает конца у разных организмов в разные сроки. Разумеется, акт оплодотворения и все внутриклеточные явления, с ним связанные, играют в этом процессе индивидуализации выдающуюся роль. Но это не первый этап индивидуализации и обычно не последний. Не следует забывать также, что развитие яйца без оплодотворения (партеногенез) принципиально возможно у всех организмов, включая млекопитающих. (13).

3 На предшествующих страницах Бэр со всей решительностью высказывается против теории преформации или «эволюции», как ее называли в XVII и даже в XVIII в. Согласно этой теории, в зародыше, начиная с самого раннего периода его существования, предобразован в миниатюре сформированный организм. Переход от кажущейся однородности микроскопически малого зародыша к воспринимаемому многообразию' развившегося организма трактовался преформистами как уплотнение--органов и их развертывание (evolutio), распутывание, подобное распутыванию клубка нитей. В XVII в. идею «эволюции», или преформации,. поддерживали М. Мальпиги, Я. Сваммердам и др. Учение о «вложении»* зародышей может быть прослежено в его истоках до IV в. н. э. Философы-идеалисты конца XVIII в., в частности Мальбранш и Лейбниц, восприняли идею преформации и «вложения» и сделали из них выводы, идущие* далеко за пределы того, что непосредственно наблюдалось или допускалось естествоиспытателями. Преформизм XVIII в., имевший истоки как-в развитии науки предшествовавшего столетия, так и в философских воззрениях Лейбница, разделился на два течения: анималькулистов и ови-стов, в зависимости от того, где принималось предсуществование зародыша — в сперматозоиде или в яйце. Именно об анималькулистах, и в частности об убежденном стороннике этого направления Н. Андри, говорит Бэр, упоминая о «церкариях», дерущихся за право проникнуть, в пузырек яичника. К числу овистов принадлежали Галлер, Бонне,-Валлиснери и др. Альбрехт фон-Галлер, знаменитый физиолог XVIII в., был первоначально сторонником эпигенеза, т. е. учения о развитии путем, новообразования, а затем перешел на позиции преформизма. Афоризмы. Галлера — «не существует никакого эпигенеза» (nulla est epigenesis)^ и «ни одна^из частей животного не образована ранее другой, и все существуют, будучи созданными одновременно» (nulla in согроге animale;

pars ante a liana facta est, et omnes simul creatae existunt) — были весьма популярны еще в конце XVIII в.

Теория преформации с вытекающей из нее идеей вложения зародышей подвергалась решительной критике со стороны русского академика К. Ф. Вольфа, обосновавшего прогрессивную теорию эпигенеза как теоретически, так и своими, сделавшими эпоху, исследованиями развития куриного зародыша (14).

4    Теперь хорошо известно, что поры в яичной скорлупе есть, но они настолько малы, что Бэр их видеть в свой микроскоп не мог (диам. 1 |л). Пористость же пергаментной оболочки обнаруживается лишь при применении электронного микроскопа. Наличие пор вполне обеспечивает диффузию газов через оболочки яйца; они проницаемы также для воды и ряда других веществ в жидком состоянии (Романов и др.). Последние данные о структуре оболочек куриного яйца см.: J. J. W о 1 к е п, Anatom. Record., Ill, 1, 1951, 79—90. (20).

5    Все дальнейшее изложение данных об яичном белке показывает, что структурная сторона этого вопроса имела в эпоху Бэра злободневный интерес и живо дискутировалась. В последующем, вплоть до настоящего времени, эти вопросы не только отошли на второй план, но оказались совершенно забытыми. Однако они несомненно заслуживают внимания эмбриологов, и поэтому нижеследующие страницы сочинения Бэра имеют особенный интерес. (21).

6    Диссертация Тредерна, на которую ссылается Бэр, представляла несомненно событие в истории эмбриологии. Привлекает внимание не только самая работа Тредерна, но и его личность. Бэр в свое время приложил много усилий для выяснения биографии этого исследователя, Луи Себастьян Тредерн де Лезерек родился в 1780 г. в Бресте. В 1795 г. он вместе с отцом эмигрировал из Франции в Россию, где два года спустя был зачислен гардемарином в русский флот на корабль «Пимен», который

4 года стоял в Ревеле (ныне Таллин, Эст. ССР). Имеются сведения от лично знавших его людей, что молодой моряк занимался естественно-научными изысканиями, в частности, инкубацией яиц (куриных, гусиных и др.), причем делал тщательные зарисовки развивающихся зародышей. В 1801 г. мичман Луи Тредерн вышел в отставку для сопровождения за границу больного отца и приступил к изучению медицины, слушая лекции в немецких университетах. Он продолжал при этом работать над исследованием развития птиц, пользуясь советами Деллингера (будущего учителя Бэра) и Блюменбаха. В 1808 г. Тредерн защитил свою диссертацию и получил степень доктора медицины и хирургии. По всей видимости он собирался вернуться в Россию, так как на титульном листе диссертации именует себя русским из Эстонии. Почему этот план не осуществился, не известно. Во всяком случае в 1811 г. Тредерн сдал

в Париже экзамен на право врачебной деятельности во Франции и поступил врачом во французский флот, а затем отправился в Гваделупу, где был начальником морского госпиталя. Там он и умер. Дата его смерти де известна.

О содержании диссертации Тредерна Бэр в статье, посвященной этому эмбриологу, писал следующее: «. . . наблюдения, изложенные необыкновенно скупыми словами, характеризуются такой точностью и верностью, что вынуждают нас признать за автором диссертации несомненный талант к тонким анатомическим исследованиям. Вершиной всего является гравированная на меди таблица. Она очень проста, выполнена почти только контурами, но по точности и богатству деталей не соответствует краткости текста. Я мог бы лучше всего охарактеризовать эту таблицу, сказав, что за исключением самЬго раннего периода жизни зародыша, который в ней не изображен, она богаче содержанием, чем все, что было опубликовано ранее по этому вопросу. . . Надо вспомнить, когда он (Тредерн) писал? — В 1808 году, после того, как 40 лет не появлялось ни одного значительного сочинения о развитии цыпленка. Он является основоположником нового ряда исследований. Будучи лервым в этом ряду, он не пользовался ничьим руководством, так как не было никого, кто мог бы это руководство осуществить». Приведенными словами Бэра точно и выразительно охарактеризована как самая работа Тредерна, так и ее значение в истории эмбриологии. (22).

7 Вопрос о строении градинок, или халаз, был предметом полемики между Океном и Пандером (см. примечание 74). Окен высказал убеждение, что градинки являются полыми трубками, через которые пищевые вещества белка переходят в желток; по его представлению, во время насиживания убывает не желток, а белок, хотя он и не соприкасается непосредственно с зародышем. Свое предположение о роли градинок Окен аргументировал утверждением, что при многократном переворачивании яиц градинки перекручиваются и их предполагаемый просвет закрывается, почему давно отложенные, т. е. много раз перевертывавшиеся яйца, не всхожи.

В своем ответе на рецензию Окена Пандер ссылается на немецкий текст своей диссертации (Окен обсуждал ее латинский вариант), в котором о градинках прямо сказано, что они являются скрученными отростками желточной оболочки. Перекручивание градинок не является следствием частого переворачивания яиц, так как градинки уже перекручены в только что снесенных яйцах. Никакого сквозного канала, говорит далее Пандер, в градинках нет; они не принимают участия во всасывании белка и в процессе развития рано исчезают вместе с желточной оболочкой. Взвешиванием оплодотворенных и неоплодотворенных яиц после лежания в инкубаторе и при комнатной температуре в опытах Пандера

показано, что потеря в весе примерно одинакова; отсюда Пандер заключил, что в начале развития белок не потребляется, а только теряет воду испарением. (25).

8    Теперь называют центральную полость латеброй, а вещество, ее наполняющее, — белым желтком. Последний, кроме того, находится в канале, соединяющем латебру с зародышевым диском, и в полости под зародышем (stratum proligerum Бэра). Кроме того, белый желток в ничтожных количествах находится в прослойках между концентрическими слоями более грубозернистого и густого желтого желтка, составляющего главную массу питательного материала внутри яйцевой клетки. (30)

9    Кроме эксцентрического положения латебры, в определении положения желтка анимальным полюсом кверху должно играть роль неравномерное распределение в нем жировых веществ. (30).

10    В упоминаемом Бэром сочинении Пуркинье содержится описание яйцевого ядра (зародышевого пузырька, или пузырька Пуркинье, как называли это образование целые поколения эмбриологов). Полное название работы Пуркинье, напечатанной по-латыни, таково: «Иоганна Фридриха Блюменбаха от имени братиславских врачей Иоганн Эвангелиста Пуркинье поздравляет с полустолетием присуждения высшей почести в области медицины. Приложено сочинение об истории яйца птиц до насиживания. Братислава. Напечатано в сентябре 1825 года в университетской типографии». (31).

11    По более новым данным, в желтке куриного яйца содержится белков 19.63%, жиров 25.99%, воды 49.90%, золы 3.19%. Кроме того, в нем содержатся глюкоза ц витамины (Данилова и Нефедьева, 1935). (31).

12    В этом абзаце Бэром допущена некоторая неясность. Описывая «зародышевый слой», он сначала ничего не говорит, слоем чего же именно является это образование? Поскольку описание его непосредственно примыкает к описанию зародыша, то у читателя может создаться ошибочное представление, что Бэр считает stratum proligerum частью зародыша; к этому располагает и название, данное им этому слою. Однако через несколько строк он выражает твердое убеждение, что этот слой относится к желтку, а не к зародышу. Это было подтверждено всеми последующими исследователями. Конечно, описание этого слоя нужно было поместить выше, в раздел о желтке. Бэр этого не сделал, повидимому, потому, что по инерции следовал в отношении порядка изложения анатомии куриного яйца пандеровой традиции, хотя в этом пункте был с ним по существу не согласен. (33).

13    Теперь выяснено, что это образование характерно для яичников представителей всех классов позвоночных. Сравнение его с желтым телом вполне обосновано. (36).

14    Любопытно отметить, что решение этого простого вопроса оказалось за пределами возможностей, которыми располагал Бэр. На срезах (о приготовлении которых во времена Бэра не могло быть и речи) крупные ядра овоцитов (т. е. «зародышевые пузырьки», по терминологии старых авторов) бросаются в глаза прежде всего и прослеживаются без труда до самых ранних стадий овогенеза, (39).

15    Хотя партеногенез у птиц не известен и до настоящего времени, но мы теперь знаем, что развитие яиц может происходить у рыб, амфибий и млекопитающих в искусственных условиях и без оплодотворения. (40).

16    О механизмах формирования белка и скорлупы яйца птиц в яйцеводе см. книгу D’Arcy Thompson «On Growth and Form» (Cambridge, 1942), где этот вопрос рассматривается с привлечением данных теоретической механики. (47).

17    В подлиннике сказано gerinnt, т. е. «свертывается». Этот способ выражения очень характерен: он представляет собой реминисценцию воззрений К. Вольфа, А. Галлера и еще более ранних натуралистов (Мальпиги, Гарвея и др.), которые неизменно мыслили образование тела животного в эмбриогенезе как «сгущение» какой-то жидкости. Бэр совершенно порвал с этим образом мыслей, но иногда пользуется устаревшей уже к его времени терминологией. (48).

18    Здесь Бэр вступает (стр. 48) на путь рискованных предположений. Гипотеза о возникновении зародыша из содержимого зародышевого пузырька (ядра) была основана только на том, что первый возникает после того, как исчезает второй. Это напоминает курьезное заключение Фабриция (1604) о возникновении зародыша цыпленка из халаз. Ход мысли Фабриция был таков: 1) халазы исчезают во время развития, 2) желток и белок, несомненно, служат только для питания зародыша и не являются сами образовательным материалом, 3) никто не станет утверждать, что цыплята образуются из скорлупы или из пергаментной оболочки, 4) следовательно они могут образоваться только из халаз. Бэр чувствует слабость своего предположения и в следующем же абзаце сам выдвигает против него веское возражение.

Однако в других местах своего труда он настойчиво возвращается к этой концепции (см. стр. 240, 392). (48).

19    В подлиннике «первых двух лет». Это очевидная ошибка или опечатка. О столь длительном хранении яиц не может быть речи. Современные авторы отмечают, что подсыхание неинкубируемых яиц в первые два дня после откладки идет довольно быстро, а потом замедляется (Владимирова, 1948). (51).

20    В случае инкубации потеря веса яйца обусловлена, как известно, не только испарением, но и выделением углекислого газа в процессе

дыхания, составляющем главный энергетический рессурс процесса развития. (51).

21    Теперь хорошо известно, что в камеру, образующуюся на тупом конце яйца, воздух проникает снаружи. Эту камеру птицеводы называют пугой. Наблюдение Бэра об образовании пуги после откладки яйца совершенно точно. Однако в ее образовании главную роль играет не подсыхание, а охлаждение яйца, что было доказано экспериментально. Если дистальную часть яйцевода курицы со сформированным яйцом внутри него положить в парафиновое масло и охладить, то на тупом конце яйца образуется камера, наполненная маслом. Имеются указания на то, что скорлупа на тупом конце яйца тоньше и количество пор на ней больше, чем на остром (Владимирова, 1948). Это должно облегчать проникновение туда атмосферного воздуха. При составлении 1-й части своего труда Бэр не сомневался в том, что в камере на тупом конце яйца содержится просто атмосферный воздух (см. стр. 71, подстрочное примечание). Так же думали в то время и другие исследователи. Бэр несколько поспешно переменил мнение под влиянием работ Бишофа и Дулка о повышенном содержании кислорода в пуге. Впоследствии было точно выяснено, что -содержащийся там газ отличается от атмосферного воздуха только повышенным содержанием углекислого газа (Гюфнер, 1892 и др.). (53).

22    Как уже указывалось, убеждение Бэра в полной изоляции яйца от атмосферного воздуха совершенно ошибочно. К сожалению, он слишком доверился данным Эрмана. Трудно понять, как эти исследования — «многолетние» и «настойчивые» (как их характеризует Бэр), исследования, в которых Эрман ставил опыты, пользуясь консультацией физика, удивившего Бэра своей «изобретательностью», могли привести к столь ошибочным результатам. Техника химических и физических экспериментов стояла в то время на большой высоте и не могла быть недоступной для ученых в центре Германии. Опыты были обставлены так, что Бэру кажется «невозможным выдвинуть против них какое-нибудь возражение». При этих условиях представляется загадочным, как яйца птиц, покрытые лаком или помещенные в чистый водород, углекислый газ или азот (да еще с примесью ядовитой окиси азота!) могли в опытах Эрмана проходить все развитие до проклевывания скорлупы.

Вопрос о необходимости атмосферного воздуха для развития куриного яйца был решен еще Ж. Сент-Илэром (1820, едва ли не первая работа по экспериментальной эмбриологии!). Он покрывал поверхность яйца веществами, непроницаемыми для газов, и получал остановку развития зародышей в таких яйцах, несмотря на то, что изоляция содержимого яйца от атмосферного воздуха, как показали последующие исследования, была далеко не совершенной в его примитивных опытах. Опыты Ж. Сент-Илэра, повидимому, повторялись другими исследователями,

и это Бэру должно было быть известным. Поэтому опыты Эрмана, стоящие в резком противоречии со всеми предыдущими, произвели на Бэра впечатление сенсации. Как видно из его слов, он хотя считает данные-Эрмана «неопровержимыми», но вместе с тем принимает их за какой-то» парадокс. Любопытно, что особенно трудно приемлемым ему кажетеяг констатированное Эрманом «различие в окраске артерий и вен хориона. птиц» при полной изоляции яйца от атмосферного воздуха. Чутье натуралиста подсказывало Бэру, что в опытах Эрмана не все обстоит благополучно. Однако отсутствие собственных опытов по этому вопросу и доверие к автору не позволило ему в данном случае стать на правильную' позицию. Впоследствии и эксперименты, и практика инкубации доказали полную необходимость непрерывного и обильного снабжения яиц кислородом для нормального их развития. Опыты Митрофанова (1900)^ показали, что при лакировании даже части поверхности скорлупы получаются аномалии развития; это было впоследствии неоднократно подтверждено. (54).

23    Упомянутая Бэром диссертация казанского профессора Эд. Ив.. Эйхвальда «Физиологическое исследование человеческого яйца» является откликом на опубликованное незадолго перед тем сочинение Пандера о развитии цыпленка. Работа Эйхвальда предварена обширным предисловием в виде письма, к Пандеру, в котором Эйхвальд вспоминает о своих наблюдениях над развитием куриного яйца, которые он проводил в Петербурге под руководством Пандера. Сочинение Эйхвальда содержит мало оригинальных наблюдений и не обнаруживает исчерпывающего знакомства с литературой вопроса. Оно не лишено, однако, значения, в частности, в связи с тем, что Эйхвальд стремился последовательно применять сравнительноэмбриологический метод. Он сопоставляет части яйца, особенно яйцевые оболочки (ссылаясь при этом на труды виленского профессора Л. Я. Боянуса), и провизорные органы у различных животных (селахии, костистые рыбы, амфибии, рептилиит птицы и млекопитающие, включая и человека) и даже пытается провести сравнение яиц и зародышей позвоночных и беспозвоночных (насекомых, ракообразных и червей). (59).

24    Это допускал и В. Проут (1822), на данных которого основано' изложение раздела об образовании новых веществ при насиживании. Высказанный здесь Бэром взгляд на способность живых тел создавать-заново вещества, входящие в состав их тела, каким-то особым способом представлял собой общепринятое тогда воззрение, совершенно в духе старого витализма. Это воззрение было скоро полностью разрушена данными экспериментальных исследований. В частности относительно кальция, из которого строятся кости цыпленка, давно доказано, что большая часть его происходит из скорлупы путем растворения и диффу

зии. Первое облегчается наличием в яичном белке, а впоследствии в аллантоидной крови значительного количества ионов СОг. Если выпустить содержимое куриного яйца, наполнить скорлупу дестиллированной водой и пропускать через нее углекислый газ, то реакция воды становится слабо кислотной, вследствие чего через несколько часов в ней можно открыть весомые количества кальция (Беккер, Мартин и Петер, 1925). (60).

26 См. словарь терминов. Запутанный вопрос о различиях в понимании зародышевых листков разными авторами хорошо разобран в диссертации Т. А. Детлаф (1948, Институт морфологии АН СССР, Москва), где получили надлежащее разъяснение ошибки, делавшиеся при рассмотрении этого вопроса. Интересное исследование этого вопроса было сделано в свое время В. Гисом (1874). (63).

26    О современном толковании отделения друг от друга анимального и вегетативного листков, о котором говорит Бэр здесь и на следующих страницах, см. примечание 34. (64).

27    По-русски «аппарат связи эмбриона с внележащими частями» называется у млекопитающих пуповиной, или лучше пупочным канатиком — funiculus umbilicalis. По-немецки для этого служит слово Nabel-schntire. Но так как у птиц это очень короткий проток и шнуром его назвать невозможно, Бэру пришлось употреблять здесь слово Nabel, т. е. пуп, пупок, что означает собственно, как и по-русски, только остаток пуповины, перерезанной после родов. В современной науке по отношению к птицам термины «пупок» и «пуповина» вовсе не употребляются. (64).

28    К сожалению, термин «индузий» не удержался в эмбриологии позвоночных, хотя он гораздо выразительнее, чем «амнион». Слово indu-sium означает нижнюю рубашку, т. е. прекрасно выражает топографию и характер этой зародышевой оболочки. Слово djJ.v[ov происходит от ajjivos — агнец (agnus) и означает чашу для собирания жертвенной крови. Трудно даже догадаться, почему это слово, взятое из языческого клерикального обихода, стало употребляться для обозначения нежной пленки, облекающей тело зародыша: это пережиток какого-то совершенно неправильного представления об амнионе. Происхождение термина «хорион» также довольно загадочно. Слово ха)Р^ означает местечко, именьице. Скорее всего этим термином хотели обозначить понятие «собственный», т. е. он должен был выражать принадлежность этой оболочки не матери, но зародышу (у млекопитающих и человека). Французские эмбриологи до начала XX в. употребляли слово le chorion в смысле membrana propria гистологов и относили его не только к зародышевой оболочке, но к слизистой оболочке матки и другим органам. (65).

29    Шапочка (involucrum) Бэра, как видно из дальнейшего, представляет собой участок внезародышевого целома между стенкой амниона.

и стенкой желточного мешка («зародышевой оболочки» Бэра) на брюшной стороне зародыша. На рис. VI и VII видно сообщение полости шапочки с перикардом. (67).

30    Серозный мешок — это внезародышевый целом. Для обозначения его наружной стенки удержалось до сих пор Пандерово название «серозная оболочка» (serosa). Из дальнейшего ясно, что Бэр совершенно правильно указал на непосредственный переход полости серозного мешка в брюшную полость. (70).

31    Бэр совершенно прав, критикуя термин «аллантоис», к сожалению удержавшийся в науке, несмотря на полную его иррациональность. АИ&х, alldntos — по-гречески колбаса. Это название было первоначально дано объемистому мешку внутри плодного пузыря копытных, действи" тельно вытянутому в виде колбасы. Только потом оно перешло на производное кишечника всех амниот, называемое теперь аллантоисом, т. е. на образование, по форме совсем иное. Однако название, предложенное Бэром, т. е. «мочевой мешок», подходит, и то до известной степени, кроме рептилий и птиц, только для немногих групп млекопитающих. У копытных, действительно, это образование имеет обширную полость, в которую выделяются продукты деятельности почек. У большинства же млекопитающих эта полость обычно редуцируется, и на первый план выступают мезодермальные производные аллантоиса с кровеносными сосудами. У некоторых млекопитающих аллантоис с самого начала вовсе не имеет полости, и его энтодерма льна я часть представлена сплошным тяжем. Тогда выделение продуктов деятельности почек происходит прямо во внезародышевый целом или даже в амнион. Таким образом, название «мочевой мешок» хотя и несколько лучше, чем аллантоис, но тоже не отвечает требованию, справедливо поставленному Бэром, — отразить признак, общий всем животным, обладающим этим образованием. Не отвечает этому требованию и термин Каруса «дыхательный мешок». У Бэра ниже встречается термин «аллантоид» (стр. 516). Это слово, по крайней мере, правильно произведено от allax. (74).

82 Эту оболочку обычно называют теперь хорио-аллантоисом. Однако, пожалуй, это излишнее усложнение номенклатуры: морфологически (а отчасти и физиологически) она соответствует хориону млекопитающих; таким образом, по существу не было никаких оснований изменять в этом отношении терминологию Бэра. (75).

33    Выражения «существеннейшие различия» (wesentlichste Differen-zen) и, несколько ниже, — «основные различия» (durchgreifende Unter-schiede) следует понимать как основные или ведущие морфологические признаки (особенности). См. примечание 63. (78).

34    Это место имеет очень важное значение. Именно здесь содержится :в зачатке теория зародышевых листков, построенная впоследствии

А. О. Ковалевским, а не только констатация их наличия как фундаментальных органов., Здесь ясно указывается, что изучение эмбрионального развития приводит к установлению таких частей организма, которые являются общими для всех позвоночных, служат как бы основой построения их тела и представляют собой нечто вроде слоев.

Это как бы схема строения тела позвоночных, которую во всей ее простоте можно наблюдать на ранних стадиях развития и на которую следует проецировать любые признаки сложнейшей организации сформированных животных. Однако, как видно из дальнейшего, выделяемые Бэром основные морфологические компоненты тела позвоночных совершенно не соответствуют зародышевым листкам даже в его понимании {с современным пониманием их этот принцип деления тела позвоночных расходится коренным образом). Бэр говорит в этом абзаце о частях зародыша, имеющих на ранних стадиях развития вид «как бы слоев», кроющих и охватывающих друг друга и имеющих вид трубок. Т. е. когда дело дошло до конкретизации морфологической концепции тела позвоночных, ему пришлось считать основными частями или «слоями» отнюдь не зародышевые листки, но образования, возникающие на гораздо более поздних стадиях развития. Каждое из них представляет собой комбинацию зародышевых листков (в его понимании). В дальнейшем Бэр оттеняет, что «слои» (die Schichte) и «листки» (die Blatter) — совершенно различные образования.

Принцип проекции частей сформированного организма на возможно более ранние стадии развития оценен Бэром во всей глубине его морфологического значения. Поэтому он близко подходит к тому углубленному содержанию понятия зародышевых листков, которое впоследствии развивали Ковалевский и Мечников. Однако недостаточность эмбриологических сведений не позволяет ему провести этот принцип последовательно и довести свой замечательный ретроспективный анализ органов сформированного животного до стадий «первичного обособления», т. е. до зародышевых листков. Точнее, он доводит этот анализ до зародышевых листков только формально, как это будет показано ниже. Основными частями тела оказываются: 1) позвоночник (ствол), 2) спинная часть и 3) брюшная часть (см. ниже). Эти части стоят в некотором соотношении с зародышевыми листками Бэра, но это соотношение весьма неполное и даже не вполне ясное. Они имеют вид трубок (об этом см. т. 1, схолий IV, § 2 и 3).

Анимальный листок, по терминологии Бэра (т. е. эктодерма, мио-томы и париетальный листок целома), входит в состав второй и третьей основной части, а сосудистый листок (часть вегетативного листка) входит во все три основных части. Исходной стадией для установления этих трех основных частей Бэру служил уже сегментированный зародыш

с имеющимися налицо всеми закладками органов (табл. III,, рис. 4).

Закончив анализ организации тела позвоночных на этой стадии: развития, Бэр продолжил свое ретроспективное исследование далее и довел его до стадии начала инкубации (табл. IV, рис. 1—3). Но он посвящает этому всего полстраницы, ограничивается общими суждениями об исходном недифференцированном состоянии зародыша и даже не ставит вопроса о соотношении между зародышевыми листками и основными, частями тела («слоями») позвоночных. Здесь перед нами как раз тот пункт, на котором остановился Бэр и с которого начали свою работу последующие исследователи.

На основании изложенного позволительно думать, что можно говорить о наличии у Бэра только намека на теорию зародышевых листков,, представляющую основу современной эмбриологии. Но и этот намек свидетельствует о его гениальной прозорливости. (79).

35    Ствол (der Stamm) — термин, созданный Бэром. Это совершенна оригинальное морфологическое понятие. Ствол нельзя отожествлять^ ни с позвоночником, ни с хордой. Это «средняя ось для всей организации животного», как бы отправной пункт для ее понимания. Эта ось представлена у одних животных хордой, у других — сначала хордой, а потомі телами позвонков. (80).

36    Говоря о «нерасчлененном столбе», Бэр разумеет хорду. (81).

37    Позвоночную теорию черепа, ныне в таком виде вовсе оставленную, Бэр принимает здесь и ниже как нечто само собою разумеющееся. Он считает возможным рассматривать и задний пояс конечностей частично» как производное позвоночника. (81).

38    Гомология висцеральных дуг, ребер и поперечных отростков позвонков с нижними дугами позвонков имеет лишь исторический интерес. (83).

39    От деления тела на анимальную и вегетативную части в настоящее время остался след только в виде обозначения полюсов яйца — анимальный и вегетативный. (84).

40    Под слизистой оболочкой старинные анатомы понимали выстилку кишечника. Этим объясняется то, что Пандер, а за ним Бэр и другие эмбриологи энтодерму называли слизистым слоем. Следы этого словоупотребления сохранились и у позднейших эмбриологов до конца XIX в. (84).

41    Чрезвычайно интересное примечание, свидетельствующее о том,, насколько были Бэру близки вопросы о причинной стороне явлений развития. При этом замечательно, что здесь в виде твердого убеждения он высказывает мысль о решающем значении среды в определении характера дифференцирующихся частей тела. В данном случае речь идет об»

«образовании серозного листка брюшины, т. е.' перитонеального эпителия. (85).

42    Выбор термина «брыжейка» для обозначения зачатка, образующего ряд внутренних органов и в том числе сердце, довольно странен. Повидимому, по-немецки это звучит менее странно, так как слово die •Gekrose может означать не только брыжейку, но и внутренности, потроха. Понятие «брыжейка» у Бэра близко к понятию «боковая пластинка» -современной эмбриологии. Таким образом, «брыжейка» у Бэра приблизительно соответствует производным целома. (88).

43    Использование Бэром в предыдущих разделах этого параграфа ретроспективного метода изложения эмбриологических событий весьма характерно для его взглядов. В другом месте (автобиография) он пишет, что сущность метода эмбриологических исследований состоит именно в отыскивании мест в менее развитом зародыше, соответствующих тем шіи иным частям его тела на более поздних стадиях. Таким образом, эмбриолог в своих исследованиях неизменно идет сзади наперед в познании процесса развития и только потом мысленно поворачивает этот процесс в том направлении, в котором он идет в действительности. Это соображение, несомненно, правильно. Бэр в изложенной ретроспекции как бы воссоздает тот мыслительный процесс, который привел его к пониманию хода развития цыпленка, т. е. раскрывает методологию эмбриологических исследований.

Каждый эмбриолог, если захочет дать себе труд восстановить ход своей работы в познании неизвестного процесса, несомненно, осознает, •что он шел к его раскрытию именно таким путем. (90).

44    Ремак, а за ним и другие эмбриологи употребляли для обозначения эктодермы термин «чувствительный листок». (92).

45    Батрахии — старинное название класса амфибий. Ватрауоь — по-гречески лягушка. (98).

46    Наиболее оригинальный пункт в морфологических взглядах Бэра на архитектонику тела позвоночных заключается в его попытке при-лисать позвоночным сверх билатеральной симметрии (принимаемой всемй и до, и после него) еще более совершенный тип симметрии, именно двулучевую симметрию (или дисимметрию, как ее иногда называют). Единственным элементом симметрии билатеральных организмов является плоскость симметрии, проходящая вдоль тела по средней линии. Бэр хочет приписать позвоночным сверх этого еще наличие оси симметрии второго порядка, совпадающей в своем расположении с хордой, и вторую плоскость симметрии, проходящую вдоль тела. Хорда является*центральной линией, по обе стороны от которой (спинной и брюшной) симметрично развертываются в принципе одинаковые процессы развития: свертывание трубок кожных, мясных и внутренних (последние представлены

на спинной стороне мозговой, а на брюшной — кишечной трубками)* образование верхних и нижних дуг позвонков и т. д. Эта мысль иллюстрируется рис. 4 и 5 табл. III, рисунком в тексте и рис. 1—3 табл. IV. Двулучевая симметрия тела позвоночных не идеальна, так как спинная часть меньше брюшной части, благодаря чему вращение оси симметрии на 180° не приводит части к полному совмещению. Но принципиальна обе эти части строятся одинаково, и поэтому представляются Бэру симметричными.

Таким образом, по Бэру, тело позвоночных построено по тому же типу, что и тело многих низших животных, например гребневиков (Cteno-phora). Эта концепция подробно развита в первом томе, схолий IV, § 2* Она не может быть, конечно, теперь поддержана; но легко себе представить, сколь заманчивой она должна была казаться Бэру как простая и изящная схема развития позвоночных. (101).

47    Характерно, что при описании различных способов формообразования (морфологического обособления) Бэр имеет в виду только изменения формы зачатков в результате их неравномерного роста. Убеждение в том, что неравномерный рост представляет собой единственный источник изменений формы в эмбриогенезе животных, царило в эмбриологии вплоть до недавнего времени. Теперь известно, что в этих процессах наряду с увеличением живой массы играют важную роль активные-перемещения клеток и их комплексов. (108).

48    Имеются в виду, очевидно, симпатические стволы и rami commu-nicantes. (110).

49    Отсюда ясно, что под «морфологическим элементом» Бэр разумеет сегмент тела, или метамеру в современном смысле. Если до Бэра не было слова для выражения этого понятия, то это значит, что и самое понятие о сегментации если и существовало, то в очень смутной форме. (111).

50    Очевидно, это нужно понимать в том смысле, что кожная, мышечные и сосудистые трубки и их производные, по Бэру, должны быть сегментированы. Это в общем подтверждено современной морфологией; и физиологией. (111).

51    См. примечание 37. (111).

52    По современной терминологии — тагмы. Так же как и «морфологические элементы», это понятие являлось важным нововведением Бэра в морфологии* (112).

68 Это место показывает, как глубоко и как верно Бэр понимал значение учения о метамерии в морфологии сегментированных животных. Особенно ярко это сказалось на изучении членистоногих, вся сравнительная морфология которых строится на основании характера ях сегментации. Для понимания морфологии позвоночных также сыграла огромную роль изучение вопросов^различной дифференциации и интегра

ции сегментов в разных частях тела. К этому же направлению исследований относится вся теория метамерии и, в частности, теория ларвального тела, по терминологии П. П. Иванова. (ИЗ).

64 Все суждения Бэра о происхождении асимметрии внутренностей, довольно темны и вряд ли имеют какое-нибудь соответствие с действительностью. Скорее всего, его рассуждения о правой и левой стороне тела, их относительном значении в развитии и жизни организма и т. д. представляют собой следы (довольно малочисленные у Бэра) влияния чрезвычайно древних источников, устаревших к XIX в. Это и аналогичные места заставляют вспомнить Гиппократа с его туманными мыслями о мужской (сильной) правой половине тела и женской (слабой) левой, а также множество других аналогичных источников, отголоски которых в литературе начала XIX в. были еще довольно сильны. (116).

55 Бэр считал внутреннее ухо выростом мозга, как глаз и обонятель^ ный орган. Это одна из его немногих крупных ошибок наблюдения эмбриологических фактов: внутреннее ухо образуется независимо от мозга из эктодермы, причем это хорошо видно при небольшом увеличении и без всякой препаровки. Однако эту ошибку он повторяет при изложении развития млекопитающих, амфибий и рыб. (117).

66    Это место ясно показывает, что схизоцельная теория кровеносной системы, позднее развитая О. и Р. Гертвигами и Н. А. Ливановым (1914), а сейчас получившая всеобщее признание, в основном была осознана еще Бэром. (118).

67    Клеточная ткань — это мезенхима. Старинные анатомы, от которых взял этот термин Бэр, меньше всего думали о клетках в современном, смысле или даже в смысле теории Шванна. (119).

58 Из всех первичных органов, по терминологии Бэра, «брыжейка», или «сосудистый слой», ближе всего к пониманию зародышевого листка. Это хорошо чувствуется при чтении раздела hh. (120).

69 Бэр не допускает возможности возникновения сосудов нервной системы из того же источника, что и сосуды внутренностей (т. е. из «сосудистого слоя», по Бэру, или, по современной терминологии, из висцерального листка боковой пластинки). В этом он совершенно прав, так как мезенхима, из которой возникают сосуды нервной системы, является производным склеротомов, т. е.. «мясного листка», по терминологии Бэра. (124).

60    Описание миогенеза представляет собой точнейшее изложение явлений, которые могут наблюдаться в зачатке скелетной мышцы при препаровке его под небольшим увеличением микроскопа. Однако последнее наблюдение совершенно непонятно: вновь возникающие мышечные волокна очень тонки и в дальнейшем непрерывно растут. (125).

61    Потребовалась работа нескольких поколений эмбриологов, чтобы.

доказать, что периферические нервы до их мельчайших разветвлений являются производными центральной нервной системы. Вполне естественно, что Бэру казалось очевидным возникновение их на месте (in loco). Впрочем в его описании развития лягушки содержится намек на возможность йного решения этого вопроса. (125).

68 Т. е. «особенности» первичного обособления. См. следующее примечание. (125).

63 Этот важный абзац довольно труден для перевода и для толкования. Слово Differenz, как уже было указано в примечании 33, означает у Бэра «существенные различия» или «отличительные особенности». Вероятнее всего, употребление Бэром этого слова навеяно выражением differentia specifica — из словаря школьной логики тех времен. Т. е. это слово употребляется Бэром в тех случаях, когда речь идет о специфических особенностях, лежащих в основе разбираемых понятий, или признаках, обозначающих их существо и отличающих их от других понятий, им родственных.

В данном случае говорится о принципиальном сходстве между гистологическим обособлением и первичным обособлением, т. е. между процессом образования зародышевых листков и гистологической дифференциацией. Бэр полагает, что вторая в общих чертах повторяет первую. Как можно догадаться, это означает, что зародышевые листки и первичные органы (т. е. части, образовавшиеся в результате первичного обособления) не лишаются тем самым способности к любым дальнейшим превращениям. Первичные органы сохраняют высокую степень пластичности, благодаря чему при гистологическом обособлении одни и те же ткани могут образоваться из разных зародышевых листков и, наоборот, разные ткани могут явиться производными одного и того же первичного органа. Так, мышечные волокна образуются, по Бэру, из «неоформленной» массы, причем процесс их образования совершается в соответствии с теми же причинами, что и в «первичном обособлении». Таким образом, и здесь: 1) никогда не происходят «новообразования», а лишь «преобразование»; 2) возникают сначала грубые и крупные структуры, которые лотом делаются более тонкими и мелкими; 3) путь развития идет от общего к частному, и. т. д. (см. схолии первого тома). Таково возможное истолкование разбираемого абзаца.

«Морфологическое обособление» (т. е. формообразовательные процессы в узком смысле) также не сковано предшествующим процессом «первичного обособления». Оно производит капитальнейшие изменения в «первичных органах», прошедших фазу «первичного обособления». Эти изменения столь важны, что они как бы «повторяют на свой лад» акты «первичного обособления». Например, морфологическая пластичность частей нервной трубки остается после «первичного обособления»

столь высокой, что она в дальнейшем развитии изменяется до неузнаваемости. (125).

64    Это место имеет особенно важное значение. Все положения, высказанные здесь с исключительной силой и мастерством, имеют весьма серьезное значение для современной науки и далеко не полностью использованы ею. (126).

65    Бэр еще не знал накладных костей, развивающихся непосредственно из соединительной ткани. (127).

66    В разделе 3 высказано несколько замечательных мыслей. 1) Несколько раз отмечена зависимость темпа развития от взаимных влияний развивающихся частей друг на друга и, в частности, особенная важность влияния зачатка головного мозга на развитие других частей головы. 2) Отмечена зависимость темпа развития от относительного значения развивающейся части в функциональной экономике будущего сформированного организма. На то и другое указывается еще много раз впоследствии как на нечто само собой разумеющееся (см. стр. 132, 313 и примечание 224). 3) Отмечено, что замыкание нервной трубки начинается от некоторого пункта в передней части зародыша, откуда оно распространяется вперед и назад. Бэру казалось, что этот пункт соответствует задней границе черепа. Теперь выяснено, что это граница между ларвальной и постларвальной частью головы в смысле теории П. П. Иванова (Чекановская, 1947); она соответствует задней границе среднего мозга. (131).

67    См. примечание 37. (133).

68    Стенка (die Wand) — выражение, близкое к современному «стенка тела». В данном случае мезодерма сомитов (миотомов). (137).

69    В подлиннике стоит Nachhirn, слово, по-русски точно не переводимое; в современной немецкой терминологии оно стало обычным, как и все другие термины в этой фразе. По-русски оно переведено современным русским термином — продолговатый мозг. (143).

70    Вопрос о том, где находится у сформированных высших позвоночных передний конец нервной трубки и, тем самым, морфологически апикальная точка тела, имеет серьезный интерес. Изложенная здесь точка зрения Бэра впоследствии не раз подвергалась сомнению, но в конце концов выяснилось, что Бэр «был прав. (143).

71    То, что Бэр пишет о возникновении хрусталика, представляет собой не результат наблюдения, а просто повторение убеждения, с давних пор сложившегося у анатомов, о том, что образование хрусталика является чем-то вроде кристаллизации, на что указывает и его название (хрусталик—кристаллик). Методика Бэра была слишком несовершенна для того, чтобы увидеть отшнурование хрусталика от эпидермиса. (151).

72    На самом деле гребень имеется в глазу почти всех Sauropsida* (153).

73    См. примечание 55. (155).

74    Лоренц Окен (1779—1851) — натурфилософ-шеллингианец, профессор в Иене, а затем в Цюрихе, редактор-издатель журнала «Isis»

Интересуясь эмбриологическими вопросами, Окен уделял им много внимания на страницах своего журнала. Так, вскоре после выхода в свет диссертации Пандера в «Isis» появилась пространная рецензия на это сочинение. Хотя рецензия не подписана, нет сомнения, что она принадле-жала перу Окена. Рецензент подробно реферирует содержание диссертации, перемежая изложение и выписки своими замечаниями и вопросами. Его недоумения в особенности относятся к образованию пищеваритель ной трубки. Окен приводит по-латыни выписку из Пандера: «Головное влагалище тянется вплоть до сердца, разделенное на две ножки, и в этой области образует сердечную ямку, которая позади сердца ведет в пищевод; боковые же углы этого влагалища сильно выступают, протягиваясь до хвоста». В связи с этим, действительно не вполне ясно изложенным местом Окен разражается такой тирадой: «Невозможно понять ни единой буквы. Все это изложено совершенно так же, как у Вольфа, и именно поэтому совершенно непонятно. Как может пищеварительная трубка быть, так сказать, отрезанной снизу и иметь вид духовой трубы с зияющим отверстием». По поводу образования прямой кишки из стенок хвостового влагалища Окен снова говорит, что не может этого понять, и затем, переходя от отдельных деталей развития пищеварительного канала к общим представлениям Пандера о развитии зародыша, пишет: «Все это не может происходить таким образом. Тело возникает из пузырей, а вовсе не из листков». Источником этих суждений, выраженных в характерной для Окена резко полемической форме, являются отчасти неправильно истолкованные собственные наблюдения над развитием млекопитающих, а главным образом априорные натурфилософские представления о шарообразном начале, якобы присущем всем телам природы.

Пандер внимательно ознакомился с рецензией Окена, вскоре в «Isis» появился его обстоятельный ответ, снабженный таблицей схематических рисунков. Касаясь, в частности, развития кишечника, Пандер возражает против навязывания Океном природе произвольных представлений о пузыревидной начальной стадии развития. Ссылаясь на свои рисунки, Пандер еще раз подчеркивает, что бластодерма состоит из трех пластинок, одна из которых, слизистая оболочка (membrana pituitosa), берет на себя образование кишечного канала.

Критическая статья Окена, посвященная первой части «Истории развития животных» Бэра, на которую последний ссылается, показывает, что и через десять лет Окен не приблизился к пониманию процессов

развития кишечника. Полемизируя с Пандером, Окен упрекал его за то, что Пандер будто бы изображает кишку в виде широко открытой духовой трубы, а критикуя Бэра, он говорит, что в середине кишечника нет никакой «дыры». В подстрочном примечании (стр. 163 настоящего издания) Бэр дает краткий, но выразительный ответ на замечания Окена. Данные об Окене см. в т. 1, стр. 442. (162).

75    Примечательно, что этот взгляд Окена на образование кишечника оказался справедливым в отношении большинства насекомых. (162).

76    В разделе о кишечнике обращает на себя внимание исключительная обстоятельность в описании образования кишечной трубки из пластинки. На протяжении этого раздела Бэр вновь и вновь возвращается к этому вопросу, рассматривая его с разных сторон и давая различные формулировки, имеющие, очевидно, целью внести максимальную ясность в понимание этого процесса и устранить возможные иные его толкования. Такой характер изложения, можно думать, объясняется тем, что этот эмбриологический факт огромной принципиальной важности хотя и был открыт еще К. Вольфом (на что указывает и Бэр), но к 1834 г. еще не стал всеобщим достоянием и для самого Бэра не утратил новизны. Кроме того, подробность изложения этого вопроса была вызвана необходимостью высказаться по поводу появившихся возражений против взглядов Вольфа. (164).

77    В этом месте, как и во многих других, Бэр ставит вопрос о ведущей роли той или иной части зачатка совершенно так, как стали ставить этот вопрос в экспериментальной эмбриологии XX в. (166).

78    Характерен новаторский интерес Бэра к вопросам механизма образования кровеносной системы (роль движения крови в образовании: сосудистой стенки). (170).

79    «Кровяное кольцо» — краевой синус сосудистого поля внезаро-дышевой части. (172).

80    В действительности кровяные островки существуют; это первая стадия возникновения кровеносной системы. Но Бэр, конечно, прав, отрицая существование кровяных островков на тех стадиях развития, когда сердце уже сокращается. (172).

81    Вопрос о числе аортальных (жаберных) дуг изложен Бэром несколько сбивчиво (см. также стр. 185, 186). Здесь он говорит о четырех парах дуг, несколько далее — о пяти. ,'На рис. 10 табл. IV ясно изображены пять артериальных дуг. В настоящее время их насчитывается шесть, но первые две очень рано исчезают. (173).

82    Т. е. речь идет, с одной стороны, о будущем венозном синусе-и проксимальном участке нижней полой вены, а с другой — об артериальном конусе и артериальном стволе, т. е. о брюшной аорте. (175).

83    См. примечание 92. (177).

84 Теперь эти сосуды (vasa omphalo-mesenterica) и у млекопитающих, и у завропсид называются желточно-брыжеечными. Таким образом, первоначальное значение греческого слова о^сраХо;—пупок оказалось забытым. В современной морфологии сосуды, совершенно различные по положению и происхождению, т. е. ѵ. omphalo-mesenterica, с одной стороны, и ѵ. umbilicalia, с другой, получили различные русские названия, но их латинизованные термины различны только по звуку, так как греческое орираХо; и латинское umbilicus — полные синонимы. (177).

86 Из этого описания рисунка становится особенно ясным расхождение в толковании Бэром различных зачатков сосудов с установленной позднее и принятой ныне картиной развития сосудистой системы у амниот. Приводим таблицу, где сопоставлена номенклатура Бэра с современной.

Как видно из этого сопоставления, наиболее серьезную поправку к представлениям Бэра позднейшие исследователи внесли в понимание позвоночной артерии (d). Теперь известно, что система позвоночных артерий закладывается независимо от аортальных дуг и только позднее вступает с ними в связь. Сосуд же, который Бэр здесь принимает за позвоночную артерию, на самом деле — внутренняя сонная артерия. Так

* В первом томе эту вену Бэр называл субкостальной.

** Эти вены Бэр иногда называет отрогами сердца (Herzschenkel).

сначала думал и сам Бэр (см. ниже). Вены, обозначенные буквами И, названные Бэром неопределенным именем «нижние вены задней части тела», — скорее всего, субкардинальные вены. На пупочные вены они не походят хотя бы потому, что на рисунке обозначено большое число» боковых разветвлений; пупочные вены их нѳ имеют. Кроме того, пупочные вены закладываются в стенке тела и на этих стадиях развития при вскрытии зародыша должны быть мало заметны. (178).

86    Предположение Бэра, впоследствии не оправдавшееся. (180).

87    Речь идет скорее всего о субкардинальных венах. Пупочные вены, несомненно, развиваются независимо от них. (182).

88    Это замечание глубоко справедливо. Указанная Бэром трудность снабжения частей зародыша рациональными наименованиями по их проспективному значению впоследствии обозначалась еще резче. Например, зачаток зародышей позвоночных, который невозможно назвать иначе, как нервной пластинкой (или медуллярной пластинкой), оказался зачатком, образующим не только нервную систему, но и хрящи висцеральной части черепа, а также мезодермальные производные хвостовой области, (183).

89    См. примечание 81. (185).

90    Из этого примечания ясно, что в начале своих исследований Бэр держался совершенно правильного взгляда на происхождение сонных артерий из корней аорты. То, что в этом примечании ему представляется ошибочным, на самом деле оказалось истиной. Это далеко не единичный и даже не столь редкий случай, когда первые приблизительные исследования оказываются верными, а попытка их углубить приводит к ошибочным заключениям. И только дальнейшее, еще большее углубление изучения вопроса раскрывает истинное положение вещей. В данном случае исследования развития млекопитающих и рыб, проведенные с недостаточной полнотой (вероятно, вследствие отсутствия достаточно ранних стадий развития), побудили Бэра сделать заключение об аналогичном развитии позвоночных артерий у цыпленка; это заключение оказалось неправильным. (187).

91    На самом деле ни желточные вены, ни пупочные вены с сердцем непосредственно не соединяются, но проникают сначала в печень, где образуют общую систему разветвлений. Соединение желточно-брыжеечной и пупочной вен происходит возле самого сердца, а потом оно ока зывается внутри печени. (188).

92    Вопрос о дыхании зародыша.цыпленка до сформирования аллантоиса не вполне ясен и до настоящего времени. В снабжении зародыша кислородом в этот период развития должны играть главную роль сосуды желточного мешка. Выше (стр. 177) Бэр указывал на вероятность дыхательного значения сосудов желточного мешка. Следует также иметь

в виду, что потребность в кислороде в ранний период развития меньше, и не только в силу незначительных размеров зародышей, но и потому, что на этих стадиях развития играет большую роль как источник энергии гликолиз. Предположение Бэра о дыхании зародыша путем заглатывания амниотической жидкости и фильтрации ее через жаберные щели лишено оснований; да и сам он приводит против своего предположения столь веское возражение, что сводит значение его к нулю. (189).

93    Речь идет об Аранциевом протоке. (192).

94    Это место не вполне понятно. См. примечание 81. (193).

95    Скорее всего речь идет о верхней или нижней брыжеечных венах (v. mesentericae sup. et inf.), собирающих кровь преимущественно из брыжейки толстой кишки; но они не впадают в нижнюю полую вену, так как относятся к системе воротной вены, т. е. к дериватам брыжеечно-желточных вен. Однако из других мест ясно, что Бэр хорошо знал брыжеечные вены (стр. 179 и др.). Поэтому, что именно он подразумевал под «веной, идущей к толстой кишке и еще не получившей названия», сказать трудно. (196).

96    Ведущая роль кровеносной системы в образовании мезонефроса сейчас, конечно, не может быть признана. Но заметим, что, во-первых, происхождение Вольфова тела из «сосудистого листка» (т. е. из мезодермы, а не из этнодермы) вполне подтвердилось, а во-вторых, самую постановку вопроса об «определяющей роли» той или иной части зачатка нужно признать замечательной. Следует отметить, что Бэр отнюдь не упрощал этого вопроса, как это подчас делалось впоследствии, и хорошо понимал сложность проблемы взаимных влияний частей развивающегося организма друг на друга. (198).

97    Вторая альтернатива является соответствующей действительности. Метамерные веточки артерий, делающих разветвления около Вольфовых каналов, отходят от спинной аорты. (198)«

98    На самом деле у самцов первичная почка, как известно, превращается в эпидидимис и некоторые рудиментарные придатки полового аппарата; у самок тоже можно обнаружить следы первичных почек в виде рудиментарных образований полового аппарата (epoophoron). (199).

99    Следует помнить, что Бэр под желточными шарами (Dotterkugeln) разумеет яйцеклетки (или ядра яйцеклеток у млекопитающих). Следовательно, проводимое им различие между органами, продуцирующими «семя и желточные шары», и органами, составляющими остальные части полового аппарата, соответствует более поздним представлениям о первичных и вторичных половых признаках. (200).

100    Впоследствии выяснилось, что прав был Мюллер, а не Ратке.(202).

101    Деление развития птиц на периоды по признаку характера связи эмбриона со средой и по показателям его обмена веществ весьма заме

чательно. Это деление основательно забыто и, насколько нам известно, нигде не отражено у позднейших эмбриологов ни в курсах, ни в специальных работах.

В последние годы в работах советских исследователей не раз делались попытки разделить развитие животных на стадии, исходя из принципов мичуринской биологии (Аршавский, 1948; Шмидт, 1951, и др.). Таким образом, это место показывает, насколько близок оказывается порою Бэр к современности и как мало еще использована его гениальная прозорливость для дальнейшего изучения законов индивидуального развития. (204).

102    Здесь эта оболочка названа в подлиннике «die hageltragende Haut», а на стр. 24 этого тома «die Haut der Hagelschmire (membr. halazi-fera)», там же приведены и другие названия этой оболочки, употреблявшиеся в то время. (205).

103    Карл-Густав Карус (К. Carus) (1789—1869) — профессор сравнительной анатомии, шеллингианец. Излагал строение отдельных систем органов в виде ступенчатого усложнения единого ряда органических форм. Карус поместил в сборнике Гете «О естествознании вообще и особенно о морфологии» (Zur Naturwissenschaften uberhaupt, besonders zur Morphologie) работу «Основы общего толкования природы», содержание которой позволяет считать его, вместе с іГете, одним из эволюционистов до дарвиновского периода. (206).

104    Здесь Бэр бросает вскользь мысль о ведущем значении процессуальных особенностей ранних стадий эмбриогенеза для образования признаков, характеризующих крупные таксономические единицы системы животных (в данном случае классов). Правда, он не берется вывести всех различий между птицей и черепахой из соотношений между размерами спинных и брюшных пластинок зародыша (и вряд ли верит в это). Но он выводит из этих соотношений особенность развития конечностей у черепах, которая представляется ему признаком кардинальной важности. Последнее видно из употребленного им для обозначения этой особенности слова «Differenz». Об этом слове у Бэра см. примечания 33 и 63. (207).

105    В подлиннике написано «aus dem Knochenbau der Saugethiere». Ясно, что здесь опечатка: вместо «Knochenbau» должно было стоять «КеішЬаи». (207).

106    Фридрих Тидеман (Tiedemann) (1781—1861) — профессор зоологии и анатомии в Гейдельберге. Среди ряда анатомических и зоологических сочинений следует отметить «Anatomie und Bildungsgeschichte des Gehirns im Foetus des Menschen» (Нюрнберг, 1816). (207).

107    У большинства рыб и у амфибий внутри яичника имеется полость, исчезающая у амниот. (209).

108 На стр. 30 этого тома эта полость названа центральной полостьюг а ее содержимое «жидкостью, содержащей белок». Некоторая шаткость номенклатуры вообще свойственна Бэру. О современных наименованиях того и другого см. примечание 8. (210).

10* О полях (Hofe) см. словарь терминов. (210).

110    Пограничная вена выше (стр. 93 и 172) фигурировала под названием кровяного кольца. (210).

111    Интересно отметить, что от Бэра не ускользнул замечательный факт очень раннего возникновения удлинения тела у зародышей змей. Этот факт был оценен по достоинству' А. Н. Северцовым и послужил одним из исходных пунктов для развития его взгляда на архаллаксис как возникновение в эволюции новых признаков на ранних стадиях онтогенеза. (211).

112    См. примечание 21. (212).

113    См. примечание 32. (212).

114    Веретеница — безногая ящерица (Anguis fragilis), в то время, очевидно, считалась змеей. (214).

115    Рудольф Лейкарт (Leuckart) (1822—1898) — профессор зоологии в Гиссене, а затем в Лейпциге. Выделил тип кишечнополостных из сборного типа лучистых Кювье; изучал строение сифонофор, размножение насекомых, пятиусток и паразитических червей. В лаборатории Лейкарта работали многие русские зоологи, в частности И. И. Мечников. Последний вступил с Лейкартом в конфликт в связи с Іем, что Лейкарт опубликовал от своего имени работу о развитии Ascaris nigrovenosa, главнейшие результаты которой были добыты Мечниковым совершенно самостоятельно. Мечников с большим достоинством ^отстаивал в печати свое авторское право на упомянутые открытия. (См.: В. А. Догель и А. Е. Гайсинович. Основные черты творчества И. И. Мечникова. В книге: И. И. Мечников. Избранные биологические произведения. Ред. статья и примеч. чл.-корр. АН СССР В. А. Догеля и А. Е. Гайсиновича, Изд. АН СССР, 1950). (214).

116    Теперь таких животных называют яйцеживородящими. (215).

117    Соображения Бэра о связи плодов с материнским организмом у рептилий в настоящее время имеют серьезный интерес. Последняя же фраза имеет непосредственное отношение к дискуссионному вопросу о родоразрешающем механизме у млекопитающих. (215).

118    Адольф Эдуард Грубе (1812—1880) учился в Кенигсбергском университете у Бэра и Бурдаха. С 1837 по 1844 г. приват-доцент в Кенигсберге, а с 1844, по предложению Бэра, занял кафедру в Дерпте, где работал до 1856 г., после чего перешел в Бреславль. Много работал по анатомии, эмбриологии и, особенно, по систематике кольчатых червей. Большое значение в истории эмбриологии беспозвоночных имеет работа

Грубе «Ulitersuchungen uber die Entwickelung der Clepsinen» (Кенигсберг, 1844). 28 ноября 1877 г. Грубе выступил в Шлезвигском научном обществе^ с речью, посвященной воспоминаниям о Бэре. (217).

119    Иоганн Фридрих Меккель (Meckel) (1781—1833) перевел на не* мецкий язык латинскую монографию Каспара Фридриха Вольфа, напечатанную по-латыни в «Новых актах Петербургской Академии Наук» и этим способствовал широкому ознакомлению с классическим сочинением Вольфа. (219).

120    Ричард Оуэн (Owen) (1804—1892) — английский сравнительный анатом и палеонтолог, автор трехтомного сочинения «Anatomy and Physiology of vertebrates» (1866—1868). Оуэну принадлежит разграничение понятий гомологии (сходство в строении и происхождении органов) и аналогии (функциональная общность органов, различных по строению и происхождению). В области палеонтологии Оуэн особенно известен описанием археоптерикса. Оуэн был последователем позвоночной теории* черепа, сформулированной Гете и Океном. Появление теории Дарвина Оуэн сначала встретил враждебно, однако после дискуссий с Т. Геке ли-был им убежден и в дальнейшем выступал как сторонник эволюционного учения. (219).

121    Бэр различает в женских «выводных протоках» птиц, рептилий и однопроходных три части: воронку, яйцевод и «нижнюю расширенную часть яйцевода», которую он называет «яйцевместилищем» (Eihalter). Теперь эту часть производных Мюллеровых каналов у рептилий, птиц' и однопроходных называют маткой, приравнивая ее матке млекопитающих. Однако Бэр, как видно из дальнейшего, не считает «яйцевместилище» однопроходных гомологичным «плодовместилищу» плацентарных млекопитающих, т. е. матке. Что же касается сумчатых, то он полагает, что маткой у них следует считать только их сумку — «marsupium». (220).

122    Теперь установлено, что морфологически эти расширения яйцеводов гомологичны матке плацентарных млекопитающих (см. следующее примечание). (221).

123    Трактовка половых путей сумчатых показательна для характеристики морфологической методологии Бэра. Он оказался совершенно' правым, отказываясь считать то, что называлось в его время uterus соп-tortus сумчатых, за матку этих животных. Впоследствии выяснилось что эта часть половых путей представляет собой необычайно длинное влагалище, подразделенное у большинства сумчатых на две, а у некоторых на три трубки. Однако совершенно ясно, что он руководился при' этом не морфологическими, а физиологическими соображениями. Он почему-то принимает все же это образование за нечто сходное с «недоразвитой маткой» плацентарных, а настоящей маткой считает сумку,, куда, как он воображал, самка «рожает» детенышей, прикладывая отвер

стие влагалища к отверстию сумки (на самом деле, как известно, детеныши сумчатых, родившись, сразу же при помощи активных движений заползают в сумку). Таким образом, Бэр, проводя указанное сравнение, устанавливает, говоря современным языком, не гомологию, а аналогию органов.

То же самое следует заметить и о высказанном им выше отрицании -соответствия расширенной части яйцеводов сумчатых с маткой плацентарных млекопитающих. Мотивом для этого отрицания (ошибочного, как оказалось впоследствии) послужило соответствие этих расширений таковым у однопроходных, которые не рожают и, следовательно, не могут иметь матки. Т. е. опять-таки за основу сравнения органов взят чисто функциональный критерий. Ясного разграничения между аналогией и гомологией у Бэра еще не было (работа Оэуна, установившего эти понятия, появилась в 1841 г.). Для мышления Бэра весьма характерно обращение к функции как к решающему критерию сравнения, что выгодно отличает его от предшествующих исследователей морфологии .животных. (222).

124    Впоследствии эти данные подтвердились. У некоторых сумчатых имеется хорошо развитая плацента (типа semiplacenta, см.: Гилл, 1949). (223).

125    Карл Асмунд Рудольфи (Rudolphi) (1771—1832) — немецкий зоолог, профессор в Грейфсвальде и Берлине, занимался сначала главным образом гельминтологией, а затем сравнительной анатомией позвоночных. (223).

125а Надо заметить, что здесь, как и в других местах, Бэр называет эмбрион млекопитающих с его оболочками яйцом (das Еі) по аналогии с яйцами птиц и всех низших животных. Так делали до Бэра все натуралисты, начиная с Гарвея. В настоящее время под яйцом млекопитающих разумеют яйцевую клетку, а зародыш, покрытый оболочками, называют плодным пузырем или зародышевым пузырем. Но Гарвеева традиция •оказалась столь сильной, что удержалась до сих пор среди медиков. Акушеры, к сожалению, до сих пор называют плод на всех этапах его внутриутробной жизни яйцом. Однако мы сохранили в переводе термин «яйцо» по отношению к млекопитающим в смысле Бэра, так как перевод иным способом этого слова означал бы недопустимую модернизацию и искажение его взглядов. (223).

126    Placenta по-латыни значит блин, лепешка, пирог. Бэр употребляет для обозначения плаценты немецкие слова Mutterkuchen и Fruchtkuchen, т. е. дословно «материнский пирог» и «плодовый пирог». Первое из этих слов удержалось в современном немецком языке для обозначения плаценты. Однако в дальнейшем плаценту вообще Бэр называет Frucht-^kuchen, а слово Mutterkuchen употребляет для обозначения той ее части,

которая теперь называется placenta uterina, т. е. производное матки.

По-русски плацента называется детским местом, и иначе ее назвать нельзя. По форме плацента у человека и, особенно, у грызунов очень похожа (по внешней форме) на каравай хлеба, но дословный перевод термина placenta в русском языке не привился. (225).

127    На самом деле этого нет. За образование, подобное плаценте, принята, очевидно, часть децидуальной капсулы, прилегающей к противоположной стороне матки. (225).

128    Теперь гомология хориона млекопитающих и птиц прочно установлена (у последних его чаще называют хорио-аллантоис, см примечание 32).

Сосуды хориона млекопитающих аллантоидального происхождения, но полость аллантоиса (мочевой мешок по терминологии Бэра) часто редуцируется (см. примечание 31). (226).

129    Эта часть децидуальных образований получила потом более рациональное название децидуальной капсулы (decidua capsularis). Наблюдение Гентера (1774) о загибании и впячивании внутрь себя самой оболочки плода оказалось ошибочным. На самом деле децидуальная капсула представляет собой просто слой слизистой оболочки матки, облекающий плод со стороны, обращенной в полость матки. Тем не менее термин Гентера d. reflexa (дословно «загнутая назад») удержался на долгое время, а медиками употребляется еще и сейчас (см. словарь терминов). (227).

130    Регнер де Грааф (Regner de Graaf) (1641—1673) — голландский анатом, описавший семенные канальцы мужской половой железы и пузырьки в яичнике, получившие название Граафовых пузырьков; он принял их за яйца. Исследовал ранних зародышей кролика путем систематического вскрытия беременных самок через определенные сроки после спаривания. (228).

131    Уильям Крукшэнк (Cruikshank, 1745—1800) — английский анатом. Бэр ссылается на работу «Experiments in which, on the third day after impregnation, the ova of rabbits were found in the Fallopian tubes» (Philos. Trans. Soc., v. 87, 1797). (229).

132    Подвергнутые здесь критике наблюдения Гома и Бауэра, конечно, фантастичны. Совершенно ясно, что овуляции млекопитающих они не видели. Но и Бэр ошибся, полагая, что выделение яйца из яичника в девственном состоянии возможно только у человека. На самом деле спонтанная овуляция происходит у многих грызунов и ряда других млекопитающих. Таким образом, Гом и Бауэр, опираясь на совершенно ошибочные наблюдения, оказались в некотором отношении ближе к истине, чем Бэр, обосновавший свои взгляды фактами, совершенно безупречными. Парадокс, в науке не столь редкий. (231).

133    Жан-Виктор Кост (Coste) (1807—1873) — французский эмбриолог и рыбовод, профессор College de France. Важнейшие сочинения: «Re-cherches sur la generation des mammiferes et la formation des embryons» (Paris, 1834), «Cours d’embryogenie сошрагёе» (Paris, 1837), «Histoire generale et particuliere du developpement des corps organises» (Paris, 1847—1859). (232).

134    Речь идет о наружном слое плодов млекопитающих (чаще всего-о трофобласте), который Бэр приравнивает «скорлуповой оболочке» (т. е. пергаментной оболочке) птичьих яиц. См. далее, примечания 143, 144, 145. (233).

135    Отметим, что Бэр строго придерживается рациональной номенклатуры женских гонад млекопитающих, нигде не называя их придатками матки, как называли их современные ему анатомы. Между тем, у акушеров и гинекологов яичники именуются до сих пор не иначе, как нелепым названием «придатки». (234).

136    В этой фразе явная описка: вид удлиненно-округлого, слегка сплющенного тела имеет яичник, а не его зачатковый слой. В переводе-эта фраза оставлена без изменений. (235).

137    На первый взгляд кажется, что этот абзац содержит противоре-чиє. Сначала Бэр отрицает наличие расширения яйцеводов в их дистальном отделе и тем самым, казалось бы, должен отрицать соответствие матки яйце вместилищу птиц (т. е. расширенной части яйцеводов). Но в следующей же фразе он пишет, что матка млекопитающих и «сама заменяет» (vertritt selbst) яйцевместилище, т. е. как бы признает в нашем смысле гомологию того и другого. Однако более внимательное рассмотрение этого места и сопоставление его с другими показывает, что здесь перед нами не противоречие, а особенность морфологического мышления Бэра, на что нами было уже указано. Для Бэра существо органа определяется его функцией. Поэтому там, где у млекопитающих кончается яйцевод, т. е. в месте перехода его в матку, невозможно говорить об его расширении, так как он там, наоборот, суживается. А матка, хотя и оказывается на месте расширенной части яйцевода птиц, но, являясь органом совсем другого назначения, должна рассматриваться как нечто совершенно новое, у завропсид вовсе отсутствующее. (237).

138    Название membrana granulosa, или stratum granulosum, для

Внутренней оболочки ЯЙЦеВОГО фоЛЛИКуЛа МЛеКОПИтаЮЩИХ ПрОЧНО ВОШЛО'

в науку и удержалось до настоящего времени. Но о соответствии ее желточной оболочке, конечно, не может быть и речи. (238).

139    Изложенная здесь и на предыдущих страницах концепция морфологии яйца млекопитающих показывает, что, хотя Бэру бесспорно принадлежит заслуга открытия яйца у млекопитающих,* но он был еще

* Долгое время яйцо млекопитающих называли Бэровым пузырьком.

довольно далек от понимания действительных соотношений между частями Граафова пузырька млекопитающих и фойликула завропсид. К тому же его номенклатура порою очень сбивчива. Так, «желточным шаром» (Dotterkugel) он называет у птиц желток яйца (vitellus), а у млекопитающих — открытое им тельце внутри cumulus oophorus Граафова пузырька, т. е. в обоих случаях он обозначает этим термином то, что сейчас считают яйцевой клеткой. Казалось бы, давая одно и то же название этим образованиям, Бэр должен был считать их равнозначными, что мы сейчас и делаем. К тому же в других местах он прямо называет тельце, открытое им внутри Граафова пузырька яйцом млекопитающих. Однако оказывается, что «желточный шар» млекопитающих он ошибочно приравнивает «зародышевому пузырьку» завропсид, т. е. ядру их яйцевой клетки. Отсюда видно, что он дал название «желточных шаров» совершенно различным образованиям (в его понимании) у птиц и у млекопитающих. Но это нельзя считать только номенклатурным недосмотром Бэра. Все говорит в пользу того, что в обоих случаях под «желточными шарами» он все-таки понимал нечто принципиально единое, в его смысле «аналогичное» (см. словарь терминов — «Аналогия»). Таким образом, он придерживался мнения о возможности сравнения «желточного шара» млекопитающих и с «зародышевыми пузырьками», и с «зародышевыми шарами» птиц.

Эта странная двойственность понимания яйца млекопитающих объясняется двумя причинами. Первой причиной этой досадной ошибки является его мало обоснованная гипотеза о происхождении всего зародыша цыпленка из «зародышевого пузырька» (см. стр. 48 и примечание 18). Вторая причина — неизменное стремление Бэра найти, исходя из изучения куриного яйца как из прототипа, во всех яйцах одни и те же составные части. Поэтому, он не хотел видеть в Граафовом пузырьке млекопитающих чего-то нового, у птиц несомненно совершенно отсутствующего, а искал гомолога Граафова пузырька млекопитающих в яйце птиц и нашел, как ему казалось, этот гомолог в виде «желточного шара» куриного яйца. Совершенно правильный принцип морфологического метода — поиски единства в многообразии, — доведенный до крайности, явился здесь, как и во многих других местах у Бэра, источником крупных ошибок, так как он заслонял собой не менее важный методический принцип — поиски новообразований и констатация их там, где они действительно существуют.

Эта ошибка тем более досадна, что, как выясняется из дальнейшего, Бэр видел внутри «желточного шара» (т. е. яйцевой клетки) овцы «нечто светлое», т. е. разумеется, ядро. Но так как он не искал там «зародышевого пузырька», следуя по пути своей ложной гипотезы, то он не придал этому наблюдению значения. Приводим таблицу, сопоставляющую тол

кование и номенклатуру частей яйца завропсид и млекопитающих по Бэру и согласно современным воззрениям (стр. 479).

В двух средних столбцах этой таблицы приведены сопоставления Бэра, а в крайних — современные толкования каждой из частей, помеченных в средних столбцах. В горизонтальных графах средних столбцов помещены части яйца, принятые Бэром за равнозначные у завропсид и млекопитающих.

Изложенная двойственная концепция «желточного шара» (т. е. яйца), млекопитающих, по Бэру, подверглась заслуженной критике (Пуркинье, Кост и другие) и не получила признания. В автобиографии Бэра чувствуется, что он как будто признал справедливость этой критики. Он пишет, что его взгляд на яйцо млекопитающих представлял собой только результат рассмотрения его способа развития (т. е. лишь один из возможных аспектов изучения), а по его функции (т. е. по существу, согласно-взглядам Бэра) «яйцо млекопитающих является желточным шаром, как и птичье яйцо, но только гораздо меньших размеров» (Автобиография Бэра. Пер. Б. Е. Райкова. 1950, стр. 323). Однако там же он пишет, что он «не может полностью отрешиться» от своих старых взглядов и при этом не только повторяет свои прежние мотивы, но и приводит в их защиту новые. Именно, он пытается изложить свою концепцию яйца млекопитающих в терминах клеточной теории. «Желточный шар», согласно его новому взгляду может быть назван клеткой, а «зародышевый пузырек» — тоже клеткой, в нее вложенной. У птиц накопление желтка происходит главным образом в «большой клетке» и он откладывается в очень больших количествах. У млекопитающих желток образуется во «внутренней клетке», и его откладывается очень мало (стр. 333).* Таким образом, Бэр все же остался верен до конца своей искусственной концепции морфологии яйца, не заметив, что наука с середины прошлого века пошла далеко вперед по сравнению с его исследованиями, а он остался в этом вопросе позади иАв одиночестве. (240).

140    Сейчас известно, что овуляция в этих случаях осуществляется деятельностью нервной системы при посредстве сложного гормонального аппарата. Механические причины сами по себе вряд ли играют в этом какую-нибудь значительную роль. То же в общем справедливо и для всех позвоночных. (242).

141    Кроваво-красная пуговка в современной науке — это блютпункт Цондека. Она получила большое значение в эндокринологии ив реакциях диагностики беременности. (243).

* Примечательно, что Шванн (1838) подробно дискутирует вопрос: о том, является ли Граафов пузырек клеткой.

* Термин «желточный шар» попадает в разные графы таблицы. Это объясняется двойственным характером толкования яйцевой клетки млекопитающих Бэром, о чем говорится в тексте примечания.

** Попадание термина «капсула» в разные графы таблицы — результат номенклатурного недосмотра Бэра.

142    Выше Бэр назвал это образование calyx, как оно называется в настоящее время (см. стр. 243).

143    Любопытно, что изучая развитие млекопитающих, Бэр ищет у них те же взаимоотношения между «зародышем» и «яйцом» (в его смысле), что и у завропсид. Он ищет зародыш (blastos) на поверхности яйца, полагая, что и здесь, как у птиц, внутренняя часть занята внезародышевым

/(пластическим) веществом. Он оказался прав, считая всю поверхность замкнутого пузырька на ранних стадиях развития (т. е. поверхность бластоцисты в современном понимании) зародышем и «зародышевой оболочкой». Однако теперь мы знаем, что такое строение яйцо получает не вследствие растворения желтка (как думал Бэр, см. далее), а вследствие накопления жидкости, выделяемой бластомерами, и отодвигания последних на периферию. Что же касается «зародышевой оболочки»,

* Попадание термина «капсула» в разные графы таблицы—результат номенклатурного недосмотра Бэра.

** Это сопоставление встречается в тексте несколько раз, но мимоходом (см. стр. 38, а также т. I и «Epistola de ovi genesi»).

-то, повидимому, Бэр считает ее гомологом бластодермы завропсид, что тоже в общем правильно. (245).

144    Наружную оболочку яйца анамний сейчас иногда называют .хорионом. О «наружной оболочке яйца» см. также выше, стр. 40—44. Бэр сопоставляет здесь образования, совершенно различные по происхождению (см. таблицу в примечании 139). (246).

145    Весь параграф о наружных яйцевых оболочках имеет только историческое значение, но с этой стороны весьма любопытен. Кроме того, на этом вопросе необходимо остановиться потому, что в дальнейшем до конца книги эти оболочки играют большую роль в изложении. «Наружная оболочка яйца млекопитающих», как бы она ни образовалась, -приравнивается Бэром к скорлуповой (т. е. пергаментной) оболочке :яйца птиц, а жидкость плодового пузыря — яичному белку.

Это вполне понятно, так как Бэр считает плод млекопитающих со всеми его оболочками яйцом. Так думали все его старшие современники и учителя (Бурдах, Деллингер), так думал и А. Галлер, величайший авторитет для тех времен. Этот взгляд можно проследить и далее, вплоть до Гарвея. Ход мысли, изложенный на предыдущих страницах, был совершенно естественным для всех предшественников Бэра, так как ‘Они не знали, что представляет собой подлинное яйцо млекопитающих. Находя в матке плод округлой формы в виде птичьего яйца и не зная более ранних этапов его развития, они считали его яйцом и полагали, •что оно образуется на месте.

Но почему Бэр, открыв, что яйцо млекопитающих образуется в Гра-афовом пузырьке в виде крошечного тельца и проследив в общем весь ход его развития в яйцеводе и в матке, искал соответствия частей плода, имплантированного в матку, с частями еще не насиженного яйца курицы, а не с оболочками и содержимым инкубированного яйца птиц поздних стадий развития, кажется теперь непонятным. Это можно объяснить только силой прочно создавшейся научной традиции, которая оказывает действие даже на самых выдающихся исследователей.

Что же касается способов образования «наружной оболочки яйца» у большинства млекопитающих, то, если она не происходит путем превращения в нее желточной оболочки яйца (что, как ошибочно думал Бэр, происходит у хищных), этот вопрос оставляется невыясненным. В конечном счете под «наружной оболочкой яйца» после имплантации его в матку Бэр подразумевает всегда наружный слой стенки плодного пузыря. Он принимает участие в образовании хориона, другим компонентом которого является стенка «мочевого мешка», т. е. аллантоиса. <252).

148 На самом деле желточная оболочка исчезает гораздо раньше, .во всяком случае до имплантации. (252).

КМ ТѴ-т

147    Все эти тонкие наблюдения впоследствии подтвердились. О замечательном факте закономерной ориентации первичной полоски относительно оси матки и большом принципиальном значении этого открытия* см. ниже, примечание 220. (253).

148    Ворсинки слизистой оболочки желточного мешка птиц — это глубокие складки, образуемые энтодермой желточного мешка птиц*. О них Бэр нигде в других местах монографии не пишет. (254).

149    Образование желточного мешка у грызунов понято Бэром совершенно неправильно. Это описание, равно как рис. 20 табл. IV, внимательное рассмотрение которого только и делает понятным представление-Бэра о желточном мешке грызунов, имеет только историческое значение. Образование желточного мешка у кролика см. в книге Г. А. Шмидта. (1952). У мышевидных грызунов он образуется несколько иначе. (255).

150    Как видно из дальнейшего, Бэр согласен с Кювье, что «наружная оболочка яйца» кролика утрачивается. В действительности это так и происходит: тонкая наружная оболочка плода (так называемая; Рейхертова мембрана) во вторую половину беременности исчезает. Бэр возражает против мнения Кювье о том, что эта оболочка представляет собой хорион. Однако в известном смысле Кювье оказался прав: поверхностный слой наружной оболочки плода на ранних стадиях развития; является трофобластом, т. е. гомологом наружною слоя хориона других млекопитающих. Но и Бэр” прав в том отношении, что амнион грызунов не остается ничем не прикрытым: его снаружи одевает нрочная спланхно-плевра желточного мешка, обильно снабженная сосудами (желточная-плацента); Бэр называет ее дальше «сосудистой оболочкой». (256).

161 Серозная оболочка человеческого плода — это выстилка внеза-родышевого целома, прилегающая к хориону. (257).

152    Дан точный перевод фразы Бэра, не совсем правильно сконструированной в немецком оригинале. Вместо слова «что» (was) следовало бь& поставить: «причем такое ее положение» и т. д. (257).

153    Т. е. большая часть кишечника еще не замкнута. (257).

154    У некоторых млекопитающих (например у крысы) одна пупочная артерия. (258).

155    См. табл. IV, рис. 26. (259).

166 Об аллантоисе, или аллантоиде, Бэр считает возможным говорить* лишь в тех случаях, когда «кишечно-слизистый и сосудистый» листки (т. е. энто- и мезодерма льна я части аллантоиса в современном смысле)' разъединены студенистым веществом, как у копытных (и, как он ошибочно принимает, у грызунов). Если оба листка остаются сближенными’ (как у завропсид и многих млекопитающих), то Бэр не называет этого* образования аллантоисом; оно получает у него название мочевого мешка. (260).

157    Полость аллантоиса у кролика, развитие которого изучал Бэр? довольно сильно редуцирована и никогда не имеет той формы, которая изображена на рис. 20 табл. IV. На самом деле это довольно узкая щель, расположенная под плацентой. У мышевидных грызунов полость в аллантоисе нацело редуцируется и, таким образом, у них «мочевого мешка» нет вовсе. (260).

158    Теперь хорионом называют именно наружную оболочку плода. Возражения Бэра против этою устарели. См. примечание 150. (261).

159    На самом деле благодаря своеобразным особенностям развития грызунов о серозной оболочке у них говорить трудно. В общем, гомологом ее у грызунов можно считать перитонеальную выстилку наружной стенки внезародышевого целома. (262).

160    У хищников тонкая хориальная мембрана остается по обе стороны от поясной плаценты. (263).

161    См. примечание 150. (264).

162    См. стр. 399, где Бэр высказывает несколько иное мнение, и примечание 166. (266).

163    В действительности это не совсем так (см. примечание 150). (266).

164    Теперь наружную оболочку зрелых плодов грызунов не считают хорионом. Соображение же Бэра о физиологическом значении наружной оболочки плода грызунов, снабженной сосудами, совершенно правильно. Эта оболочка, представляющая собой спланхноплевру желточного мешка, доставляет зародышу добавочное питание и носит название желточной плаценты. (266).

165    Вопрос о возможности происхождения кровеносных сосудов из местной мезенхимы хориона в настоящее время не вполне ясен. (267).

166    Это предположение Бэра оказалось вполне правильным. (267).

167    Здесь один из интересных примеров мышления Бэра в направлении физиологии развития. (268).

168    См. примечание 126. (268).

169    Таким образом, котиледонную плаценту нужно считать открытием Бэра. (268).

170    Здесь нередкая у Бэра шаткость номенклатуры. Словом Eihal-ter — яйцевместилище — выше названа эктальная часть яйцевода завропсид, причем Бэр это понятие противопоставляет понятию Fruchthalter, т. е. матке млекопитающих. Здесь же яйцевместилищем названа часть матки млекопитающих, содержащая «яйцо», т. е. плод; теперь иногда называют часть матки, прилегающую к плоду, loculus. Несколько далее это образование образно названо в тексте «гнездом». (272).

171    Покров яйца — секрет маточных желез, выделенный в полость матки. Он прилегает к плоду в тех случаях, когда последний лишен децидуальной капсулы и лежит в полости матки. (273).

ол *

172    Почему Бэр забыл здесь о желтке, т. е. о главном питательном ресурсе яйца птиц, который, как он хорошо знал, образуется в яичнике, яе понятно. (273).

173    Тонкость и точность этих наблюдений поразительна. Она производит особенно сильное впечатление еще потому, что теперь эмбриологи редко прибегают к прижизненным наблюдениям над организмами, забывая, что именно они должны составлять первоисточник знания о развитии. (274).

174    Т. е. в мезенхиму зародыша. Термином «ткань» Бэр пользуется редко и употребляет его в смысле Биша, т. е. не думая при этом о клетках. (274).

175    Разница в цвете венозной и артериальной крови плодов млекопитающих очень резкая. Бэр ее не видел, вероятно, благодаря тому, что не принимал мер для сохранения хорошего дыхания у матери во время наблюдения за кровью плода. Если это условие не соблюдается, то асфиксия плодов наступает очень скоро, благодаря чему цвет артериальной и венозной крови плода становится одинаковым, хотя сердце еще лродолжает биться. Что же касается наблюдения, что «кровь в артериях темнеет», то это именно и указывает на происходящий в теле зародыша газообмен. Так что Бэр или написал по ошибке слово «темнее», вместо «светлее», или допустил недосмотр, как бы забыв, что у плода в пупочных артериях темная кровь, отдавшая кислород. (275).

176    См. примечание 164. Эта фраза неудачно составлена в оригинале, особенно в последней части, которая становится понятной только при многократном внимательном чтении. Ее смысл: питательные материалы не поступают сначала в «желточный мешок» (точнее плодовый пузырь, если говорить о кролике), а оттуда в зародыш, но непосредственно в зародыш по венам желточного мешка. Однако, как видно из дальнейшего, Бэр, все-таки, в отличие от современных ученых, считает, что всасывание питательной жидкости в полость плодового пузыря играет главную роль, а сосуды только «помогают этому всасыванию». Очевидно таково было прочно установившееся мнение современников Бэра, которое он значительно поколебал, но не мог сам от него вполне -отрешиться. (276).

177    Несмотря на этот вывод Бэра, сделанный им на основании совершенно точных наблюдений, спор о том, являются ли амниотическая и аллантоидальная жидкости результатом фильтрации или они образуются иным путем, тянулся очень долго; фильтрационная теория, ■отвергнутая уже Бэром, не совсем исчезла из обращения и в наше время. <277).

178    Теперь всю подъязычную кость производят из второй жаберной дуги. То же делали, повидимому, и анатомы до Бэра. (279).

179    Очень важное наблюдение, освещающее принцип образования кишечника в его окончательной форме. (28J).

180    О числе жаберных дуг см. примечание 81. (282).

181    См. примечание 85. (283).

182    «Двойной ток крови» здесь имеет двоякий смысл. С одной стороны, речь идет о токах крови в краниальном и в каудальном направлениях; первый из них идет через сонные и подключичные артерии, второй — через аорту. С другой стороны, подразумевается устремление потоков крови из правой и левой камер сердца в первоначально общий артериальный ствол (283).

183    «Каротидами» Бэр называет наружные сонные артерии. В других местах он называет их головными артериями. В этой фразе подлинника явно пропущено слово: die rechte Schlagader, т. е. «правая артерия», означает, несомненно, «правую позвоночную артерию». Недостающее слово вставлено в квадратных скобках. Позвоночная артерия, по Бэру, — это внутренняя сонная артерия (см. примечание 85).(284).

184    В этом примечании Бэра, сохранившем только историческое значение, имеются, помимо указанных нами выше, и другие неточности, легко устанавливаемые сличением этих данных с современными руководствами. (284).

185    См. табл. IV, рис. 14, из которого ясно представление Бэра о развитии артериальных дуг у млекопитающих. На этом рисунке отсутствует 6-я пара дуг, образующая легочные артерии. Чтобы понять различие в представлениях Бэра с современным пониманием этого вопроса, надо сравнить этот рисунок со схемой Боаса, помещенной во всех современных руководствах по сравнительной анатомии позвоночных. (284).

186    Плечевая артерия означает подключичную артерию. Странным образом Бэр считал ее ответвлением «позвоночной», т. е. внутренней сонной артерии. Это не вполне согласуется с его рис. 14 табл. IV.

«Перевернутое продолжение аорты» — это типичный для Бэра ход мысли: он всюду ищет симметрических соотношений в теле позвоночных (см. примечание 46). В данном случае ему кажется, что через сердце проходит в спинно-брюшном направлении ось симметрии второго порядка; переднюю и заднюю части артериальной системы Бэру хочется рассматривать как половины, симметричные по отношению к этой оси. См. то же рассуждение применительно к венам на стр. 287. (285).

187    Слова в квадратных скобках вставлены в переводе для ясности. (285).

188    Очевидно, здесь Бэр хочет сказать, что желточные вены крупнее пупочных, а потом отношения делаются обратными. (285).

189    Этот анастомоз называют теперь ѵ. апопуша. Интересна физиологическая трактовка образования у млекопитающих передней полой

вены с правой стороны тела. О сравнении яремных вен с пупочными см. примечание 186. (287).

190    О морфологических элементах см. примечание 49. (287),

191    Имеется в виду образование извилин и складок на дорзальной поверхности мозговых пузырей. (288).

192    Бэр неправильно указал номер рисунка (табл. IV, рис. 1). На самом деле рисунок, на который он ссылается, помещен на таблице иод № 18. Зрительные бугры промежуточного мозга (de) изображены отчетливо, но литеры х, как указывает автор, на рисунке не имеется. (289).

193    Лучистый венец (Strahlenkranz), или corona radiata, — главная часть проводящих путей, идущих от коры больших полушарий. (290).

194    Мысль этой не вполне ясной фразы, повидимому, заключается в том, что более раннее открывание глаз в развитии птиц Бэр ставит в зависимость от давления изнутри на складку кожи, покрывающую глаз. Поскольку хрусталик у млекопитающих более плоский и не прикреплен наглухо к радужине, а от роговицы он не зависим, кожа, находящаяся над глазом, испытывает здесь гораздо меньшее давление изнутри и веки долго остаются закрытыми. Впрочем вряд ли все это рассуждение имеет какой-нибудь реальный смысл.(292).

195    См. примечание 55. (293).

196    Эти нити представляют собой Вольфовы каналы у самцов и Мюл-леровы каналы у самок. Различия между ними Бэру остались неизвестными. (294).

197    Такая топография характерна только для Мюллеровых каналов (если только «нити», о которых говорится в тексте, на самом деле не были каким-то другим образованием, не имеющим отношения ни к Вольфовым, ни к Мюллеровым каналам). (295).

198    На самом деле наблюдение Ратке было ошибочным: Вольфовы каналы млекопитающих с самого начала имеют полость. (296).

199    Этой же особенностью обладают, как известно, и самцы многих плацентарных млекопитающих. (298).

200    Интересно сопоставить это место с текстом на стр. 221—222 (см. также примечание 123). Удивительно, что Бэр, так хорошо зная дальнейшую судьбу дистальных частей яйцеводов млекопитающих, все-таки полагал невозможным сопоставлять матку млекопитающих с яйцеводами завро-псид ввиду того, что она несет другую функцию. (299).

201    Предположение ничем не обоснованное и не подтвердившееся. (300).

202    Под «преддверием», очевидно, разумеется vulva. (300).

203    Стенки матки у женщин, как и у всех млекопитающих, снабжены мышечными слоями в течение всей жизни. (301).

204    Очевидно, в этой фразе речь идет о перемещении «семенника, которому предшествует» и т. д. Вся эта часть оригинала отредактирована автором не особенно тщательно. (301).

205    Имеется в виду мезенхима. (301).

206    Предложение «мясная пуповина далеко отстоит от кожной» следует понимать в том смысле, что между мезодермой стенок желточного мешка и аллантоисом, с одной стороны, и стенкой амниона, с другой, еще существует объемистая полость (внезародышевый целом), впоследствии редуцирующаяся вследствие прилегания амниона к поверхности пупочного канатика. (302).

207    Как известно, сердце закладывается у млекопитающих вне контуров тела зародыша выше уровня головы, затем входит в шейную «область, а оттуда перемещается в туловище. (303).

208    В квадратных скобках слова, добавленные в переводе к оригиналу для ясности. (304).

209    Параграф о диафрагме во многих отношениях замечателен. Во-первых, в нем сообщаются точные фактические данные о ее развитии и удивительной ее миграции в онтогенезе млекопитающих. Эти данные, основанные на собственных наблюдениях Бэра, за исключением небольт ших деталей, оказались вполне точными, а в то время создавали совершенно новое представление о грудобрюшной преграде. Однако для Бэра это лишь «попутно сделанные наблюдения», о чем он скромно заявляет -с самого начала и высказывает сожаление, что он не занялся этим вопросом подробнее. Во-вторых (что объясняет его интерес к диафрагме), он высказывает здесь новую для того времени теорию возникновения диафрагмы путем отодвигания назад передней стенки полости тела. Изложение этого вопроса таково, что его можно принять за эволюционноморфологическое построение. На самом деле этот ряд «аналогий» Бэра (в данном случае это нечто близкое к гомологии Оуэна) для диафрагмы позвоночных представлял для него не исторический, но абстрактноморфологический ряд форм наподобие «метаморфоз» Гете.

Современные морфологи-эволюционисты представляют себе эволюцию полости тела и происхождение диафрагмы млекопитающих именно так, как это показано здесь Бэром, но его «ряду аналогий» придается теперь значение реального исторического процесса. Принимается, что стенка общей вначале полости тела оттесняется легкими, исходное положение зачатка которых, как и положение плавательного пузыря рыб, ретроперитонеальнсе. Таким образом, легкие, одетые целомической выстилкой, постепенно вдаются в общий целом, и каудальная часть этой выстилки образует перегородку между плевральной и абдоминальной полостями. Сначала образуется septum transversum, т. е. утолщенная прослойка между сердцем и печенью, а затем плевр о-абдомина льна я

складка перитонеума, постепенно отделяющая нацело грудную полость-от брюшной. Прикрепление этой складки к спинной стороне тела и врастание туда^мышц превращает эту перегородку в диафрагму. Выстилка же плевральной полости образуется по современным данным из перикардия, от которого первая обособляется при помощи кардио плевральной складки.

В-третьих, здесь, может быть, яснее, чем где-либо, Бэр ставит вопрос о двух путях объяснения процессов формообразования: 1) путь отыскания «аналогий», т. е. применение сравнительноморфологического метода и 2) познание условий формообразования, т. е. путь физиологии развития. Очень характерно, что он, выделяя эти две точки зрения в виде методических абстракций, даже не предполагал возможности полного» отрыва их друг от друга, что случилось через 100 лет.

К вопросу о диафрагме Бэр обращается еще раз несколько ниже, в параграфе о серозных оболочках. (304).

210    См. примечание 57. (305).

211    Здесь и в подстрочном примечании к этой странице высказаны два положения: 1) серозные оболочки неотделимы в своем существе от полостей, которые они выстилают; это пограничные образования, как их назвал А. А. Заварзин, 2) в этих оболочках нужно различать поверхностный тонкий слой (т. е. мезотелий) и лежащую под ним ткань, в которой впоследствии развиваются сосуды (т. е. мезенхиму); однако обе эти части имеют в онтогенезе общее происхождение. Все это-оказалось совершенно правильным. (305).

212    Говорится о septum transversum, т. е. утолщенной задней стенке перикардия. (306).

213    Слово «микрологический» произведено непосредственно от греческого micrologia — мелочность, скряжничество и употреблено здесь в изначальном его смысле — речь о мелочах. Повидимому, это неологизм Бэра, притом очень удачный. Французы употребляли раньше слово-1а micrologie в смысле — микроскопия; в русском же и немецком языках этого слова в широком употреблении вовсе не было. (306).

214    Бэр различает пуповину (der Nabel) и пупочный канатик (der Nabelstrang). Пуповиной он называет соединение эмбриона с желточным мешком и аллантоисом у всех позвоночных: это образование у всех позвоночных (за исключением млекопитающих и некоторых Elasmobranchia) имеет очень незначительную длину. Пупочным канатиком Бэр называет (как называют и теперь) гомолог этого образования у млекопитающих. Кроме длины, оно отличается консистенцией и слабым развитием желточного мешка, а позднее и его отсутствием (см. ниже на этой и на 3G9 стр.). Впрочем иногда пуповину млекопитающих Бэр тоже называет der Nabel. (308).

215    Так называемый Вартонов студень. (308).

216    Этой щели на указанном рисунке не видно. Ссылка на рисунок относится к высказываниям об «отставании мясной пуповины от кожной»* и о существовании «довольно объемистого влагалища пуповины». (309).

217    Вартоновым студнем. (309).

218    Термины Бэра «малая» и «большая» кривизна матки (die Cur-vatur) теперь заменены терминами «мезометриальная» и «антимезоме-триальная» стороны матки, т. е. означают обращенную к маточной брыжейке и обратную ей стороны. (310).

219    Следует помнить, что Бэр говорит здесь только об очень ранних стадиях развития эмбриона. Положепие более зрелого плода спинкой к брюшной стороне тела матери считается аномалией. Это так называемый «задний вид», по терминологии акушеров, который хотя встречается и не так редко, но все же не может считаться нормой. (310).

220    Это наблюдение, изложенное на нескольких страницах, имеет исключительно важное значение. В последнее время вопросом об ориентировании морфологической оси зародыша млекопитающих относительно оси матки интересовались Видакович (1911), Никлэс (1947) и другие исследователи. Замечательный закон Бэра о положении зародыша внутри куриного яйца здесь им самим распространен на млекопитающих. Эта закономерность имеет принципиальный интерес, так как она, несомненно, свидетельствует о локализующей роли «внешней среды»' (т. е. в данном случае влияний со стороны материнского организма) в важнейших процессах формообразования, разыгрывающихся во время закладки зародышевого диска, первичной бороздки и т. д. у млекопитающих. (310).

221    Под «материалами» плода (die Fruchtstoffe) Бэр разумеет здесь белок и желток, т. е. питательные материалы в отличие от образовательных веществ (die Bildungsstoffe или die Bildungssubstanzen), из которых строится тело зародыша. Любопытно, что Бэр здесь употребил вместо слова «яйцо» (das Еі), обычно употребляемого им для обозначения плода млекопитающих, слово «плод» (die Frucht). Об оттенках, придаваемых Бэром слову плод, см. словарь терминов. Однако совершенно очевидно, что и здесь он настойчиво приравнивает плод млекопитающих яйцу птиц с белком и желтком. (311).

222    В предварительных замечаниях к параграфу, посвященному сравнительной эмбриологии млекопитающих, Бэр высказывает свое мнение о соотношении между описанием развития отдельных форм и сравнительноэмбриологической характеристикой группы животных, взятой в целом. Необходимость и того, и другого подхода в морфологии, теперь, вполне осознанная, вошла в практику научного изложения предмета и его преподавания гораздо позднее. Поэтому-то Бэр так старательна*

и доказывает, что дальнейшее изложение, опирающееся на факты, уже разобранные им выше, имеет существенное значение во всей его концепции. Именно, оно делается с целью «вывести общую историю развития яйца, выдвинутую нами в этом сочинении». Таким образом, указания на «необходимость соединения разрозненных фактов», «неизбежность повторения» и т. д. представляют собой не что иное, как методологическое обоснование разграничения общей и сравнительной эмбриологии; можно сказать, что последней до появления этого труда Бэра вовсе не существовало. (312).

223    Эрнст-Генрих Вебер (Weber) (1795—1878) — немецкий анатом и физиолог, профессор сравнительной анатомии Лейпцигского университета, занимался также и эмбриологией. (312).

224    Чрезвычайно важное место. Помимо того, что здесь подчеркивается глубокое сходство между зародышами, принадлежащими к разным классам животных (о чем уже говорилось в т. 1), здесь в немногих словах, широкими мазками набросана формулировка общей закономерности развития, известная теперь под именем принципа Менерта (1897), или кайногенеза. Она состоит в том, что время закладки органа в онтогенезе свидетельствует о степени его прогрессивности в данной группе животных; прогрессивные органы испытывают гетерохронии в сторону более ранней закладки, регрессивные, наоборот, закладываются лозже по сравнению с примитивными формами. Серьезное научное значение этой теории никогда не подвергалось сомнению. Это место показывает, что автором теории кайногенеза нужно считать Бэра, который больше чем за 60 лет до Менерта был настолько убежден в ее полной реальности и она была ему столь ясна, что он счел достаточным посвятить ей лишь несколько строк своей монографии.

Он говорит об этой теории мимоходом и вскользь, как бы только с целью объяснить порядок изложения следующего параграфа. (См. примечание 66), (313).

225    Пупочные артерии в их внезародышевой части образуются из стенок аллантоиса (т. е. «мочевого мешка», по Бэру) после того, как он займет окончательное положение. (316).

226    В оригинале в этой фразе стоит Schnabelhaut (!). Вероятно, это опечатка (вместо Schalenhaut). (316).

227    Если вглядеться в рис. 19 табл. IV, то можно видеть мелкую радиальную исчерченность, изображенную сразу под скорлупой. Это воображаемые «ворсинки» скорлуповой (пергаментной) оболочки в нарочно сделанном для этой цели воображаемом промежутке между скорлупой и пергаментной оболочкой. Надо помнить, что, по представлениям

Бэра, хорион у млекопитающих возникает из «наружной оболочки яйца», которую он приравнивает «скорлуповой оболочке» куриного яйца (см.

примечание 145). Таким образом, гомолог ворсинок хориона млекопитающих должен находиться снаружи от скорлуповой оболочки.

Для того чтобы иллюстрировать эти морфологические представления, Бэр на схеме, изображающей яйцо птицы, оставляет «небольшой промежуток» между скорлупой и пергаментной оболочкой и изображает там «ворсинки». Тогда яйцо птиц и «яйцо» млекопитающих (рис. 20—24, табл. IV) оказываются содержащими те же самые части. Этот графический прием, редко ныне употребляемый в морфологии, очень ясно выражает идеи Бэра. (316).

228    Объяснения к рисункам так и не были напечатаны. (317).

229    Этих обозначений на рис. 21 табл. IV нет, но они имеются на рис. 19. Пленки, о которых идет речь, легко найти и на рис. 21: они в виде тонких черных линий окаймляют дистальную часть желточного мешка. Это действительно части серозной оболочки, т. е. наружной стенки внезародышевого целома. (317).

230    Это место несколько трудно для понимания из-за своеобразия языка и недостаточного количества иллюстраций. Для понимания этого места необходимо вспомнить, что такое анимальный и вегетативный листки Бэра. Анимальный листок, заключающий в себе кожный и мясной слои, как можно видеть на рис. 24 табл. IV, непосредственно продолжается в стенку амниона, а далее, через место будущего отшнурования амниона от серозы, — в стенку серозной оболочки. Таким образом, последняя для Бэра являлась продолжением анимального листка. Поверхность же желточного мешка представляет собой производное вегетативного листка. Сначала оба листка на поверхности желточного мешка соприкасаются, т. е. сероза прилегает или почти прилегает к стенке желточного мешка. Но потом сероза постепенно «отстает» от поверхности желточного мешка, особенно благодаря тому, что между ними протискивается «мочевой мешок», т. е. аллантоис, и «оттесняет впереди от себя» серозную оболочку (т. е. периферическую часть «анимального мешка», по представлениям Бэра). Дольше всего соприкосновение серозы с поверхностью желточного мешка удерживается в точке, соответствующей вегетативному полюсу яйца завропсид, как показано на рис. 24. Затем серозная оболочка «освобождается» нацело, т. е. соприкосновение ее с поверхностью желточного мешка прекращается. В дальнейшем серозная оболочка дегенерирует, причем проходит фазу, во время которой она имеет вид сети с крупными отверстиями в ней.

Это представления Бэра. В общем они оказались вполне правильными. Последующие наблюдения заставляют сделать к ним только следующие замечания: 1) полость между серозой и желточным мешкОхЧ, т. е. внезародышевый целом, возникает и увеличивается не столько благодаря разрастающемуся в ней аллантоису, сколько благодаря росту

ее стенок и секреции целомической жидкости, и 2) образование серозной.' оболочки у млекопитающих и у человека более или менее далеко уходит' от своего прототипа, наблюдаемого у птиц, а рис. 24 табл. IV изображает соотношения между оболочками именно у птиц, к развитию которых Бэр всегда обращается как к исходному пункту. И в этом отношении, он совершенно прав, но нужно иметь в виду, что этот рисунок представляет собой абстрактную схему, не реализующуюся вполне ни у одного из млекопитающих. В частности сероза млекопитающих, т. е. наружная стенка экзоцелома, часто не имеет отношения к амниону. (318).

231    В плоде хищных на ранних стадиях развития видна наружная^ стенка плодного пузыря — трофобласт и внутри него в полости экзоцелома желточный мешок с эмбрионом и с амнионом. Отождествление трофобласта хищных (или «наружной яйцевой оболочки», по терминологии Бэра) с желточной оболочкой — одна из немногих ошибок наблюдения у Бэра. То, что это отождествление им производится, ясно из дальнейшего изложения. На самом деле желточная оболочка сбрасывается очень рано, и обнажается лежащий непосредственно под ней наружный, слой бластоцисты. Если бы Бэр знал о принципиальном структурном, различии между желточной оболочкой (продукт секреции яйцевой клетки) и трофобластом (клеточная ткань), часть которого образует хорион с ворсинками, эта ошибка была бы невозможна. Впрочем, как видно из дальнейшего, наблюдение о превращении желточной оболочки в «наружную яйцевую оболочку» (т. е. в хорион) ему самому кажется неправдоподобным. (318).

232    Бесформенная масса, о которой здесь говорит Бэр, вероятно-представляет собой, остатки corona radiata, т. е. слоя фолликулярных клеток. Он приравнивает эту «массу» к «зародышевому слою» птиц, т. е. слою желтка под зародышем, тогда как об упоминаемой здесь «массе» ясно сказано, что она лежит н а желточной оболочке. Поэтому Бэр обозначил ее здесь как anhaftende Keimschicht, что мы переводим несколько вольно «наружный зародышевый слой». (318).

233    См. примечание 220. (319).

234    Последнее предположение не понятно. Вероятно, плохо отредактированная фраза в оригинале. Что должно было стоять вместо последнего предложения, догадаться трудно. (320).

235    Людвиг Яковлевич Боянус (1776—1827) — родом из Эльзаса, в 1806 г. занял кафедру в Вильне, где и провел последние 20 с лишним лет жизни. Кроме работ ветеринарного содержания, Боянус опубликовал ряд сочинений по анатомии моллюсков, кольчатых и плоских червей, рыб, рептилий и млекопитающих, среди которых особенно выделяется «Анатомия европейской черепахи» (Anatome testudinis europeae. Vilnae, 1818—1821) — детальнейшее описание строения, снабженное превосход-

шыми рисунками автора. Этот труд получил очень высокую оценку Кювье и Окена.

Боянус известен также как автор теоретических сочинений, посвященных учению о позвоночном происхождении черепа, и академической речи — введения в курс сравнительной анатомии. В этом последнем произведении высказаны такие воззрения на взаимные отношения организмов, которые дали основание Б. Е. Райкову * включить Боянуса в число русских эволюционистов — предшественников Дарвина.

Эмбриологические работы Боянуса касаются зародышевых оболочек ж зародышевых органов позвоночных животных, главным образом млекопитающих. Первое исследование в этой области выполнено в 1813 г. и опубликовано в России в 1815 г. Уже в этой работе Боянус правильно разрешил спорный тогда вопрос о топографии плодных оболочек и провизорных органов зародыша собаки; успех исследования был обеспечен тем, что Боянус применил такой способ вскрытия, который сохранял неизменными целость и прижизненное взаимное расположение изучаемых частей,

В 1818 г. Боянус опубликовал три сообщения, посвященных изучению аллантоиса и пупочного пузыря у лошади и овцы, где опровергает •ошибочные описания Дютроше, а в 1820 г. снова вернулся к эмбриологии собаки и дал анатомическое описание 24-дневного плода и его зародышевых оболочек. Год спустя появилась работа Боянуса об оболочках человеческого плода, в которой он описал топографию отпадающей оболочки, а еще через год он напечатал исследование, касающееся отношений пупочного пузыря к зародышевым оболочкам у зайца.

Не ограничиваясь изучением зародышевых органов и оболочек у млекопитающих, Боянус проверил свои основные выводы также на зародышах рептилий. На примере зародыша гадюки Боянус опроверг утверждение Эммерта, будто у рептилий отсутствует желточный проток, соединяющий желточный пузырь с кишечником, и дал тщательно выполненное изображение, иллюстрирующее топографию желточного протока у зародыша гадюки. В области эмбриологии Боянуса следует считать -продолжателем Вольфа, о трудах которого он всегда отзывался с большим уважением. В эпоху, предшествующую появлению трудов Пандера м Бэра, исследования Боянуса, несомненно, имели очень большое значение. (320).

* Б. Е. Райков. Русские биологи-эволюционисты до Дарвина. Материалы к истории эволюционной идеи в России, т. I. Изд. Акад. Наук СССР, 1952. В этой книге даны биографические сведения о Боянусе

& приведена наиболее полная библиография его трудов.

236    Эта литера на рисунке отсутствует, но найти место перехода membrana media аллантоиса в его плацентарную поверхность на этом рисунке нетрудно. (322).

237    Очень важная мысль, до сего времени недостаточно освещенная. Она раскрывает физиологический принцип акта развития как реакции на внешнее воздействие. Здесь это реакция эмбриона на воздействие со стороны материнского организма, выражающаяся в изменении роста и ветвлении сосудов аллантоиса. Другими словами, в этой короткой фразе содержится не больше, не меньше, как теория, объясняющая способ образования плаценты в онтогенезе. Это вопрос, до которого современная эмбриология еще не дошла. (322).

238    Процесс образования decidua происходит путем быстрого роста слизистой оболочки матки. «Отделившееся прозрачное вещество» — это вновь возникшая клеточная масса внутреннего слоя слизистой; она, конечно, является неотъемлемой частью слизистой оболочки и отнюдь не «лежит вне ее». Но она выглядит прозрачной благодаря отсутствию желез и несколько иному характеру и расположению в ней клеток слизистой оболочки матки. Рис. 1 табл. VI изображает поперечный разрез через слизистую оболочку матки человека во время образования сосудов. Бледно пунктированная область (а) — старая слизистая матки; темный пунктир (Ь) — вновь образующаяся decidua. Она имеет более ровный внутренний край без сосочков и складок; в нее врастает густая сосудистая сеть. Рисунок явно сделан не с действительного разреза, но картина разреза мысленно создана на основании расслаивания и рассмотрения объекта с поверхности. (322).

239    Говорится об образовании «decidua reflexa» человека, о которой старые анатомы думали, что она образуется путем впячивания одной половины слизистой оболочки матки в другую. Правильное представление об образовании decidua capsularis (=d. reflexa) стало возможным лишь после того, как был понят процесс имплантации яйца высших млекопитающих и человека в стенку матки. Как видно из дальнейшего (стр. 356), у Бэра этого понимания еще не было. (323).

240    В этой фразе Бэр материнскую часть плаценты (placenta uterina) называет Mutterkuchen, а плодовую (placenta foetalis) — Fruchtkuchen. Однако дальше (как и раньше) он словом Fruchtkuchen означает плаценту вообще. (323).

241    Теперь котиледонами называются только дольки плаценты. См. ниже, стр. 339, где Бэр, как и здесь, считает котиледонами отдельные? крупные ворсинки хориона. (323).

242    См. стр. 336, примечание 143. (324).

243    Зародышевый диск. (324).

244    У мышевидных грызунов плод никогда не имеет формы сфери* ческого пузырька. (324).

245    Несколько неясная фраза в оригинале. Речь идет о том, что-складки слизистой оболочки матки, встречаясь друг с другом, зажимают «яйцо» в полости матки. Механизм удлинения плода, описанный Бэром, мало правдоподобен. (326).

246    Нужно помнить, что главная ось зародыша направлена перпендикулярно к длине оси желточного мешка (и, следовательно, матки). Таким образом, «раздвигание зародышевых листков» Бэра (т. е. образование целома), начинаясь от медиальных частей и распространяясь-к латеральным, идет в то же время вдоль по оси желточного листка. Зародыш изображен на рис. 27 табл. IV со спинной стороны, головой кверху. (329).

247    См. стр. 356 и примечание 283. (333).

248    Литерой а обозначена на рис. 5 табл. V граница разрыва «наружной оболочки яйца», т. е. место, где после этого разрыва сосудистый, листок мочевого мешка срастается с «наружной оболочкой яйца» (т. е. мезодерма аллантоиса с хорионом) и впоследствии образуется рубец. (336)*

249    Это может быть видно только на рис. 22 табл. IV. (336).

250    Здесь в оригинале явно ошибочно употреблено слово «яйца»; следовало — «эмбриона». Литера х должна была бы стоять в том месте, где крупный сосуд, идущий от эмбриона, показан возле хориона разделяющимся на две ветви, однако она отсутствует. Распространение сосудов вправо соответствует распространению «мочевого мешка» и отставшего от него его «сосудистого листка». Распространение же сосудов влево представляет собой образование хориона «из соседних сосудов», т. е. in loco, о чем говорится несколько ниже. Наличие разных источников происхождения единого по существу образования (хориона) вполне возможно, и такое простое отношение Бэра к этому вопросу очень поучительно. (337).

251    Срастание наружных оболочек плодов у разных млекопитающих весьма обыкновенное явлепие. У жвачных при таком срастании хорионов плодов разного пола происходит аномалия развития мужских плодов, известная под именем фри-Мартина (древнешотландское народное слово). Это происходит благодаря влиянию гормонов женского плода, попадающих в кровь хориона, а оттуда в кровь мужского плода и производящих частичную инверсию пола. Весьма любопытно, однако, что у свиней, у которых, как правильно здесь отмечает Бэр, такое срастание хорионов плодов весьма обычно, указанной сексуальной аномалии никогда не наблюдается. (341).

252    Среди близнецов человека различают однояйцевых и разнояйцевых. У первых — хорион обязательно общий с самого начала развития.-

У вторых--все зародышевые оболочки сначала закладываются у каждого плода независимо, но потом могут образоваться сращения стенок ^хориона, а иногда и амниона. (341).

253    В подлиннике стоит «als Uebergang des Eies». Это, очевидно» опечатка или lapsus calami. Следует читать «als Ueberzug», так как речь идет о «покрове яйца» (см. словарь терминов). (341).

254    Это место, как и многие другие, показывает, что Бэр не различал клеточные (в нашем смысле) пленки и вещества от не клеточных. «Основное вещество тела» и «похожая на белок масса» внутри плодного пузыря — для него одно и то же. Невозможно решить, разумеет ли он под последней уплотненную массу секрета, прилегающую к стенке аллантоиса, либо мезенхиму аллантоиса, либо и то, и другое вместе. Из последней фразы во всяком случае ясно, что 1) понятие основного вещества употребляется Бэром в смысле, очень близком к современному,

2) что из него образуется хрящ и 3) что само оно, скорее всего происходит путем уплотнения жидкости. (342).

255    Верхний покров эмбриона (die Oberhaut) — так называемая перидерма, провизорный покров, производное кожного эпителия.

(342).

256    «Его слизистая оболочка» — т. е. энтодерма аллантоиса («мочевого мешка»). Ясно, что речь идет об отхождении друг от друга на большое расстояние мезодермы аллантоиса (его «сосудистого листка») от энтодермы (т. е. его «слизистого листка»). У плодов лошади полость аллантоиса развита больше, а его энтодерма льна я часть оказывается ближе к мезодермальной, чем у свиньи. (342).

257    Речь идет о рис. 22 табл. IV, где изображена схема поперечного разреза через плод свиньи. (342).

258    См. § 10, с, где описывается механизм процесса удлинения плода у свиньи. (343).

259    Содержание этой фразы уже не иллюстрируется рис. 17 табл. IV.

(343).

260    Это положение, равно как дальнейшее изложение, полезно сопоставить со стр. 322 и примечанием 237. (344).

261    Подразумевается пограничная поверхность ворсинки. (346).

262    Говорится об образовании decidua basalis. Ср. с примечанием 238. 4346).

263    На самом деле децидуальная ткань образуется у всех млекопитающих в принципе одинаково, путем разрастания субэпителиального слоя слизистой оболочки матки. (346).

264    Здесь и ниже каждый котиледон принимается за обособленную маленькую плаценту, благодаря чему выходит, что плод жвачных снабжен большим количеством отдельных плацент. (346).

265    Т. с. разветвлениям углублений в decidua basalis соответствуют разветвления ворсинок хориона. «Котиледон плода» — выражение, употребленное Бэром случайно, вместо «зародышевый котиледон». О слове «плод» см. словарь терминов. (347).

266    Здесь опять в оригинале слово Fruchtkuchen употреблено в смысле placenta foetalis и противополагается placenta uterina (Mut-terkuchen). См. примечание 240. (347).

267    На самом деле кровеносные лакуны матки пронизывают всю плаценту у кролика; у грызунов — так называемая гэмоэндотелиальная плацепта, самая совершенная по степени интимности контакта крови матери и плода. (347).

268    На самом деле Меккель отчасти был прав, утверждая, что желточный мешок грызунов может представлять собой пластинку и не иметь полости. Желточный мешок у кролика довольно скоро (а у мышей с самого начала) приобретает щелевидную форму и облекает зародыш снаружи, примыкая своими краями к плаценте. На поздних стадиях развития наружная часть стенки желточного мешка (его соматоплевра) рассасывается напело и остается лишь его внутренняя стенка (спланхно-ллевра). На рис. 20 табл. IV лишь общее расположение желточного мешка изображено правильно. О желточном мешке грызунов см. стр. 511 и примечание 267. Что же касается полемики Бэра с Океном, то тут в общем оба они оказались неправы. Дело в том, что сосуды на желточном мешке

• (так называемая желточная плацента) имеются только на его внутренней стенке (спланхноплевре). Трудно,сказать, что принимал Бэр за полость желточного мешка, в которой он обводил зондом сосуды. Понять это особенно трудно потому, что он не указывает здесь стадий развития, <с которыми имел дело. (348).

269    См. примечание 157. (348).

270    Бэр принимал за серозную оболочку, повидимому, наружную <стснку желточного мешка. Та «мягкая оболочка», которая к ней прилегает снаружи, — остаток трофобласта.

Последняя фраза (несколько неясная) означает, что «отдельные лопасти мягкой оболочки» и «рваная кайма» вокруг плаценты — части одного и того же образования, т. е. «наружной оболочки яйца», которая во время развития лопается. (348).

271    Место не вполне ясное. Можно только заметить, что на восьмые сутки эмбрион кролика, несомненно, успевает приобрести продолговатую ^форму. (349).

272    См, примечание 126. (350).

273    Странным образом здесь в оригинале матка названа Fruchtleiter вместо Fruchthalter. Вероятно, это ошибка. (350).

274    В оригинале Бэр называет эту работу «Studien zur Entwicke-

ОО И* ТѴ/Г

lungsgeschichte des Menschen». Он намеревался поместить эти свои исследования в приложении к данному тому, но не осуществил своего намерения. Рукопись появилась в печати лишь после смерти Бэра в 1888 г. в издании его душеприказчика профессора JI. ПІтида. (352).

275    Замечательное суждение. В нем Бэр как требовательный натуралист подчеркивает огромную пропасть между природой как первоисточником знания и любыми книжными сведениями о ней. Последние представляли для него всегда как бы бледную тень собственных впечатлений о реальной действительности. Поэтому он всегда стремился наблюдать все сам. Бэр хорошо понимал, что при его знаниях и опыте в области эмбриологии он в каждом зародыше мог бы увидеть, несомненно, значительно больше, чем кто-либо другой.

Кроме того, обращает внимание выражение «очень большое число ранних плодов». Бэр прекрасно понимал, что только просмотр огромного материала может дать правильное представление о течении неизвестного эмбрионального процесса. (352).

276    Пупочный пузырек (Nabelblaschen, по Бэру) — это желточный мешок зародыша человека. Желточный мешок — образование, свойственное всем млекопитающим; это гомолог желточного мешка их предков, имевших яйца с большим количеством желтка, которым у них и была заполнена полость этого мешка. У плацентарных млекопитающих яйца очень бедны желтком, но желточный «мешок тем не менее не только остается постоянной частью плода, но у большинства из них сохраняет трофическую функцию: у большинства млекопитающих плод получает бблыпую или меньшую часть веществ, нужных для его развития через сосуды стенки желточного мешка (т. е. через так называемую желточную плаценту). У приматов трофическая функция желточного мешка руди* ментаризуется. Желточный мешок человека (vesicula umbilicalis) рано останавливается в росте и в течение большей части беременности представляет собой маленький мешечек (диаметром около 5 мм), зажатый между стенкой амниона и хорионом и сообщающийся длинным протоком с кишечником эмбриона. Но и у человека это образование отнюдь не утрачивает значения: кроме очень важной морфогенетической роли на ранних стадиях развития, пупочный пузырек имеет значение, во-первых, как орган эмбрионального кроветворения и, во-вторых, как железа, выделяющая в полость кишечника (а, может быть, кроме того, и непосредственно в кровь) какие-то ближе не известные вещества. (352).

277    Т. е. в то время анатомам доставались человеческие плоды, так долго пролежавшие после смерти, что кровь даже внутри крупных сосудов совершенно темнела. (353).

278    На месте лопнувших Граафовых пузырьков в яичнике развиваются железы внутренней секреции, называемые желтыми телами (сог-

рога lutca). Их желтый цвет обусловлен наличием лютеиновых клеток, представляющих собой видоизмененные фолликулярные клетки. Желтые тела образуются после каждой овуляции, но только в случае беременности достигают полного развития. Бэр правильно отметил рост желтых тел после овуляции и их дегенерацию в случае несостоявшейся беременности или после ее окончания. При дегенерации лютеиновые клетки подвергаются полному распаду, и на месте желтого тела остается крошечное беловатое тельце (corpus albicans), представляющее собой его спавшуюся соединительнотканную строму. (353).

279    Эти строки с совершенной ясностью показывают, что понятие о формативных раздражениях, выдвинутое гораздо позже и играющее столь важную роль в современной эмбриологии, было Бэру так хорошо знакомо и он так сжился с этим понятием, что не счел нужным на нем останавливаться и его разъяснять. Здесь, как и в отношении других, отмеченных нами вопросов, он бросает мимоходом суждения, которые впоследствии делаются основанием для теорий, являющихся предметом объемистых трактатов. Начало теории формативных раздражений, очевидно, нужно искать у Бэра. Но не исключена возможность, что и у Бэра в этом отношении были предшественники. Указания на наличие формативных раздражений есть и в других местах; см., например, стр. 245. (354).

280    Как уже было сказано в примечании 238, отпадающая оболочка образуется путем разрастания слизистой оболочки матки и представляет собой вместе с нею одно целое. Это относится в полной мере и к человеку. Поэтому мнения Окена и Зейлера, которые оспаривает здесь Бэр, нужно считать совершенно правильными. Зейлеру несомненно принадлежит честь установления истинной природы decidua. Он видел и слизистый секрет маточных желез, не смешивая его, в отличие от Бэра, с отпадающей оболочкой. При ранних абортах, как и при menses, действительно, слизистая оболочка матки не отслаивается так глубоко, как при родах, но принципиально и там происходит то же самое; т. е. слущиваются эпителий и субэпителиальный слои слизистой оболочки матки. Таким образом, трактовка отпадающей оболочки, которую Бэр охотнее называет «покровом матки», чем как-нибудь иначе, и сопоставляет со скорлупой яйца птиц,* считая ее за секрецию матки, оказалась совершенно* неправильной. (355).

281    Что Бэр разумеет под «обеими поверхностями отпадающей оболочки», не ясно. Скорее всего, он называет здесь так decidua capsularis и decidua basalis, между которыми оказывается плод. (355).

* Это сопоставление относится к той части decidua, которая впоследствии образует децидуальную капсулу; Бэр называет ее «покровом яйца»-

282    Разбираемый здесь вопрос имеет смысл только в том случае, если считать decidua секретом маточных желез, как это делал Бэр. Если же стать на правильную точку зрения в понимании этой оболочки, то станет ясным, что об облитерации ею отверстий Фаллопиевых труб не может быть речи. Эти отверстия, действительно, могут очень сильно суживаться при разрастании слизистой оболочки матки, но для яйца микроскопических размеров они всегда остаются проходимыми.

Приведенные Бэром ниже названия в настоящее время вышли из употребления. Та часть decidua, которую он называет decidua externa s. uterina в настоящее время обозначается как decidua parietalis или dec. ѵега. Часть decidua, одевающая плод, на современном научном языке называется decidua capsularis s. reflexa.

Как можно видеть, терминология различных частей отпадающей оболочки матки у старых исследователей была очень запутанной. Следы этой путаницы сохранились и до настоящего времени. Отметим один из терминов этой сложной номенклатуры, интересной своей образностью: это термин caduca — к а д у ц е й, т. е. жезл Меркурия. С этим жезлом, изображавшимся в виде стержня, обвитого змеями, и с крыльями наверху, имеет некоторое сходство общая конфигурация отпадающей оболочки на ранних стадиях развития на продольном разрезе матки. Во Франции этот термин был в ходу до недавнего времени.

Заметим, что имеющиеся здесь ссылки на таблицы рисунков пришлось исправить, так как в оригинале номер таблицы и буквенные обозначения были даны неверно. (356).

283    Это предположение не подтвердилось. Кровотечения в первые месяцы беременности, не связанные с менструациями, служат указанием на патологические явления. (356).

284    Весь раздел об отпадающей оболочке показывает, какими скудными сведениями по ранним стадиям развития человека обладала наука в ту эпоху и как мало нового Бэр смог внести в этот вопрос. Все данные

о том, что яйцо, вступая в матку, якобы задерживается под decidua, и вытекающие отсюда представления о дальнейших процессах совершенно не соответствуют действительности. (357).

285    Заключение совершенно правильное. Человеческие зародыши до 10—11-дневного возраста представляют собой тельца ничтожной вели, чины (0.5—1.0 мм в поперечнике), и найти их на относительно огромной поверхности матки нелегко. Дело осложняется тем, что поиски приходится производить на трупах не сразу после смерти и вслепую, так как почти никогда нет указанийjaa наличие именно в данном случае столь ранней беременности,

В настоящее время, после громадного количества труда, затраченного на поиски ранних стадий развития человека, был найден только

один зародыш на 8-й день развития на стадии начинающейся имплантации в стенку матки. Более ранние стадии развития человека еще не известны. (357).

286    Яйцо Гома и Бауэра несомненно имело возраст не менее двух недель, а может быть, было и старше. На это указывают его размеры (больше 1 линии, т. е. минимум 2.5 мм в поперечнике). Все данные о нем довольно сомнительны, тем более, что оно было повреждено при вскрытии. К такому заключению прихоДит и сам Бэр несколько ниже (см. стр. 360). (359).

287    Из всех зародышей, упомянутых в этом разделе, наиболее точно датирован возраст у зародыша, исследованного самим Бэром. Заключение Бэра о том, что эмбрион у человека (т. е. зародышевый щиток) возникает приблизительно на 12-й день после оплодотворения, вполне согласуется с современными данными. Расхождение в сроках образования эмбриона у человека и у животных кажущееся: к 12-дневному возрасту зародыши большинства млекопитающих развиты больше, чем зародыши человека. (360).

288    Постулат о наличии с самых ранних стадий развития человека особой «внутренней оболочки», окружающей желток, является надуманным. Источником этого постулата является пресловутая «аналогия» яйца млекопитающих с яйцом~птиц. На самом деле зародыш человека после процесса дробления яйца должен проходить стадию однослойного пузырька. «Внутренняя оболочка», по Бэру, т. е. стенка желточного мешка, образуется значительно позднее, после образования зародышевых листков. (361).

289    Все наблюдения Бэра о желточном пузыре у человека совершенно точны. Алиментарного значения он не имеет, повидимому, с самого начала своего существования. Отметим очень тонкое замечание Бэра о том, что чересчур сильная изменчивость в развитии свидетельствует о регрессивном характере органа. (362).

290    Теперь стало элементарным фактом, что амнион всегда представляет собой двуслойную пленку, состоящую из эктодермы и мезодермы. (364).

291    Очевидно, речь идет о плоде, образовавшемся при внематочной беременности. Наиболее частым случаем последней является трубная беременность, т. е. прикрепление и развитие яйца в яйцеводе. (364)ш

292    Таким образом, в плоде человека Бэр находит, как ему кажется, все части яйца: 1) желток, 2) белок, 3) пергаментную оболочку и 4) скорлупу. За эти части яйца он принимает соответственно: 1) желточный мешок (пупочный пузырек), 2) жидкость экзоцелома, 3) трофобласт и 4) децидуальную капсулу. Это показывает, что Бэр в своих сравнительно морфологических построениях, ^касающихся внезародышевыг

компонентов плода млекопитающих и человека находился на ложном пути. Причины этого укізаны нами в примечании 147. Интересно, что здесь Бэр прямо указывает на один из источников своих убеждений в этом вопросе, именно на И. Мюллера, исследования которого он очень ценил. Что же касается «средней оболочки» (membrana media) плода человека, то, судя по описанию, данному здесь Бэром, можно предполагать, что под этим названием им описаны разные образования. В одних случаях он имел дело с белком экзоцеломической жидкости, свернувшимся в виде поверхностной пленки под действием воды, в которую он опускал плодик при исследовании (в экзоцеломе могут быть глобулины, которые не растворимы ни в воде, ни в спирту). В других случаях к этому коагуляту могла присоединиться отслоившаяся выстилка экзоцелома, т. е. сероз* ная оболочка. У хищных термином «средняя оболочка» Бэр называет внутренний листок аллантоиса (стр. 317 и след.), т. е. явно совсем другое образование.

Чувствуется неудовлетворенность Бэра этим старинным термином, которым он пользуется отчасти по традиции, отчасти из-за неуверенности в том, что он сам до конца разобрался в вопросе об «оболочках» между амнионом и хорионом. На рис. 23 табл. IV «средняя оболочка» обозначена, но.]|[в самом характере изображения этой оболочки (не существующей в "действительности) видна нерешительность автора. (366).

193 «Промежуточная оболочка», очевидно, синоним термина «средняя оболочка». (368).

294    Речь идет о том, что «сосудистый листок мочевого мешка», т. е наружный листок мезодермы аллантоиса, в виде сплошной выстилки существует недолго в том^месте хориона, где образуется плацента. Она собственно не исчезает, но после образования плаценты преобразуется в совокупность сосудов и мезенхимы. (369).

295    Здесь и ниже, очевидно, говорится о том разрыве хориона, который описан выше у плодов копытных (см. стр. 497 и рис. 5 табл. V). (370).

296    О «впяченной части покрова яйца», т. е. о децидуальной капсуле, см. стр. 356 и примечание 282. (370).

297    Раздел об аллантоисе (стр. 536—541) Бэр считает «важнейшим пунктом» данных, сообщаемых им о развитии человека. Действительно, здесь БэрТразвивает новое'по тем'временам понимание этого образования в плоде человека, причем^это^понимание ему самому кажется не вполне доказанным. Выше было указано, что вопрос о том, что такое^аллантоис, представляет "'собой «наиболее спорный вопрос в истории развития человека» (см. стр. 364). Поэтому весь вопрос продолжает привлекать его исследовательский интерес. Свое^понимание аллантоиса (в нашем смысле) он^очень ясно изобразил на рис. 23 табл, IV, где энтодерма аллантоиса

(«мочевой мешок») изображена внизу в виде желтого образования неправильной формы, не имеющего непосредственной связи с телом эмбриона. Последнее, обстоятельство объясняется тем, что схема изображает поперечный разрез через середину плода человека, а аллантоис сообщается с кишечником эмбриона на заднем его конце. Кровеносная система хориона изображена как производное «сосудистого листка мочевого мешка», причем никаких оболочек красного цвета между амнионом и хорионом не нарисовано, что символизует отсутствие расслаивания упомянутого «сосудистого листка» в отличие от других млекопитающих (ср. рис. 20—22, изображающие плоды кролика, собаки, свиньи) и завропсид (рис. 19 табл. IV). Эта простая концепция оказалась настолько правильной, что все последующие исследования ее уже не могли изменить. Однако самому Бэру казалось, что вопрос еще не решен; в подстрочном примечание к стр. 72 он считает заключение о том, что «все между амнионом и хорионом» представляет собой «истинный аллантоис», слишком поспешным. (Повидимому, эти слова нужно понимать как критику взгляда Зейлера, который до Бэра распознал в крошечном пузырьке, найденном им внутри полости плодного пузыря человека, — аллантоис). Зти сомнения Бэра имеют своим источником отчасти недостаточность фактического материала по аллантоису человека; но главную роль здесь, вероятно, сыграло его убеждение в необходимости сходства функции в сравниваемых образованиях (см. выше вопрос о матке сумчатых, стр. 222 и примечание 123). Сопоставлять громадный «мочевой мешок» копытных, внутренняя часть которого, по терминологии Бэра, и есть «истинный аллантоис», с ничтожным пузырьком, не имеющим никакого функционального значения, каковым является «мочевой мешок» человека, кажется ему затруднительным. (370).

298    «Граница впячивания» — место, где decidua parietalis переходит в d. capsularis и соприкасается с d. basalis. Синонимику обозначений разных частей отпадающей оболочки см. в словаре терминов® (370).

299    На рис. 5 табл. VI область «decidua serotina» обозначена буквой а; от d. reflexa и d. externa она резко отделена линиями Ъ и Ь. Что означают эти линии, сказать трудно; во всяком случае никакой резкой границы между этими частями децидуальной оболочки матки в действительности не существует. Скорее всего, это воображаемые границы, которые, по представлениям Бэра, и еще более старинных исследователей должны были существовать. Этот рисунок хорошо иллюстрирует представления анатомов прежних времен об образовании decidua •reflexa (d. capsularis) путем впячивания. Буквы на рисунке обозначают: а и Ъ — см. выше, d — decidua externa, / —decidua reflexa, e — место перехода одной в другую, g — отверстие шейки матки, h — яйцо,

і — шейка матки (в этом нашем примечании все разъяснения даны в терминах Бэра).

Что же касается рис. 4 табл. VI, то указание Бэра на этот рисунок как на иллюстрацию отсутствия decidua serotina (т. е. d. basalis) вызывает недоумение. Это образование там очень хорошо изображено (в пространстве между буквами ала). Это изображение вполне согласуется с рис. 1 табл. VI (объяснение см. в примечании 238). Кроме того, плод, изображенный на рис. 4 табл. VI, не производит впечатления менее развитого по сравнению с плодом рис. 5 табл. VII. А на изображенную на этом рисунке decidua reflexa имеется указание Бэра на стр. 356. Таким образом, это, скорее всего, ошибочная ссылка на рисунок. При этом рисунок, который подразумевает разбираемая сноска, очевидно, не вошел в это издание, так как ничего похожего на плод человека без d. serotina ни на этой, ни на других таблицах нет. Предположение, что Бэр неправильно понял в этом отношении свой рис. 4 табл. VI, представляется нам невероятным. (370).

300    См. словарь терминов: децидуальная оболочка. (371).

301    Впоследствии выяснилось, что именно старое мнение, поддерживающее взгляды Гунтера о том, что кровь из сосудов матки изливается в «полости» (т. е. лакуны) децидуальной оболочки, и было справедливым. Именно таким образом и возникает межворсинчатое пространство гэмохориальной плаценты человека. (371).

302    Амфибий в современном понимании этого класса Бэр всегда называет батрахиями. Но рептилий он иногда называет амфибиями в смысле Линнея, называвшего так класс, в который входили амфибии и рептилии. Т. е. иногда он отходил от терминологии Блапвилля. (372).

303    К «зародышевому слою» яйца птиц (см. словарь терминов) Бэр приравнивает кортикальный слой яйца амфибий, содержащий пигмент. Сопоставление это теперь потеряло смысл; однако замечательно, что Бэр обратил внимание на поверхностный слой яйца, обладающий особенными физическими свойствами. Это тот кортикальный слой яйца (coat — у авторов, пишущих по-английски), которому сейчас придается столь большое значение при объяснении важнейших явлений раннего эмбриогенеза амфибий. (373).

304    Здесь опять проявилось упорное стремление Бэра вывести разные формы яиц и процессов развития, исходя из яйца курицы как из отправного пункта. Выше это было сделано в отношении яиц млекопитающих и человека. Здесь же делается аналогичная попытка в отношении яиц низших позвоночных. Естественно, что и здесь эта попытка привела к надуманной схеме, не соответствующей действительности. (373).

305    Надо думать, что здесь имеются в виду сокращения мускулатуры туловища, названные несколько неопределенно «контракциями». (374).

306    Под саламандрами Бэр подразумевает семейство саламандровых, куда относятся и тритоны. (375).

307    Полости внутри яйца лягушки, которую Бэр ищет, считая, что она должна там быть по аналогии с латеброй птичьих яип, на самом деле нет Что касается «отверстия в зародышевом слое» (т. е. в кортикальном слое икринки), то, вероятно, речь идет о белом пятнышке на анимальном полюсе, которое часто наблюдается на яйцах амфибий. Значение его не вполне ясно и до настоящего времени, но во всяком случае оно не имеет отношения к движению ядра во время овогенеза и оплодотворения. Вхождение ядра яйцевой клетки в кортикальный слой, которое, по мнению Бэра, происходит у амфибий, на самом деле не наблюдается. (376).

308    Вхождение воды внутрь яйца амфибий — очень важная особенность их развития. Этот факт, подмеченный Бэром, впоследствии был подтвержден и подробно изучен. Ход поглощения воды яйцом лягушки во время развития представляет собой характерную сигмоидную кривую. (376).

309    «Делятся по высоте» (der H5Jie nach), т. е. параллельно поверхности, тангенциально. Момент перехода к делениям этого рода подмечен Бэром очень точно. (376).

310    «Желточные зернышки» — здесь, как и ниже, несомненно означают клетки. (377).

311    Это первое полное описание процесса дробления, открытого ранее Прево и Дюма. Все приведенные наблюдения совершенно точны. Однако смысл дробления так и остался для Бэра темным, поскольку клеточная теория еще не была в то время сформулирована. Странным образом, Бэр не заметил раннего образования полости дробления у лягушки, которая образуется уже на стадии восьми бластомеров. (377).

312    Как видно из дальнейшего, Бэр хочет этой фразой выразить следующее: материалом для построения зародыша является «зародышевый слой» (кортикальный слой), но предварительно этот слой теряет непре рывность, распадаясь на отдельные «желточные зерна» (т. е. на клетки); эти «зерна» идут на образование зародыша. Поэтому «зародыш» не есть непосредственный результат превращений «зародышевого слоя». (377).

313    «Желточные массы» — бластомеры. Бэр называет их также «шаровыми сегментами». «Белок» — это слизистый шар вокруг икринки. Бэр сопоставляет его с белком яйца птиц. Этим объясняется, что самую икринку он с настойчивостью называет не яйцом, но «желточным шаром», сопоставляя ее с желтком яйца птиц. См. таблицу на стр. 479.

Интересно, что растворение вещества, склеивающего отдельные бластомеры под влиянием действия слабых кислот, послужило методом для изоляции бластомеров у амфибий в’работах самых последних лет. (377)~

314    Работа Бэра о развитии амфибий «Die Metamorphose des Eies der Batrachier vor der Erscheinung des Embryo und Folgerungen aus ihr fiir die Theorie der^Erzeugung. Muller’s Arch. f. Anat., Phys. u. wiss. Med., 1834, стр. 481—509. (378).

315    Спор с Дютроше, в котором, как теперь выяснилось, обе стороны были неправы (Дютроше оказался в общем ближе к истине), теперь утратил интерес. Но последние фразы этого раздела очень важны, так как они показывают, что Бэр совершенно правильно понял активную роль краевой зоны в замыкании бластопора (желточной пробки). (378).

816 Говорится о желточной пробке, называемой часто пробкой Рускони. Наблюдения Бэра сделаны до появления работы Рускони о развитии лягушки, так что это образование следовало бы назвать пробкой Бэра. (379).

317    Эти фразы показывают, что «анимальный» слой лягушки соответствует эктодерме jb современном смысле, а «вегетативный слой» — мезодерме и, возможно, всей крыше первичного кишечника. Таким образом, это не те листки, которые открыты Пандером у зародыша цыпленка. Это место, как и многие другие, показывает, как еще далек был Бэр от понимания смысла зародышевых листков в аспекте общей и сравнительной эмбриологии. См. примечание 34. (379).

318    Амфибии Бэра — это рептилии современной системы. См. примечание 302. (380).

319    Казалось бы, развитие лягушки должно было показать Бэру, насколько условным является деление яйца на зародыш (Keim) и эмбрион (Embryo). Он превосходно понял, что у амфибий «нужно смотреть на весь зародыш в целом как на эмбрион». Однако, считая здесь, как и всюду, развитие птиц прототипом, т. е. исходным пунктом для сравнительной эмбриологии позвоночных, он находит у лягушки «следы» деления яйца на зародыш и эмбрион, вместо того чтобы сделать заключение (кажущееся теперь таким простым!) о том, что при увеличении количества желтка у рептилий и птиц часть зародыша превращается при развитии во вне-зародышевую часть. (380).

320    Теперь насчитывают у лягушки 6 висцеральных карманов кишечника — жаберных щелей; последняя из них рудиментарна. Таким образом, наблюдения Бэра оказались чрезвычайно точными. Впрочем, что именно он принимает за пятую жаберную щель, остается неясным. Четыре жаберных щели можно наблюдать у зародыша лягушки без труда; они остаются в течение долгого времени в виде прорвавшихся наружу II—V висцеральных карманов. Распознал ли Бэр в качестве 5-й щели

I висцеральный карман, превращающийся вскоре в барабанную полость, или видел VI — эфемерный и крошечный висцеральный карман, с уве-

ренностыо решить трудно; подстрочное примечание к стр. 566, пожалуй, говорит в пользу второго предположения. (380).

321    Мауро Рускони (М. Rusconi) (1776—1849) — итальянский анатом и эмбриолог, независимо от Бэра описавший дробление яин у рыб и амфибий; именем Рускони называется участок энтодермы, видимый через не вполне закрывшийся бластопор в поздней гаструле амфибий (Рускониева пробка). (380).

322    Нужно думать, Бэр видел начало образования черепных нервов (вероятно, п. trigeininis, acustico-facialis и vagus). Таким образом, здесь намек на правильное решение вопроса о происхождении периферической нервной системы. Но сравнение этого места с другими (см. стр. 184, 202, 570) показывает, что, по мнению Бэра, периферические нервы образуются независимо от мозга. (381).

323    Последовательность первого возникновения названных органов чувств на самом деле иная: сначала появляется глаз, потом ухо, потом обонятельные ямки. Об органе слуха см. примечание 55. «Внутренняя область обонятельного органа» — обонятельные доли головного мозга (lobi olfactorii). (382).

324    См. стр. 378 и примечание 316. (382).

325    См. стр. 189. (383).

зге эт0 так называемые балансеры, или прикрепительные нити, по терминологии современных авторов. (383).

827    Слизистый шар, окружающий икринку («белок», по Бэру), содержит лишь следы белка, и питательное значение его ничтожно. Поэтому вопрос о том, поедает головастик «белок» или нет, не имеет значения. Белок в яйнах птиц имеет реальное питательное значение; повидимому, значительная его часть попадает в амнион и поглощается через рот. Поэтому наблюдение Бэра о попадании белка в «плодные воды»' (т. е. очевидно, в амниотическую полость) имеет большой интерес. Это наблюдение при описании развития цыпленка (в т. 1 и в первой половине т. 2) не сообщалось и приводится здесь впервые. (383).

828    Вероятно, под «зеленой массой» здесь нужно понимать микроскопические водоросли. (384).

329    К этому теперь можно добавить, что имеются виды бесхвостых амфибий, у головастиков которых оперкулярное отверстие расположено с правой стороны тела. (386).

330    См. примечание 85. (387).

331    Метаморфоз головастика описан очень точно. Однако operculum («жаберная крышка») не отклеивается целиком по шву, как думал Бэр, и личинка (или, как сказано в подлиннике, «эмбрион») вовсе не «линяет», а передние конечности выходят наружу через отверстия: левая через существовавшее ранее оперкулярное отверстие, правая — через

особое отверстие, образующееся в оперкулярной складке перед метаморфозом. Представление Бэра о подлинном «втягивании хвоста в тело», вследствие чего хвостовая часть позвоночника оказывается внутри туловища, не соответствует действительности. (388).

332    В этой полемике о Рускони Бэр оказался совершенно правым. (389).

333    Дорзальная стенка, или крыша, на заднем и продолговатом мозге имеется. Но она так тонка, что даже при пользовании современной оптикой обнаружить ее при вскрытии зародышей довольно трудно: при рассматривании сверху создается ложное впечатление, что ромбоидальная ямка сверху открыта. Из дальнейшего изложения делается ясным, что Бэр принимал края ромбоидальной ямки за несошедшиеся друг с другом медуллярные валики (см. стр. 408). На самом деле, замыкание медуллярной трубки происходит в этой области раньше всего, а истончение крыши в области заднего мозга происходит гораздо позже. (389).

334    Ср. со стр. 381 и примечанием 322. Там Бэр говорит о «трех чувствительных нервах», которые он видел до вылупления. Вероятно, кроме X и V пар черепных нервов, он видел VI1+'VIII пары. (390).

335    Рис. 25 табл. IV изображает поперечный разрез через нейрулу лягушки. Он говорит об исключительно острой наблюдательности Бэра и интересен во многих отношениях. Любопытно, что изображение вентрального края полости архентерона и всей энтодермы свидетельствует о том, что понимание Бэром сложного вопроса об образовании кишечника у амфибий очень близко к современному (см. Н. Е. Васильева, 1950). Правда, некоторые авторы считают, что в развитии амфибий есть стадия, на которой полость кишечника полностью закрывается, за исключением передней части. Однако это мнение нуждается в проверке. (390).

336    Эта фраза (как и весь этот абзап в целом) сконструирована в оригинале довольно неясно. Общий ее смысл заключается в том, что некоторое подобие временно существующего желточного мешка есть и у лягушки. Отметим, что и здесь Бэр считает «обычным способом образования кишечника» тот, который наблюдался им у птиц и млекопитающих. Тип развития, наблюдаемый у амфибий, который сейчас считается более примитивным, представляется Бэру как нечто аберрантное. (391).

337    Бэр допускает ошибку в трактовке выделительной системы амфибий, впрочем вполне естественную при тогдашнем уровне знаний. Строки, посвященные развитию выделительного аппарата амфибий, свидетельствуют с полной ясностью о том, что образование, принятое И. Мюллером за первичную (или «примордиальную») почку, на самом деле является пронефросом, т. е. головной почкой (или предпочкой), рудиментарный гомолог которой у высших животных ни И. Мюллеру, ни К. Бэру не был известен. Правда, Бэр отмечает, что «этот орган во многих отношениях

отличается от подобных органов у других животных», что свидетельствует о его проницательности. Заметив эти отличия и очень точно описав головную почку лягушки, Бэр все-таки следует за И. Мюллером и принимает этот орган за «примордиальную почку», т. е. за мезонефрос. Дефинитивные же почки лягушки он сопоставляет с таковыми у высших позвоночных, т. е. с метанефросом, тогда как на самом деле они и представляют собой мезонефрос. (391).

338    Под «обычными рыбами» Бэр понимает Teleostei. (391).

339    Странный оборот, делающий мысль трудно понимаемой. Его значение — «можно сказать, только в этом смысле, что» и т. д. (393).

340    Это подстрочное примечание интересно во многих отношениях. Здесь Бэр более определенно, чем в других местах, и притом на основании непосредственных наблюдений высказывается о происхождении «зародышевого пузырька», т. е. ядра яйцевой клетки, которому он придал большое значение в развитии (ср. стр. 38, 48, 240 и примечания к ним). Кроме того, здесь Бэр сообщает об открытии им на ранних стадиях развития овоцита особого «вещества», расположенного вокруг ядра и «не похожего на желток». Нет сомнения в том, что Бэр видел протоплазму яйцевой клетки, о которой тогда еще никто не имел понятия. Кроме того, хочется отметить виртуозность микрохирургии Бэра: обладая очень посредственной оптикой и только при помощи препаровальных игл, он изолировал ядра овоци-тов и судил об их оболочке, содержимом и консистенции буквально «об-щупав» их иглами.

С усовершенствованием микротехники и увлечением окрашенными срезами искусство микродиссекции было надолго забыто. Аналогичные наблюдения над клеточным ядром были проведены потом только почти через 100 лет и то сначала при помощи микроманипулятора (Чемберс и др.). В последнее время эмбриологи стали возвращаться к опытам выделения ядра живых овоцитов вручную, но не упоминают при этом великого инициатора этой методики. В этом отношении методика современных работ Гадорна и Г. В. Лопашова смыкается с наблюдениями Бэра. (394).

341    Выражение «половинные яичники» (die halben Eierstocke) разъяснено самим Бэром выше. На стр. 392 он пишет, что яичники хрящевых ганоидов, а также лососевых и угрей «можно уподобить половине яичника обыкновенных костистых рыб», так как первые не имеют полости внутри яичника. Сопоставление, морфологически не оправдываемое. Яичники рыб весьма своеобразны, и выводить одну их форму из другой (с полостью внутри и без нее) трудно; обе они ведут происхождение от более примитивного состояния гонады. Во всяком случае, брать яичники с полостью внутри за исходную форму, как делает Бэр, невозможно. (393).

342    Таким образом, и у рыб Бэр стремится пайти все компоненты яйца птиц: желточный шар (тело яйцеклетки), белок (перивителлярная жид

кость-[-оболочка, которую Бэр считает за сгустившийся белок). Кроме того, он искал желточную оболочку, но справедливо отметил ее отсутствие. Однако «зародышевый слой» (см. словарь терминов) он нашел: очевидно, это прозрачный слой желтка под зародышевым диском. Из дальнейшего изложения видно, что Бэр искал в яйцах рыб и латебру, но, разумеется, безуспешно (см. стр. 396, 397). (395).

343    Говорится о бластопоре. Чтс же касается «первичной полоски», то у рыб, как известно, ее нет. И здесь сказалось стремление Бэра понять развитие низших форм, исходя из картин, наблюдаемых у высших животных. За первичную полоску Бэр, наверно, принял у рыб медуллярную бороздку, примыкающую к бластопору, или сам зародыш. (395).

344    Явная ошибка в оригинале. Очевидно, следует читать «у батрахий». (396).

345    См. примечание 342. (397).

346    Это место показывает, что Бэр не только задавался вопросом о значении силы тяжести как формообразующего агента, но и решал его в общем отрицательно. Этот вопрос, как известно, послужил впоследствии темой многочисленных исследований. С опытов Пфлюгера, посвященных этому вопросу, началось быстрое развитие экспериментальной эмбриологии. Большое значение этот вопрос получил и в эмбриологии растений (Сакс). Совершенно ясно, что историю этой проблемы экспериментальной эмбриологии нужно начинать с Бэра. (397).

347    Очевидно, Бэр имеет здесь в виду только костистых рыб, и поэтому можно сказать, что он видел у них все жаберные щели и дуги. Но он принимает полное число жаберных дуг равным пяти вместо шести, так как мандибулярную и гиоидную дуги он считает за одну (они действительно плотно прилегают одна к другой у Teleostei). Это видно из того, что подъязычную кость и нижнюю челюсть он считает производными первой жаберной дуги. (398).

348    В отличие от лягушки, у зародышей которых сосудистые дуги распадаются на мелкие сосуды «не целиком», согласно описанию, данному выше (см. стр. 387). (399).

349    Сейчас никто не рассматривает плавательный пузырь рыб как недоразвитое легкое наземных позвоночных, заторможенное в развитии. Эта мысль представляет собой очень яркий пример ретроспективного анализа, очень характерного для морфологического мышления Бэра. (399).

350    См. примечание 85 и словарь терминов. (399).

351    О действительных соотношениях между эмбриональной и дефинитивной кровеносными системами см. современные руководства по сравнительной анатомии позвоночных. (399).

852 Слово «преобладает» в этой фразе означает следующее: у рыб с маленьким и не обособленным желточным мешком эмбрион как тако

вой настолько превосходит размерами область кишечника, соответствующую желточному мешку селахий и других рыб с обособленным желточным мешком, что вопрос об особом желточном кровообращении не возникает. Другой тип кровеносной системы зародыша с желточным мешком? разобран ниже, в абзаце, начинающемся словами «Ратке наблюдал, что у Blennius». (400).

353    Как известно, система полой вены появляется только у наземных позвоночных, а у рыб вовсе отсутствует. Стремление найти у зародышей рыб все вены, найденные у цыпленка, привело Бэра к сопоставлению полой вены с правой кардинальной веной; это сопоставление, которое он считает своим открытием, несомненно ошибочно. Шаткость этого сопоставления чувствует и сам Бэр; это видно из его слов о том, что полой веной у разных позвоночных якобы называют совсем разные сосуды и что это название указывает только на калибр вены. На самом деле это, конечно, не так; полая вена — вполне определенное морфологическое понятие, характеризуемое целым рядом анатомических и эмбриологических признаков. (401).

354    Под «брыжеечной веной» у рыб следует понимать кишечные вены, собирающиеся в воротную вену печени. (401).

354а В ссылке на таблицу номер рисунка в оригинале не указан. Рассмотрение табл. V показывает, что эта ссылка относится к рис. 1 (зародыш свиньи). Рисунок этот, правда, не особенно демонстративен, так как печень там не изображена вовсе. (402).

355    Такого термина современная сравнительная анатомия не знает. Скорее всего, под «шейкой сердца» Бэр подразумевает fretum, т. е. перемычку между желудочком сердца и bulbus arteriosus. Об этом образовании была речь выше. (403).

356    См. примечание 55 и 323. (403).

357    См. примечание 333. (403).

358    В оригинале значится четверохолмие, или промежуточный мозг (Vierhugel Oder Zwischenhirn). Это явная ошибка: следует читать — четверохолмие, или средний мозг. (405).

359    Под «обоими отделами мозга» здесь подразумевается, очевидно, правая и левая половины переднего мозга, пе полностью разделенные у костистых рыб срединной бороздой. (406).

360    Довольно обширный сравнительноанатомический экскурс в область сравнительной анатомии головного мозга показывает, какой хаос различных мнений царил тогда в этом вопросе, впоследствии получившем четкое и окончательное решение. Это был еще период исканий, и в работах каждого из исследователей, наряду с фактами и мыслями, впоследствии вошедшими в сокровищницу знаний, сообщалось много ошибочного и фантастического. Немало ошибок и неточностей содержится

и у Бэра; на этот раз мы не будем останавливаться на каждой из них. Приведем лишь для облегчения чтения текста таблицу (стр. 513), сопоставляющую взгляды старинных авторов на гомологию отделов мозга у костистых рыб.

Из этой таблицы видно, насколько взгляды Бэра приблизились к современным по сравнению с его предшественниками и, следовательно, какую крупную роль сыграли его исследования в истории изучения головного мозга позвоночных. "Он открыл промежуточный мозг у низших позвоночных, знал его происхождение из переднего первичного мозгового пузыря зародыша и правильно истолковал морфологическое’ значение всех остальных отделов мозга, кроме среднего мозга. Промежуточный мозг (Zwischenhirn) костистых рыб, по Бэру, на самом деле представляет собой промежуточный+средний мозг. И этой ошибки могло бы не быть, так как она возникла, как мы увидим ниже, только из-за того, что он упрямо не захотел видеть эмбриологических доказательств правильной концепции среднего мозга, добытых им самим. К тому же необходимо помнить, что трактовка .отделов головного мозга других отрядов рыб произведена Бэром без этой ошибки. Его толкование отделов мозга у круглоротых и селахий ничем не отличается от современного. Заметим, что терминология отделов мозга позвоночных, принятая в настоящее время, впервые была предложена Бэром. (408).

361    Это не соответствует действительности. См. примечание 333. (409).

362    Объяснение образования мозжечка действием механических сил, возникающих при выпрямлении головного мозга, явно не удовлетворительно. Однако Бэр возвращается к нему довольно настойчиво (см. выше, стр. 389). (409).

Зб2а Эта фраза намеренно стилистически не выправлена при переводе, как и некоторые другие. Последние разделы труда Бэра носят особенно ясные следы недоработанности текста как по форме, так и по содержанию. (411).

363    Мартин Генрих Ратке (М. Н. Rathke) (1793—1860) — немецкий анатом и эмбриолог. С 1829 по 1835 г. был профессором физиологии и общей патологии Дерптского университета, где читал также зоологию и сравнительную анатомию. Во время работы в России совершил дважды (в 1832 и 1835 гг.) путешествия в Крым для изучения фауны Черного моря. В 1835 г. занял в Кенигсберге кафедру Бэра, после переезда последнего в Петербург. Из многочисленных работ Ратке выделяются «Zur Morphologie» (Leipzig, 1837), «Anatoinisch-physiologische Untersuchun-gen iiber das Kiemenapparat und den Zungenbein der Wirbelthiere» (Рига и Дерпт, 1832). (411).

364    Так подробно изложенный анализ гомологий промежуточного и среднего мозга у костистых рыб имеет интерес не только для истории

морфологии и для характеристики Бэра, но и для понимания процесса научного творчества вообще. В толковании среднего мозга костистых рыб Бэр, как уже нами было отмечено в примечании 360, допустил ошибку, приняв его за промежуточный мозг. Для этой ошибки были основания, так как у Teleostei промежуточный мозг тесно спаян со средним, а сверху виден только последний из них. Бэру было ясно, что такие соотношения могли возникнуть только потому, что один из этих отделов мозга в'эмбрио-генезе развивается более сильно, а другой задерживается в развитии. На основании изложенных в тексте мотивов, казавшихся ему неопровержимыми, он пришел к заключению, что судьба быть недоразвитым и прикрытым сверху выцала на долю среднего мозга. Но совершенно естественно, ему хотелось найти доказательство этого понимания в эмбриогенезе. Он изу. чил эмбриогенез мозга у двух видов карповых рыб и получил совершенно точные доказательства противоположной точки зрения. Именно, он совершенно ясно видел, как промежуточный мозг покрывается средним, а не наоборот. Видел, но поистине «не поверил глазам своим». Он рассудил, что если факты не согласуются с правильными (как ему казалось) теоретическими выводами, то это означает, что факты не верны. Эта уверенность в силе разума, конечно, необходима для исследователя. Именно она приводит обычно к крупным открытиям. Она привела в свое время и Бэра к одному из самых крупных его открытий — к открытию яйца млекопитающих и человека (см. «Автобиографию» К. Бэра). Но здесь эта уверенность его буквально подвела: она покоилась на кажущейся неопровержимости умозаключений; на самом деле им была упущена очень вероятная возможность крепкого срастания обоих отделов мозга, что и произощло в действительности у костистых рыб. Таким образом, на основании непроверенного до конца теоретического построения он счел свои эмбриологические наблюдения ненадежными и предположил, что им при исследовании пропущена стадия развития, на которой процесс идет так, как требуют его теоретические представления. Таким образом, ради сохранения неверной теории он отверг правильные факты. (411).

365    Полное развитие этой мысли см. в т. 1, схолий V. (413).

366    См. примечание 55. (413).

367    Под обонятельными нервами здесь нужно понимать обонятельные доли переднего мозга. (413).

368    Мы сказали бы теперь — волокна из каждого зрительного нерва проходят в обе половины мозга, — так как знаем, что тела нейронов, к которым принадлежит большинство волокон зрительного нерва, находятся в сетчатке глаза. (414).

369    Смысл последних фраз не ясен. Возможно, что в оригинале содержится ошибка, установить которую трудно. (415).

370    Бэр был замечательным препаратором, который искусно исследовал мелкие объекты путем тончайших инструментов. В этом ему отчасти помогала природная близорукость, благодаря которой он мог во многих случаях обходиться без стекол. По своей удивительной скромности он почти ничего не говорил в своих сочинениях о своей методике. Отмеченное место является единственным упоминанием о его препараторском искусстве. К сожалению, Бэр нигде не описывает своего микроинструментария, что было бы крайне интересно для истории микроскопических исследований в 20-х годах XIX в. (415).

371    Из этой фразы видно, что так называемая теория боковых складок по вопросу о происхождении парных конечностей позвоночных, связываемая чаще всего с именем Видерсгейма, была широко известна еще во времена Бэра. (415).

872 Теорию Бэра о двучленном строении конечностей низших позвоночных см. в т. \, «Короллярий о строении и развитии конечностей у позвоночных» (стр. 262). Слова «член» и «членик» для обозначения отдельных звеньев конечностей позвоночных недостаточно выразительны. Но, к сожалению, специального термина для обозначения этого понятия не образовалось. Мы ограничиваемся точным переводом термина Бэра — das Glied. (415),

878 Финалом книги является изложенное в немногих строках открытие Бэра, легшее потом в основу понимания всей морфологии выделительной системы позвоночных. Здесь он со всей рашительностью делает то заключение, к которому он был близок и при рассмотрении развития почек амфибий. Именно, он без колебания проводит гомологию дефинитивных почек рыб с Вольфовым телом амниот, не считаясь на этот раз с авторитетом И. Мюллера. Мотивами для этого послужили: 1) характер расположения их в теле животного, 2) тождественные отношения тех и других с крупными венами и 3) отсутствие процессов дегенерации, которые Бэр наблюдал при смене мезонефроса («примордиальных почек») метанефросом у зародыша цыпленка и млекопитающих (однако в т. 1 содержатся лишь скудные замечания по этому вопросу). Наличие у рыб на всех стадиях развития хорошо развитых вен в почках на их заднем конце, который у амниот дегенерирует, явилось для Бэра решающим аргументом в пользу указаной гомологии. (418).

СЛОВАРЬ ТЕРМИНОВ К. М. БЭРА

V

Предлагаемый словарь имеет целью облегчить понимание труда Бэра. Его терминология настолько отличается от современной, что даже для специалистов в области эмбриологии и сравнительной анатомии текст «Истории развития» (особенно ее специальных разделов) может стать вполне понятным только после внимательной проработки и медленного чтений всей книги подряд.

Трудность чтения усугубляется тем, что Бэр опубликовал свое сочинение, не успев до конца отработать терминологию. Нужно сказать, что она в общем довольно неустойчивая: одним и тем же термином Бэр обозначает иногда разные понятия, а одно и то же понятие выражает разными терминами. Особенно сильно это сказывается при сравнении первого тома со вторым. Кроме того, следует отметить, что Бэр иногда пользуется теми же терминами, что и современная наука, но совсем в ином смысле. Поэтому смысл фразы, состоящей из слов, кажущихся хорошо известными, остается порою непонятным или, что еще хуже, понятным неверно.

Словарь составлен с учетом указанных особенностей текста. В нем обращено особое внимание на синонимику и делаются многочисленные ссылки на равнозначные термины с целью избежать повторения объяснений их значения. Слова в кавычках означают старинные термины, приводимые в смысле терминологии Бэра или его современников. Термины без кавычек в объяснении слов означают, что они приведены в смысле, употребительном в науке нашего времени.

В словаре помещены термины Бэра: 1) ныне неупотребительные, 2) употребляющиеся ныне в ином смысле, 3) термины мало употребительные, с неустановивпшмся значением или нуждающиеся в разъяснении в связи с текстом.

Термины, употребленные в тексте однократно и разъясненные в примечаниях, в словарь не вошли.

Абдоминальная фистула Вольфа, fistula abdoininalis — незамкнутая часть брюшной полости у эмбриона.

Аллантоид — то же, что аллантоис. Слово, произведенное от греческого allax (колбаса), более правильно, чем аллантоис.

Аллантоис — энтодермальная часть аллантоиса в современном значении этого термина. Применяется преимущественно к плодам копытных и человека (в обоих случаях энтодермальная часть обособлена от мезо-дермальной). Однако в т. 1 термин «аллантоис» употребляется иногда в современном смысле и считается синонимом «мочевого мешка» (см.).

Амфибии — может означать иногда класс рептилий в современном значении термина в отличие от «батрахий» (см.), т. е. от амфибий в современном значении термина.

Аналогия — как морфологический термин употребляется Бэром не всегда в одном и том же смысле. В основном это соответствие существа органов у разных животных, соответствие природы этих органов. Но «существо» органа определяется, по Бэру, главным образом его функцией, и поскольку сходство в функции служит основным критерием сравнения органов (например marsupium сумчатых оказывается «аналогичным» матке плацентарных), понятие «аналогии» Бэра оказывается близким к современному (Оуэновскому) пониманию этого термина. Однако чаще всего «аналогия» у Бэра означает не только сходство органов по функции, но нечто большее. Скорее, это гомология Оуэна при условии одинаковости функции органов.

Анимальный отдел — так в т. 2 называется анимальная часть (см.).

Анимальная часть — см. анимальный листок.

Анимальный листок (das animalische Blatt) — на стадиях развития куриного яйца до инкубации это эктодерма. Впоследствии — эктодерма + -Ь миотомы -f соматоплевра боковой пластинки. У зародышей млекопитающих — соответственные части. Иногда Бэр вместо «анимальный листок» пишет «анимальная часть». Анимальный листок делится на кожный и мясной слои (именуемые подчас также листками). О соотношении значения этого термина у разных авторов см. т. 1, стр. 419—422.

Артерии зародышевой оболочки — желточные артерии, a. omphalo-mesentericac.

Батрахии — класс амфибий.

Белок яйца у птиц — это то, что именуется белком яйца и теперь; у млекопитающих — жидкое или студенистое (например у копытных) содержимое экзоцелома плода;у лягушки — слизистый шар, окружающий икринку; у рыб — перивителлярная жидкость и наружная оболочка.

Бластема — термин И. Мюллера. См. «основное вещество».

Бластодерма — см. «зародышевая оболочка».

Боковые влагалища — см. «боковые шапочки».

Боковые шапочки — складки амниона с боков зародыша, которые, увеличиваясь, сначала превращаются в «боковые влагалища», а потом смыкаются друг с другом, охватывая желточный проток («пуповину»).

Большая кривизна матки у млекопитающих с двурогой или двойной маткой — антимезометриальная сторона матки.

Брыжейка (das Gekrose) — имеет у Бэра, кроме обычного, другой, более широкий смысл. Это «первичный орган» (см.), производными которого являются мезентерии, сердце, перикардий и, может быть, некоторые другие органы.

Брюшные пластинки — «пластинки зародыша» (см.), сгибающиеся на брюшную сторону и образующие его «брюшную часть» (см.). Они симметричны «спинным пластинкам» (см.), согласно представлениям Бэра о двулучевой симметрии позвоночных (см. примечание 46).

Брюшная часть зародыша позвоночных — производные «вегетативного листка» (см.); считается симметричной «спинной части» (см.).

Бугорок зародышевого слоя — см. «зародышевой бугорок».

Венозный ход, ductus venosus — Аранциев проток (?).

Вегетативная часть — см. «вегетативный листок».

Вегетативный листок (vegetative Blatt) — на стадиях развития куриного яйца до инкубации это энтодерма. Потом — энтодерма + +спланхноплевра боковой пластинки. У млекопитающих — соответственные части. Иногда называются вегетативной частью или областью. Делится на «сосудистый» и «слизистый слой», иногда называемые тоже листками. См. т. 1, примечание Б. Е. Райкова, стр. 419.

Венозный мешок (Venensack) — венозный синус.

Вены зародышевой оболочки — желточные вены, V. omphalo-me-sentericae.

Верхний покров эмбриона (die^Oberhaut) — перидерма, т. е. провизорный эпидермис зародыша.

Влагалище пуповины — участок выстилки амниона, одевающий пуповину.

Внутренняя половина мочевого мешка — см. «эндохорион».

Воздушная камера куриного яйца — пуга.

Воздушный кишечник — дыхательный аппарат наземных позвоночных.

Гистологическое обособление — гистологическая диференниания. См. т. 1, схолий III, стр. 237.

Гнездо (das Nest) — вздутие матки, содержащее плод. Сейчас входит в употребление термин loculus. См. «плод».

Головная артерия — сонная артерия.

Головная шапочка Вольфа (die Kopfkappe), involucrum capitis — складка амниона, возникающая в головной части зародыша. Постепенно

продвигаясь кзади, она превращается в «головное влагалище» (см.) п потом смыкается со складкой, образующейся (несколько позднее) на заднем конце тела. (См. «хвостовая шапочка» и «хвостовое влагалище»). В начале образования амниона она некоторое время имеет вид шапочки, покрывающей голову зародыша. О синонимах этого термина в старой русской литературе см. т. 1, примечание Б. Е. Райкова, стр. 449.

Головное влагалище, vagina capitis — образование, в которое превращается «головная шапочка» (см.) на более поздних стадиях развития.

Головной футляр — синоним «головной шапочки» (см.).

Градинки, chalazae — халазы, извитые шнуры сгущенного белка в яйцах птиц. Градинка — точный перевод на русский язык греческого слова уа^а?а

Градинковая оболочка — см. «халазовая оболочка».

Гран — старинная весовая единица. Немецкий гран равен 6.4 г.

Децидуальные образования — приводим сопоставление номенклатуры частей отпадающей оболочки:

Наиболее рациональные    Наэвания,    Названия, употребляемые

И8 современных наэваний употребляемые Бэром другими старыми авторами

decidua basalis.    d. serotina.    —

decidua capsularis.    d. reflexa.    caduca ovi, epichorion,

membrana ovi uterina.

decidua parietalis.    d, externa.    d. vera, d. uterina.

d. externa.

Жаберный валик — зачаток наружных жабер у зародышей анамний.

Желток, vitellus — вещество, из которого состоит «желточный шар» (см.).

Желточная вена — нижняя часть v. omphalo-mesentericae.

Желточная полость — синоним «центральной полости» (см.).

Желточное поле (der Dotterhof), area vitellaria — часть желтка яйца птиц («желточного шара»), не покрытая бластодермой, т. е. область между краевой веной и вегетативным полюсом (см. также «поля»).

Желточные зерна (die Dotterkornchen), или желточные шарики (не смешивать с «желточными шарами», см.) — обособленные' тельца в желтке или в жидкости Граафова пузырька млекопитающих.

Желточные массы (die Dottermassen), или шаровые сегменты — бластомеры.

Желточные шарики, или тельца в желточном мешке свиньи, в Граафовых пузырьках и др. — синоним желточных зерен (см.). Не смешивать с «желточными шарами» (см.).

Желточный шар (das Dotterkugel), globus vitellarius — яйцевая клетка. Бэр считает «желточные шары» анамний и завропсид, с одной стороны, и млекопитающих, с другой, неравнозначными: «желточный тар» первых, содержащий «зародышевый пузырек» (ядро), равнозначен всему содержимому Граафова пузырька, в котором яйцеклетка (называемая Бэром тоже «желточным шаром») является образованием, соответствующим «зародышевому пузырьку» низших позвоночных. См. примечание 139.

Заднепроходная часть кишки — часть кишечника, расположенная позади от желточного протока (отнюдь не proctodaeum).

Задние позвоночные артерии — a. vertebrales collaterals.

Задний вход в кишечный канал — сообщение желточного протока с задней частью кишечника.

Задний мозг (das Hinterhirn) — задний мозг. Иногда этот термин употребляется в современном смысле, т. е. означает metencephalon, состоящий из осевой части, Варолиева моста и мозжечка; но в других местах это синоним «малого мозга» (см.), т. е. мозжечка. Этим же термином обозначается задний из трех первичных мозговых пузырей зародыша т. е. rhombencephalon современной эмбриологии, или зачаток продолго-ватого + заднего мозга.

Зародыш (der Кеіш), blastos — часть яйца, образующая эмбрион (см.) и провизорные образования эмбрионального периода (по современной терминологии — внезародышевые части), т. е. стенку желточного мешка, зародышевые оболочки, аллантоис, а у млекопитающих, следовательно, все их adnexa foetalia, включая трофобласт и placenta foetalis. Применяется Бэром ко всем позвоночным для стадий развития зародышей до окончания обрастания желточного мешка. Der Keim, по Бэру, — синоним термина Галлера «бластодерма», которую Пандер переименовал в «зародышевый листок». Первый из этих терминов принят современной наукой для выражения понятия Keim у Бэра, второй употребляется, как известно, совсем в другом смысле. Жаль, что Бэр: 1) не воспользовался термином «бластодерма» в смысле Пандера и 2) использовал его в другом смысле (см. «бластодерма»). Слово «зародыш», которым пришлось перевести на русский язык термин Keim, на современном языке означает собственно понятие, более близкое к понятию, выражаемому Бэром термином «эмбрион» (см.), что создает некоторую опасность путаницы, впрочем в данном случае неизбежную. Мотивы для перевода термина Keim словом «зародыш» см. т. 1, примечание Б. Е. Райкова, стр. 445.

Зародышевая оболочка (die Keimhaut), blastoderma у Бурдаха — внезародышевая часть бластодермы с «сосудистым полем» (см.). Термин,

взятый Бэром от Пандера. Однако Пандер употребляет его в несколько другом смысле. См. т. 1, примечание Б. Е. Райкова, стр. 446.

Зародышевый бугорок, cumulus proligerus — утолщенная средняя часть «зародышевого слоя» (см.) яйпа птип. У млекопитающих — это утолщение стенки Граафова пузырька, в котором находится яйцо (cumulus oophorus).

Зародышевый диск, discus proligerus — диск на анимальном полюсе^ «желточного шара» яйца птиц (см. «насед»). У млекопитающих Бэр считает гомологом «желточного шара» (т. е. желтка) птиц весь Граафов пузырек. Он старается отыскать «зародышевый диск» неподалеку от яйцевой клетки, которую он принимает за «зародышевый пузырек» (т. е. за ядро). Он считает за «зародышевый диск» млекопитающих область stratum granulosum, прилегающую к cumulus oophorus.

Зародышевый листок (das Keimblatt) — объяснение см. в тексте,, стр. 92, подстрочное примечание.

Зародышевые пластинки — см. «зародышевый листок».

Зародышевый пузырек, vesicula prolifica — ядро яйцевой клетки (термин Пуркинье). Латинский термин отражает взгляд Бэра на значение ядра яйцевой клетки: prolificus — значит производящий потомство. Бэр полагал, что из этой части яйца происходит якобы весь эмбрион.

Зародышевый слой (die Keimschicht) — 1) Stratum proligerum — разжиженный белый желток под зародышевым диском птиц; считается Бэром частью последнего, но в то же время относится к желтку (см. примечание 12). В середине зародышевого диска он углубляется по направлению к латебре. Среди млекопитающих зародышевый слой отмечен у хищников в «яйце», уже попавшем в матку; он прилегает там к желточной оболочке. Бэр пытался найти гомолог этого слоя в яйцах анамний* Синоним: nucleus blastodermatis Галлера.

2) Может иметь значение синонима «слоя тела» (см.), преимущественно в т. 1.

Зародышевый щиток млекопитающих — гомолог зародышевого диска птиц (см.).

Зачатковый слой (das Keimlager) — слой яичника с овоцитами.

Капсула, theca — стенка яйцевого фоликула. Теперь название theca удерживается только для наружной соединительнотканной части этой стенки. Внутренние слои этой стенки (дериваты зачаткового эпителия) называются теперь зернистой оболочкой (stratum granulosum). Термин «капсула» может означать и все содержимое указанной оболочкиг т. е. Граафов пузырек, окруженный зернистой оболочкой, с жидкостью в его полости и с яйцевой клеткой внутри его cumulus oophorus. В этом смысле «капсула» яичника млекопитающих является гомологом «желточного шара» (см. птиц и анамний).

Кишечный жолоб (die Darmrinne) — незамкнувшаяся еще с брюшной стороны часть кишечной энтодермы.

Клеточная ткань — мезенхима. Понятие ткани было хорошо известно Бэру. Термин «ткань» он употреблял в смысле Биша (1801), т. е. как однородные составные части («анатомические элементы» Биша), входящие в состав разных органов. Термин «клеточная ткань» — это «клетчатка» анатомов XVIII и начала XIX в. (Галлер, Бурдах и др.). Этим названием обозначали соединительную ткань там, где она скопляется в количествах, видимых невооруженным глазом. Это название не аналогично клеткам в современном понимании. «Клеточность» означала у этих авторов какую-то оптическую неоднородность ткани, видимую макроскопически или при очень небольшом увеличении. У Бэра истинного понятия

о клетках не было и, говоря о «клеточной ткани», он просто брал от анатомов готовый термин для обозначения ткани зародыша, из которой происходят соединительнотканные образования. Эта ткань содержится прежде всего в зачатке, который Бэр называет «брыжейкой» (см.). «Клеточная ткань» называется также у Бэра «образовательной тканью».

Конечности позвоночных, части (или «члены») их: туловищная часть — пояс; стебель, или средние части — stylopodiuin и zeugopodiuin, т. е. плечо и предплечье на передней конечности, бедро и голень — на задней; пластинка, или конечная часть (или «член») — autopodium, т. е. кисть и стопа. См. т. 1, схолий IV, короллярий о конечностях.

Котиледон — обозначает в плаценте жвачных то же, что и сейчас, € той разницей, что Бэр каждый котиледон (т. е. островок хориона) считает самостоятельной плацентой. Таким образом, один плод обладает множеством плацент. Каждая из этих плацент (т. е. каждый котиледон) состоит из материнской части, ,т. е. измененной слизистой оболочки матки, и из фетальной, т. е. совокупности ворсинок, соответствующих данному материнскому котиледону.

Краевой синус, sinus terminalis — кольцеобразный венозный сосуд, окаймляющий бластодерму («сосудистое поле») зародышей птиц и млекопитающих. Термин Пандера. Синонимы: венозное кольцо (circulus ѵе-nosus), кровяное кольцо (Blutkreis), концевая вена (Endvene), пограничная вена.

Кровяное кольцо (der Blutkreis) — см. «краевой синус».

Крылья мочевого мешка (die Harnsackzipfel), diverticula allantoi-dis — концы аллантоисаТкопытных, торчащие из разорванного хориона (у свиньи этот прорыв происходит на 4-й неделе беременности).

Крылья хориона (die Chorionzipfel) — концы хориона копытных. У свиньи они лишаются к концу беременности ворсинок. Это нечто вроде -chorion Іаеѵе человека.

Линия — мера длины. Старинная немецкая линия равна 2.5 мм.

Линии замыкания — линии, мысленно проведенные вдоль середины спинной и брюшной сторон тела, противополагаются «центральной линии» (см.). Они названы Бэром «линиями замыкания» (или «замыкающими линиями» вт. 1), потому что здесь происходит, по его представлениям, смыкание друг с другом «образовательных дуг» (см.) правой и левой сторон тела при образовании «основных», или «первичных органов» (см.), зеркально симметричных (по мнению Бэра) «спинной» и «брюшной части» (см.) тела зародыша позвоночных.

Листок (der Blatt) — объяснение см. в тексте, стр. 92.

Ложный амнион Пандера, amnion spurii — термин, употребляемый в двух смыслах: 'это либо синоним «шапочки» (см.), либо синоним «серозного пузыря» (см.).

Ложная почка — первичная почка (мезонефрос).

Ложный мочеточник — Вольфов канал.

Малая кривизна матки млекопитающих с двурогой или двойной маткой — сторона матки, обращенная к мезометрию.

Малый мозг (das Kleinhirn) — мозжечок.

Матка птиц — конечная часть яйцевода.

Мешок (der Sack) — полость матки, у человека.

Мозговой придаток (der Hirnanhang) — гипофиз.

Мозговые ячейки — мозговые пузыри.

Морфологический отдел — группа однородных «морфологических элементов» (см.). В современной науке такого рода группы называют тагмами (греч. tagma — отряд, полк), а учение о них — тагматологией. Этим термином пользуются преимущественно в морфологии беспозвоночных, главным образом членистоногих.

Морфологический элемент — сегмент метамерного животного, метамер; этот термин, введенный Бэром, потребовался ввиду отсутствия в тогдашней науке понятия о сегментации.

Морфологическое обособление — возникновение зачатков органов и изменение их формы. В современном научном языке это понятие выражается терминами «органогенез», «морфологическая дифференциация» и т. п.; им противополагают (по примеру Бэра) гистологическую дифференциацию. (См. т. 1, схолий III, стр. 228).

Мочевая оболочка — аллантоис копытных.

Мочевой мешок (der Harnsack) — аллантоис.

Мочевой проток, urachus — сообщение аллантоиса с клоакой, позднее (у млекопитающих) сообщение его с урогенитальным синусом, еще позднее — с мочевым пузырем.

Мочевой тяж (der Harnstrang) — тяж, образующийся из мочевого протока (см.) в процессе его дегенерации.

Мочеполовая щель, fissura urogenitalis — незамкнутая эктальная часть канала на нижней поверхности формирующихся наружных половых органов у млекопитающих. Термин И. Мюллера.

Наружная мясная трубка — Бэр полагает, что мнотомы, разрастаясь по поверхности, якобы образуют снаружи от «мясного слоя», т. е. от соматоплевры боковых пластинок, еще одну периферическую трубку, которая является источником возникновения мускулатуры п скелета конечностей. На самом деле такой трубки не существует. Однако Бэр сделал разделяемое позднее многими заключение о происхождении мускулатуры конечностей из миотомов. Впрочем, видеть мышечные почки миотомов он, конечно, не мог.

Наружная оболочка яйца млекопитающих, membrana ovi externa — наружный покров плодного пузыря. По Бэру, у одних млекопитающих она образуется уже в матке, у других (хищные) это преобразовавшаяся желточная оболочка яйца, возникшая еще в яичнике. В обоих случаях она сопоставляется Бэром со «скорлуповой» (т. е. пергаментной) оболочкой куриного яйца (см. примечание 145).

Насед (der Hahnentritt), macula ovi, ovi oculus, discus proligerus — зародышевый диск на яйце птиц до инкубации. Состоит из «зародышевого диска», превращающегося в «зародыш» (см.) и лежащего под ним «зародышевого слоя» (см.). Немецкое слово (Hahnentritt) введено в эмбриологию Пандером, но самое понятие восходит к Гарвею. Галлер называл это образование бластодермой.

Нижние вены задней части тела — субкардинальные вены (?). Бэр считал, что из них развиваются пупочные вены, что оказалось неверным.

Оболочка, несущая градинки — немецкий перевод m. chalazifera, см. «халазовая оболочка».

Обонятельные ганглии — обонятельные доли, lobi olfactorii.

Образовательная дуга (Bildungsbogen) — ряд органов, по мнению Бэра, закладывается близко к его «стволу» (см.) или «центральной линии» (см.) и во время развития двигается по направлению к «линиям замыкания» (см.), описывая при этом как бы дугу в направлении спинной или брюшной стороны тела. (См. т. 1, табл. III, рис. 4 и 5).

Образовательная ткань — мезенхима, см. «клеточная ткань».

Основное вещество тела (Grundmasse des Korpers), blastema у И. Мюллера — вещество, образующееся из жидкости, богатой белком, находящейся в полости экзоцелома. Оно располагается вокруг сосудов и делается похожим на хряпѵ

Основной орган — синоним первичного органа и слоя тела (см.).

Отпадающая оболочка (die hinfallige Haut), decidua — у Бэра означает то же, что и в современной номенклатуре. Однако он явно избегает этого термина и предпочитает называть это образование своим термином

1 JbJt'iVlJ'l.ttU.D JX. 1V1. JDCffA    <JU*J

-«покров матки», считая его за продукт секреции слизистой оболочки: матки. Он почти всегда пишет «так называемая отпадающая оболочка», не считая ее органически связанной со стенкой матки.

Отроги сердца (die Herzschenkel) — Кювьеровы протоки.

Отростки наружной оболочки яйца (die Zipfel der Eihaut) — суживающиеся концы оболочки плодного пузыря копытных.

Первичная полоска (der Keiinstreif, die Priinitivrinne) — термин Бэра, прочно удержавшийся в науке в смысле, данном ему автором.

Первичное обособление — образование зародышевых листков и •«слоев» (см.) тела. См. т. 1, схолий III, стр. 225.

Первичный кишечник Вольфа (Urdarin), intestinum primitivum — кишечник на стадиях развития, когда он имеет вид прямой трубки (т. е. отнюдь не современный архентерон).

Первичный орган — гетерогенное образование, состоящее из разных зародышевых листков и имеющее вид трубки (например кишечная трубка, мозговая трубка и Др.)* Часто синоним «слоя тела».

Первичные складки — термин Пандера, данный им для обозначения медуллярных валиков. Иногда употребляется Бэром как синоним «спинных пластинок» (см.), под которыми он разумеет совсем другое образование.

Передний (или ротовой) вход в кишечный канал — сообщение желточного протока с частями кишечника, лежащими впереди него. Синоним: сердечная или желудочная ямка Вольфа.

Передняя аорта, или ствол передних артерий — брюшная аорта.

Пластинки зародыша — определение см. в тексте, стр. 134.

Пластическая часть, или отдел тела (das plastische Theil) — синоним вегетативной частп зародыша (см.).

Плечевая артерия — подключичная артерия.

Плод (der Frucht) — термин, употребляемый Бэром очень редко. Обычно внутриутробные стадии развития млекопитающих и человека он называет «яйцом». Слово der Frucht иногда употребляется как синоним для das Еі. Но чаще Бэр употребляет его в тех случаях, когда ему нужно выразить особый оттенок этого понятия. Например на стр. 244, 260 нем. оригинала плодом названы вздутия матки вместе с их содержимым, т. е. как синоним «гнезда» (das Nest) (см.) или loculus современной терминологии. На стр. 357 (русск. пер.) — это синоним слова «зародыш» (см.). Там сказано: «...в плод превращается не все содержимое капсулы» (т. е. Граафова пузырька).

Плодовое поле (Fruchthof) — термин Пандера, синоним area peiiu-cida (см. «светлое поле»).

Плодовые воды (das Schaafwasser), liquor amnii — амниотическая жидкость. Иногда употребляется выражение «плодовая жидкость» с тем же значением.

Пограничная вена (die Grenzvene) — см. краевой синус.

Позвоночная артерия — внутренняя сонная артерия (a. carotis interna).

Позвоночная струна (die Wirbelsaite) — спинная струна, Бэру1 больше нравился этот термин, а не термин «спинная струна», так как это образование совпадает по своему положению со «стволом» (см.), т. е. осью симметрии 2-го порядка тела позвоночных, по его представлению. См. т. 1, примечание Б. Е. Райкова, стр. 448.

Позвоночные вены, передние и задние — кардинальные вены.

Покров матки (Ueberzug des Fruchthalters), decidua — иногда понятие «покров яйца» (см.) и «покров матки» не различаются. См. «децидуальные образования».

Покров яйца (Ueberzug des Eies) — секрет маточных желез, скопляющийся у некоторых млекопитающих между хорионом и слизистой оболочкой матки. Бэр сопоставляет «покров яйца» со скорлупой птичьих яиц.

Полость брыжейки — пространство между листками мезентерия. Синонимы: кишечная фистула, fistula intestinalis Вольфа.

Поля зародыша: 1) плодовое поле (der Fruchthof) — area pellucida, 2) сосудистое поле (der Gefasshof) — экстраэмбриональная бластодерма с сосудами, 3) желточное поле (der Dotterhof) — желток, не обросший бластодермой. На рис. 7 табл. IV изображены «поля» 2-суточного зародыша цыпленка.

Поперечный венозный ствол, ductus venosus transversus — Кювьеров проток. •

Поясок желтка, zona — место на поверхности желтка, где сходятся друг с другом халазы, образуя нечто вроде беловатого кольца.

Преддверие — наружная часть женского полового аппарата у млекопитающих (vulva).

Примордиальная почка — мезонефрос, синоним ложной почки (см.).

Пуповина (der Nabel), umbilicus у птиц — сообщение эмбриона с желточным мешком. Внутренняя п. — энтодермальная часть этого сообщения; мясная п. — мезодермальная часть (мезенхима и сосуды) ; наружная п. — эктодермальная часть. Пуповина млекопитающих (Nabelschniire, funiculus umbilicalis) имеет те же части. Но наружная пуповина (именуемая также кожной) это есть амниотическая выстилка пупочного канатика. Слова Nabel и Nabelschniire у Бэра синонимы, заменяющие друг друга.

Пупочный пузырек, vesicula umbilicalis — желточный мешок зародыша человека.

Пятнышко яйца, macula ovi — зародышевой диск.

Ротовая кишка Ратке (der Munddarm) — весь кишечник спереди от отверстия желточного протока (отнюдь не стомадеум).

Рубчик, cicatricula, или рубец, также стигма — место разрыва теки фолликула на яичнике при овуляции. Blutpunkt Цондека.

Саламандры — все представители семейства хвостатых амфибий Sa-lamandridae, куда, кроме саламандр, относятся тритоны и аксолотли.

Светлое поле, area pellucida, или плодовое поле (der Fruchthof) — на ранних стадиях развития средня^ часть зародышевого диска куриного яйца (термин Пандера, как и area ораса). На стадиях инкубации означает экстра-эмбриональные части бластодермы, ближайшие к эмбриону. Синоним: area germinativa Вольфа, nidus pulli Галлера, colliquamentum и area umbilicalis Мальпиги (см. также «поля»).

Сердечный канал (der Herzkanal) — сердце зародыша, имеющее вид прямого канала.

Серозная оболочка яйца — к птицам этот термин применяется в современном его смысле. У млекопитающих это наружный листок (со-матоплевра) экзоцелома, Под серозными оболочками Бэр понимает, как это делают и теперь, выстилку внутренних полостей, заполненных жидкостью.

Серозный листок Бэра (der serose Blatt) — соматоплевра боковой пластинки мезодермы.

Серозный листок Пандера — анимальный листок Бэра.

Серозный пузырь, vesica serosa — серозная оболочка зародышей птиц и млекопитающих, т. е. наружная стенка внезародышевого целома. Иногда для обозначения этого же образования Бэр употребляет термин «ложный амнион Пандера», имеющий в других местах иное значение (см.).

Скорлуповая оболочка (die Schalenhaut), membrana testacea — пергаментная оболочка яйца птиц, лежащая под известковой скорлупой.

Слизистый листок (der Schleimblatt) — кишечная энтодерма. Термин Пандера, принятый Бэром и означающий то же образование, что и у Пандера.

Слои тела (die Korperschichten) — 1) гетерогенные образования, имеющие в общем вид трубок, вложенных друг в друга, понятие, в срвре-менной эмбриологии отсутствующее; определение его см. в тексте, стр. 92; 2) иногда употребляется Бэром как синоним «зародышевого листка».

Сосудистая оболочка яйца (die Gefasshaut) — наружный листок мезодермы аллантоиса (аллантоидальная соматоплевра). На поздних сроках беременности она теряет цельность, перестает существовать как сплошная пленка и превращается в сеть сосудов хориона с мезенхимой в ее петлях.

Сосудистое поле (Gefasshof), area vasculosa — область экстраэмбри-ональной бластодермы с сосудами. См. также «поля».

Сосудистый листок Пандера — на ранних стадиях развития цыпленка, возможно, мезодерма в смысле Ремака и позднейших авторов. На поздних стадиях — спланхноплевра боковой пластинки, т. е. наружный слой вегетативного листка Бэра. Термином «сосудистый листок» в последнем смысле Бэр охотно пользуется во всех отделах своего труда.

Сосудистый слой Бэра — синоним «сосудистого листка» Бэра (но не Пандера).

Спинная часть зародыша позвоночных — производные анимального листка и синоним — анимальная часть (der animalische Theil). Ей противопоставляется брюшная часть как симметричная ей — производные вегетативного листка (см.). Она происходит из спинных пластинок (см.) и состоит из двух слоев, «кожного» и «мясного» (т. е. эктодермы и миотомов).

Спинные валики — медуллярные валики.

Спинные пластинки — медуллярная пластинка с подстилающей ее крышей первичного кишечника и окаймленная медуллярными валиками. «Спинные пластинки», по мнению Бэра, образуют «спинную часть» зародыша (см.) с мозгом, позвоночником и мускулатурой спины. Создавая понятие «спинных пластинок», Бэр хотел исправить представление Пандера, который описал медуллярные валики под именем «первичных складок». Бурдах называет это образование, описанное Пандером, т. е. медуллярные валики, «зеркальными пластинками». Бэр полагал, что медуллярные валики, продолжая подниматься и увлекая за собой мезодерму, срастаются друг с другом и образуют «спинную часть» (см.), состоящую из «кожной», «мясной» и «мозговой» трубок и содержащую позвоночник, имеющий тоже парное происхождение: каждая из половин позвонка входит первоначально, по Бэру, в состав соответствующей «спинной пластинки». На брюшной стороне тела эмбриона позвоночных имеются аналогичные «брюшные пластинки» (см.), образующие, по мнению Бэра, ребра, кишечник, сердце и другие органы. Легче всего понять эти взгляды Бэра, рассматривая его рисунки (т. 1, табл. III, рис. 4 и 5; т. 2, табл. IV). (Примечание в первом томе на стр. 447 оказалось не вполне точным).

Срединная борозда мозга (die mittlere Einsenkung) — углубление, возникающее на мозговых пузырях по средней линии; в telencephalon оно делит мозговой пузырь на две части, сообщающиеся коммисурой лишь на брюшной стороне.

Средняя кишка Вольфа, intestinum medium — кишечный жолоб Бэра (см.). Отнюдь не средняя кишка в современном смысле.

Средняя мембрана — синоним средней оболочки (см.).

Средняя оболочка, membrana media, или эндохорион Дютрошэ — пленка между амнионом и хорионом, наблюдаемая у плодов некоторых

млекопитающих. У хищных это внутренний листок аллантоиса, у человека она описывалась задолго до Бэра, но на самом деле не существует. См. примечание 292.

Ствол (der Stamm) — понятие, в современной морфологии хордовых ^отсутствующее. Объяснение см. в тексте, стр. 79 и примечание к ней.

Стебелек, petiolus — стерженек, связывающий выпятившийся при •созревании яйцевой фолликул с телом яичника.

Стигма, stigma — см. «рубчик».

Субкостальная вена — задняя кардинальная вена. Называется также у Бэра задней позвоночной веной (см.).

Тесьма яичного белка, ligamentum albuminis — внутренняя более плотная часть белка яйца птиц.

Трубка слизистой оболочки (die Schleimhautrohre) — кишечник.

Тяжи спинного мозга — проводящие пути спинного мозга.

Фретум, fretum — сужение на границе между желудочком сердца и bulb us arteriosus (термин Галлера).

Халазовая оболочка, membrana chalazifera — тонкая оболочка уплотненного белка на поверхности желтка птичьих яиц; продолжение халаз на поверхность желтка.

Хвостовая шапочка, involucrum caudac — складка амниона, возникающая в задней части зародыша. Постепенно продвигается вперед и сначала превращается в «хвостовое влагалище», а потом срастается с возникшей ранее головной шапочкой (см.).

Хвостовое влагалище, vagina caudae — образование, в которое превращается «хвостовая шапочка».

Хвостовой футляр — синоним «хвостовой шапочки».

Хорион — см. определение на стр. 267. Из него видно, что современное значение этого слова не отличается от принятого Бэром, кроме тех случаев, когда «наружная сосудистая оболочка яйца» является стенкой желточного мешка (грызуны). Однако в первое время после работ Бэра термин «хорион» стали было употреблять совсем в другом смысле. К. Фр. Краузе (современник Бэра) предложил так называть оболочки яйца, выделенные яйцеводами. В этом смысле термин «хорион» употребляется Руд. Вагнером, Шваном, Пуркинье и другими авторами. Иногда этот смысл придавался термину «хорион» и впоследствии (например в этом значении он вошел в «Биологические основы зоологии» В. М. Шимкевича). -Эта нежелательная дупликация термина еще не вполне изжита. О хорионе см. также примечания 28 и 32.

Центральная линия — Бэр в каждом «слое тела» (см.) и в каждом развивающемся органе различает медиальный и наружный края. Первый юн называет — центральной линией, второй — линией замыкания. Он ,полагает, что развитие всегда идет в направлении от центральной линии

О / TJ* ПЛ Г'

замыкания, т. е. к тому месту, где смыкаются друг с другом края анимального и вегетативных листков.

Центральная полость в желтке яйца куриного — латебра (термин Пуркинье).

Церкарии — сперматозоиды. От греческого хєрхо? — хвост. Позднее церкариями стали называть хвостатых личинок дигенетических сосальщиков (паразитические черви), и этот термин перестал применяться к сперматозоидам.

Чашечка, calyx — след на яичнике, остающийся после овулягши на месте вышедшего яйца.

Шапочка (die Карре), involucrum, или ложный амнион, amnion spurium Пандера — часть стенки внезарОдышевого целома, подостланная желточной энтодермой, расположенная под зародышем цыпленка на 3—5-й день развития. При рассматривании сверху зародыша, повернутого брюшной стороной к наблюдателю, эта стенка образует род вздутия. См. т. 1, табл. II, рис. VI—VIII. Иногда «ложным амнионом Пандера» Бэр называет серозную оболочку.

Шаровые сегменты — бластомеры.

Шишковидная железа — эпифиз.

Шов ложного амниона — место отшнуровывания серозной оболочки от амниона у зародышей гітиц. Синонимы: «шов брыжейки», «отверстие ложного амниона», apertura amnii spurii.

Экзохорион — синоним «наружной оболочки яйца млекопитающих» Бэра. Термин Бурдаха.

Эндохорион — внутренний листок аллантоиса. Термин Дютрошэ. Синоним — «средняя оболочка» (см.).

Эпихорион — децидуальная капсула (decidua capsularis). Термин Вельпо (Velpeau).

Эритроис — желточный мешок хищных и вообще тех млекопитающих, которые обладают желточным мешком с сильно развитой сосудистой сетью на нем (желточной плацентой). До Бэра и Меккеля его смешивали с аллантоисом.

Ядро (das Kern) — субкортикальный ганглий.

Ядро зародыша (или «наседа») — синоним «зародышевого слоя» (СМ.).

Яйцевместилище (Eihalter) — эктальная расширенная часть яйцевода у завропсид и однопроходных, соответствующая матке млекопитающих. Но иногда слово Eihalter означает у Бэра область беременной матки млекопитающих, содержащую плод, т. е. «гнездо» (см.) или loculus.

Яйцо, ovum — определения этого понятия у Бэра нет. Он понимает под яйцом образование, формирующееся в половых органах матери и

являющееся исходным состоянием вновь возникающего организма следующего поколения. Характерные визуальные признаки «яйца» по Бэру:

1) наличие желтка, обычно в виде «шариков» или «зерен», 2) наличие «зародышевого пузырька» (т. е. ядра), из которого, по мнению Бэра, и возникает собственно эмбрион, 3) наличие питательного материала в ізиде «белка», окружающего «желточный шар» (см.), 4) наличие системы оболочек. Все эти части Бэр старается найти во всех исследуемых им яйцах.

Яйцом Бэр называет также плод млекопитающих на всех этапах внутриутробной жизни.

Сост. проф. П. Г. Светлов..

БИБЛИОГРАФИЯ ПЕЧАТНЫХ ТРУДОВ К. М. БЭРА

Полного библиографического списка печатных трудов К. М. Бэра до сих пор не было составлено. Существует несколько перечней его работ,, но ни один не может считаться исправным и полным.

1. Прежде всего надо назвать списки, которые приведены в словаре писателей и ученых Прибалтики: I. F. R е с k е und К. E.N apiersky. Allgcraeines Schriftsteller und Gelehrten Lexicon der Provinzen Li viand, Esthland und Kurland, т. I, 1827; Nachtrage, т. I, 1859. Труд Реккв и Напирского не отличается особой полнотою и библиографической точностью. Правда, К. М. Бэр в своей автобиографии (русск. перевод, 1950, стр. 33—34) с большой похвалой отзывается о нем и пишет между прочим, что он мог припомнить многое, ускользнувшее из его памяти, именно благодаря обстоятельности составителей этого словаря.

В словаре Рекке и Напирского и дополнениях к нему библиография доведена только до 1858—1859 гг. Таким образом, все, написанное Бэром за последние 16 лет его жизни, в этот словарь не вошло.

2 Важнейшим источником библиографии трудов Бэра является его «Автобиография» на немецком языке, напечатанная в 1865 г. в Петербурге по случаю 50-летия его научной деятельности. Через год она была переиздана в общедоступном издании (СПб., 1866). Бэр воспроизвел перечень, помещенный в словаре Рекке и Напирского, но местами сократил его, выпустив некоторые статьи кенигсбергского периода, стихотворные свои произведения и проч. Взамен Бэр постарался пополнить список внесением в него тех своих работ, которые были напечатаны после выхода словаря Рекке и Напирского, т. е. за время с 1859 по 1865 г. Однако престарелый автор сделал это не везде удачно, в некоторых случаях память ему отказала. Приведем несколько примеров. Так, он не мог припомнить, какую статью и в каком номере «Астраханских губернских ведомостей» он напечатал в 1856 г. по поводу желательности развития в Астраханском крае местных сельскохозяйственных промыслов (Selbstbiogra-phie, 1866, стр. 503). Точно так же он не мог вспомнить ни заглавия своей статьи, ни названия тифлисской газеты, где она была напечатана (Selbst-biographie, стр. 504). конечно, все такие пробелы нами восполнены путем

просмотра соответствующих изданий. Многие ссылки Бэра на года и номера журналов, в которых были помещены его статьи, оказались при проверке неточными и потребовали исправления. Иногда он и вовсе не приводит годов появления тех или иных статей. Библиография Бэра не полна; она доведена, да и то с пробелами, только до 1865 г.

Ценность библиографического списка, помещенного Бэром в его автобиографии, заключается в пояснениях, иногда довольно обширных, которыми он снабдил указания на свои книги и статьи. Правда эти комментарии очень неравномерны. Иногда автор ограничивается немногими строками, в других случаях эти комментарии превращаются в целые статьи. Особенно характерный пример — комментарий к статье «Dich-tung und Wahrheit» (St.-Petersburg Zeitung, 1844, № ИЗ), который занимает места больше, чем сама статья. Напротив, во многих случаях Бэр не дает никаких пояснений по содержанию своих статей и ограничивается перечнем заглавий.

Списком Бэра пользоваться крайне неудобно, потому что он расположен в необычном порядке — не в хронологическим и не в тематическом, а по тем органам печати, где статьи были помещены. Так, например, отдельно перечислены статьи, которые автор напечатал в «Физиологическом архиве» Меккеля, затем в «Анатомическом архиве» Иоганесса Мюллера, в «Изиде» Окена и т. д. Таким образом, чтобы отыскать нужную статью, надо перебрать весь список. Вероятно это произошло вследствие того, что Бэр при составлении библиографии пользовался в основном списком Рекке и Иапирского, где статьи точно так же расположеюы по журналам. Бэр только аннотировал статьи, но пересоставлять весь перечень у него нехватило времени, так как его очень торопили с написанием автобиографии, чтобы она поспела к его пятидесятилетнему юбилею.

3. Важным источником для библиографии Бэра является книга профессора Дерптского университета Людвига Штиды — биографа покойного ученого и первого хранителя его архива. Штида напечатал вскоре после смерти Бэра книгу: Karl Ernst von Baer, Eine biographische Skizze von Dr. Ludwig Stieda. Braunschweig, 1878. В этой книге, вышедшей двумя изданиями, автор добросовестно описал труды Бэра, расположив их в тематическом порядке по рубрикам: 1) антропологические работы,

2) географические работы, 3) работы по зоологии, анатомии и эмбриологии и 4) работы разного содержания.

Сам Штида занимался антропологией и этнографией, поэтому он остановился на антропологических и географических статьях Бэра более подробно. Остальные работы Бэра он упоминает кратко, давая только их перечни. Ценность библиографических замечаний Штида состоит в том, что он довольно подробно описал некоторые редкие и теперь недоступные работы Бэра. Например, ранняя антропологическая работа Бэра «Ѵог-lesungen iiber Anthropologie» (Konigsberg, 1824), представляющая собой объемистый том свыше 500 страниц, отсутствует во всех наших основных книгохранилищах и получить о ней ясное представление мы можем лишь по описанию Штиды.

Хотя список Штиды охватывает всю научную жизнь Бэра до самой его смерти, однако полным назвать его нельзя. Аннотации приведены автором только частично. Есть неверные даты и названия. Например, статья Бэра об эмбриологе Тредерне напечатана в «Bull, de TAcademie» в 1874 г., а не в 1873, как указывает Штида; наблюдения Бэра над развитием яйца у морского ежа, сделанные в Триесте, описаны в т. 39 «Notizen» Фрорипа, а не в т. 34 и т. д. Анонимная статья Бэра 1838 г., напечатанная

им в прусской газете, подписана псевдонимом «Putus» (чистый), а не «Ри-sus» (мальчик), как сообщает Штида, и т. д.

4.    Существует, кроме того, рукописная картотека сочинений Бэра, принадлежащая справочному отделу Библиотеки Академии Наук СССР, составленная сотрудником Б АН Королидким (умер в 1936 г.) к Бэровской выставке 1928 г. Библиографические карточки в ней разбиты па два отдела: а) сочинения Бэра на иностранных языках (214 названий), б) сочинения на русском языке (81 название). Каждый отдел разбит на тематические рубрики — по содержанию, всего 18 рубрик. Благодаря такой системе некоторые работы Бэра повторяются на карточках по нескольку раз, так как появились и на русском языке и на иностранных языках, иногда под измененными заглавиями. Таким образом, число карточек (295) значительно больше, чем число опубликованных Бэром трудов. В картотеке есть существенные пропуски. Аннотации отсутствуют.

5.    Catalogue of scientific papers (1800—1863). Compiled and published by the Royal society of London. London, 1867, т. I. Указано 118 работ Бэра. Вошли только работы Бэра на иностранных языках, напечатанные в иностранных и русских (преимущественно академических) журналах. Полностью отсутствуют работы, опубликованные на русском языке, газетные статьи, а также некоторые монографии. Так, например, работа «De ovi mammalium et hominis genesi» показана не в отдельном издании 1827 г., а только во французском переводе 1829 г. В список ошибочно включена работа «Uber das Keimen der Samen», принадлежащая не Бэру, а его однофамильцу (Beer). Подобная же ошибка имеется и в словаре Рекке и Напирского, где Бэру приписана статья по истории сифилиса, написанная одним немецким врачом со схожей фамилией.

6.    F. Th. Кбрреп. Bibliotheka Zoologica Rossica. СПб., 1905. В русскую зоологическую библиографию академика Кеппена вошли многие зоологические статьи Бэра, в особенности связанные с его путешествиями на Новую Землю и на Каспий, а также рецензии Бэра на труды других авторов. Сщэавки отличаются полнотой и библиографической точностью. Однако библиография сочинений Бэра не сосредоточена в одном месте, а разбита по тематическим отделам книги, что затрудняет пользование ею.

Отсюда видно, что библиография сочинений Бэра находится в крайне неудовлетворительном состоянии, несмотря на то, что протекло 75 лет со дня его смерти и за работу эту брались многие. Объясняется это прежде всего трудностью составления такой библиографии, потому что Бэр писал во многих изданиях, русских и иностранных, столичиых и провинциальных, из которых иные стали библиографической редкостью, а частью и вовсе ненаходимы в пределах СССР. Кроме того, Бэр имел обыкновение публиковать свои статьи одновременно на разных языках, причем одна и та же статья появлялась в русских и зарубежных изданиях, иногда в сокращенном или несколько измененном виде и под другим заглавием. Таким образом, по заглавию далеко не всегда можно установить, одна и та же эта статья или разные, следовательно, требуется сопоставить их в оригиналах.

В качестве примера можно привести иеболыпую статью Бэра о грозах в полярных странах, которая появилась на немецком языке в «Pog-gendorf’s Annalen der Physik» в 1839 г., на французском языке — в «Bulletin Scientifique» Петербургской Академии Наук в 1840 г. и в том же году в «Edinburgh New Philos. Journal».

Речь Бэра «Какой взгляд на живую природу — правильный», произнесенная им в 1860 г. при открытии Энтомологического общества в Петер-

«бурге, была в том же году напечатана на русском и немецком языках в «Записках» Энтомологического общества, а кроме того, издана в виде •отдельной брошюры на немецком языке в Берлине (1862), на голландском языке — в Лейдене (1862) и, наконец, перепечатана в сборнике речей и статей Бэра в Петербурге (1864).

Статья Бэра «Об учреждении естественно-исторического музея в Астрахани», напечатанная им в 1856 г. в «Астраханских губернских ведомостях», появилась с различными сокращениями в журналах «Русский вестник» (1856), «Вестник естественных наук» (1857), «Журнал Министерства народного просвещения» (1856), «Журнал Министерства государственных имуществ» (1856) и в газетах «СПб. ведомости» (1856) и «Самарские губернские ведомости» (1856).

По ходу моих работ, связанных с личностью и научной деятельностью Бэра, и при переводе на русский язык его сочинений мне стало вполне ясным неудовлетворительное состояние его библиографии и необходимость пересоставить ее вновь с охватом всех имеющихся данных.

В основу этой работы, начатой мною в 1945 г., был положен принцип ознакомления с трудами Бэра de visu, по подлинникам. От этого правила пришлось отступать только в тех весьма немногих случаях, когда та или иная работа Бэра оказывалась ненаходимой в библиотеках СССР. Так, например, нельзя было найти газеты «Cholera-Zeitung», которая издавалась в Кенигсберге в 1831 г. во время холерной эпидемии, где Бэр поместил несколько статей. Пришлось довольствоваться приведением названий этих статей и описанием их содержания на основании других источников.

При составлении библиографии Бэра выяснилась крайняя необходимость описать и отчасти комментировать его работы, потому что о содержании многих из них совершенно невозможно судить по заглавиям. Этим объясняется особый характер данной библиографической работы, выходящей за пределы простой аннотации. Бэр обладал своеобразной особенностью — отвлекаться в своих сочинениях от основной темы и переходить к другим, иногда весьма важным и интересным вопросам, которые, •однако, в названии работы совершенно не отражены. В качестве характерных примеров можно указать, что в статье Бэра «О папуасах и альфурах», по заглавию узко этнографического содержания, приводится в заключительной части ряд ценнейших общебиологических соображений автора по поводу изменчивости видов и филогенетической связи их между собой, соображении, которые бесспорно доказывают, что автор в 1859 г., до появления известного труда Дарвина, твердо стоял на эволюционной точке зрения

Другой характерный пример — книга «Bericht iiber die Zusammen-kunft einiger Anthropologen» (Leipzig, 1861). Из заглавия этой работы следует, что она излагает результаты совещания по каким-то частньщ вопросам антропологии. Даже держа эту книгу в руках, можно получить впечатление, что она посвящена дискуссии между Бэром и несколькими немецкими н голландскими профессорами о методах краниологических измерений и проч., тем более, что в книге отсутствует оглавление. Однако -более внимательный просмотр обнаруживает, что в тексте одного из заседаний, даже без особого заглавия, приведена полностью замечательная речь Бэра, где он доказывает путем естественно-научной аргументации •единство человеческого рода, изменчивость организма человека под влиянием климатических условий, разбивает аргументы полигенистов и резко осуждает расизм, свойственный англо-американцам, выступая в защиту

угнетенных цветных народов, словом, ставит на очередь ряд важнейших: вопросов биологии в связи с колониальной политикой капиталистических стран. Неудивительно, что эта речь Бэра осталась вне поля зрения некоторых наших антропологов, которые пренебрегли изучением специальных работ Бэра.

В иных случаях совершенно невозможно догадаться по заглавию статьи, о чем в ней идет речь. Так, например, газетную статью, посвященную защите хирурга Н. И. Пирогова от злостных нападок журналиста Булгарина, Бэр озаглавил «Ehrenhaftigkeit ihr Recht» (1848). Статья в той же газете — «Dichtung und Wahrheit» (1844) — посвящена экспедиции венгерского филолога Регули на русский север, и т. д.

Таким образом, система аннотирования работ Бэра, в особенности забытых и мало известных, может значительно облегчить советским ученым доступ в сокровищницу накопленных им за полвека знаний.

Автор надеется, что его работа поможет специалистам выявить в исторической перспективе такие мысли, планы и проекты нашего великого-ученого, которые до сих пор оставались недостаточно оцененными.

Насколько настоящий список трудов К. М. Бэра полнее опубликованных ранее списков, видно из того, что перечень работ К. М. Бэра, помещенный в его «Автобиографии» содержит 320 названий, в то время как в данном списке перечислено 411 работ, большинство которых аннотировано.

Библиографический список печатных трудов К. М. Бэра (в хронологическом порядке)

1814

1.    Рецензия на книгу: Luhhikenne Oeppetus Eestima Tallorahwa Aemmdelle. Tallinas, 1812. Рецензия была напечатана без подписи автора в издании: Russische Sammlung fur Naturwissenschaften und Heilkunde, Рига, 1814, ч. 1, вып. 1.

Руководство для повивальных бабок (на эстонском языке). Первая печатная работа Бэра, относящаяся к эпохе его студенчества, когда автору было 22 года. Написана по просьбе-К. Ф. Бурдаха, который был в то время профессором Дерпт-ского университета и редактором указанного журнала. Бэр очень хорошо владел не только разговорным, но и литературным эстонским языком.

2.    Lied zur Siegesfeier der Einnahme von Paris. — Dorptsche Zeitung, 1814, № 35.

Кантата, сочиненная Бэром в бытность его студентом» Дерптского университета. Исполнялась участниками торжественного собрания граждан г. Дерпта 25 апреля (5 мая) по случаю вступления русских войск в Париж. В газете описано это собрание и приведен полный текст кантаты. Она со-

стоит из восьми строф с припевом хора. Песнь проникнута горячим патриотическим чувством и заканчивается обращением к русским воинам:

Жизнь отдать родному краю Вы умели до конца,

И пример тот эашигает Наши вэоры и сердца.

3.    Dissertatio inauguralis medica de morbis inter Esthonos endemicis, -quam, consent!ente amplissimo medicorum ordine in Universitate Lite. rarum Caesarea Dorpatensi, pro gradu Doctoris Medicinae loco consueto die XXIV Aug. publice defendet Auctor, in Esthonia natus. Dorpati, 1814, 8°, 88 стр.

Докторская диссертация Бара на латинском языке, кото-' рую он защитил в 1814 г. при окончании Дерптского университета на тему о болезнях, распространенных среди эстонцев. Защита диссертации происходила 29 августа, а не 24 августа, как указано на титуле. Бэр довольно сдержанно отозвался об этой работе в своей автобиографии, хотя она, несомненно, представляет интерес и по содержанию гораздо шире, чем указывает ее заглавие. Бэр дает в ней общий физический очерк страны и населяющего ее народа, приводя много этнографических данных об эстонцах. Он связывает их болезни с естественными условиями местности, которые определяют питание населения, устройство жилищ, занятия и промыслы и т. п.

1817

4.    Johann Swammerdam’s Leben und Verdienste um die Wissenschaft. Ein Vortrag, gehalten im Herbst 1817. Reden und Aufsatze, I, 1864, стр. 1—35.

Бэр очень интересовался личностью и трагической судьбой натуралиста XVII в. Иоганна Сваммердама, автора знаменитой «ВіЫіа Naturae». 13 ноября 1817 г. Бэр сделал о нем доклад при открытии Университетского анатомического института в Кенигсберге. Доклад этот был напечатан позднее в несколько переработанном виде в собрании речей и статей Бэра (1864).,

5.    Hochzeits-Carmen Meinem geliebten Bruder am Tage seiner Ver-mahlung mit Auguste von Arvelius. Reval, 29 Iuli 1817, 8°.

Бэр владел рифмой и иногда писал стихи, преимущественно по поводу разных событий. Это стихотворение напи-. сано по поводу свадьбы его старшего брата. Людвига.

1819

6.    Vergleichung des Schadels vom Auer mit dem Schadel des gemeinem Ochsen. — Beitrage zur Kunde Preussens von Hagen, II, 1819, стр. 235— 237.

Сравнение черепа зубра с черепом домашнего быка. Очерк напечатан в краеведческом журнале, издававшемся профессором Карлом Гагеном по просьбе последнего. В статье есть интересные сведения о тогдашнем состоянии зубров в Польше, о чем Бэру сообщил его шурин, который был главным лесничим Гродненской губернии.1

7.    Bemerkungen aus шеіпет zootomischen Tagebuche. — Berichte von der Konigl. Anatom. Anstalt zu Konigsberg. Leipzig, 1819, стр. 13—48.

Заметки из зоологического дневника Бэра по анатомии осетра, тюленя, дельфина и кошки. Журнал, в котором они помещены, издавался профессором К. Ф. Бурдахом.

8.    Ueber еіпеш Canal im Oberarmbein mehrerer Saugethiere. — Deutsches Archiv fiir Physiologie von I. F. Meckel, V, 1819, стр. 312—314.

Бэр указывает на существование у всех кошачьих в плечевой кости близ локтевого сустава особого отверстия, ведущего во внутренний канал для прохождения кровеносного сосуда. Кювье не упоминает о нем, хотя этот канал был хорошо известен еще в XVIII в. К. Ф. Вольфу.

9.    Naturhistorische Notizen uber die auslandischen Thiere der Mad. Dennebeck. — Konigsberger Zeitung, 1819, №№ 75, 76. Также в отдельном издании. Было русское издание: Естественно-исторические примечания об иностранных животных, показываемых г-жей Деннебек. Издал проф. Бэр в Кенигсберге. Перев. с нем. Рига, 1819, 24 стр. Второе изд.: Москва, 1823, 24 стр.

По поводу появления этой книжки Бэр сообщает в своей автобиографии, что некая Деннебек привезла в Кенигсберг интересный зверинец из иноземных животных. Бэр заинтересовался этими животными, сделал их точное научное определение и описание, которое поместил в местной газете. По просьбе владелицы зверинца Бэр разрешил ей перепечатать эти статьи отдельной книжкой, которая и служила в качестве путеводителя по зверинцу. Позднее, уже без ведома Бэра, эта книжка была переведена на русский язык и издана в Риге и в Москве.

10.    Ueber einige lebende Missgeburten und Bastarde. — Konigsberger

1 Zeitung, 1819.

Статья об уродах и ублюдках, принадлежит к той же серии, что и предыдущая. Бэр писал в местной газете для широкой

публики о различных диковинках из мира природы, которые показывались в цирках, зверинцах и проч.

11.    Oeffentlicher Bericht iiber Thiere, welche dem zoologisch. Museum eingeliefert sind. — Konigsberger Zeitung, 1820, September.

Статья-отчет о присланных пожертвованиях в Зоологический музей. В двадцатых годах Бэр был усиленно занят организацией зоологического музея местной природы в Кенигсберге. Он старался вызвать приток пожертвований различных зоологических объектов, так как музей не располагал средствами. Жертвовали чучела и шкурки зверей и птиц, коллекции насекомых, птичьих яиц и т. п. Чтобы поддержать интерес к этому делу у населения, Бэр печатал в газетах отчеты о присланных предметах.

12.    Botanische Wanderung an der Kiiste von Samland (1820). — Flora oder Botanische Zeitung, 1821, № 26, стр. 397—412.

Ботаническая экскурсия в Замланд — но берегу Балтийского моря. Перечни найденных на экскурсии растений. Заметки о нахождении янтаря.

13.    Zwei Worte iiber den jetzigen Zustand der Naturgeschichte. Vortrage bei Gelegenheit der Errichtung eines zoologisch. Museum in Konigsberg. Konigsberg, 1821, 4°, 48 стр.

Небольшая книжка, адресованная любителям природы. Выпущена к открытию основанного Бэром в Кенигсберге Университетского зоологического музея.

14.    Menagerie des Mr. Simonelli. — Konigsberger Zeitung, 1821, № 9.

Газетная статья об иноземных животных, показываемых в зверинце Симонелли. (Ср. №№ 9 и 10).

15.    Ueber das sogenannte barenarlige Faulthier. — Konigsberger Zeitung, 1821, №№ 11, 13.

Газетная статья о ленивце из серии описаний зверинцев. (Ср. №№ 9, 10, 14).

16.    Ueber Albinos. — Konigsberger Zeitung, 1821.

Альбиносы — люди с белыми волосами и красной радужной оболочкой глаз. Статья Бэра принадлежит к серии, отмеченной под №№ 9, 10, 14, 15.

1822

17.    Begleiter durch das Konigliche Zoologische Museum zu Konigsberg. Konigsberg, 1822, 8°, 64 стр.

Составленный Бэром путеводитель по Зоологическому музею Кепигсбергского университета.

18.    Zur Neujahrfeier, der eine Organisation der Privat-Wohlthatigkeit. verlangte. — Konigsberger Zeitung, 1822, № 156.

Анонимная статья, помещенная в новогоднем номере газеты, в которой Бэр обратился к населению города с призывом об организации частного благотворительного общества для помощи бедным. Статья эта возбудила большое неудовольствие со стороны городского попечительства о бедных, которое сочло себя обиженным вмешательством в его деятельность и поместило в той же газете (1823, № 6) резкую статью,, где отрицало существование нищеты в городе, на что указывал Бэр. Статья была подписана 'шестнадцатью фамилиями городских попечителей.

1823

19.    An Unbefangene. — Konigsberger Zeitung, 1823.

Статья «К беспристрастным людям», написанная Бэром за его полной подписью, служит ответом на письмо городского-попечительства о бедных по поводу предложения Бэра организовать частное благотворительное общество. Письмо Бэра не хотела пропустить городская цензура, но Бэр добился его напечатания, обратившись с жалобой в центральное цензурное ведомство.

20.    Eine Replik. — Konigsberger Zeitung, 1823, № 20.

Письмо в газету в связи с организацией частного благотворительного общества в Кенигсберге.

21.    De fossilibus mammalium reliquiis in Prussia adjacentibusque regionibus repetis dissertatio. Sectio prima et secunda. Regiomontani,

1823, 4°, 40 стр.

Диссертация Бэра об останках ископаемых млекопитающих, найденных на территории Пруссии. Бэр представил эту работу для получения звания профессора зоологии, причем по тогдашним правилам он защищал первую часть работы pro loco, 15 сент. 1823 г., а вторую часть — для вступления в члены факультета — на следующий день, 16 сент. — pro receptione in facultatem.

22.    Bericht iiber die Gegenstande, welche dem Museum eingesandt wurden. — Konigsberger Zeitung, 1823, №N° 58, 59.

Список пожертвований для местного Зоологического музея (ср. № 17).

23.    Der Lowe. — Konigsberger Zeitung, 1823, N°№ 119, 120.

Описание льва по случаю показа его в зверинце. Популярная статья.

24.    Предисловие Бэра к книге: С. L. Е b е 1. Ornitologisches Taschenbuch fur Preussen. 1823, 8°.

Книжка написана консерватором Зоологического музея Эбелем по совету Бэра и предназначена для любителей природы, в особенности для лесничих, которые очень нуждались-в подобном кратком руководстве.

25.    Beitrag zur Kenntniss vom Bau des dreizehigen Faulthiers, mit Abbildung. — Deutsches Archiv fur die Physiologie von J. F. Mecke^, Bd. VIII, 1823, стр. 354—369.

Статья о строении южноамериканского трехпалого ленивца (Bradypus tridactylus). Труп этого ленивца Бэр, повидимому, получил от владельца местного зверинца.

26.    Ueber Medusa aurita. Mit einer Kupfertafel. — Deutsches Archiy fiir die Physiologie von J. F. Meckel, Bd. VIII, 1823, стр. 360,391.

Описание строения сцифомедузы, которая в настоящее время носит название «аврелия», «морское блюдце» (Aurelia aurita). Широко распространенная форма, встречающаяся как в арктических, так и в южных морях. Бэр описывает анатомию этой медузы.

1824

27.    Ueber die Krokodile. — Konigsberger Zeitung, 1824, №№ 50, 51.

Газетная статья популярного характера. Из серии описаний зверинцев.

28.    Die Menagerie des Herrn Rossi. — Konigsberger Zeitung, 1824,

85, 87.

Популярное описание животных, которые демонстрировались в зверинце. (Ср. №№ 9, 14, 19).

29.    Die Menagerie des Herrn Dinter. — Konigsberger Zeitung, 1824.

Статья из той же серии, что и предыдущая.

30.    Предисловие К. М. Бэра к книге: F. О. Lietzau. Alpha-;betisches und systematisches Register zu Cuvier’s Vorlesungen iiber verglei-tehende Anatomie. Leipzig, 1824, 8°, 141 стр. и 10 таблиц.*

Книга вышла под редакцией и при ближайшем участии К. М. Бэра. Д-р Литцау жил у Бэра в доме и пользовался его руководством. Бэр посоветовал ему составить подробный систематический указатель к известной многотомной работе Кювье «Lemons d’anatomie сошрагёе» (1800—1805), которую перевел на немецкий язык Иоганн-Фридрих Меккель (1809— 1810). Бэр озаботился также напечатанием книжки Литцау и имел с ее издателем переписку по поводу допущенных в книге опечаток. В своей автобиографии (1866, стр. 505) Бэр ошибочно указал год выхода книжки Литцау'(1834 вместо 1824).

31» Рецензия на книгу:1 Dr. F. A. L. Thienemann. Naturhisto-rische Beinerkungen, gesammelt auf einer Reise im Norden von Europa, vorziiglich in Island i. d. Jahr. 1820 bis 1821—1823, I Abth. — Jenaische allgem. Liter.-Zeitung, 1824, № 186, стр. 33—40.

Рецензия напечатана без подписи автора, как и другие рецензии Бэра, в «Иенской литературной газете» в 1824— 1827 гг..

32.    Рецензия на книгу: Fr. Tiedemann. Tabulae nervorum uteri. 1822. — Jenaische allgem. Liter.-Zeitung, 1824, № 188, стр. 55—56.

Появилась без подписи автора.

33.    Vorlesungen uber Anthropologie fiir den Selbstunterricht bear-beitet. Erster Theil, XXVI + 525 S. Mit 11 Kupfertafeln. Konigsberg,

1824.

Первая большая печатная работа Бэра, составившаяся из его публичных лекций по антропологии. Сочинение это осталось незаконченным, и намеченный автором второй том не вышел, так как Бэр разочаровался в содержании книги и отошел от тех натурфилософских воззрений, которых он придерживался в первом томе. Вышедший том посвящен в основном анатомии человека и начинается словами: «познай самого себя». Он содержит 23 главы, в которых очень ясно и общедоступно описано строение органов человеческого тела. Крайне редкая книга.

1825

34.    Biographische Skizze iiber Herrn Prof. Eysenhardt. — K*onigs-bcrger Zeitung 1825, № 156.

Эйзенгардт — профессор ботаники, коллега Бэра по университету в Кенигсберге. Они были в дружеских отношениях. Бэр слушал у Эйзенгардта частный курс по водорослям и грибам. Когда Эйзенгардт умер в 1824 г., Бэр напечатал в газете его некролог.

35.    Ad instaurationem solemnium, quibus ante 50 hos annos sum-mos honores in facultate medica auspicatus est Carolus Godofredus Hagen, med. et chirurg. doctor, artis chemicae et physicae prof. p. Ord. et. cet. in audit max. die XXVIII Sept. celebrandum vitat ordo medicorum. Abjecta est Mytili novi descriptio. Regiom., 1825, 4°, 14 стр.

Это брошюра, написанная по случаю пятидесятилетия ученой деятельности профессора Гагена, к которому Бэр относился с большим уважением. Вторая половина книжки посвящена описанию нового вида моллюска, названного Бэром в честь юбиляра — Mytilus Hagenii.

36.    Ornithologische Fragmente. — Notizen aus dem Gebiete der Natur-und Heilkunde von Froriep, 1825, Bd. X, № 17 (215), стр. 259—266 277—280.

Заметка о наблюденных автором птицах, среди которых оказались новые для Пруссии виды: Larus minutus, Fringilia erythina, Giconia nigra и проч.

37.    Nachtrag zu den in Nro. 215 und Nro. 216 mitgetheilten ornitholo-gischen Fragmenten. — Notizen aus dem Gebiete der Natur- und Heilkunde von Froriep, 1825, Bd. XI, № 9 (229), стр. 200.

Дополнение к предыдущей заметке о новых для Пруссии видах птиц.

38.    Рецензия на книгу: Dr. Aug. Goldfuss. Naturhistorischer Atlas; 1 Lief., 1823 (1824). — Jenaische allgem. Liter.-Zeitung, 1825, № 28, стр. 217—224.

Бэр хвалит рисунки атласа Гольдфусса за их большие -размеры и хорошее выполнение, но порицает такст к атласу где отмечает ряд ошибок в области сравнительной анатомии. Рецензия напечатана без имени Бэра.

39.    Рецензия на книгу: Meisner’s systemalisches Verzeichniss der schweizerischen Vogel, welche im Museum der Stadt Bern ausgestellt sind.

1824.    — Jenaische allgem. Li ter.-Zeitung, 1825, № 114, стр. 439—440.

Бэр указывает на полноту орнитологического отдела Бернского городского музея, где представлены все птицы Швейцарии, причем указано и их распространение. Рецензия появилась анонимно, без подписи Бэра.

40.    Рецензия на книгу: Baron Aud. de Ferussac. Histoire na-turelle generale et particuli^re des mollusques terrestres et fluviatiles etc.

1—21 выпуски. Fol., 1819—1824. — Jenaische allgem. Li ter.-Zeitung,

1825,    № 139, стр. 145—152.

В рецензии рассказана интересная история этого капитального труда. Автор его, Феруссак-старший, был вынужден покинуть Францию в 1800 г. Находясь в эмиграции, он собрал большой материал по моллюскам. Сын его, участник наполеоновских походов, значительно пополнил эти материалы. После смерти отца он издал их в виде прекрасно оформленного сочинения, где содержится систематический обзор всех родов моллюсков. Рецензия появилась без подписи Бэра.

41. Рецензия на книгу: Ch. L. В г е h m. Lehrbuch der Naturge-schichte aller europaischen Vogel. I—II Theile, 1823—1824. — Jenaische allgem. Liter.-Zeitung, 1825, N° 184, стр. 25—32.

Бэр высоко оценил книгу Брема, но указал на некоторые ее недостатки: пристрастие автора к установлению новых-

видов, отсутствие алфавитного указателя и проч. Рецензия напечатана без подписи Бэра.

1626

42.    Рецензия на книгу: Joh.Fr. N a u ш a n и. Ueber den Haushalt -der nordischen Seevogel Europas. 1824. — Jenaische allgem. Liter.-Zeitung, 1826, № 43, стр. 342—344,

Бэр хвалит книгу Наумана, которая явилась результатом его наблюдений над морскими птицами на островах близ Ютландии. Рецензия напечатана без подписи.

43.    Sur les Entozoaires ou Vers intestinaux. — Bulletin des sciences .naturelles et de geologie par Ferussac, 1826, t. IX, стр. 123—126.

Краткий реферат на французском языке о работе Бэра «Beitrage zur Kenntniss der niedern Thiere», появившейся в 1827 г.

44.    Ueber das aussere und innere Skelet. Sendschreiben an Herrn Prof. Heusinger. Mit 1 Kupfert. — Archiv fiir Anatomie und Physiologie ’iron J. F. Meckel, 1826, стр. 327—375.

Статья написана в виде письма к профессору анатомии и физиологии Гейзингеру. Бэр оспаривает ошибочный взгляд — приравнивать кожный скелет членистоногих к костному скелету позвоночных*

45.    Ueber den Seitenkanal des Stors. Mit Abbild. — Archiv fur Ana-* komie und Physiologie von J. F. Meckel, 1826, стр. 376,

В статье описана боковая линия у осетра (linea lateralis) — своеобразный орган чувств, служащий рыбам для ориентировки в воде. Относящаяся к этой статье таблица рисунков по ошибке помещена в журнале лишь в следующем (1827) году.

46.    Fragen uber das Vorkommen einiger Thiere in Preussen und in deni Regierungsbezirke Posen. Fol., 1826*

Опросный лист, составленный Бэром и разосланный по лесничествам . Пруссии. Автор получил многочисленные ответы на эту анкету.

47.    Ueber den Braunfisch (Delphinus Phocaena). (Als Vorlaufer einer vollstandigen anatoinischen Monographie dieses Thieres). — Isis von Oken,

1826, стр. 809—813 + табл. V, VI,

Статья об анатомии дельфина, где автор, в противоположность мнению Кювье, утверждает, что 12-перстную кишку нельзя считать четвертым желудком. Кювье был очень раздосадован этой статьей. Намерение Бэра написать полную анатомию дельфина не осуществилось. В фондах Архива АН СССР

имеется его работа о сосудистой системе дельфина (1848), приготовленная к печати, с рисунками, но не напечатанная.

48.    Die Nase der Cetaceen, erlautert durch Untersuchung der Nase «des Braunfisches (Delphinus Phocaena). — Isis von Oken, 1826, <стр. 813—847.

В статье указано, что китообразные, сообразно анатомическому строению своей носовой полости, не могут выбрасывать через нос заглоченную воду.

49.    Ueber eine Susswasser-Miessmuschel. — Isis von Oken, 1826, «стр. 525—527.

Описание пресноводной ракушки, которую Бэр обнаружил в реках и озерах Пруссии и которой дал название Mytilis Hagen і і в честь одного из старейших натуралистов Кенигсбергского университета профессора Гагена.

50.    Beinerkungen tiber die Entwickelungsgeschichte der Muscheln -und ііЬег ein System von Wassergefassen in diesen Thieren. — Notizen «aus dem Gebiete der Natur- und Heilkunde von Froriep, 1826, ч. XIII, № 4 (265), стр. 1—6.

Статья, где описаны наблюдения >над развитием Unio и Anodonta. Бэр предполагает существование в ноге пластинчатожаберных моллюсков водно-сосудистой системы.

51.    Uber den Bau von Medusa aurita in Bezug auf Rosenthals Darstel-iung desselben. — Isis von Oken, 1826, стр. 847—849:

Заметка, где Бэр указывает, что Розенталь в своей статье

о медузе в «Zeitschrift fur Physiologie» не упомянул о ранее опубликованной работе Бэра о медузе. Кроме того, Бэр отмечает некоторые ошибки Розенталя.

52.    Nachtragliche Bemerkung tiber die Riechnerven des Braunfisches.— Isis von Oken, 1826, стр. 944.

Заметка об обонятельных нервах дельфина. Из серии работ по анатомии дельфина, которыми Бэр занимался в начале своего пребывания в Кенигсберге, прежде чем перешел на' эмбриологические исследования.

1827

53.    De ovi mammalium et hominis genesi. Epistola ad‘ Acadfemianl Imperialem Scientiarum Petropolitanam. Lipsiae, 1827, 4°, 40 стр. + -f-1 табл.

Классическая работа Бэра, где он описывает открытие им яйца млекопитающих. Посвящена Петербургской Академии Наук. Была переведена на французский язык анатомом Ёреше: Lettre sur la formation de l’oeuf dans l’espece humaine et dans

les mammiferes. Paris, 1829, а также в: Repertoire Anat. Physiol., Paris, 1829, t. VII, стр. 155—218.

54.    Gommentar zu der Schrift: De,,ovi mammalium et hominis genesi. — Zeitschrift fur organische Physik, Bd. II, 1828, стр. 125—193.

Автореферат на немецком языке, излагающий содержание латинской диссертации Бэра об открытии им яйца млекопитающих. (См. № 53).

55.    Noch eine Bemerkung iiber die Zweifel, welche man gegen die-Milchdriise des Ornithorhynchus erhoben hat, und Betrachtungen iiber das Eierlegen und Lebendiggebaren. — Archiv fur Anatomie und Physiologie von J. F. Meckel, 1827, стр. 568—576.

Открытие Меккелем млечных желез у утконоса некоторые-ученые подвергли сомнению, так как эти железы не имеют сосков, но открываются отдельными отверстиями, расположенными на некотором расстоянии друг от друга, в области брюшной полости. Бэр обнаружил подобное же строение млечных желез у дельфина и послал свой рисунок Иоганессу Мюллеру.

56.    Рецензия на книгу: W. Scoresby. Journal of a voyage-to the northern Whale. Edinburg, 1823. — Jenaische allgem. Liter.-Zeitungr

1827, № 236, стр. 441—456.

В книге идет речь о наблюдениях над ловом китов у восточных берегов Гренландии. Бэр пользовался немецким переводом) этой книги, сделанным в 1825 г. Крисом (Kries). Рецензия напечатана без подписи автора.

57.    Ueber einen Doppel-Embryo vom Huhne aus dem Anfange des dritten Tages der Bebriitung. — Archiv fur Anatomie und Physiologie von J. F. Meckel, 1827, стр. 578—586.

Описание двойного уродства у куриного зародыша на третий день развития. Бэр отмечает раннее образование этого уродства.

58.    Ueber Botokuden. — Konigsberger Zeitung, 1827, приложение-

к № 76.

Статья о ботокудах — бразильских туземцах. Из серии популярных статей Бэра (ср. №№ 9, 14 и др.).

59.    Die Menagerie des Herrn Lehman. — Konigsberger Zeitung, 1827r № 111—112.

Газетная статья'с описанием животных заезжего зверинца Лемана. Это последняя статья Бэра из серии, посвященной зверинцам. (Ср. № 9).

60.    Beitrage zur Kenntniss der niedern Thiere. Mit 6 Kupfertaf. — Nova Acta phys.-med. Acad. Leopold.-Carol., Bonnae, 1827, Т. XIII, p. II,. стр. 524—762.

Семь отдельных статей, составляющих почти половину т. XIII трудов Леопольдо-Каролинской академии за 1827 год. В первой статье описан червь Aspidogaster conchicola, паразитирующий в беззубке (стр. 527—557). Во второй статье описаны Distomum duplicatuin, Bucephalus polymorphus и другие паразиты ракушек, в том числе интересный водяной клещик Hydrachna Concharuin, живущий на жабрах беззубок и перловиц (стр. 558—604). В третьей статье речь идет о церкариях — эмбриональной стадии сосальщиков — паразитов пресноводных моллюсков Limnaea stagnalis, Paludina ѵіѵірага (теперь Viviparus viviparus) и др. (стр. 605—659). В четвертой статье Бэр описывает паразитического червя Nitzschia elegans (теперь N. sturionis), живущего в жаберной полости рыб (стр. 660— 678). В пятой статье — червя Polystomum integerrimum, паразитирующего в мочевом пузыре лягушки (стр. 679—689). Наконец, шестая статья посвящена описанию строения пресноводных планарий (стр. 690—730). Седьмая и важнейшая по содержанию статья носит название «О родственных отношениях среди низших животных» (стр. 731—762) и развивает мысль, что в царстве животных существует несколько организационных типов, внутри которых между родственно связанными группами замечается градация по степени совершенства. Часть этой статьи была тридцать лет спустя переведена на английский язык Томасом Гекели (Natural history by A. Henfrey and Th. Huxley, t. I, 4. 2, стр. 176).

61.    Ueber die Kiemen und Kiemengefasse in den Embryonen der Wir-belthiere. — Archiv fur Anatomie und Physiologie von J. F. Meckel, 1827* стр. 556—568.

В этой работе Бэр распространил открытый Ратке в 1825 г. факт нахождения жаберных щелей у зародышей птиц и на другие классы позвоночных. Статья Бэра была переведена на французский язык в т. XIV «Annales de Sciences Naturelles» (стр. 264—280).

1828

62.    Geschichte der Froschenembryo. (История развития лягушки)* Помещена вт. II сводного труда: Die Physiologie als Erfahrungswis-senschaft, herausgegeben von Prof. Dr. K. Burdach. Leipzig, 1828, стр. 297—312.

Позднее этот мемуар в дополненном виде вошел во второй том труда Бэра «Ueber Entwickelungsgeschichte der Thiere» (1837). (См. № 143).

63.    Geschichte der Hiihnerembryo. (История развития цыпленка). Помещена в том же издании проф. Бурдаха: Bd. II, Leipzig, 1828, стр. 335—466.

Первоначальный текст работы, которая была напечатана в значительно дополненном виде отдельной книгой: Ueber Entwickelungsgeschichte der Thiere. Konigsberg, 1828. (См. №64).

64.    Ueber Entwickelungsgeschichte der Thiere. Beobachtung und Reflexion. Erster Theil, mit 3 col. Kupfertaf. Konigsberg, Т. I, 1828, 4°, XXII + 271 стр.

Основная классическая работа Бэра по эмбриологии. Второй том этой работы вышел 9 лет спустя в 1837 г. (см. № 143). Заключительные главй второго тома были напечатаны лишь в 1888 г., уже после смерти Бэра (см. № 410). Полный французский перевод первого тома: Histoire du developpement des animaux, trad, par G. Breschet. Paris, 1836. Извлечения на французском языке: Histoire du developpement des animaux. — Repertoire generale d’Anatomie et de Physiologie pathologiques, Paris, 1829, t. VIII, стр. 42—103, 175—246.

Часть схолиев, помещенных во второй половине первого тома, появилась в русском переводе в книге: К. Э. Бэр. Избранные работы. Предисловие и примечания Ю. А. Филип-ченко. JL, ГИЗ, 1924, 144 стр. Полный русский перевод первого тома вышел в серии «Классики науки» под ред. акад. Е. Н. Павловского и проф. Б. Е. Райкова под заглавием: История развития животных. Наблюдения и размышления. Изд. АН СССР, 1950, 466 стр. Перевод второго тома представляет собой настоящее издание.

В первом томе автор излагает историю развития куриного зародыша по дням развития, вплоть до вылупления. Вторая половина первого тома, носящая заглавие «Схолии и короллярии», представляет ряд комментариев к истории развития цыпленка в яйце и содержат важнейшие теоретические обобщения Бэра, заложившие фундамент современной, эмбриологии

65.    Furia infernalis in Liefland 28 Januar 1828. — Notizen aus dem Gebiete der Natur- und Heilkunde von Froriep, 1828, ч. XX, № 2, стр. 23—ЗО.

Furia infernalis или Hollenwurm — «адский червь», по представлению старинной медицины, живое заразное начало, которое носится в воздухе в виде мельчайших червячков и причиняет так называемый «антонов огонь». Бэр отрицает существование адского червя и полагает, что речь идет о заболеваниях сибирской язвой или черной оспой.

66.    Ueber die Kiemenspalten der Saugethier-Embryonen. — Archiv fiir Anatomie und Physiologie von J. F. Meckel, 1828, стр. 143—148.

Бэр обнаружил у зародышей млекопитающих четыре пары жаберных щелей и пять сосудистых дуг. Это окончание статьи, помещенной в том же журнале в предыдущем году (см. № 61). Статья эта была переведена на французский язык в «Annales de Sciences Naturelles» (t. XV, стр. 282).

67.    Wassergefasse in den niedern Thieren. — Notizen aus dem Gebiete der Natur- und Heilkunde von Froriep, 1828, ч. XX, № 3, стр. 38.

В статье указано, что наблюдения Бэра над водными сосудами у моллюсков (Notizen von Froriep, XIII, № 1) нашли подтверждение в работах Chiaje и Окена (Isis, 1818, стр. 1878).

68.    Ueber Furia infernalis. — Zeitschrift fiir organische Physik von C. Friedr. .Heusinger, 1828, ч. II, стр. 361.

Заметка, перепечатанная из предыдущей статьи без ведома автора.

69.    Untersuchungen tiber die Gefassverbindung zwischen Mutter und Foetus in Saugethieren. Ein Gliickwunsch zur Jubelfeier von SamueL Thomas von Sommerring. Leipzig, 1828, Fol., 30 стр.

Книга посвящена известному анатому и физиологу Томасу Земмерингу, который работал и в области эмбриологии и издал, между прочим, таблицы с изображением зародышей животных. Бэр описывает здесь зародыш свиньи и указывает, что поверхность плода у нее снабжена многочисленными ворсинками,, содержащими сосуды. Во время написания этой работы Бэр ошибочно предполагал, что сосуды плода непосредственна связаны с сосудами матери.

70.    Des branchies et des vaisseaux branchiaux dans les embryons des animaux vertebras. Premier et second Memoire. — Repertoire d’Anatomie et de Physiol., VI, 1828, стр. 41—51. Publ. par G. Breschet; а также в: Annales de Sciences Naturelles, Paris, 1828, t. XV, стр. 266—284.

71.    Observations sur les Planaires pour servire d’Addition aux recher-ches sur les Planaires de M. Duges. — Annales de Siences Naturelles, Paris, 1828, t. XV, стр. 183—187.

72.    Noch ein Wort uber den After der Distomea. — Zeitschrift fiir organische Physik von C. Friedr. Heusinger, 1828, ч. II, стр. 197—198.

Небольшая заметка, в которой автор отрицает существование заднепроходного отверстия у сосальщиков (Trematodes), которых раньше называли дистомами.

73.    An die Physiologen Deutschlands und die nachste Versammlung der deutschen Naturforscher. — Zeitschrift ftir organische Physik von C. Friedr. Heusinger, 1828, ч. II, стр. 362—370.

Бэр высказывается в этой статейке, написанной отчасти в полушутливом тоне, за необходимость издания систематических обзоров научных успехов в области биологических наук и указывает, что в Германии в этом смысле ничего не делается. Статья подписана псевдонимом «Quidam» (Некто).

74.    Die Zurechtweisung einer noch nicht bekannt geinachten Unter-suchung wird zurtikgewiesen. — Isis von Oken, 1828, стр. 671;

Резкая полемическая статья, направленная против французского зоолога Распайля, который заявил в печати, что найденные Бэром паразиты пресноводных ракушек представляют собой простые обрывки тканей. Бэр также опровергает утверждение Распайля, что все Alcyonella и Plumatella представляют собой один вид. Сообщение Распайля было помещено в «Bulletin de Sciences Naturelles» (vol. XII, стр. 190). Распайль говорил об этом также в различных ученых обществах Парижа, когда статья Бэра не была еще напечатана.

75.    Aufforderung ein Рааг Riesenschlangen betreffend. — Isis von Oken, 1828, стр. 923—924.

О паре питонов (самец и самка), содержавшихся в зверинце. Самка отложила в неволе два оплодотворенных яйца.

76.    Noch ein Wort iiber das Blasen der Cetaceen. — Isis von Oken,

1828, стр. 927—931.

Возражение на статью зоолога Фабера (Faber), будто киты выбрасывают при дыхании из носовых отверстий воду. Статья Фабера была напечатана в «Isis» (1827, стр. 858).

77.    Рецензия на книгу: Е. R. A. Serres. Anatomie сошрагёе du serveau dans les quatre classes des animaux vertebres, appliquee к la physiologie et h la pathologie du systeme nerveux, t. I—II. Paris, 1824, 4°. — Jahrb. fur wissensch. Kritik, Stuttgart, 1828, ч. I, стр. 621.

1829

78; Nachtragliche Bemerkungen iiber den Raupenfrass, der sich im Jahre 1828 im Leien in Preussen gezeigt hat, nebst Vorschlagen z. moglichen Vermeidung eines ahnlichen Schadens. — Preuss. Prov.-Blatter, Konigsberg, 1829, 4. II, стр. 574—600 + 1 табл.

Статья о вреде, причиненном в 1828 г. в Восточной Пруссии гусеницами совки-гаммы и травяной совки.

79. Schadel- und Kopfmangel an Embryonen von Schweinen aus der friihersten Zeit der Entwickelung beobachtet. — Verhandl. d. K. Leopold.-Carol. Acad. d. Naturwissensch., Bonn, 1829, ч. XIV, стр. 827—838,

1 табл.

В статье указано, что зародыш свиньи на первой стадии развития, когда еще не образовалось конечностей, не имеет вовсе головы. Это служит, по мнению автора, доказательством того, что случаи ацефалии являются не чем иным, как остановкой в развитии.

80.    Ueber Linne’s im Wasser gefundene Bandwiirmer. — Verhandl. «der Gesellschaft naturforschender Freunde in Berlin, 1829, ч. I, -стр. 388—390.

Ленточный червь Bothriocephalus solidus, паразитирующий в теле колюшек, часто встречается в свободном состоянии в воде, что отметил еще Линней.

81.    Nekrolog des Prof. Dr. Karl Gottfried Hagen. — Konigsberger Zeitung, 1829, N° 29.

Некролог, посвященный Карлу Гагену — профессору Кенигсбергского университета, ветерану науки, умершему в 1829 г. 80 лет от роду.

1830

82.    Ueber den Weg, den die Eier unsrer Stisswassermuscheln nehmen, ■urn in die Kiemen zu gelangen, nebst allgemeinen Bemerkungen tiber den Bau der Muscheln. Mit I Kupfert. — Archiv fiir Anatomie und Physiologie von J. F. Meckel, 1830, стр. 313—352.

В статье рассматривается вопрос о пути, каким яйца пресноводных моллюсков выходят из половых желез и попадают в жаберные пластинки, где и развиваются до выхода личинок. Бэр указывает, что некоторые исследователи ошибочно отрицают существование особых отверстий для половых желез у пресноводных ракушек.

83.    Bemerkungen tiber die Erzeugung der Perlen. — Archiv fur Anatomie und Physiologie von J. F. Meckel, 1830, стр. 352—357.

Небольшая статья об образовании жемчуга, направленная против взгляда английского анатома Гома (Ноте), который думал, что жемчужины образуются вследствие обрастания яиц известковым веществом. Бэр считает жемчуг патологическим образованием мантии. При этом он высказывает предположение, что первоначальной причиной, вызывающей образование жемчужин, могут быть тела погибших паразитов, которые обволакиваются перламутром.

1831

84.    Das alphabetische Register zu Pallas Zoographia Rosso-Asiatica, «стр. 75. Алфавитный указатель, приложенный к т. III сочинения

Палласа: Zoographia Rosso-Asiatica, 1831, издание Академии Наук в Петербурге.

Бэр составил этот указатель еще в бытность свою в Кенигсберге и послал в Петербург. Указатель не имеет подписи Бэра. Академия не отметила, что этот регистр составлен Бэром, чем. лоследний остался недоволен, равно как и опечатками, которые-там были обнаружены.

85.    Berichte iiber die Zoographia Rosso-Asiatica von P. S. Pallas, abgestattet an die Kaiserl. Akademie der Wissenschaften zu St.-Petersburg-Konigsberg, 1831, 4°, 36 стр.

В этой брошюре Бэр подробно описывает, как он выполнил поручение Академии Наук по отысканию за границей, гравированных медных досок, заказанных более 20 лет тому назад Палласом для иллюстрирования его капитального труда «Zoographia Rosso-Asiatica». Доски эти вследствие недобросовестности немецкого гравера Гейслера считались пропавшими. По этой причине на целые годы задерживался и выпуск в свет уже отпечатанного труда Палласа. Бэр отыскал в Лейпциге-Гейслера и выкупил доски, которые гравер, как оказалосьг заложил в ссудной кассе.

86.    Beobachtungen iiber die Hautungen des Embryos und die Anwen-dung derselben auf die Erkenntniss der Insecten-Metamorphose. — Notizen aus dem Gebiete der Natur- und Heilkunde von Froriep, 1831, ч. XXXI,. № 10 (670), стр. 145—154.

Статья была переведена на французский язык в 1833 г. Бреше (Breschet): Ann. des Sciences Nat., 1833, t. 38, стр. 5—

31.

87.    Verwiistung des Leiens im Jahr 1828 in Ostpreussen durch die Raupe der Gamma-Eule und die Grasraupe verursacht. — Isis von Oken, 1831, стр. 593—604.

Заметка об опустошениях, произведенных в Восточной Пруссии гусеницами бабочки совки-гаммы (Plusia gamma L.y и травяной совки (Episema graminis Ochs., теперь называемой Charaeas graminis L.).

88.    Sur un Mammouth Fossile, semblable к l’elephant actuel d’Afri-que. — Mem. de Г Acad. des Sc. de St.-Petersb., 6-me ser., Sc. math., phys. et nat., t. I; Bull, scientif., СПб., 1831, стр. XVI—XVIII.

Заметка о том, что в Кенигсбергский музей поступил зуб’ мамонта, найденный близ Мемеля. Схожий зуб Бэр обнаружил, в 1830 г. в коллекциях Академии Наук в Петербурге.

89.    Ein Bericht iiber die Pest in Ostpreussen im Anfange des 18-tem Jahrhunderts. — Cholera-Zeitung, Konigsberg, 1831.

«Холерный листок» — газета, издававшаяся в Кенигсберге врачами во время холерной эпидемии 1831 г. Бэр участвовал в этой газете, поместив там несколько сообщений, между прочим, историческую справку о чумной эпидемии в восточной Пруссии в начале XVIII в. На этом примере Бэр хотел показать бесполезность борьбы с эпидемией при помощи карантинов.

90.    Erinunterung fur Besorgliche. Cholera-Zeitung, Konigsberg, 1831, стр. 40.

Небольшая статья в «Холерном листке», где Бэр старается-ободрить испуганное эпидемией население.

91.    Fernere Ermunterung fur Besorgliche. — Cholera-Zeitung, Konigsberg, 1831, стр. 46.

Такого же характера статья, как и предыдущая.

92.    Kleine Expectorationen. — Cholera-Zeitung, Konigsberg, 1831-

Статья в «Холерном листке», где Бэр доказывает бесполезность системы карантинов при борьбе с холерной эпидемией. Статья подписана псевдонимом «Moutarde», что значит по-французски «Горчица».

1832

93.    Bericht iiber den Ausbruch der Cholera in Konigsberg und Pil-lau. — Verhandl. der physik.-medicinischen Gesellschaft in Konigsberg* tiber die Cholera, ч. I, 1832, 8°.

Описание холерной эпидемии, появившейся в 1831 г. в Кенигсберге. Бэр обследовал первые случаи заболеваний, но не мог установить путей проникновения инфекции в город и пришел к ошибочному заключению, что холера не распространяется через людей или через предметы. Заразное начало-холеры тогда еще не было известно.

94.    Geschichte der Cholera in Konigsberg. — Verhandl. der physik.-medicinischen Gesellschaft in Konigsberg tiber die Cholera, ч. I, 1832, 8°.

История холерной эпидемии в Кенигсберге в 1831 г. на основании собственных наблюдений и собранного врачами* материала.

1833

95.    Einige Bemerkungen tiber die sogenannten indianischen Vogel-nester und den chinesischen Handel. — Preuss. Prov.-Blatter, Konigsberg,

1833, 4. IX, стр. 720—725.

Доклад, прочитанный Бэром 10 мая 1833 г. в Физикоэкономическом обществе в Кенигсберге о так называемых:

ласточкиных гнездах, которые употребляются китайцами в пищу. По Бэру, эти гнезда состоят из клейких морских водорослей, скрепленных слюной ласточек.

96.    Glossen zu dem Aufsatze tiber die Benutzung der Knochen. — -Preuss. Prov.-Blatter, Konigsberg, 1833, ч. IX, стр. 764—765.

Замечания Бэра на статью в той же газете (стр. 717) об употреблении костей в качестве агрономического удобрения. Бэр предостерегает от выкапывания старых костей на.полях, так как это могут быть останки воинов, павших в сражениях.

97.    Antwort auf die im Juni-Hefte dieses Jahres S. 698 in Betreff der Tochterschulen aufgeworfene Frage. — Preuss. Prov.-Blatter, Konigsberg,

1833, 4. X, стр. 114—115.

Статья подписана псевдонимом «Putus», что по-латыни значит «чистый». Письмо, на которое Бэр ответил, имело подпись «Purus» — что- также значит «чистый». Бэр написал шутливую заметку по поводу того, почему в Германии стали говорить вместо Madchenschulen (школы для девочек) — Tochterschulen (дочерние школы). Бэр находит, что это простое подражание французскому выражению ecole des filles, которое появилось потому, что все французское в моде. Немецкие девицы не желают называться Madchen, а предпочитают название Mamsellen.

98* Anfrage wegen wilder Schwane. — Preuss. Prov.-Blatter, Konigs-iberg, 1833, 4. X, стр. 770.

Дикие лебеди наблюдались в Пруссии на пролете по берегам рек и озер. Бэр просит сообщить ему, не известно ли случаев, когда некоторые особи оставались на месте и выводили птенцов, а также, встречается ли в Пруссии, кроме Cygnus musicus, также Cygnus Olor. На этот запрос Бэр получил ответ от пастора Леффлера, напечатанный в той же газете: 1834, ч. XI, стр. 131—139.

99.    Ansiedelung eines Kupferstechers in Preussen. — Preuss. Prov.->Blatter, Konigsberg, 1833, ч. X, стр. 523.

Небольшая заметка о приезде в Кенигсберг гравера Лемана, который долго работал у Боянуса в г. Вильно и рисовал таблицы для его знаменитой монографии о черепахе. Бэр рекомендует Лемана как хорошего гравера.

100.    Bitte an Freunde der vaterlandischen N at urges chi chte. Preuss. IProv.-Blatter, Konigsberg, 1833, ч. X, стр. 522—523.

Просьба, обращенная ко всем интересующимся естественными науками о присылке ископаемых костей животных, если таковые будут найдены.

1834

101.    Ueber die in Preussen verkommenden Ganse und Enten. — Preuss. Prov.-Blatter, Konigsberg, 1834, ч. XI, стр. 24—27.

102.    Empfehlung zoologischer Werke fiir Schulen und fur Selbststu-•dium. — Preuss. Prov.-Blatter, Konigsberg, 1834, ч. XI, стр. ИЗ—130.

Бэр осуждает школьные учебники и учебные пособия по зоологии, которые пишутся, как правило, авторами, мало подготовленными в научном отношении, и имеют много ошибок, иногда грубых. В конце Бэр приводит список книг по зоологии, которые можно рекомендовать учащейся молодежи, и дает к ним аннотации.

103.    Beinerkungen zu dem obigen Aufsatze. — Preuss. Prov.-Blatter, Konigsberg, 1834, 4. XI, стр. 139—142.

Замечания Бэра на сообщение пастора Леффлера о диких лебедях. На запрос Бэра (см. № 98) Леффлер сообщил (1834, ч. XI, стр. 134—139), что в Пруссии наблюдается только Cygnus musicus, причем здесь эти лебеди никогда не выводят птенцов и задерживаются всего дней на восемь. Бэр ответил, что лебеди задерживаются в Пруссии на пролете на более долгий срок в весеннее время, причем вопрос, остаются ли некоторые особи для вывода птенцов, пока не ясен. Сообщает также о перелетах кукушки и иволги.

104.    Erwiderung auf den obigen Aufsatz (v. Hrrn. Pred. Loffler, iiber 'die Schwane). — Preuss. Prov.-Blatter, Konigsberg, 1834, ч. XI, •стр. 425—429.

Ответ Бэра на вторичное выступление пастора Леффлера, напечатанное в том же издании (1834, ч. XI, стр. 422—424). Пастор Леффлер не согласился с замечаниями Бэра относительно сроков перелета кукушки и иволги, а также с мнением Бэра об инстинктивном характере перелета у птиц. Бэр в довольно резкой и насмешливой форме возразил Леффлеру и привел многочисленные данные о сроках прилета и отлета кукушки и иволги. Эта статья Бэра вызвала обидчивое возражение Леффлера (1934, ч. XII, стр. 475—485), который отстаивал свое мнение, что перелет у птиц является сознательной реакцией на температуру воздуха.

105.    Notiz iiber das Brtiten der Schwane. — Preuss. Prov.-Blatter, Konigsberg, 1834, 4. XI, стр. 429—430.

В заметке выясняется вопрос о том, могут ли дикие лебеди гнездовать и выводить птенцов в Пруссии.

106.    Ueber die Wanderungen der Zugvogel, veranlasst durch mehrere in dieser Beziehung in der Schweiz, in England und Schweden ange-

stellte Beobachtungen. Von einer Ungenannten, mit Zusatzen v. cL Prof. v. Baer.—Preuss. Prov.-Blatter, Konigsberg, 1834, ч. XI, стр. 256—284, 339—342, 431—435, 521—524, 592—596; ч. XII, стр. 32—36, 165—168, 244—248, 361—365.

Заметки о перелете птиц, заимствованные у Поггендорфа (Annalen, 1833) и дополненные Бэром из других источников.

107.    Anzeige von Lorek’s Fauna Prussica. — Preuss. Prov.-Blatter, Konigsberg, 1834, 4. XII, стр. 417—418.

«Фауна Пруссии» вышла в Кенигсберге в трех частях (1834—1835). Автор этого сочинения К. Г. Лорек был учите-, лем местной гимназии. Бэр знал его и счел нужным отметить его работу в печати, именно первую часть, где помещены млекопитающие и хищные птицы. Остальные части вышли уже после отъезда Бэра из Кенигсберга.

108.    Ueber das Verhaltniss des Preussischen Staats zur Entwickelungsgeschichte der Menschheit. — Historische und literarische Abhand-lungen der Konigl. Deutschen Gesellschaft zu Konigsberg. Dritte Sam-lung, 1834, стр. 237—248.

О роли Пруссии в культурной истории человечества. Доклад, читанный Бэром 18 января 1834 г. на заседании Немецкого общества в Кенигсберге.

109.    Die. Metamorphose des Eies der Batrachier vor der Erscheinung des Embryo und Folgerungen aus ihr fur die Theorie der Erzeugung. — Muller’s Archiv fur Anatomie, Physiologie und wissenschaftliche Medicin,

1834, стр. 481—509.

В статье рассматривается дробление яйцевой клетки лягушки после оплодотворения.

110.    Ueber die sogenannte Erneuerung des Magens der Krebse und die Bedeutung der Krebssteine. — Muller’s Archiv fur Anatomie, Physiologie und wissenschaftliche Medicin, 1834, стр. 510—527. С рисунком.

Статья о сбрасывании у рака внутренней выстилки желудка и о значении так называемых рачьих камешков при линьке.

111.    Beitrag zur Entwickelungsgeschichte der Schildkroten. — Muller's Archiv fur Anatomie, Physiologie und wissenschaftliche Medicin,

1834, стр. 645—650.

Заметка о первоначальных изменениях при развитии яйца черепахи. Данные, приведенные Бэром, были основаны на исследовании только одного яйца, оказались неточными и были опровергнуты последующими наблюдениями.

112. Vorwort. — Vortrage aus dem Gebiete der Naturwissenschaften •und der Oekonomie gehalten in der phys.-okon. Ges. zu Konigsberg, hrsg. von К. E. v. Baer, Konigsberg, 1834, ч. I, стр. Ill—XII.

Предисловие Бэра к сборнику Физико-экономического общества в Кенигсберге, вышедшему в 1834 г. под его редакцией, где помещен его доклад о всеобщем законе развития в^ природе.

ИЗ. Das allgemeine Gesetz der Entwickelungsgeschichte der Natur. Ein Vortrag, geh. in der physikalisch-okonomischen Gesellschaft. — Vortrage aus dem Gebiete der Naturwissenschaften und der Oekonomie, gehalten in der phys.-okon. Ges. zu Konigsberg, hrsg. von К. E. v. Baer, Konigsberg, 1834, стр. 1—32.

Доклад Бэра «Всеобщий закон развития природы»,-сделанный им в научном обществе. В докладе, проводится мысль о существовании исторического развития в природе. Этот же доклад с небольшими изменениями был перепечатан Бэром 30 лет спустя, в сборнике его речей и статей (Reden, т. I, 1864), Имеется русский перевод проф. Ю. Я. Филипченко в кн. «Избранные работы К. Э. Бэра» (Пгр., 1924).

114.    Ueber die Chinchilla. — Vortrage aus dem Gebiete der Naturwissenschaften und der .Oekonomie, gehalten in der phys.-okon. Ges. zu Konigsberg, hrsg. von К. E. v. Baer, Konigsberg, 1834, стр. 265—268.

Доклад о южноамериканской шиншилле, прочитанный Бэром в научном обществе..

115.    Сообщение об изданном Академией Наук труде: P. Pallas. Zoographia Rosso-Asiatica, vol. I—III. Petropoli, 1831. — Jahrb. fur wissensch. Kritik, Berlin, 1834, № 111, стр. 937—941; № 112, стр. 945— 952; № ИЗ, стр. 953—959.

Сообщение Бэра о выходе в свет труда Палласа, законсервированного в течение многих лет вследствие отсутствия рисунков к этому сочинению.

1835

116.    Ueber doppelleibige Missgeburten. —Mem. de l’Acad. des Sc.,

1835, ser. VI, Sc. math. phys. et nat., t. Ill, p. 1; Bull. Sc., № 2, стр. 1—11.

Описание двух уродливых эмбрионов окуня (Perea fluv.), из которых один имел две головы, а другой — удвоенную переднюю часть тела. Рисунок этих рыбок Бэр поместил позднее в своей более обширной работе об уродах «Ueber doppelleibige Missgeburten» (1844).

117.    Ueber die Geflechte, in welche sich einige grossere Schlagadern der Saugethiere friih auflosen. — Mem. pres, a l’Acad. -des Sc. de St.-Pe-tersb. par divers savants, 1835, t. II, стр. 199—211-табл.

К статье приложена литографированная таблица, изображающая артериальные сплетения у моржа, дельфина и морской коровы.

118.    Entwickelungsgeschichte der ungeschwanzten Batrachier. — Bulk Sc. publ. par Г Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1835, ч. I, № 1, стр. 4—6; N° 2, стр. 8—10.

Суммарный результат наблюдений, произведенных Бэром ранее, в кенигсбергский период жизни, над развитием амфибий. Бэр написал на эту тему обширную работу с многими рисунками, но не опубликовал ее.

119.    Selbstbefruchtung; an einer hermaphroditischen Schnecke beo-bachtet. — Muller’s Archiv fiir Anatomie, Physiologie und wissenschaftliche Medicin, 1835, стр. 224.

120.    Beobachtungen aus der Entwickelungsgeschichte des Menschen. — Journal fiir Geburtshiilfe etc. von Dr. A. Elias von Siebold, Leipzig, 1835, т. XIV, стр. 401—417.

Описание нескольких человеческих эмбрионов разного* возраста. Часть материала, предназначенного для т. 2 «Истории развития животных», куда Бэр его не включил, так как считал, что материал этот недоработан.

121.    Untersuchungen tiber die Entwickelungsgeschichte der Fische, nebst einem Anhange tiber die Schwimmblase. Leipzig, bei Vogel, 1835* 52 стр. С одной гравюрой на меди.

Описание развития икры у Cyprinus blicca, с прибавлением соображений о форме и функции плавательного пузыря у рыб. Эту работу Бэр напечатал у лейпцигского издателя Фогеля, который оказался недобросовестным человеком: очень, долго держал рукопись без движения и, наконец, напечатав ее, не уплатил автору гонорара и прислал ему только один экземпляр книги вместо десяти условленных.

122.    Ueber das Gefass-System des Braunfisches. — Nova Acta Acad. Caes. Carol.-Leopold. naturae Curiosorum, Breslau u. Bonn, 1835, ч. XVII* стр. 393—408 + 1 табл.

Заметка о сосудистой системе дельфина. Указания на то,, что у дельфина артерии и вены в некоторых местах образуют характерные сплетения.

1836

123.    Beobachtung uber die Entstehungsweise der Schwimmblasen ohne* Ausfuhrungsgang. — Bull. Sc. publ. par Г Acad. des Sc. de St.-Petersb.^

1836, 4. I, № 2, стр. 15—16.

В извлечениях перепечатано в «Wiegemann’s Archiv fur-Naturgeschichte» (1837).

124.    Отзыв о книге: Zur Fauna der Krym, ein Beitrag von Dr. H. Ratke. (Совместно с акад. Брандтом). — Bull. Scientifique, 1836, ч. I,. № 2, стр. 16.

Генрих Ратке (1793—1860) — известный открытием жаберных щелей у зародышей птиц, преемник Бэра по кафедре зоологии в Кенигсбергском университете. В 1829—1835 гг. Ратке был профессором Дерптского университета и в 1832 и 1835 гг. дважды ездил в Крым и на Черное море для зоологических исследований. Результаты этих исследований он описал в книге, рецензированной Бэром, который дал о ней хороший отзыв.

125.    Delphini Phocena anatoines sectio prima. — Bull. Sc. publ. par* Г Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1836, ч. I, № 4, стр. 26—28.

Заметка о результатах произведенных автором исследований по анатомии дельфина.

126.    Sur le pretendu passage de l’eau par les events des Cetaces. — Bull. Sc. publ. par l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1836, ч. I, № 5,

стр. 37—40.

В этой заметке Бэр рассказывает, что после расспросов русских моряков еще более укрепился во мнении, что киты, не могут выбрасывать воду из носовых отверстий, о чем автор писал еще в 1828 г. в журнале «Изида» (см. № 76).

127.    Uebersicht des Katunnischen Gebirges von Herrn Staatsrath Gebler. (Совместно с акад. Брандтом). — Bull. Sc. publ. par l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1836, ч. I, № 13, стр. 102—104; № 14, стр. 110— 111.

Отзыв о рукописи доктора Геблера (энтомолога) из Барнаула, который путешествовал по Алтаю в районе рек Катунь-и Чу. Бэр и Брандт дали об этой работе положительный отзыв.

128.    Bericht iiber eine ausgewachsene Missgeburt. — Bull. Sc. publ. par l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1836, ч. I, N° 16, стр. 128.

Описание взрослой коровы с неполным удвоением передней части тела. Этот урод описан подробнее в работе Бэра «Doppelleibige Missgeburten, etc.» (см. № 227).

129.    Sur quelques memoires relatives aux colonies russes en Amerique par Mr. le Baron Wrangel. — Bull. Sc. publ. par l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1836, 4. I, № 19, стр. 151—152.

Бэр реферирует работы Врангеля о русских колониях в Северной Америке, о местных ловах морского зверя, о североамериканских народностях и их сношениях между собой ж

с чукчами и рекомендует Академии Наук опубликовать эти работы.

130.    Note sur une peau d’Aurochs (Bos urus), envoyee du Gaucase. — Bull. Sc. publ. par Г Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1836, ч. I, № 20, ютр. 153—155.

131.    Seconde note sur le Zoubre ou Aurochs. — Bull. Sc. publ. par l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1836, ч. I, № 20, стр. 155—156.

Статья дает общие сведения о кавказском зубре. Эта статья в соединении с предыдущей напечатаны в немецком переводе под общим заглавием «Ueber den Zubr oder Auerochsen der Kaukasus» (Wiegemann’s Archiv fiir Naturgeschichte, 1837, стр. 260—293).

132.    Blicke auf die Entwickelung der Wissenschaft. — Recueil des Actes de la Seance Publ.- de l’Acad. Imp. des Sc. de St.-Petersb., tenue le 29 Dec. 1835, 1836, стр. 51—128. To же на русском языке: Взгляд на развитие наук. Речь, читанная в бывшем 24 декабря 1835 года публичном заседании Академии Наук. — Журн. Мин. нар. проев., СПб., 1836, ’ч. X, отд. II, стр. 190—245.

Речь Бэра впоследствии была почти без изменений перепечатана в сборнике его речей и статей: Reden, gehalten in wissenschaft lichen Versammlungen und kleinere Aufsatze vermischten Inhalts. СПб., 1864, 'ч. I, стр. 75—160.

Характеризуются основные задачи ученых академий, начиная с древних времен. Бэр утверждает, что наука по своему материалу необъятна. Материал этот во все времена подвергается критической переработке наряду с новыми открытиями. Без критики нет науки. Герои и жертвы науки. Наука тесно связана с техникой и промышленностью и является условием их преуспеяния и развития. Нельзя делить науки на полезные и бесполезные, так как нельзя предвидеть и их дальнейшего движения. Наука придает мощь и силу человеку. Она облагораживает человечество.

133.    Bitte urn - eine Nachricht tiber die Litteraturgeschichte unseres Yaterlandes, besonders an diejenigen Herren gerichtet, welche in den Jahren 1806—1808 in Jena oder Gottingen studiert haben. — Das Inland, Jirsg. v. Prof. Dr. Fr. G. v. Bunge, Dorpat, 1836, № 15, стр. 253—256; № 23, стр. 391—392; 1846, № 4, стр. 74.

Запрос Бэра о том, нет ли каких-либо данных об эмбриологе Людвиге Себастиане Тредерне, обучавшемся* в начале столетия в Иене или Геттингене.

134.    Wegen des Grafen von Tredern zweite Aufforderung. — Das Inland, hrsg. v. Prof. Dr. Fr. G. v. Bunge, Dorpat, 1836, № 23, стр. 391—392.

Вторичный запрос Бэра с просьбой сообщить данные об эмбриологе Людвиге Себастьяне Тредерне.

135.    Doppelter Muttermund des einfachen Fruchthalters vom Ameisen-fresser. — Muller’s Archiv fiir Anatomie, Physiologie und wissenschaftliche Medicin, Berlin, 1836, стр. 384.

Краткое сообщение Бэра, что у муравьеда (Myrmecophaga didactyla), так же как и у ленивца, при наличии простой матки имеется двойное отверстие в шейке.

1837

136.    Expedition de М. le professeur Nordmann sur la cote orientale de la Mer Noire. (Extrait de deux lettres adressees a М. M. Baer et Fuss et lues le 24 fevrier 1837). — Bull. Sc. publ. par Г Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1837, 4. II, № 6, стр. 91—95.

Заметка об экспедиции проф. Нордмана. Александр Норд-ман — зоолог, профессор Гельсингфорского университета, известный путешественник. В 30-х годах он ездил в Крым и на Кавказ. Его последняя поездка богата приключениями. Сообщение Бэра составлено на основании писем Нордмана к Бэру и непременному секретарю Академии Наук Фусу.

137.    Zwei Beispiele von fortgetragenen Felsblocken, an der Stidkuste von Finnland beobachtet. — Bull. Sc. publ. par l’Acad. des Sc. de St." Petersb., 1837, 4. II, № 8, стр. 124—126.

Заметка о двух огромных валунах у Куттельгольма близ Свеаборга, положение которых свидетельствует о том, что они были перемещены водой в недавнее время.

138.    Berichte uber die neuesten Entdeckungen an der Kuste von Nowaja Semlja. — Bull. Sc. publ. par Г Acad, des Sc. de St.-Petersb.,

4. II, 1837, стр. 137—172. Также в: Annalen der Erd-Volker und Staaten-kunde von Berghaus, 1838, 3 сер., т. V, стр. 289—318. Извлечение из этой статьи напечатано в английском журнале «Athenaeum» (№ 535, стр. 57—59).

Эта статья Бэра, как и три последующих, были напечатаны им до его путешествия на Новую Землю и является результатом предварительного изучения первоисточников. Описаны экспедиции Циволки и Пахтусова в 1832 и 1833 гг. Бэр отстаивает мнение, что Новую Землю открыли русские поморы, а не голландская экспедиция Баренца в конце XVI в.

139.    Ueber das Klima von Nowaja Semlja und die mittlere, Tempe-ratur insbesondere. — Bull. Sc. publ. par Г Acad. des Sc. de St.-Petersb.,

1837, 4. II, стр. 225—238.

Для этой статьи Бэр использовал данные метеорологических дневников Пахтусова (1832 и 1833 гг.) и Циволки (1834 и 1835 гг.). Карское море Бэр называет «ледяным погребом» — выражение, которое позднее получило широкое распространение.

140.    Ueber den jahrlichen Gang der Temperatur in Nowaja Semlja. — Bull. Sc. publ. par l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1837, ч. II, стр. 242— 254. Также в: Annalen der Erd-Volker und Staatenkunde, von Berghaus, 1838, 3 сер., т. V, стр. 330—340.

Сведения о годовом ходе температуры на Новой Земле на основании метеорологических записей Пахтусова и Циволки.

141.    Ueber den taglichen Gang der Temperatur in Nowaja Semlja. — Bull. Sc. publ. par l'Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1837, ч. II, стр. 288— 300; Annalen der Erd-Volker Und Staatenkunde, von Berghaus, 1838, 3 сер., т. V, стр. 341—351.

Сведения о суточном ходе температуры на Новой Земле на основании метеорологических записей Пахтусова и Циволки.

142.    Expedition a Novaia Zemlia et en Laponie. Erster Bericht iiber die Reise nach Novaja Semlja und Lappland. — Bull. Sc. publ. par l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1837, ч. II, стр. 315—319.

Первые известия, полученные от Бэра (через Архангельск), о его поездке на Новую Землю.

143.    Die Entwickelungsgeschichte der Thiere. Beobachtung und Reflexion. Konigsberg, 1837, Bd. II, 4°, стр. 1—315.

Второй том основного классического труда Бэра по эмбриологии. Появился через девять лет после первого тома, изданного в 1828 г. Напечатан в неоконченном виде. Заключительная часть этого тома, посвященная развитию человека, вышла в 1888 г., после смерти Бэра (см. № 410). Второй том посвящен эмбриологии птиц (§ 1—7), рептилий (§ 8), млекопитающих (§ 9—10), амфибий и рыб (§ И), і

144.    Отзыв о книге: Faldermann. Additamenta ad faunam Rossicam. 1837, vol. 1, 4°. (Совместно с акад. Брандтом). — Шестое присуждение наград, П. Н. Демидовым учрежденных. СПб., 1837, стр. 157 и сл.

Франц Фальдерман (1799—1838) — старший садовник Ботанического сада в Петербурге, занимался усердно энтомологией, специально — жуками, причем открыл много новых видов этих насекомых. По отзыву Бэра ему была присуждена половинная демидовская премия.

1838

145.    Expedition a Novaia Semlia et en Laponie. Historischer Bericht von fernern Reise. — Bull. Sc. publ. par Г Acad. des Sc. de St.-Petersb.,

1838, 4. II, стр. 315—319; ч. Ill, стр. 5—7, 96—107.

Этими сообщениями начинается серия статей Бэра о его путешествии на Новую Землю. Бэр выехал из Петербурга 26 мая 1837 г., 5 июня он прибыл на лошадях в Архангельск,

19 июня отплыл в море на маленькой шхуне «Кротов» в сопровождении пяти спутников: студента-естественника Лемана, рисовальщика Редера, морского офицера Циволки, лаборанта Филиппова и служителя. 2 июля экспедиция достигла Кольского полуострова, 17 июля прибыла на Новую Землю. Через месяц, 18 августа экспедиция двинулась обратно, И сентября вернулась в Архангельск. Путешествие оказалось весьма удачным. 3 ноября 1837 г. Бэр сделал о нем доклад в Академии Наук и широко описал его в печати, поместив в научном бюллетене Академии Наук, а также в иностранных журналах ряд статей о Новой Земле, ее геологии, растительном и животном мире и проч. (см. №№ 146—149).

146.    Expedition a Novaia Semlia et en Laponie. Physisches Gemalde von Novaja Semlja. — Bull. Sc. publ. par l’Acad. des Sc. de St.-Petersb.,

1838, 4. Ill, стр. 132—144.

Физическая картина Новой Земли, по данным экспедиции Бэра 1837 г. То же на немецком языке.

147.    Expedition a Novaia Semlia et en Laponie. Geognostische Constitution. — Bull. Sc. publ. par Г Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1838,

4. Ill, стр. 151—159. Также в: Annalen der Erd.-Volker und Staatenkunde, von Berghaus, 1838, 3 сер., т. V, стр. 364.

Геология Новой Земли, по данным экспедиции Бэра 1837 г.

148.    Expedition a Novaia Semlia et en Laponie. Vegetation und Klima. — Bull. Sc. publ. par Г Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1838, ч. Ill, стр. 171—192. Нем. перевод в: Annalen der Erd-Volker und Staatenkunde von Berghaus, 1838, 3 сер. т. VI, стр. 28—47.

Климат и растительный мир Новой Земли, по данным экспедиции"Бэра 1837 г.

149.    Expedition a Novaia Semlia et en Laponie. Thierisches Leben. — Bull. Sc, publ. par l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1838, ч. Ill, стр. 343. Нем. перевод в: Annalen der Erd-Volker und Staatenkunde von Berghaus,

1838, 3 сер., т. VI, стр. 20—28.

Заключительный очерк, где описан животный мир Новой Земли. Бэру не удалось объединить свои наблюдения и исследования, посвященные Новой Земле в одной обобщенной работе.

Это сделали другие авторы. На русском языке — географ. Карл Свенске, преподаватель немецкого языка в Петербургском университете, который напечатал книгу «Новая Земля в географическом, естественно-историческом и промышленном отношении» (СПб., 1866). На немецком языке. I. S р бгег. Nowaja Semlya in geographischer, naturhistorischer und volks-wirtschaftlicher Beziehung. Gotha, 1867. В советскую эпоху вышла книга М. М. Соловьева «Бэр на Новой Земле» (Изд. АН СССР, 1934, 51 стр.; было три издания).

150.    Ueber das Skelet der Nawaga, welches in einem grossen Theil seiner Lange hohle Luftsacke aufnehmende Raume enthalt. — Bull. Sc. publ. par l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1838, ч. Ill, № 23, стр. 359—360.

Доклад, читанный в Академии Наук 9 февраля 1838 г. на французском языке, где указано, что живущая в Белом море рыба навага, описанная Палласом под именем Gad us Navaga, обладает некоторым сходством по своему анатомическому строению с птицей, так как имеет вдоль тела наполненные воздухом мешки.

151.    Zivolka’s Messung einiger Berge von Nowaja Semlja. — Bull. Sc. publ. par l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1838, ч. Ill, стр. 374—378.

152.    Экспедиция в Новую Землю и Лапландию. (Из донесения, читанного академиком Бэром в заседании Академии Наук 3 ноября 1837 г.). — Журн. Мин. нар. проев., 1838, ч. 17, стр. 677—694; ч. 18, стр. 405—413.

Экспедиция Бэра на Новую Землю продолжалась с 2 июля по 11 сентября 1837 г. Доклад о результатах экспедиции был прочитан Бэром через две недели после его возвращения в Петербург.

153.    On the recent Russian Expeditions to Novaia Zemlia. — The Journal of the Royal Geographical Society of London, 1838, t. VIII, стр. 411—415.

’ Перепечатка статьи Бэра об его экспедиции на Новую Землю в журнале Королевского географического общества в Лондоне.

154.    Physisches Gemalde der besuchten Gegenden auf der Expedition ласЬ Nowaya Semlja und Lappland im Jahr 1837. — Notizen aus dem Gebiete der Natur- und Heilkunde, von L. Froriep, 1838, t. V, стр. 49—57.

155.    Uber die Lapplandische Tundra. — Annalen der Physik und Chemie von S. C. Poggendorff, 1838, t. 43, стр. 188—190.

Результаты обследования восточного берега Кольского полуострова, произведенного Бэром за период с 3 по 10 июля

1837 г. по дороге на Новую Землю.

156.    On the ground ice or frozen soil of Siberia. — The Journal of the Royal Geographical Society of London, 1838, t. VIII, стр. 10—213. Также в: Athenaeum, 1838, № 540, стр. 169; также в: The American Journal of Science and Arts by B. Silliman, New Hoven, 1839, t. 36. стр. 210—212.

О вечной мерзлоте в Сибири и о распространении этого явления, а также о мощности промерзлых пластов.

157.    Recent intelligence of the frozen ground in Siberia. — The Journal of the Royal Geographical Society of London, 1838, t. VIII, стр. 401— 406; Athenaeum, 1838, № 565, стр. 509.

Заметка о вечной мерзлоте в Сибири.

158.    Ueber eine Aeusserung der Preussischen Staatszeitung in Bezug auf den gefrorenen Boden in Jakutsk. — St.-Petersburger Zeitung, 1838, № 91.

159.    Losung des in № 112 der Preussischen Staatszeitung befindlicher Rathsels. — St.-Petersburger Zeitung, 1838, № 94.

Обе статьи (№№ 158, 159) трактуют о вечной мерзлоте в Сибири. Бэр написал ответ на критические замечания берлинского географа Эрмана, который упрекнул Бэра в употреблении якобы неправильной терминологии (Boden-Eis вместо gefrorenes Boden); кроме того, Эрман утверждал, что зона вечной мерзлоты простирается на глубину 600 футов, тогда как Бэр принимал цифру в 400 футов.

160.    Uber die Bodentemperatur von Jakutsk. — Annalen der Physik und Chemie, von S. C. Poggendorff, 1838, T. 43, стр. 191—192.

161.    Materialien zur Kenntniss des unverganglichen Boden-Eises in Sibirien, gesammelt von К. E. v. Baer.

Сведения о вечной мерзлоте в Сибири, собранные Бэром для путешествия Миддендорфа. Работа осталась в корректурных листах, и в свет не была выпущена. Хранится в Архиве АН СССР.

162.    Anatomische und zoologische Untersuchungen tiber das Wallross (Trichechus Rosmarus) und Vergleichung dieses Thiers mit andern See-Saugethieren. — Mem. de Г Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1838, VI ser., Sc. math., phys. et nat., t. IV, p. 2; Sc. nat., t. II, стр. 97—236 + 1 карта.

Анатомия моржа и сравнение его с другими морскими млекопитающими. На приложенной карте показано географическое распространение моржа.

163.    Nochmalige Untersuchung der Frage: ob in Europa in histori-scher Zeit zwei Arten von wilden Stieren lebten? — Bull. Sc. publ. par Г Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1838, ч. IV, № 8 (80), стр. 112—127. Также в: Wiegemann’s Archiv f. Naturgeschichte, 1839, т. I, стр. 62—78.

В этой статье Бэр принимает взгляд, что в Европе существовало два вида диких быков, живущих на памяти человека. Бэр считает, что совершенно не прав немецкий естествоиспытатель Пуш (Pusch), который утверждал, что Ur, Tur и зубр — то же самое животное.

164.    Ordo Systeniaticus Bibliothecae Academiae Imper. Scientiarum Petropolitanae. СПб., 1838, 8°, стр. 16.

Обзор подразделений книг иностранного отдела Библиотеки Академии Наук. Составлен Бэром для внутреннего употребления в библиотеке и в продажу не поступил. Первоначальный план, позднее переработанный и переизданный в 1841 г. (см. № 204).

165.    Отзыв о книге: Die Forstinsecten, oder Abbildung und Beschrei-bung der in den Waldern Preussens und der Nachbarstaaten als schadlich oder niitzlisch bekannt geworden Insecten von J. Ch. Th. Ratzeburg. — Bull. Sc. publ. par lWcad. des Sc. de St.-Petersb., 1838, ч. Ill, стр. 244—247.

Юлиус Ратцебург — известный энтомолог, основоположник учения о насекомых — вредителях леса. Его трехтомное сочинение «Die Forstinsecten» (Берлин, 1837—1844), первый том которого рассмотрен здесь Бэром, считается классическим.

166.    Разбор сочинения профессора Гебеля: Reise in die Steppen des stidlichen Russlands. Т. 1 и 2, 1838, 4°. (Совместно с академиками Гессом, Ленцем и Бонгардом). — Седьмое присуждение учрежденных П. Н. Демидовым наград. СПб., 1838, стр. 89—111.

Гебель — профессор Дерптского университета. Путешествовал по южной России в 1834 г. Исследовал соляные озера, а также солончаки. Ему была присуждена полная демидовская премия.

167.    Разбор сочинения Фишера ф.-Вальдгейм: Oryctographie du gouvernement de Moscou. — Седьмое присуждение учрежденных П. II. Демидовым наград. СПб., 1838, стр. ИЗ—120.

Гр. Ив. Фишер фон-Вальдгейм — профессор Московского университета, основатель Московского общества испытателей природы, зоолог и палеонтолог. Бэр рецензировал его классический труд по палеонтологии Московской губернии (М., 1830—1837) с приложением 62 таблиц, на которых изображены остатки ископаемых животных. По отзыву Бэра этот труд был удостоен полной демидовской премии.

1839

168.    Vorwort. — Beitr. zur Kenntn. d. Russ. Reiches, hrsg. v. Baer, СПб., 1839, ч. I, стр. V—XXXVII.

Бэр основал совместно с акад. Гельмерсеном, геологом по специальности, непериодическое издание на немецком языке под названием «Материалы к познанию Российского государства». Издание это, по замыслу Бэра, должно было знакомить зарубежных ученых с географическими изысканиями и открытиями, какие делались в России, но оставались неизвестными иностранцам по незнанию ими языка. Бэр действовал в данном случае из лучших патриотических побуждений, считая, что крупные научные заслуги России должны быть широко изве-стны и признаны всём миром. Издание это, в котором он принимал горячее участие и в качестве редактора, и в качестве автора и где поместил около двух десятков своих статей и заметок, выходило с 1839 по 1871 г. В первой части напечатана вводная статья Бэра (Vorwort), разъясняющая цель и задачи этого издания.

169.    Sprachproben. Wrangell’s Nachr. iiber die Russischen Besitze an der Nordwestkiiste v. Amerika. — Beitr. z. Kenntn. d. Russ. Reiches, hrsg. von Baer, СПб., 1839, ч. I, стр. 226—232.

Сведения, полученные от Врангеля, о языках народностей, живущих на северо-западных побережьях Северной Америки. Бэр указывает на важность таких исследований, говорит о возможности русской транскрипции туземных языков, о трудностях, возникающих при передаче звуковой системы одного языка алфавитом другого и проч.

170.    Erlauterung der fiir die Aleutische Schrift gewahlten Zeichen. — Beitr. z. Kenntn. d. Russ. Reiches, hrsg. v. Baer, СПб., 1839, ч. I, стр. 255—259.

О языке алеутов, живущих в русских владениях в Северной Америке.

171.    Zusammenstellung Amerikanischer Nachrichten iiber die Volker an der Nordwestkiiste von Amerika mit den in dem vorliegenden Buche gegebenen. — Beitr. z. Kenntn. d. Russ. Reiches, hrsg. v. Baer, СПб.,

1839, ч. I, стр. 275—289.

Данные, полученные от Врангеля, о народах, живущих в русских владениях в Северной Америке.

172.    Kleinere Miscellen. — Beitr. z. Kenntn. d. Russ. Reiches, hrsg. v. Baer, СПб., 1839, ч. I, стр. 321—327.

О русских североамериканских колониях, по данным Врангеля.

173.    Feier der 50-jahrigen Dienstzeit des Vice-Admirals v. Krusen-stern. St.-Petersburger Zjeitung, 1839, №№ 28, 30, 32, 34—37. Отд. выпуском: СПб., 1839, 4°, стр. 40.

Статья написана по случаю пятидесятилетнего юбилея служебной деятельности адмирала Крузенштерна, с которым Бэр был в дружбе. В этой статье Бэр дает хороший исторический очерк, характеризующий достижения русского мореплавания.

174.    Ueber die Verbreitung des organischen Lebens. — Recueil des actes de la seance publique de Г Acad. des sciences de St.-Petersb., tenua le 29 december 1838, 1839, стр. 143—193.

Речь Бэра на открытом заседании Академии Наук 29 декабря 1838 г. о распространении органической жизни на земле. Эта речь была впоследствии перепечатана в сборнике речей и статей Бэра: СПб., 1864, ч. I, стр. 161—236.

175.    Instruction fiir diejenigen Personen, welche iiber Raupenfrass auf den Feldern zu berichten haben. 1839, 8°, .7 стр. Также на русском языке: Наставление лицам, доставляющим сведения о насекомых, вредных нивяным растениям. СПб., 1839.

Небольшая статья-инструкция об истреблении насекомых — вредителей полей. Написана Бэром по просьбе П. И. Кеппена. Кеппен был многосторонним ученым, занимался географией, этнографией, статистикой, археологией и интересовался прикладной энтомологией, сельским хозяйством и проч. К Бэру он обратился в бытность чиновником Министерства государственных имуществ и ревизором казенных имений.

176.    Предложение о разведении квинои в северных областях Российской империи. СПб., 1839, 8°, 24 стр.

Бэр предложил разводить в северных областях России, где не удаются хлебные злаки, американское растение квиною (Chenopodium quinoa), похожее на лебеду. В Перу и Чили ее разводят с успехом на высокогорных плато (4000 м) и приготовляют из ее мелких плодиков пищевую муку.

177.    Мнение о пользе и возможности разведения квинои на севере России. (Из частного письма). — Земледельческая газета, СПб., 1839, № 22, стр. 171—174.

Бэр написал это письмо, по поводу желательности введения в культуру на крайнем севере России южноамериканского-растения квинои, редактору «Земледельческой газеты» Энгель-гарту. Последний напечатал это письмо в своей газете.

178.    Die finnlandischen Beeren. — Petersburger Zeitung, 1839, № 92.

Бэр указывает, что Тиц (Tietz) в газете «Das Ausland» (1838, № 325) дал ошибочное описание встречающихся в Финляндии ягод.

179.    Ueber das Klima von Sitcha und den Russischen Besitzungen an der N ordwestkiiste von Amerika tiberhaupt, nebst einer Untersuchung, der Frage, welche Gegenstande des Landbaues in diesen Gegenden gedeihen konnen. — Bull. Sc. publ. par l'Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1839, ч. V, стр. 129—141 и 146—153. — Эта статья была перепечатана во многих изданиях: Beitr. z. Kenntn. d. Russ. Reiches, hrsg v. Baer, СПб., 1839, ч. I, стр. 290—320; Annalen der Erd- und Volkerkunde von Berghaus,,

1839, VII, стр. 458—471; Monatsberichte iiber die Verhandlungen der-Gesellschaft v. Erdkunde zu Berlin, 1840, Т. I, стр. 19—21; Poggendorffs^ Annalen, 1842, ч. 51, стр. 129—154; Bibliotheque Universelle, Geneve,

1839, t. XXIV, стр. 337—347.

Статья написана по данным метеорологических дневников-адмирала Врангеля. В статью включены также данные о климате Лабрадора, полученные в письменной форме от миссионера Генн (Непп) через резидента Струве.

180.    Nachricht von der Wanderung eines sehr grossen Granitblockes iiber den Finnischen Meerbusen nach Hochland. — Bull. Sc. publ. par l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., СПб., 1839, ч. V, стр. 154—158. — To же в: Annalen der Erd- und Volkerkunde, von Berghaus, 1839, VII, стр. 544—548.

181.    Отзыв о книге: Faldermann. Additamenta ad faunam Rossicam. Части 2 и 3. Также под заглавием: Fauna entomologica Trans-caucasica, три тома, 1835—1838). (Совместно с акад. Брандтом). — Восьмое присуждение наград, П. Н. Димидовым учрежденных. СПб., 1839, стр. 83—106.

Фальдерман получил в 1837 г. половинную демидовскую премию за первый том своего труда о насекомых Закавказья. Второй и третий томы его труда были представлены на премию дополнительно. По отзыву академиков Бэра и Брандта автору была присуждена полная премия (посмертно).

182.    Отзыв о статье Севериана Лопатина: Наблюдения над причиною головокружения у овец и о предполагаемых средствах к устранению-этого недуга. — Земледельческая газета, 1839, № 95, СПб., стр. 757—758.

Лопатин описывает свои наблюдения над болезнью овец, называемой «вертежем». Бэр поясняет, что находимые в мозгу у больных овец наполненные жидкостью пузыри, представляют собой пузырчатую стадию глисты Coenurus vertebralis, развитие которой еще не выяснено. Находимые же в теле овец живые черви суть личинки овода, которые к головокружению овец1 никакого отношения не имеют (см. также № 183).

183.    Письмо Бэра в связи с ответными замечаниями Северианаз Лопатина на отзыв Бэра в № 95 «Земледельческой газеты» за 1839 г.

о статье Лопатина «Наблюдения над причиною головокружения у овец».— Земледельческая газета, 1840, № 57.

О нахождении в мозгу больных овец пузырчатой стадии глисты Coenurus vertebralis (ср. N° 182) как причины заболевания.

184.    Schilderung des thierischen Lebens auf Nowaja Semlya. — Notizen aus d. Gebiete der Natur- und Heilkunde, von L. Froriep, 1838, Т. VI, €тр. 82—88; Wiegemann’s Archiv fiir Naturgesch., 1839, Т. I, стр. 160— 170; Annales of Natural History, London, 1839, t. IV, стр. 145—154; The Edinburgh New Philosophical Journal, 1839, t. XXVIII, стр. 93—103; Calcutta Journ. Nat. Hist., 1841, t. I, стр. 272—279; Nuov. Ann. delle SCc nat., Bologna, 1842, t. 7, стр. 168—175.

Сведения Бэра о картине животной жизни на Новой Земле, основанные на его личных наблюдениях во время экспедиции 1837 г. Эти данные были широко опубликованы в немецких, английских, итальянских и других научных журналах.

1840

185.    Die neuesten Entdeckungen in Novaja Semlja aus den Jahren

1838 und 1839. — Bull. Sc. publ. par l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1840, 4. VII, стр. 133—134.

Доклад, прочитанный Бэром в Академии Наук 1 мая

1840 г. об экспедиции на Новую Землю в 1838—1839 гг. Эта экспедиция окончилась неудачей, северо-восточного берега острова не удалось достичь, часть участников (9 человек) погибла во время зимовки от цынги, в том числе и начальник экспедиции прапорщик А. К. Циволка (28 марта 1839 г.).

186.    Temperatur-Beobachtungen, die an der Westktiste von Nowaja -Seinlya unter dem 74-sten Grade nordl. Breite angestellt worden sind. — Bull. Sc. publ. par Г Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1 1840, ч. VII, стр. 229—248; 1841, ч. VIII, стр. 197; 1842, ч. IX, стр. 3, 89, 144, 276, 282, 298.

Эти температурные данные относятся к западной части Новой Земли. Извлечены из метеорологических дневников подпоручика П. К. Пахтусова и прапорщика А. К. Циволки.

187.    Ausfuhrliche Ankundigung der «Beitrage zur Kenntniss des Rus-■sischen Reiches und der angranzenden Lander». — St.-Petersburger Zeitung,

1840, № 19.

Сообщение Бэра об издании на немецком языке ряда непериодических сборников под общим заглавием «Материалы к познанию Российского государства и пограничных стран». Изложены задачи издания, требования, предъявляемые

к публикуемому материалу, условия публикации и т. д. Описание уже составленных трех томов и содержание ближайших томов.

188.    Ueber das Klima der Kirgisen-Steppe mit vorangeschickten allge-meinen Bemerkungen iiber die Meteorologie iiberhaupt. — St.-Petersburger Zeitung, 1840, № 66—70.

Статья о климате киргизских степей, написанная на основании наблюдений П. А. Чихачева и Вл. И. Даля во время неудачного Хивинского похода, организованного оренбургским военным губернатором В. А. Перовским в 1839 г. Бэр также хотел принять участие в этой экспедиции, но не мог поехать (см. ниже № 190).

189.    Ein Schreiben Baers an die Conferenz der Academie aus Archangel 12 (24) Juni 1840. — St.-Petersburger Zeitung, 1840, № 142.

Письмо Бэра в Академию Наук из Архангельска, куда он прибыл 5 (17) июня 1840 г. для организации второй своей экспедиции на Кольский полуостров, к северным берегам Лапландии. Письмо написано накануне отъезда, который состоялся 13 (15) июня. В этой экспедиции Бэра сопровождали профессор Миддендорф и Панкевич. Бэр совершил ряд экскурсий по Лапландии и доехал морем до Нордкапа. Экспедиция вернулась в Архангельск 6 (18) сентября 1840 г.

190.    Communication de deux lettres que lui ont adressees, de la steppe des Kirghises, М. M. Tchihatcheff et le docteur Dahl, cont. des observations meteorologiques etc. — Bull. Sc. publ. par l’Acad. des Sc. de St.-Petersb.,

1840, 4. VII, стр. 66—67.

Метеорологические данные, относящиеся к киргизским степям, полученные Бэром от Чихачева и Даля.

191.    Erinnerung an einen Zug der Uralischen Kosaken gegen Chiwa, im Anfange des4l 7-ten Jahrhunderts. — St.-Petersburger Zeitung, 1840,№ 249.

Статья написана под влиянием тяжелого впечатления, которое произвел на русское общество неудачный зимний поход экспедиционного отряда под начальством генерала В. А. Перовского на Хиву в 1839—1840 гг. Вследствие тяжелых климатических условий (морозы, снежные заносы) отряд вернулся с пути, потеряв почти всех верблюдов и половину людей умершими и больными. Бэр припомнил по этому случаю, что горсть уральских казаков вначале XVII в., организовав легкий кавалерийский налет в весеннее время, внезапным ударом овладела Хивой.

192.    Untersuchungen iiber die ehemalige Verbreitung und die ganzliche Vertilgung der von Steller beobachteten nordischen Seekuh (Rytina Jll.). —

Mem. de Г Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1840, ser. VI, Sc. math., phys. et nat., t. Ill, стр. 53—80. Краткое извлечение из этой работы было напечатано в: Bull, de Г Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1838, ч. Ill, № 23, стр. 355—357.

Сведения о прежнем распространении и окончательном исчезновении стеллеровой морской коровы.

193.    Sur la frequence des orages dans les regions arctiques. — Bull. Sc. publ. par l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1840, ч. VI, стр. 66—73. Немецкий перевод напечатан в: Poggendorf’s Annalen der Physik, 1839, Т. 48, стр. 601—611. Также в: Edinburgh New Philos. Journal, 1840, t. XXIX.

О грозах в полярных странах. В связи с указанием Араго, что предел распространения гроз 75° сев. широты. Бэр описывает случаи гроз на Новой Земле и других пунктах крайнего-севера.

194.    Ueber die Knochen- und Schilder-Reste im Boden Lifflands. Aus einem Briefe des Dr. Asmuss. — Bull. Sc. publ. par Г Acad, des Sc. de St.-Petersb., 1840, ч. VI, стр. 220—223.

Доктор Асмусс в Дерпте занимался изучением окаменелых остатков девонских панцырных рыб. Он сообщил о своих находках в письме к Бэру, который и доложил об этом в Академии Наук 22 августа 1839 г.

195.    Communications sur des degats occasionnes par des insectes dans differentes provinces de Гетріге. — Bull. Sc. publ. par TAcad. des Sc. de St.-Petersb., 1840, ч. VII, стр. 157—158, 178—179.

Краткая заметка о различных вредных насекомых.

196.    Rapport sur un ancien dessin representant les ruines de Mad-jar. — Bull. Sc. publ. par Г Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1840, ч. VII, стр. 197.

Заметка о старинном рисунке, изображающем разрушенный древний город Маджары на р. Куме. Рисунок этот был опубликован позднее, в четвертой части издания «Beit-rage».

197.    Wtirmer, welche die Bienen vertilgen. — St.-Petersburger Zeitung, 1840, № 202. Также в «Земледельческой газете» (1840, № 60) под заглавием «Черви, истребляющие пчельники».

Статья о появлении «червей» в пчелиных ульях, истребляющих мед и губящих пчел. Это явление имело место в Красноуфимском уезде Пензенской губ. Бэр объясняет, что эти «черви» — гусеницы бабочек Tinea cereana Linn, и Galleria Cerella Fabr., дает краткое описание этих вредителей пчельников и указывает меры борьбы с ними.

198.    Russische Reise an der Nordkuste von Amerika. — Annalen der Erd-Volker und Staatenkunde, von Berghaus, 1840, Т. X, стр. 96.

Краткое сообщение Бэра о путешествии морского офицера Кашеварова в Северную Америку.

199.    Sur l’histoire naturelle de la Nouvelle-Zemble. — L’lnstitut,

1840, t. VIII, № 346, стр. 274—275.

1841

200.    Vorwort zum vierten Bande. — Beitr. z. Kenntn. d. Russ. Reiches, hrsg. v. Baer, СПб., 1841, ч. IV* стр. Ill—XI.

Предисловие Е>эра к четвертой части «Материалов к познанию Российского государства».

201.    Eine alte Abbildung der Ruinen von Madshar. — Beitr. z. Kenntn. d. Russ. Reiches, hrsg. v. Baer, СПб., 1841, ч. IV, стр. 53— 96+1 табл.

Старинный рисунок, на котором изображены руины древнего города Маджары.

202.    Vorwort zu d. Berichte v. P. v. Koppen: Ueber den Wald- und “Wasser-Vorrath im Gebiete der obern und mittlern Wolga. — Beitr. z. *Kenntn. d. Russ. Reiches, hrsg. v. Baer, СПб., 1841, ч. IV, стр. 163—198.

Предисловие Бэра к обширной работе географа и статистика Петра Кеппена о природных условиях верхнего и- среднего Поволжья.

203.    Neueste Nachrichten iiber die nordliche Gegenden von Sibirien zwischen d. Fliissen Pjassida und Chatanga in Fragen u. Antworten abge-fasst. Mit Einleitung u. Anmerk. v. Herausgeber. — Beitr. z. Kenntn. d. Russ. Reiches, hrsg. v. Baer, СПб., 1841, ч. IV, стр. 69—300.

Сведения о районе Восточной Сибири между реками Пясида и Хатанга. Эта статья Бэра была потом перепечатана в: A. Th. Middendorf. Reise in den aussersten Norden und Osten Sibiriens wahrend der Jahre 1843 u. 1844, Bd. I, 1848.

204.. Cospectus Indicis Systematici Bibliothecae Academiae Imperialis Scientiarum Petropolitanae. Sectio II. Libri idiomatibus extraneis con-scripti. Petropoli, 1841, 60 стр. В 1903 г. это сочинение было переиздано на латинском языке (Petropoli, 1903, 42 стр.). В 1925 г. было напечатано в переводе на русский язык: Система классификации книг II отделения Библиотеки Российской Академии Наук, составленная в 1841 г. Перевод с латинского издания 1903 года. Ленинград, 1926, 63 стр.

Бэр был библиотекарем Библиотеки Академии Наук по иностранному отделу и предложил свою систему классификации книг библиотеки. Под его руководством был составлен рукописный систематический каталог отделения в 22 тома. ..

205.    Разбор сочинения Штукенберга: Beschreibung aller irn Russi-всЬец Rejiche gegrabenen und projectirten schiff- und flussbaren Ganaell. (Совместно с Кеппеном). — Десятое присуждение учрежденных П. Н. Демидовым наград 17 апреля 1841 г. СПб., 1841, стр. 123—146.

И. Ф. Штукенберг — русский географ (1788—1856), автор многих сочинений, преимущественно по гидрографии. По отзыву Бэра труд Штукенберга о каналах Российской имиерии был удостоен половинной демидовской премии.

206.    Разбор сочинения А. Филомафитского: Физиология, изданная для руководства своих слушателей Алексеем Филомафитским, ч. I, II и III. Москва, 1836—1840. — Десятое присуждение учрежденных П. Н. Демидовым наград 17 апреля 1841 г. СПб., 1841, стр. 147—167.

А. М. Филомафитский (1807—1849) — выдающийся русский физиолог, профессор Московского университета. Его трехтомный курс физиологии был первым на русском языке оригинальным учебником этого предмета. По отзыву Бэра сочинение Филомафитского было удостоено полной демидовской премии.

207.    Разбор сочинения адъюнкт-профессора Кикина: Краткая зоотомия, или руководство к познанию строения тела домашних животных. (Совместно с акад. Брандтом). — Десятое присуждение учрежденных П. Н. Демидовым наград 17 апреля 1841 г. СПб. 1841, стр. 365—375.

А. И. Кикин был профессором ветеринарии в Московском университете. Его «Краткая зоотомия» была первым русским учебником по этому предмету. По отзыву Бэра автору была присуждена демидовская премия.

1842

208.    Отзыв о книге: Anatomia chirurgica truncoruin arteriaruin atque fasciarum fibrosarum, auctore Nicolao Pirogoff, prof. Dorpatensi. Reva-liae, 1839, cum 51 tabulis. (Совместно с Загорским и Брандтом). — Bull, scientifique, 1842, t. IX, Suppl. І, стр. 3.

H. И. Пирогов (1810—1881) — крупнейший русский врач-хирург, педагог и общественный деятель. Был в дружеских отношениях с Бэром, который поддерживал все его начинания. Издал в 1838—1839 гг. на латинском языке свою знаменитую диссертацию «Хирургическая анатомия артериальных стволов и фасций».

209.    Разбор сочинения контр-адмирала Врангеля: Путешествие по северным берегам Сибири и по Ледовитому морю, совершенное в 1820, 1821, 1822, 1823 и 1824 годах. (Совместно с Ленцем). — Одиннадцатое

присуждение учрежденных П. Н. Демидовым наград. СПб., 1842, стр. 37—81.

Ф. П. Врангель, знаменитый русский мореплаватель г исследователь берегов Сибири. В книге описано его четырехлетнее пребывание на крайнем севере Сибири в 1820—1824 гг. Описание этого путешествия появилось только через 20 лет, в 1841 г., и по отзыву Бэра удостоено полной демидовской премии. Кроме русского, есть и издания на немецком, французском и английском языках.

210.    Revision des taglichen Ganges der Temperatur in Boothia. — Bull. Sc. publ. par Г Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1842, ч. IX, стр. З—9.

Бэр сравнивает свои температурные наблюдения на Новой Земле с наблюдениями финляндского профессора Нервандера в Ботнии, на севере Ботнического залива.

211.    Nachricht von der Erlegung eines Eisfuchses, Canis Lagopus, an der Sudkuste des Finnischen Meerbusens, nicht weit von St.-Petersburg, u. daran geknupfte Untersuchung iiber die Verbreitung dieser Thierart. — Bull. Sc. publ. par Г Acad, des Sc. de St.-Petersb., 1842, ч. IX, стр. 89—107.

Заметка о песце, убитом недалеко от Петербурга на берегу Финского залива. В связи с этим рассматривается вопрос о южной границе распространения песца.

212.    Czoma de Koros und Reguly Antal, Ungarn, die nach den Sitzen ihrer Vater forschten. — St.-Petersburger Zeitung, 1842, №№ 233—236.

Сообщение о научном предприятии двух венгерцев, которые предприняли поездку в Россию для ознакомления с финским, эстонским и вогульским языками как родственными венгерскому языку, принадлежащему вместе с ними к одной и той же группе финно-угорских языков.

213.    Rapport sur le travail de M. Reinecke relatif a Tetablissement de marques sur les cotes de la Finlande. — Bull. Sc. publ. par Г Acad. Imp. des Sc. de St.-Petersb., 1842, ч. IX, стр. 144—146. Также на немецком языке.

О промерах глубин, произведенных капитаном Рейнеке на Финском заливе.

214.    Proposition pour le voyage de Mr. de Middendorff en Siberie. — Bull. Sc. publ. par Г Acad. Imp. des Sc. de St.-Petersb., 1842, ч. IX, стр. 276—282.

План путешествия профессора Миддендорфа по Сибири. Кроме Бэра, план этот одобрили академики Брандт, Ленц, Шегрен и Мейер. Бэр очень интересовался сибирским путешествием Миддендорфа и оказывал ему всякое содействие.

215.    Ueber des Herrn Prof. v. Middendorff Karte von seinem Wege

-durch das Russische Lappland. — Bull. Sc. publ. par l'Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1842, 4. IX, стр. 298—300.

О карте путешествия Миддендорфа по русской Лапландии. Миддендорф, между прочим, установил, что река Кола течет не с востока на запад, как неверно изображали на картах, но с юга на север.

216.    Ueber das Werkchen: Descriptio ас delineatio geographica de-tectionis freti sive transitus ad occasum supra terras Americanas, in Chinam atque Japonem ducturi. Amstel. ex officina h. Gerardi, 1613, 4°; — und das Interesse, welches es fur die Geschichte Russlands gewahrt. — Bull. Sc. publ. par l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1842, ч. X, стр. 267—271. Также отдельным оттиском: СПб., 1842, 8°, 7 стр.

Сообщение о редкой географической книжке, изданной в 1613 г. в Амстердаме, где описан путь из Америки на запад — в Китай и Японию.

1843

217.    Nachtrag zu Middendorff’s Bericht iiber die ornithologischen Ergebnisse der naturhistorischen Reise nach Lappland wahrend des Sommers 1840. — Beitr. z. Kenntn. d. Russ. Reiches, hrsg. v. Baer, СПб., 1843, ч. VIII, стр. 259—272.

Замечания Бэра на сообщения Миддендорфа о птицах Лапландии, которых последний наблюдал во время своего путешествия на север России летом 1840 г.

218.    Sendschreiben des Herrn Dr. M. Wagner an den Akademiker Brandt. Mit Anmerkungen des Ak. Baer. — St.-Petersburger Zeitung, 1843, M 238, 242, 246, 251.

Письмо д-ра М. Вагнера академику Ф. Ф. Брандту с примечаниями Бэра. Бэр воспользовался случаем, чтобы указать на неправильный порядок ассигнования Академией Наук денежных сумм на научные предприятия. Ассигнования задерживаются надолго, тогда как существуют экстренные случаи, когда, например, надо срочно снарядить экспедицию при открытии трупа мамонта с сохранившимися мягкими частями и т. п.

’ 219. Bericht uber kleine Reisen im Finnischen Meerbusen in Bezug auf Diluvial-Schrammen und verwandte Erscheinungen. — Bull, de Cl. phys.-math, de l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1843, t. I, стр. 108—112.

Статья о поездке в Финляндию. Во время этой поездки Бэр заинтересовался ледниковыми шрамами на скалах и другими следами деятельности ледника, которые наблюдал по дороге. По приезде в Гельсингфорс он осматривал вместе с мине-

ралогом Норденшельдом различные следы ледника в окрестностях города.

220.    Instructions donnees а М. le docteur de Middendorff, pour son voyage en Siberie. I. Instruction generale Signe F. Brandt, E. Lenz,

G. Meyer; Baer, rapporteur. — Bull. Cl. phys.-math. de Г Acad, des Sc. de St.-Petersb., 1843, t. I, стр. 177—185.

Инструкция профессору Миддендорфу для его путешествия в Сибирь. Бэр принимал в подготовке этой экспедиции живое участие.

221.    Разбор сочинения проф. д-ра Крузе: Nectolivonica oder Alter-thtimer Liv.-Esth.- und Curlands etc. (Совместно с Шегреном). — Двенадцатое присуждение учрежденных П. Н. Демидовым наград. СПб., 1843, стр. 227—231.

Автор этого сочинения Фридрих Крузе был профессором истории в Дерптском университете. В сочинении рассматриваются древности Лифляндии, Эстляндии и Курляндии. Автору присуждена половинная премия.

1844

222.    Neuere Nachrichtcn iiber die Expedition des Herrn v. Midden-

• dorff. — St.-Petersburger Zeitung, 1844, № 13.

Новые сведения об экспедиции А. Ф. Миддендорфа в северную Сибирь (выдержки из его писем к родным). Бэр постоянно сообщал о ней в печати и принимал участие в разработке материалов, доставленных экспедицией. Он посвятил путешествию Миддендорфа не менее десятка статей.

223.    Bericht iiber die Reise des Herrn v. Middendorff. — Bull. Cl. phys.-math. de l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1844, t. II, стр. 140—160.

Бэр следил за путешествием Миддендорфа по Сибири и писал о нем (см. выше). Статья составлена на основании отчетов путешественника и отрывков из его писем к Бэру.

224.    Vorwort. — Beitr. z. Kenntn. d. Russ. Reiches, hrsg. von Baer, СПб., 1844, ч. X, стр. V—VIII.

Предисловие Бэра к десятой части «Материалов к познанию Российского государства».

225.    Neue Belege fur die Auswanderung von Eisfiichsen. — Bull. Cl. phys.-math. de Г Acad, des Sc. de St.-Petersb., 1844, t. II, стр. 47—48.

В 1842 г. песцы показались в Финляндии, даже забегали в Петербургскую губернию. Один экземпляр был убит в Курляндии на границе с Латвией. (Ср. № 211).

226.    Os d’homme gigantesques. — Bull. Cl. phys.-math. de Г Acad, des Sc. de St.-Petersb., 1844, t. II, стр. 66—268.

Описаны кости ног великана из Тбилиси, который при жизни был гайдуком у генерала Ермолова. Позднее, в 1856 г., в бытность свою в Тбилиси, Бэр отыскал и другие кости скелета этого великана.

227.    Ueber doppelleibige Missgeburten oder organische Vordoppel* ungen in Wirbeltieren. — Mem de Г Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1844, ser. VI, Sc. math., phys. et nat., t. VI, p. 2, Sc. Nat., стр. 79—194. Выпущено также в отдельном издании: СПб., 1845, 116 стр.

Большая статья, в которой описаны двойные уроды человека и различных позвоночных животных. Приложено» 10 таблиц рисунков.

228.    Ueber labyrinth-formige Steinsetzungen im Russischen Norden. (Mit einer Abbildung). — Bull. Hist.-Philol. de Г Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1844, t. I, стр. 70—79 +1 рис.

Статья о лабиринтообразных каменных кладках, которые Бэр видел на русском севере (в Финляндии на острове Вир, в Лапландии и проч.).

229.    Ueber Reguly’s Reise zu den Finnischen Volkern des Ural. — BulL Hist.-Philol. de l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1844, t. I, стр. 297—

298.

Регули Антал, молодой мадьяр, филолог по специальности, приехал в Россию в поисках прародины венгерского языка. Венгерский язык принадлежит к финно-угорской группе и находится в родстве с языками мордвы и вогулов (манси). Регули решил отправиться к вогулам, живущим у нас в Уральской области. Без средств и без знания русского языка венгерец очутился в тяжелом положении. Бэр принял большое участие в филологе-энтузиасте, оказывал ему разнообразную материальную и моральную поддержку и поместил в печати ряд сочувственных сообщений о его предприятии. (См. также № 212).

230.    Fernere Nachrichten iiber die Reise des Herrn von Reguly. — Bull. Hist.-Philol. de Г Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1844, t. I, стр. 298—300.

См. выше № 229.

231.    Neuere Nachrichten von Reguli iiber die Wogulen. — Bull. Hist.-Philol. de Г Acad, des Sc. de St.-Petersb., 1844, t. I, стр. 349—351.

См. выше № 229.

232.    Dichtung und Wahrheit. — St.-Petersburger Zeitung, 1844„ № 113.

«Вымысел и правда» — статья, посвященная поездке в Россию венгерского филолога Регули. Бэр протестует против тенденциозных измышлений зарубежной немецкой прессы по поводу путешествия Регули, называя эти сообщения образчиками националистической болтовни, направленной против России. При этом Бэр сообщает подробные данные о путешествии Регули, его личных качествах и участии, которое приняли в нем русские. (Ср. № 229).^

233.    Разбор сочинения проф. Н. И. Пирогова: Полный курс прикладной анатомии человеческого тела. (Совместно с акад. Брандтом). — Тринадцатое присуждение учрежденных П. Н. Демидовым наград

17 апреля 1844 г. СПб., 1844, стр. 53—61.

Это сочинение Н. И. Пирогова было напечатано на русском языке в Петербурге в 1843—1844 гг. с приложением атласа в 34 таблицы. По отзыву Бэра оно было удостоено полной демидовской премии.

1845

234.    Разбор сочинения д-ра Бредова: Антропофизиология. (Совместно с Брандтом). — Четырнадцатое присуждение учрежденных П. Н. Демидовым наград 17 апреля 1845 г. СПб., 1845, стр. 257—261.

Разбиралось сочинение д-ра Карла Карловича Бредова «Антропофизиология» (1844, 504 стр.). Автор этой популярной физической антропологии обнаружил недостаточное знание предмета, почему премия не была ему присуждена. У Бредова есть и другие популярные медицинские сочинения — о лечении золотухи (1842), столбняка (1843) и проч.

235.    Разбор сочинения Аделунга: Kritisch-literarische Uebersicht aller Reisen der Auslander in Russland bis 1700, deren Berichte bekannt sind. — Четырнадцатое присуждение учрежденных П. Н. Демидовым наград 17 апреля 1845 г. СПб., 1845, стр. 53—76.

Ф. П. Аделунг (1768—1843), археолог, директор института восточных языков в Петербурге. Его исследование на немецком языке о поездках иностранцев в Россию вышло после смерти автора и по отзыву Бэра получило полную демидовскую премию.

236.    Feier zu Ehren der Herrn v. Middendorff (bei Gelegenheit seiner Riickkehr von der Reise durch einen grossen Theil von Sibirien). — St.-Petersburger Zeitung, 1845, № 82.

Александр Федорович Миддендорф (1815—1894) — известный русский путешественник, земляк Бэра. В 1843—1844 гг. совершил большое путешествие в Сибирь, описанное им в труде: Путешествие на север и восток Сибири. 2 части. СПб. 1860—

1869. После возвращения Миддендорфа из экспедиции друзья его устроили ему торжественное чествование, описанное Бэром в газете. Текст статьи составлен редактором, Бэру принадлежит приведенная в статье речь.

237.    Путешествие Миддендорфа в северную Сибирь для физических исследований. — СПб. ведом., 1845, №№ 105—108.

Краткий обзор результатов экспедиции А. Ф. Миддендорфа в северную и восточную Сибирь в 1843—1844 гг.

238.    Nachtragliche Instruction fur Herrn Magister Castren. — Bull. Cl. phys.-math. de Г Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1845, t. Ill, № 5(53), стр. 79—80.

Филолог и этнолог Кастрен был уполномочен Академией Наук собирать для Академии материалы по физической антропологии, согласно составленной Бэром инструкции.

239.    Отзыв о сочинении: Prof. N ordmann. Monographie des Tergipes Edwardsii (совместно с акад. Брандтом). — Bull. Cl. phys.-math. de l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1845, t. Ill, стр. 269—272.

Tergipes Edwardsii — своеобразный морской моллюск семейства Aeolididae, из группы заднежаберных (Opisthobran-chia). Он встречается в европейских морях и достигает величины около 4 мм. Монография Александра Нордмана носит название «Versuch einer Natur- und Entwickelungsgeschichte des Tergipes Edwardsii», напечатана в «Mem. cle Г Acad. de St.-Petersb.» (1845, t. IV, стр. 495, 5 табл.).

240.    Отзыв о книге: Anatomie und Physiologie des Fischnervensy-stems von Dr. 0. G. L. Girgensohn, с 15 таблицами. (Совместно с Брандтом). — Bull. Cl. phys.-math. de l’Acad. de St.-Petersb., 1845, t. Ill, стр. 347—349.

Работа предназначалась для демидовского конкурса, но не была к нему допущена, так рак по уставу конкурса из сочинений на иностранных языках допускались только книги по изучению России. В работе рассмотрена нервная система рыб на материале исследования рыб Лифляндии. Бэр дал ей высокую оценку. Автор книги Отто Гергензон — врач в городе Вольмаре. (Умер в 1851 г.).

241.    Rapport fait a la Classe, au nom de la Commission de Siberie. — Bull. Cl. phys.-math. de Г Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1845, t. IV стр. 251—253.

Заметка о работах сибирской экспедиции акад. Миддендорфа.

242.    Antrag der Sibirischen Comission zu einigen nachtraglicher Beobachtungen auf der Middendorff’schen Expedition. — Bull. Cl. phys.-math. de Г Acad, des Sc. de St.-Petersb., 1845, t. IV, стр. 315—336.

Заметка о работах сибирской экспедиции акад. Миддендорфа.

243.    Ueber das Klima des Taimyr-Landes. Nach den Beobachtungen der Middendorff’schen Expedition. — Bull. Cl. phys.-math, de Г Acad, des Sc. de St.-Petersb., 1845, t. IV, стр. 317—335.

О климате Таймыра. Эта статья напечатана также в книге: A. Th. Middendorff. Reise in der aussersten Norden und Osten Sibiriens. СПб., 1848, т. I, стр. 53—65.

244.    Vorwort. — Beitr. z. Kenntn. d. Russ. Reiches, hrsg. v. Baer, СПб., 1845, ч. VII (Nachr. aus Sibirien u. d. Kirgis-Steppe), стр. I—VII.

Предисловие Бэра к седьмой части «Материалов к познанию Российского государства».

245.    Nachrichten aus Ost-sibirien. 1) Kornbau bei d. Stadt Jacutsk und in dem ganzen Kreise. 2) Auszug aus d. Verwaltungsbericht iiber d. Gouvernement Irkutsk und die Prov. Jakutskf. d. Jahr 1839. 3) Zunahme der eingeborenen Bevolkerung. 4) Uebersicht des Jagd-Erwerbes an d. Lena u. weiter nach Osten. Anhange: Pelz-Handel. Verschiedene Qualitat und verschiedene Preise der Zobel. Vorkommen der Biber in Sibirien und im Europaischen Antheile des Russischen Reiches. Jagd-Ertrag nach ver-schiedenen Gegenden. Alter des Zobelhandels. — Beitr. z. Kenntn. d. Russ. Reiches, hrsg. v. Baer, СПб., 1845, ч. VII, стр. 41—272.

Разные известия о Восточной Сибири по данным русских путешественников, в частности — сведения об охоте за пушным зверем, торговле мехами и проч.

246.    Summarischer Bericht von Herrn v. Middendorff’s Reise im arktischen Sibirien. — Beitr. z. Kenntn. des Russ. Reiches, hrsg. von Baer, СПб., 1845, ч. IX.

Сводка научных результатов путешествия акад. Миддендорфа на север Сибири. Значительная часть этой обширной статьи была еще раньше напечатана в первом томе сочинения Миддендорфа в качестве исторического введения к описанию его экспедиции: A. Th. Middendorff. Reise in den aussersten Norden und Osten Sibiriens wahrend der Jahre 1843 und 1844. СПб., 1848, т. I, стр. I—XXVIII.

247.    Kurzer Bericht iiber wissenschaftliche Arbeiten und Reisen, welche zur nahern Kenntniss des Russischen Reiches in der letzen Zeit unter-genommen sind. — Beitr. z. Kenntn. d. Russ. Reiches, hrsg. v. Baer, СПб., 1845, ч. IX, стр. 1—336.

Сводка данных о поездках и исследованиях русских путешественников, предпринятых за последние 15—20 лет, т. е. с 1825 по 1845 г. Бэр указывает на исследования Струве и Теннера по топографии, Шуберта — по геодезии, Лютке и Ци-

волки — по метеорологии, Купфера и Гаусса — по физической географии. Упоминается также о путешествиях по России и Сибири Регули, Кастрена, Розена, Петерсона, Кеппена, Венцеля, Усова, Василия Латкина и др.

248.    Nachschrift. — Beitr. z. Kenntn. d. Russ. Reiches, hrsg. v. Baer, СПб., 1845, ч. IX, стр. 775—776.

249.    Nouvelles unterieures du voyage de M. Reguly, communiquees a la Classe. — Bull. Hist.-Philol. de Г Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1845, t. II, стр. 122—126, 205—206. To же в: St.-Petersburger Zeitung,

1845, № 88 (под загл. «Schlussnachricht iiber Reguly’s Reise»). (Cp. N° 229).

250.    Kleine Nachlese von Missbildungen, die an und in Hiihner-Eiern beobachtet sind. — Mem. de Г Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1845, ser. VI, Sc. math., phys. et nat., t. VI, ч. 2, стр. 181—187.

Заметка об уродствах в строении куриного яйца.

251.    Rapport adresse a la Classe par la Commission chargee de diriger les travaux de l’expedition de Siberie. — Bull. Cl. phys.-math. de l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1845, t. Ill, стр. 56—60.

Составленное Бэром поручение сибирской экспедиции — достичь северной части Тихого океана и там организовать метеорологические наблюдения.

252.    Neuer Fall von Zwillingen, die an den Stirnen verwachsen sind, mit ahnlichen Formen verglichen. — Bull. Cl. phys.-math. de Г Acad, des Sc. de St.-Petersb., 1845, t. Ill, № 8, стр. 113—128.

Описание двойного человеческого урода из академической коллекции. Близнецы срослись в лобной части.

253.    Vergleichung eines von Herrn Obrist Hofmann mitgebrachten Karagassen-Schadels mit dem von Herrn. Dr. Ruprecht mitgebrachten Samojeden-Schadel. — Bull. Cl. phys.-math. de Г Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1845, t. Ill, стр. 177—187.

Карагассы — небольшое тюркское племя в южной Сибири в области Саян. Бэр сравнивает карагасский череп, привезенный минералогом Гофманом, с черепом, доставленным Руп-рехтом.'<і

1846

254.    Об этнографических исследованиях вообще и в России в особенности. — Зап. Русск. Географ, общ., СПб., 1846, кн. 1, стр. 93—115. То же, изд. 2-е, кн. 1, стр. 64—81. Напечатано в немецком переводе с первого русского издания в: Denkschriften der Russischer Geographi-schen Gesellschaft zu St.-Petersburg, 1849, Т. 1, стр. 60—92. Также в: Erman’s Archiv f. Wissenschaftl. Kunde von Russl., V, стр. 575—589.

Первое русское издание этой статьи полнее, чем второе, так как во втором издании выпущено по цензурным требова

ниям несколько страниц. Бэр рассказывает в своей автобиографии, что это место «не понравилось одному из министров» (Selbstbiographie, СПб., 1866, стр. 486).

255.    Neue Untersuchungen iiber die Entwickelung der Thiere. — Neuo Notizen aus dem Gebiete der Natur- und Heilkunde von Froriep, Bd. XXXIX, 1846, стр. 38—40.

Наблюдения над дроблением яйца у морского ежа, сделанные Бэром во время командировки в Триест. Та же работа напечатана в более полном виде в: Bull. Cl. phys.-math, de l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1847, t. V, № 15, стр. 231—240.

256.    Ueber die Entwickelungsweise der Schwimmblase der Fische. — Neue Notizen aus dem Gebiete der Natur- und Heilkunde von Froriep,

1846,    4. XXXIX, стр. 177—180.

Заметка о развитии плавательного пузыря у рыб.

1847

257.    Vorwort zum И Bande (der Uebersetzung von Pogodin’s Nestor). — Beitr. z. Kenntn. des Russ. Reiches, hrsg. v. Baer. СПб., 1847, ч. XI.

Предисловие Бэра к одиннадцатой части «Материалов к познанию Российского государства».

258.    Ueber Herrn Steenstrup’s Untersuchungen betreffend das Vor-kommen des Hermaphroditism us in der Natur. — Notizen aus dem Gebiete der Natur- und Heilkunde. JFortgef. v. M. J. Schleiden u. R. Froriep, Weimar, 1847, Bd. I, № 9, стр. 129—135.

В этой заметке Бэр подвергает сомнению взгляды Стен-струпа на явление гермафродитизма у животных.

259.    Ueber den literarischen Nachlass von Caspar Friedrich Wolff. Erster Bericht. — Bull. Cl. phys.-math, de l’Acad. des Sc. de St.-Petersb.,

1847,    t. V, стр. 129—160.

Сообщение Бэра о результатах его разбора литературного наследства Каспара Вольфа, состоящего из рукописных трудов, посвященных преимущественно анатомии уродов. Труды эти не были изданы и хранятся в Архиве АН СССР. В течение ста лет статья Бэра была единственным печатным сообщением об этих работах Вольфа.

260.    Ueber mehrfache Formen von Spermatozoen in demselben Thiere. — Bull. Cl. phys.-math, de l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1847, t. V, стр. 230.

Небольшая заметка о полиморфизме семенных телец. Появилась в «Бюллетене» без ведома и желания автора.

261.    Auszug aus еіпеш Berichte des Acad. v. Baer aus Triest. — Bull. Cl. phys.-math. de Г Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1847, t. V, стр. 231—240.

О дроблении яйца морского ежа после оплодотворения. Незаконченные наблюдения Бэра, сделанные им во время поездки в Триест. То же в сокращенном виде напечатано в: Neue Notizen aus dem Gebiete Natur und Hcilkunde von Froriep, 1849, 4. XXXIX, № 839, стр. 38—40.

262.    Praelectiones histiologicae. 1847—1848, 4°.

Краткое руководство по гистологии, отпечатанное Бэром для своих слушателей в Медико-хирургической академии за личный счет автора. В продажу не поступало. Бэр избегает в этом сочинении употреблять слово «клетка», предпочитая выражение «гистологические элементы».

263.    Врачебная статистика. 1847, folio.

Программа для собирания статистических сведений, составлена Бэром для Медико-хирургической академии как членом комиссии по врачебной статистике.

264.    Разбор сочинения: Anatole de Demidoff. Voyage dans la Russie meridionale et la Crimee. (Совместно с Брандтом, Гельмерсеном и Мидден-дорфом). — Присуждение учрежденных П. Н. Димидовым наград. СПб., 1847, стр. 93—96.

Анатолий Николаевич Демидов — внук заводчика-метал-лурга петровского времени Никиты Демидова, крупный богач. В 1837 г. он снарядил на свои средства ученую экспедицию в южную Россию, описание которой вышло на французском языке в 1838 г. и составило 8 томов с атласом. В 1853 г. был издан русский перевод этого сочинения. Труд этот был удостоен полной демидовской премии, учрежденной его старшим братом Павлом Николаевичем в 1831 г. Полная премия составляла

20 ООО рубл. ассигн. Присужденную ему сумму Демидов передал в распоряжение Академии Наук.

1848

265.    Der Ehrenhaftigkeit ihr Recht.—St.-Petersburger Zeitung, 1848, № 68.

Статья в защиту известного хирурга Н. И. Пирогова от недостойных нанадок со стороны редактора «Северной пчелы» продажного журналиста Фаддея Булгарина (Сев. пчела, 1848, № 55). Последний обвинил Пирогова в плагиате из книги Белля (Ch. Bell. Die menschliche Hand und ihre Eigenschaf-ten. Stuttgart, 1836), откуда Пирогов якобы заимствовал

таблицы для своего сочинения «Полный курс прикладной анатомии». Бэр категорически опроверг обвинения Булгарина и указал, что данные из книги Белля приводит не Пирогов в своем сочинении, а журнал «Библиотека для чтения» в рецензии на сочинение Пирогова.

266.    Открытое письмо Бэра Булгарину. —СПб. ведом., 1848, .Vs 61.

Содержание письма то же, что и статьи в «St.-Petersburger Zeitung» (см. выше), но в сокращенном виде.

267.    Предложение об устройстве при Русском Географическом обществе собрания этнографических предметов. — Географ, известия, издав, от Русск. Географ, общ., СПб., 1848, стр. 35—43.

Бэр предлагает доставленные уральской экспедицией предметы положить в основу постоянного собрания этнографических коллекций и указывает на цель и значение такого собрания. Сообщение Бэра включено в протокол заседания Географического общества.

268.    О влиянии внешней природы на социальные отношения отдельных народов и историю человечества. — Карманная книжка для любителей землеведения, издав, от Русск. Географ, общ., изд. 1-е, СПб., 1848^ стр. 159—235; изд. 2-е, СПб., 1849, стр. 195—235. Статья эта напечатана также на немецком языке в сборнике статей и речей Бэра: Reden und kleinere Aufsatze, ч. II. СПб., 1876, стр. 3—47 (см. № 368).

Бэр проводит в этой статье мысль о том, что география является базисом для понимания мировой истории, так как судьба народов определяется физическими условиями их местообитания. Ярко и остроумно написанная статья эта имела в свое время большое положительное значение, поскольку история тогда рассматривалась как результат произвольных действий тех или иных знаменитых людей. Однако Бэр не поднялся до правильного материалистического понимания исторического процесса.

269.    Разбор сочинения Штукенберга: Hydrographie des Russischen Reiches. (Совместно с Кеппеном). — Двенадцатое присуждение учрежденных П. Н. Демидовым наград. СПб., 1848, стр. 251—266.

Об И. Ф. Штукенберге см. № 205. Его сочинение по гидрографии России в шести частях выходило в Петербурге с 1844 по 1848 г. Награждено по отзыву Бэра половинной демидовской премией.

270.    Zusatz zu: «Ueber die Vermehrungsweise des Chlorogonium euchlorum» von Dr. J. F. Weisse. — Bull. Cl. phys.-math, de Г Acad, des Sc. de St.-Petersb., 1848, t. VI, стр. 315—317.

Дополнение Бэра к статье д-ра Вейссе о размножении Ghlorogonium euchlorum Ehr. Бэр указывает, что процесс размножения у Ghlorogonium нельзя назвать делением, так как тело матери целиком и без остатка распадается на потомство. Остается только пустая оболочка.

271.    Bericht iiber Herrn Dr. v. Mercklin’s Anatomisch-physiologische Untersuchungen iiber die kranken und gesunden Kartoffeln. — Bull. Cl. phys.-math. de l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1848, t. VI, стр. 381—383.

Сообщение об исследованиях Мерклина о больном и здоровом картофеле.

1849

272.    Bering und Tshirikow. — St.-Petersburger Zeitung, 1849, №JV® 114, 115, 116. Статья перепечатана в «Русском инвалиде» (1849, №№ 121, І22, 123).

В этой статье Бэр возражает морскому офицеру Соколову, который упрекал Бэра в том, что он в своей статье о географических открытиях в эпоху Петра I много места уделил иноземцу Берингу и мало сказал о русских мореплавателях, спутниках Беринга, например о Чирикове. Бэр указывает в ответ, что материалы о первых русских моряках до сих пор погребены в архивах адмиралтейства, не обследованы и не опубликованы.

273.    Bericht iiber eine typographische Seltenheit, die in der Bibliothek •der Akademie der Wissenschaften gesucht wird. — Bull. Histor.-Philol, ^de Г Acad. des Sc. de St.-Petersburg, 1849, t. VI, стр. 37—54.

Описание редкой книги «ВіЫіа pauperum», купленной Петром I в Голландии и переданной в Библиотеку Академии Наук. По поводу этой книги в Академию Наук не раз поступали запросы из Голландии как о библиографической редкости.

274.    Заслуги Петра Великого по части распространения географических познаний. — Зап. Русск. Географ, общ., СПб., 1849—1850, кн. III, стр. 217—253; кн. IV, стр. 260, 283. То же на нем. языке в издании: Beitr. zur Kenntn. d. Russ. Reichcs, СПб., 1872, ч. XVI, 290 стр., -2 карты.

В первой половине этой обширной статьи Бэр излагает результаты большой сибирской экспедиции Беринга. Вторая половина посвящена путешествиям на Каспийское море и в прилегающие районы, которые совершались в петровскую эпоху.

1850

275.    Ueber nothwendig scheinende Erganzungen der Beobachtungen aiber die Boden-Temperatur in Sibirien.—Bull, de la Cl. phys.-math. de

'l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1850, t. VIII, стр. 209—224. Также в: iPoggendorff’s Annalen der Physik und Chemie, 1850, t. 80, стр. 242—262.

В этой статье Бэр требует дополнительных наблюдений для проверки данных Миддендорфа о температуре вечномерзлой почвы Сибири (в шахте близ Якутска и в колодцах).

276.    Ueber den jatzigen Zustand und die Geschichte des Anatomischen •Cabinets der Akad. d. Wiss. zu St.-Petersburg. —Beitr. z. Gesch. d. ethnogr. u. anthrop. Saminlungen d. K. Akad. d. Wiss. zu St.-Petersb., zusammen-gest. u. initgeth. v. Fr. Russow. Anthrop. Theil, СПб., 1900, стр. Ill—152,

Доклад Бэра, прочитанный им на заседании физико-матем. отделения Академии Наук 20 сентября и 18 октября 1850 г., об истории анатомического музея Академии Наук и его теперешнем состоянии.

277.    Возражения против г. Тремо со стороны г. академика Бэра. Письмо Бэра на франц. языке, заслушанное 20 октября 1950 г. на собрании Русского Географ, общ. — Географические известия, СПб., 1850, •стр. 640—642.

Тремо — французский путешественник, который примкнул к русской экспедиции под руководством полковника Е. Ковалевского в северо-восточный Судан и описал свое путешествие в «Bulletin de la Societe Geographique de Paris». Статьи Тремо, со лживыми выпадами против русских, оказались выдумками авантюриста. Между прочим, Тремо писал, что он охотился на львов и крокодилов, тогда как он и стрелять не умел. Начальник русской экспедиции отобрал у него ружье после того, как Тремо подстрелил одного из спутников. Письмо Бэра было прочитано на собрании Русского Географического общества 20 октября 1850 г. в дополнение к сообщению Е. Ковалевского. Бэр обличает невежество Тремо в вопросах съемки местности, и т. п.

1851

278.    Человек в естественно-историческом отношении. Обширная •статья, помещенная; в сочинении 10. Симашко: Русская фауна или опи-<сание и изображение животных, водящихся в Империи Российской, •ч. I. СПб., 1851, стр. 389—623, 17 таблиц рисунков.

Вначале Бэр разбирает главные отличия человека от животных: вертикальное хождение, большое развитие мозга, способность речи. Затем переходит к вопросу о различиях людских рас и доказывает единство человеческого рода. Различия племен Бэр объясняет изменчивостью организма человека под влиянием внешних условий. Статья оканчивается обзором

племен и народов, населяющих земной шар. На приложенных к статье таблицах нарисованы черепа и портретные изображен ния представителей различных народностей. Статья была написана на немецком языке и переведена на русский язык Ю. Симашко, который настойчиво просил у Бэра дать ему это сочинение для своего издания. Бэр остался недоволен переводом, который был искажен переводчиком или цензурой и потому отказался от мысли выпустить это сочинение в продажу отдельной книгой (см.: Автобиография, 1866, стр. 506).

279.    Отзыв о сочинении проф. Н. И. Пирогова: Патологическая анатомия азиатской холеры, из наблюдений над эпидемиею, господствовавшею в России в 1848 году. (Совместно с проф. Самсоном). Двадцатое присуждение учрежденных П. Н. Демидовым наград, 17 апреля 1851 г. СПб., 1851, стр. 132—138.

Сочинение Н. И. Пирогова с атласом из 16 таблиц вышло в 1849 г. в Петербурге. Для написания этой работы Пирогов вскрыл не одну сотню холерных трупов. По отзыву Бэра автор получил за свое сочинение полную демидовскую премию.

280.    Отзыв о сочинении капитан-лейтенанта Рейнеке: Гидрографическое описание северного берега России. (Совместно со Струве). Двадцатое присуждение учрежденных П. Н. Демидовым наград 17 апреля 1851 года. СПб., 1851, стр. 132—138.

М. Ф. Рейнеке (1801—1859) — известный русский гидрограф, описавший Белое море, Кольский полуостров и проч. Был директором гидрографического департамента. По отзыву Бэра его труд, вышедший в 1843—1850 гг., был награжден демидовской премией.

281.    Bericht uber einige ichtyologische Nebenbeschaftigungen auf der Reise an den Peipus, vom Ende Aprils bis Anfang Junis. — Bull. Cl. phys.-math. de Г Acad. des Sc. de St.-Petersbourg, 1851, t. IX, стр. 359—362.

Ихтиологические наблюдения на Чудском озере (Пейпус) (питание и рост рыб, способы лова и проч.). Бэр организовал эту поездку весною 1851 г. по заданию Министерства государственных имуществ для исследования состояния рыболовства на этом озере. Бэр объехал все озеро по окружности и посетил его острова — Талабок и Порку.

1852

282.    Исследования для разрешения вопроса: уменьшается ли количество рыбы в Чудском озере. — Журн. Мин. гос. имущ., СПб., 1852, ч. XLIII, отд. II, стр. 248—302.

Результат командировки Бэра министром государственных имуществ в 1851 г. для исследования состояния рыболовства на Чудском озере (озеро Пейпус). Бэр в сопровождении четырех помощников объехал озеро по окружности и побывал на его островах. Он выяснил, что упадок рыболовства на озере объясняется опустошительным вылавливанием молодых рыбок мелкоячеистыми сетями. В своей автобиографии Бэр жалуется, что из написанных им пяти очерков о состоянии рыболовства на Чудском озере министерство напечатало только один, а главное, не опубликовало заключительного очерка, где автор предложил меры к поднятию рыболовства на озере (Selbstbiographie,

1866, стр. 487). (Ср. № 81).

283.    Приветственная речь по случаю 50-летия Дерптского университета. Напечатана в издании: Das zweite Jubelfest der Kaiserl. Univer-sitat Dorpat, 1852, 4°, стр. X и XI.

Бэр произнес эту речь по поручению Академии Наук в качестве ее делегата.

1853

284.    Materialien zu einer Geschichte des Fischfanges in Russland und den angranzenden Meeren. — Bull. Cl. phys.-math. de Г Acad, des Sc. de St.-Petersb., 1853, t. XI, стр. 225—288. На русском языке: Материалы для истории рыболовства в России и в принадлежащих ей морях. — Зап. Акад. Наук по I и III отд., СПб., 1854, т. 2, стр. 465—544. Перепечатано в: Beil, zur St.-Petersb. deutschen acad. Zeitung, 1853, №№ 111, 114, 117, 119, 122, 125, 127, 130, 133, 136. Также в: Melanges biol., t. I, стр. 568—652.

Материалы по истории рыболовства в России, а также законодательства по охране рыбных богатств в России и в соседних странах.

285.    Fragments relating to Philosophical Zoology. Selected from the Works of К. E. von Baer. Scientific Memoirs. Natural History. Ed. by A. Henfrey and Т. H. Huxley. London, 1853, VII, стр. 176—238.

Английский биолог Томас Гекели напечатал на английском языке некоторые извлечения из трудов Бэра, а именно, пятый схолий «Истории развития животных», отозвавшись с большой похвалой о большом научном значении этих мыслей Бэра. Бэр упомянул о нем в своей автобиографии (русск. перев. 1950 г., стр. 351).

286.    Каспийский дневник Бэра (1853). Перевод М. М. Соловьева иод ред. Б. Е. Райкова. — Научное наследство, ч. I, 1948, стр. 88—148.

Во время своих путешествий на нижнюю Волгу и Каспийское море в 1853—1856 гг. Бэр вел непрерывно дневник, который составил в рукописи 896 страниц. Рукопись эта хранится в Архиве АН СССР. Часть этого дневника, охватывающая первую половину первой экспедиции (1853 г.) была переведена на русский язык с рукописи М. М. Соловьевым и в 1948 г. напечатана под ред, Б. Е. Райкова в издании «Научное наследство».

1854

287.    Рыболовство у Аландских островов и у берегов Швеции. — Журн. Мин. гос. имущ., СПб., 1854, ч. LI, стр. 75—94.

Результат поездки Бэра в Швецию для знакомства с рыболовством и местным рыболовным законодательством. Бэр сперва отправился в Стокгольм, оттуда в Готебург и Ланде-крону. На обратном пути побывал на Аландских островах и через Гельсингфорс вернулся морем в Петербург.

288.    Отчет о действиях Каспийской экспедиции в 1853 г. (Замечания акад. Бэра). — Астрах, губ. ведом., часть неофиц., 1854, № 28, стр. 98—99; № 29, стр. 104—105; № 30, стр. 107—109; № 31, стр. 111— 112; №32, стр. 115—116; № 33, стр. 118—119; № 34, стр. 121—122; № 35, стр. 125—127; № 36, стр. 129—131. Также в: Вестник Русск. Географ, общ. за 1854 г., кн. I, стр. 1—19. — Перепечатано в извлечен.: Archiv fiir wissensch. Kunde v. Russland, von Erman, 1855, T. XIVr стр. 312—332. Также в: St.-Petersburger Zeitung, 1854, прилож. к №№ 233, 236.

1855

289.    Ueber das Wasser des Kaspischen Meeres und sein Verhaltniss zur Moiluskenfauna. Sendschreiben an Herrn Akad. v. Middendorff. (Kas-pische Studien, № 1). — Bull. Cl. phys.-math, de l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1855, В. XIII, стр. 193. Также в: Archiv fur wissensch. Kunde v. Russland von Erman, 1855, Т. XIV, стр. 627—651.

Статья посвящена Миддендорфу. Общий очерк Каспийского моря. Бэр делит его на более мелкую — северную и более' глубокую — южную части. Указана степень солености вод Каспия на севере и на юге. Фауна моллюсков на Каспииг по мнению Бэра, не вымирает. Статья написана в Астрахани

12 (24) октября 1854 г. во время экспедиции на Каспий.

1856

290.    О древнем русле реки Аракса. — Газ. «Кавказ», 1856, №№ 1 и 2 (с рис.).

Бэр сообщает, что в древности река Араке текла по другому руслу и впадала непосредственно в Каспийское море. Упоминая об этой статье в своей автобиографии (1866, стр. 504), Бэр запамятовал название газеты, где была напечатана его статья и называет газету «Zeitung von Tiflis».

291.    Das Niveau des Kaspischen Meeres ist nicht allmalig (langsam) gesunken, sondern rasch. — Dokumente, die dafiir sprechen. — Die Bugors. (Kaspische Studien, № 11). — Bull. Cl. phys.-math. de Г Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1856, t. XIII, стр. 305—332. Также в: Archiv v. Erman, 1856, t. XV, стр. 387—455.

В статье указано, что Каспийское море ранее покрывало более обширную площадь, в настоящее время значительная часть дна стала сушей. Доказательством быстрого поднятия дна моря служат так называемые «бугры» — параллельные холмы, которые тянутся вдоль берегов Каспия. Статья написана в Астрахани 30 ноября (12 декабря) 1854 г.

292.    Письмо Бэра по поводу статьи доктора Бергштрессера «Обмеление устьев рек вообще и реки Волги в особенности». — Астрах, губ. ведом., часть неофиц., 1856, № 40, стр. 149—151.

Статья Бергштрессера посвящена вопросу о причинах обмеления Волги. В письме по поводу этой статьи Бэр объясняет размывание правого берега Волги напором воды, вызываемым кругообращением земного шара, и приводит в подтверждение своей гипотезы ряд примеров перемещения русел у других рек. Та же статья перепечатана в «Русском инвалиде» (1856, №№ 219, 220). Бэр упоминает об этой статье в своей автобиографии (1866, стр. 503), но не помнит ее названия и повода к ее написанию.

293.    Nimmt das Kaspische Meer fortwahrend an Salzgehalt zu? Salz-lagunen undSalzseen, die sich auf Kosten des Meeres bilden. Meeres-buchten, die reicher an Salz werden. Salzseen, die auf Kosten des Landes sich bilden. Hommaire de Hell. Mit einer Karte. (Kaspische Studien, № 111). — Bull. Cl. phys.-math. de l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1856, t. XIV, стр. 1—34.

В статье разбирается спорный вопрос, стало ли Каспийское море соленым в сравнительно недавнее время, вследствие размывания северных соленосных грунтов, или было соленым с самого начала — как часть общего древнейшего бассейна. Бэр придерживается последнего мнения. Омер де-Гелль — путешественник, который пробыл в России около пяти лет и обследовал прикаспийские степи, Крым и Кавказ. По возвращении в Париж он напечатал о своем путешествии трехтомное сочинение (1843—1845).

Статья написана Бэром в Астрахани во время экспедиции 8 (20) декабря 1854 г.

294.    Перемещение Волги с Востока на Запад. — Вестн. естественных наук, изд. Московск. общ. испытат. природы, М., 1856, стр. 220—224.

Доказательством перемещения Волги с востока на запад является подмывание правого берега реки, сопровождаемое обвалами, отход Волги от г. Казани и т. п. Объяснение тому факту, что все реки России имеют высокий правый и низменный левый берег, Бэр ищет «в каком-нибудь общем физическом законе». Этот закон был сформулирован Бэром несколько позднее в виде его известного обобщения о формировании русел у меридианально текущих рек под влиянием суточного вращения Земли.

295.    Notice sur un monstre double, vivant, compose de deux enfants, feminins. — Bull. Cl. phys.-math, de l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1856, t. XIV, стр. 34—37.

Описание двух близнецов, рожденных в Петербурге, которые были сращены головами (в теменной области).

296.    Vorwort zu «Verbreitungs-Granzen der wichtigsten Holzgewachse des Europaischen Russlands», graphisch dargestellt von A. Bode. — Beitr. .z. Kenntn. d. Russ. Reiches. СПб., 1856, ч. XVIII, стр. З—11.

Предисловие Бэра к ботанико-географической работе Боде о границах распространения древесной растительности на территории Европейской России.

297.    Die uralte Waldlosigkeit der Siidrussischen Steppe. Ein Anhang zu den vorhergehenden Aufsatzen u. eine Erganzung zu S. 180—183 des vierten Bandes dieser Beitrage. — Beitr. z. Kenntn. d. Russ. Reiches, СПб., 1856, ч. XVIII, стр. 109—117.

Бэр выражает в этой статье убеждение, что южнорусские степи никогда не были покрыты лесом.

298.    Об учреждении естественно-исторического музеума в Астрахани. — Астрах, губ. ведом., 1856, № 42.

В этой статье Бэр советует организовать в Астрахани естественно-исторический музей, организация которого была уже начата при содействии городского головы Сапожникова и учителя гимназий Вейдемана. В статье даны указания на желательный состав коллекций музея, с учетом промыслов края. Бэр упоминает об этой статье в своей автобиографии (1866, стр. 503), но не помнит номера газеты, где она была напечатана, и названия статьи.

299.    Об учреждении естественно-исторического музея в Астрахани. — Журн. Мин. гос. имущ., ч. LXI, отд. II, СПб., 1856, стр. 269—

275. Также в: Журн. Мин. нар. проев., 1856, т. 92, отд. VII, смесь, стр. 148—150; СПб. ведом., 1856, № 244. — Самарск. губ. ведом., 1856, №№ 48, 50, 51; Русский вестник, 1856, № 6, дек., смесь, стр. 167—168; Вестник естественных наук, 1857, № 2, стлб. 60—64.

Заметка об естественно-историческом музее в г. Астрахани. Во время своего трехлетнего пребывания в Астрахани Бэр организовал там естественно-исторический музей, чего в особенности требовало, по его мнению, природное своеобразие края.

299а. Содержание соли в воде Каспия. Журн. мин. гос. имущ., 1856, №1. Также Вестник естественных наук, 1856, №№10, И, 13.

300.    Об употреблении льда на южных берегах Каспийского моря и о введении торговли им. — Журн. Мин. гос. имущ., СПб., 1856, ч. XLI, отд. II, стр. 276—280. См. также: Астрах, губ. ведом., 1856, № 43.

Бэр указывает, что обычай сохранять и применять лед существует только на северном побережье Каспия. На южных берегах не умеют этого делать. Бэр предлагает практичные способы сохранения льда и на юге, опираясь на опыт южной Франции и Италии. Рекомендует завести ледохранилища в Баку, Дербенте, Божьем промысле и проч.

301.    Торговля льдом на Каспийском море.—Моск. ведом., 1856, № 148, стр. 627—628.

Бэр рекомендует запасать лед для сохранения рыбных продуктов на промыслах, где этого делать не умеют.

302.    Ученые заметки о Каспийском море и его окрестностях. — Зап. Русск. Географ, общ., под ред. В. Г. Ерофеева, СПб., 1856, кн. 11-я, с карт., 10 табл., рис. и 3 черт., стр. 181—224.

На основании исследования окрестностей Каспийского моря и главным образом строения бугров в низовьях Волги, Бэр доказывает, что «уровень Каспийского моря понизился не постепенно, но вдруг».

303.    Bericht iiber die Versuche, den Astrachanischen Haring (Clupea Caspica Eichw.) im eingesalzenen Zustande in den Gebrauch zu bringen. — Bull. Cl. phys.-math. de Г Acad, des Sc. de St.-Petersb., 1856, t. XIV, стр. 316—318.

Об опытах засола в пищу астраханской сельди. По инициативе Бэра эта сельдь была введена в пищевое употребление. Он посвятил этому вопросу в 1856—1858 гг. целый ряд своих статей и заметок в повременных изданиях, а также в отдельно выпущенных брошюрах. (См. №№ 304, 306, 315, 317).

304.    Об употреблении астраханской селедки. Астрахань, 1856,

21 стр. То же в «Астраханских губернских ведомостях» за 1856 г.

305.    О каспийском рыболовстве. —Шурн. Мин. гос. имущ., СПб., 1853—1856, ч. L, отд. II, стр. 37—65; ч. LY, отд. II, стр. 63—92 и 137— 182; ч. LVII, отд. II, стр. 147—164; ч. LVIII, отд. II, стр. 1—28.

Отчеты Бэра о состоянии каспийского рыболовства в результате трех предпринятых им экспедиций на нижнюю Волгу и на Каспий в 1853, 1854 и 1855 гг. Главной базой экспедиции была Астрахань, где частично Бэр зимовал. Спутниками его были кандидат экономических наук А. К. Шульц, натуралист

Н. Я. Данилевский и др. Чиновники Министерства государственных имуществ произвольно перекраивал^, отчеты Бэра при редактировании и печатании их, чем Бэр был крайне недоволен.

1857

306.    Об употреблении астраханской селедки. — /Курн. Мин. гос. имущ., СПб.г 1857, ч. LXII, отд. II, стр. 255—270.

Бэр усиленно пропагандировал пищевое употребление астраханской селедки, которая под названием бешенки варварски истреблялась в больших количествах для вытапливания рыбьего жира. (См. также ЛЬ№ 304, 315).

307.    Der alte Lauf des Armenischen Araxes. Mit 2 Karten. — Bull. Hist.-Philol. de l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1857, t. XIV, стр. 305—349.

Статья об открытии Бэром в 1855 г. старого русла Аракса, который в настоящее время является притоком Куры, но в древности, по указанию Бэра, впадал в Каспийское море самостоятельно.

308.    Abschatzung von Gewinn und Verlust an Salzgehalt im jetzigen Kaspischen Meerbecken. Zufluss salzhaltigen ^Vassers aus der Wolga-Ura-lischen Steppe, aus der Pontisch-Kaspischen Steppe, aus dem Felsboden der Mangischlackschen Halbinsel, aus dem Transkaukasischen Salzboden. Abgang derselben Wassers durch Bildung von Salzseen und durch Anreiche-rung von abgesonderten Buchten. (Kaspische Studien, № IV). — Bull. Cl. phys.-math, de l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1857, t. XV, стр. 53— 59; 65—80, 1857. Также в: St.-Petersbourger Zeitung, 1857, №№ 9, 10.

В статье рассмотрен вопрос о том, какие воды доставляют в Каспий наибольшие запасы солей. Главное количество солей выносят воды Прикаспийских степей и Закавказья, меньше дают Волго-уральские степи. Статья написана в Астрахани

18 (30) сентября 1856 г.

309.    Das Manytsch-Thal und der Manytsch-Fluss (Kaspische Studien, № V). — Bull. Cl. phys.-math, de l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1857,

t. XV, стр. 81—112. В сокращенном виде напечатано на русском языке із «Вестнике Русского Географического общества» под заглавием «Отчет о путешествии на Маныч» (1856, кн. 6, стр. 231—254).

В результате своего путешествия Бэр различает низменность Маныча, долину Маныча и самую реку или местами сухое русло Маныча. Он указывает, что река Маныч как таковая существовала лишь в западной части долины, восточная же часть была суха и наполнялась водой только весной или поздней осенью. Во время написания этой статьи восточная часть реки Маныч была почти неизвестна. Бэр считал нерентабельным проект соединения Черного и Каспийского моря посредством канала через Маныч. Статья написана в Астрахани 18 (30) июля

1856 г., во время каспийской экспедиции.

310.    Besuch an der Ostkiiste (des Kaspischen Meeres). Der Chiwasche Busen und Kolotkin’s Atlas des Kasp. Meeres etc. (Kasp. Studien, № VI). — Bull. Cl. phys.-math. de l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1857, t. XV, стр. 177—202.

Бэр описывает свое посещение восточного берега Каспия (остров Челекен), а также островов Святого (теперь Артема), Двух братьев и др. Температурные измерения на разной глубине. Вопрос о достоверности указаний карты Колодкина 1763—1764 гг. и проч. Статья написана в Астрахани 12 (24) сентября 1856 г. во время экспедиции.

311.    Почему у наших рек, текущих на север или на юг, правый берег высок, а левый низмен? — Морской сборник, СПб., 1857, XXVII, отд. III, стр. 110—126.

Изложение на русском языке известного «закона Бэра», который связывает форму речных русел с суточным вращением Земли вокруг своей оси. Реки, текущие по меридиану, имеют берега неравной высоты: в северном полушарии правый берег выше, в южном полушарии наоборот — левый берег выше. Бэр подметил это явление еще во время своей первой каспийской экспедиции 1853 г., когда плыл в лодке вниз по Волге от Нижнего Новгорода. Открытый им закон Бэр излагал неоднократно в разных статьях (см. №№ 312, 364).

1858

312.    Дополнение к статье: Почему у наших рек, текущих на север или на юг, правый берег высок, а левый низмен. — Морской сборник, СПб., 1858, XXXV, отд. III, стр. 83—104.

313.    Отзыв о сочинении Жолкевича под заглавием: Краткая анатомия и физиология человека и других животных. СПб., 1856. — Двадцать

шестое присуждение учрежденных П. Н. Демидовым наград 17 июня

1857 г. СПб., 1858, стр. 257—258.

Книга С. Жолкевича не научный труд, но учебная книга для юношества (для воспитанников военноучебных заведений). Однако рецензент отметил ее значение как «умно и ясно» написанного руководства по такому вопросу, по которому на русском языке еще отсутствовала общедоступная литература. Автор книги — прогрессивно настроенный биолог, который не отрывает человека от животного мира, как явствует даже из заглавия книги. Сочинение Жолкевича получило, по предложению Бэра, почетный отзыв от демидовской премиальной комиссии.

314.    Noch ein Wort iiber den Neftdeghil in Bezug auf S. 269 der №17 des XV Bandes vom Bulletin de la Classe physico-mathematique. — Bull. Cl. phys.-math. de l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1858, t. XVI, стр. 111—112.

Возражения Бэра на критику Э. И. Эйхвальда, направленную на данное Бэром в «Kaspische Studien» описание горючего вещества (нефти) с о. Челекена, которое местные жители называют нефт-дехил.

315.    Der Astrachanische Haring oder die Alse (franz. Alose) des Kas-pischen Meeres. — Bull. Cl. phys.-math. de l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1858, t. XVI, стр. 327—332.

Продолжение статьи об астраханской сельди, помещенной в: Bull. Cl. phys.-math. de Г Acad, des Sc. de St.-Petersb., t. XIV, стр. 316—318 (1856).

316.    Ueber das Vorkommen von Kropf und Cretinismus im Rus-sischen Reiche. — Bull. Cl. phys.-math. de Г Acad. des Sc. de St.-Petersb.,

1858, t. XVI, № 23, стр. 357—366.

Содержание доклада, сделанного Бэром в Академии Наук

5    марта 1858 г. о явлениях зобатости и кретинизма в России. Бэр приводит наблюдения доктора Гейне (1867), а также более старые известия Палласа, Гмелина и других о массовом развитии зоба в некоторых местностях Сибири (в долине р. Лены и проч.). Бэр указывает на необходимость собирать сведения

06    этом заболевании и в других местах России, например на Кавказе, и приводит разные мнения о причинах этого явления.

317.    Астраханская сельдь или сельдь Каспийского моря. — СПб. ведом., 1858, № 81, стр. 471.

Эта статья была выпущена также отдельным оттиском: СПб. 1858, 7 стр.

318.    Добрый совет рыбопромышленникам нижней Волги. — Астрах, губ. ведом., часть неофиц., 1958, № 16, стр. 139—140. Также в: Земледельческая газета, № 34, 1858, стр. 270—271.

Совет состоит в том, чтобы рыбопромышленники ставили на бочки с рыбой свои клейма, во избежание проделок недобросовестных торговцев, сбывающих плохую рыбу.

319.    Dattel-Palmen ап den Ufern des Kaspischen Meeres, sonst und jetzt. — Bull. Cl. phys.-math, de l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1859, t. XVII, стр. 417—430.

Сообщение о нахождении экземпляров финиковой пальмы на берегах Каспийского моря в районе Астрабадской бухты.

13 августа 1858 г. Академия Наук получила от экспедиции Ханыкова лист финиковой пальмы из Сари. По указанию Бэра, эта пальма была широко распространена в старину по берегам Каспия. Уцелевшие деревья являются последними эпигонами этих насаждений. Бэр поднял вопрос о возможности восстановления культуры финиковой пальмы на Каспии.

320.    Zum Andenken an Alexander von Humboldt. Ansprache geh. an die math.-physik. Classe, am 13 Mai 1859. — Bull. Cl. phys.-math. de l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1859, t. XVII, № 34 (418), стр. 529—534.

Памяти Александра Гумбольдта. Статья позднее была перепечатана в собрании речей и статей Бэра (СПб., 1864, т. I, стр. 293—296).

321.    Crania selecta ex thesauris anthropologicis Academiae Imperialis Petropolitanae. Cum tabulis lithogr., XVI. — Mem. de l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1859, ser. VI, Sc. Nat., t. VIII, стр. 241—268.

К статье приложено 15 прекрасно нарисованных таблиц с изображением в натуральную величину человеческих черепов из академического собрания (новогвинейских папуасов, калмыков, алеутов, канаков). Текст на латинском языке.

322.    Ueber Papuas und Alfuren. Ein Commentar zu den beiden ersten Abschnitten der Abhandlung Crania selecta ex thesauris anthrop. Acad. Imp. Petropolitanae. — Mem. de l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., ser. VI, Sc. Nat., 1859, t. VIII, стр. 269—346.

Замечательная работа, посвященная новогвинейским народностям — папуасам и альфурам. Статья интересна своими общебиологическими высказываниями. Здесь Бэр определенно поддерживает эволюционные воззрения, утверждая, что виды могут изменяться и давать начало новым, преимущественно под влиянием факторов среды. Статью эту Бэр рассматривал как комментарий к своей предыдущей краниологической работе «Crania selecta etc» (1859).

323.    Nachrichten iiber die ethnographisch-craniologische Sammlung der Kaiserlichen Akad. der Wissenschaften zu St.-Petersburg. — Bull. Cl. phys.-math. de Г Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1859, t. XVII, №№ 12, 13, 14, стр.' 177—211. To же в сокращенном виде на русском языке: Известия о собирании черепов разных народов в императорской С.-Петербургской Академии Наук. — Русский вестник, 1859, № 5.

Бэр привел в порядок краниологический отдел анатомического музея Академии Наук и составил его историю (поступления в результате разных экспедиций — Литке, Крузенштерна, Зибольда, Кеппена, Миддендорфа и др.). Далее описывается современное состояние коллекций и указывается на необходимость пополнения некоторых отделов (в особенности славянских и финских племен, народов Кавказа и проч.). Бэр рекомендует установить единую систему измерения черепов. Статья является первой в ряду сообщений Бэра о краниологическом отделе музея (ср. №№ 327, 328, 350).

324.    Разбор сочинения профессора Пирогова: Anatome topographica sectionibus per corpus huinanum congelatum triplici directione ductis illustrata. — Двадцать девятое присуждение учрежденных П. Н. Демидовым наград 5 июня 1859 г. СПб., 1859, стр. 35—46. Также в: Bull, de l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1860, t. II, стр. 396—404.

В этом труде, который Н. И. Пирогов готовил в течение 10 лет, он применил для определения истинного расположения органов человека метод распила замороженных трупов, и иллюстрировал свой труд 218 таблицами большого формата в лист. Бэр высоко оценил эту работу и предложил наградить автора полной демидовской премией.

325.    Kaspische Studien. Выпуски I—VIII. С тремя картами. СПб.,

1859. — Перепечатаны в: Erman’s Archiv f. Wissensch. К unde von Russl., 1856, XV, стр. 387—455.

Каспийские исследования, 8 выпусков. Отдельные выпуски со статьями, посвященными описанию Каспийского моря и его окрестностей, которые публиковались Бэром в изданиях Академии Наук, были сброшюрованы и продавались отдельно под вышеуказанными заглавиями.

1860

326.    Erganzende Nachrichten iiber Dattelpalmen am Kaspischen Meere und in Persien. — Bull, de Г Acad, des Sc. de St.-Petersb., 1860. t. I, стр. 35—37.

Дополнительные указания относительно произрастания на берегах Каспия финиковой пальмы (со зрелыми плодами) —

близ Сары и на косе Потемкина — на основании наблюдений, сделанных экспедицией Ханыкова.

327.    Ueber den Schadelbau der Ratischen Romanen. — Bull, de l’Acad. des Sc. de St.-Pelersb., 1860, т. ], стр. 37—60. В русском переводе под заглавием «О черепах ретийских романцев» в: Зап. Акад. Наук, СПб., 1862, т. I, кн. 2-я, стр. 162—185. В сокращенном виде в: Anthropol. Soc. Bull. Paris, 1860, t. I, стр. 80—82.

Заметка о романах, обитающих в горных долинах, откуда берет свое начало Рейн: романы могли быть, по мнению Бэра, потомками древних ретов или ретийцев (R ha ten). Они являются брахицефалами. Реция в эпоху римского владычества была самой западной из дунайских провинций Римской империи. Бэр полагает, что ретийцы суть потомки древнего племени, родственного этрускам, жившего в Европе искони, до прихода сюда арийцев и индо-германских народов.

328.    Bericht iiber die neuesten Acquisitionen der craniologischen Sammlung. — Bull, de l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1860, t. I, €Tp. 339—346.

Заметка о новейших пополнениях краниологического собрания Академии Наук (черепа якутов, орочей и др.), в том числе и приобретениях самого Бэра во время его последнего путешествия.

329.    Proposition relative au Musee Ethnographique de l’Academie etc. — Bull, de l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1860, t. II, •стр. 191.

Предложение, сделанное Бэром и Шифнером на заседании 3 (25) апреля 1860 г. по поводу того, что Этнографический музей Академии Наук должен содержать материалы не только об обитателях различных областей России, но и по их истории с древнейших времен.

330.    Ueber ein allgemeines Gesetz in der Gestaltung der Flussbetten. {Kaspische Studien, № VIII). — Bull, de l’Acad. des Sc. de St.-Petersb.,

1860, t. II, стр. 1—49, 218—250, 353—382.

Автор излагает здесь свои географические наблюдения, которые получили впоследствии название «закона Бэра». Правый берег у рек, текущих по меридиану в северном полушарии всегда выше, чем левый, в результате вращения Земли. В южном полушарии то же явление замечается в обратном порядке. Бэр неоднократно излагал этот закон как в русской, так и в иностранной печати. (Ср. №№ 312, 364).

331.    Die Macrokephalen іш Boden der Kryin und Oesterreichs, ver-glichen mit der Bildungs-Abweichung, welche Blumenbach Macrocephalus

genannt hat. — Mem. de Г Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1860, t. II, № 6, стр. 1—78, 3 табл.

Обширное историко-антропологическое исследование, поводом для написания которого послужил найденный в Крыму череп с сильно вытянутой затылочной частью. Череп был подарен Академии Наук графом Б. А. Перовским. Бэр подробно описал и нарисовал в натуральную величину этот череп и ряд других подобных находок. Блюменбах принимал, что существовали народы с подобной формой черепа и назвал их в 1790 г. «макроцефалами», т. е. длинноголовыми. Бэр дает подробную историческую справку по этому вопросу, указывая, что подобная деформация черепа — явление искусственное-и объясняется обычаем некоторых древних народов бинтовать головы новорожденных с целью придать им такую форму.

332.    Разбор сочинения Воскресенского: Монография врачебных пиявок. (Совместно с Брандтом). — Двадцать девятое присуждение учрежденных П. Н. Демидовым наград 16 июня 1860 г. СПб., 1860, 186 стр.

Бэр признал главным достоинством этого сочинения сведения о распространении медицинских пиявок в России, об их разведении и врачебном употреблении (70 миллионов штук в год). Слабее написана глава об анатомии пиявки. Сочинение было удостоено половинной премии.

1861

333.    Ueber das Aussterben der Thierarten in physiologischer und nicht physiologischer Hinsicht tiberhaupt, und den Untergang von Arten, die mit dem Menschen zusammen gelebt haben, insbesondere. — Bull, de Г Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1861, t. Ill, стр. 369—396; 1863, t. VI, стр. 513—576. В русском сокращенном переводе: О вымирании видов

• животных вообще и об исчезновении видов, современных человеку, в особенности, с физиологической и нефизиологической точки зрения. — Современная медицина, 1861, стр. 758—762.

Статья, в которой автор проводит следующие мысли. Смерть индивидуума есть необходимость, лежащая в самой сущности органической жизни. Нельзя ли допустить такую же-необходимость для вымирания целых видов животных? Бэр отвечает на этот вопрос отрицательно. Для вымирания видо» животных нет физиологической необходимости, лежащей в самом жизненном процессе.

Затем Бэр разбирает различные случаи исчезновения видов животных. Наблюдения над вымиранием исторически изве

стных видов весьма затруднено тем, что одним и тем же именем в разных местах и в разное время называли иногда совершенно различных животных (примеры).

Из отдельных видов Бэр подробнее останавливается на вымирании стеллеровой морской коровы (Rhytina Stelleri) и пингвина (Alca iinpennis), который был распространен 3—4 тысячи лет тому назад по берегам Гренландии, Норвегии, Дании и еще-в XVII в. встречался на островах северной части Атлантического океана. При этом Бэр привел выдержки из работы датского ученого Стеентурпа, посвященной истории вымирания этой птицы, истребленной человеком.

334,    Bericht uber die Zusammenkunft einiger Anthropologen im September 1861 in Gottingen, zum Zwecke gemeinsamer Besprechungen. Erstat-tet von К. E. v. Baer und Rud. Wagner, mit einer Tafel in Steindruck. Leipzig, 1861, 4°, 87 стр.

Описывается съезд нескольких антропологов, которые собрались в 1861 г. в Геттингене для совместной выработки согласованных приемов описания и измерения человеческих черепов. Руководителями съезда были Бэр и Рудольф Вагнер. Вся книга, кроме заключительных страниц, составлена Бэром,, печаталась в Лейпциге в его отсутствие. Этим объясняются некоторые опечатки в русских фамилиях. Например, вместо-«Северцев» дважды напечатано «Севенцов» (стр. 37, внизу). Важное значение имеет полностью напечатанная речь Бэра от 24 сентября 1861 г., где он рассказывает о споре между моногенистами и полигенистами и резко высказывается против расизма и угнетения англичанами и американцами цветных народов.

335.    Исследования о состоянии рыболовства в России. СПб., 1860— 1861, т. I, 96 стр. с 1 картой; т. II, 213 стр. с 2 картами. Бэру принадлежит в т. I шесть небольших статей о рыболовстве на Чудском озере и на берегах Балтийского моря и одна (седьмая) статья о поездке на Аландские острова и в Швецию; кроме того, Бэру принадлежит проект правильного рыболовства на Чудском озере с объяснительной запиской. Т. II целиком составлен Бэром и посвящен состоянию рыболовства на Каспийском море.

Бэр был не очень доволен этим официальным изданием своих исследований по рыболовству, которые были напечатаны не под его именем, а от имени Министерства гос. имуществ. Редактором издания был один из чиновников Министерства, который по своему усмотрению вносил в текст изменения. Не зная как следует рыболовного дела, он допустил ряд.

ошибок в истолковании терминов. Описание каспийского рыболовства (т. II), которое Бэр составил на немецком языке, было переведено на русский язык сотрудником Бэра Н. Я. Данилевским, который исполнил свою задачу прекрасно, так как владел обоими языками в совершенстве.

336.    Рисунки к исследованию Каспийского рыболовства. СПб., изд. Мин. гос. имущ., 1861.

86 хорошо исполненных рисунков в общей папке с изображением различных рыболовных снастей и т. п. Изданы для иллюстрации двухтомного издания того же министерства: Исследования о состоянии рыболовства в России. СПб., 1860— 1861, т. I и II. (См. № 335).

337.    Озеро Гокча (Из воспоминаний о Закавказском крае). — Газ. «Кавказ», 1861, № 62.

Письмо академика Бэра по вопросу, как увеличить рыбные богатства озера Севан (Гокча).

338.    Ueber das behauptete Seichterwerden des Asowschen Meeres. Bericht einer Commission aus den Herren Lenz, Helmersen, Wesselowski, Stephani, Kunik, Baer (Berichterstatter) an die Academie der Wissen-schaften. (Mit einer Karte). — Bull, de l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1861, t. V, стр. 7—105. На русском языке это сообщение появилось в приложении к «Морскому сборнику» (СПб., 1861, № 5, стр. 62).

Результат поездки Бэра на Азовское море по поручению Географического общества и Академии Наук для выяснения причин обмеления дна Азовского моря. Бэр выяснил, что это обмеление идет крайне медленно и объясняется естественными причинами, а не выбрасыванием балласта с морских торговых судов, как это утверждали по невежеству или по недобросовестности заинтересованные лица.

339.    Welche Auffassung der lebenden Natur ist die richtige? und wie ist diese Auffassung auf die Entomologie anzuwenden? Zur Eroffnung der Russischen entomologischen Gesellschaft im Mai 1860 gesprochen. — Horae Soc. Entomol. Rossicae, Petropoli, вып. I, стр. 1—45. На русском языке: Какой взгляд на живую природу правильный и как применить этот взгляд к энтомологии? Речь, говоренная при открытии Русского Энтомологического общества в октябре 1860. — Зап. Русск. Энтомол. общ., СПб., 1861, № 1, стр. 1—39. Кроме того, эта речь была перепечатана на немецком языке в сборнике речей и статей Бэра (т. I, СПб., 1864, стр. 237—284). В Берлине была издана отдельной брошюрой (Verlag von Ascher, Berlin, 1862), а также в голландском переводе (Leiden, 1862).

Эта речь Бэра считалась одним из наиболее блестящих образцов научной популяризации в области освещения общих закономерностей природы.

340.    Предисловие к книге «Северные древности королевского музея в Копенгагене», собранные п объясненные профессором Копенгагенского университета И. И. Л. Ворсо (Worsaae). СПб., изд. Акад. Наук, 1861, стр. Ill—XII.

341.    Ueber die Beobachtungen der schadlichen Insecten und uber die Mittel gegen dieselben. Vorgetragen am 6 Nov. 1860.—Труды Русск. Энтомол. общ., СПб., 1861, кн. 1-я, стр. 139—158.

В статье указана важность изучения вредных насекомых и способы борьбы с ними. Бэр считает это настоятельной задачей Энтомологического общества. Приводит примеры успешной борьбы с вредителями на Западе. Бэр пишет, что в России прежде всего необходимо организовать борьбу с саранчой, для чего следует тщательно изучить ее образ жизни.

342.    Ueber das handschriftliche Werk des Herrn Dr. Knoch iiber den Bothriocephalus latus. — Bull, de Г Acad, des Sc. de St.-Petersb., 1861, t. Ill, стр. 521, 522.

Рецензия на французском языке на рукописный труд д-ра Кноха о лентеце широком и его распространении на территории России. Бэр считает наблюдения автора ценными.

1862

343.    Ankiindigung einer Ausgabe des Werkes von Prof. Worsaae: «Nordiske Oldsager» (Nordische Alterthiimer), mit russischem Text. — Bull, de l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1862, t. IV, стр. 89—96.

Сообщение Бэра, доложенное им в Академии Наук 31 мая (12 июня) 1861 г., о выходе в свет на русском языке сочинения датского профессора Ворсо «Северные древности», с предисловием К. М. Бэра.

344.    О собирании доисторических древностей в России для Этнографического музея. Зап. Акад. Наук, СПб., 1862, т. I, кн. 1-я, -стр. 115—123.

Статья о важности археологии для культурных народов. Археологические исследования в России могут дать ценнейший материал для освещения вопроса о связях древних культур Азии с Европой. Пока у нас еще не создан археологический музей, древние предметы, во избежание утраты их, надо хранить в этнографическом музее.

345.    Предисловие Бэра к изданию: Description ethnographique des peuples de la Russie par T. de Pauly. СПб., 1862, fol. С 62 цветными таблицами.

Это роскошное издание, отлично иллюстрированное изображениями живущих в России народностей, было напечатана к празднествам по случаю тысячелетия России в 1862 г.

Бэр дал для этого издания, которое он считал весьма ценным, свое предисловие и разрешение издателю воспользоваться его изображениями характерных форм черепов у различных народностей, составляющих население России.

346.    Антропология. Статья в Энциклопедическом словаре, составленном русскими учеными и литераторами. СПб., 1862, т. V, стр. 12—18.

Эта статья написана Бэром по просьбе редактора этого словаря П. JI. Лаврова. Бэр указывает на следующие существенные отличия человека от животных: 1) вертикальное хождение и в связи с этим развитие рук, 2) короткие челюсти, 3) развитие органа голоса и 4) развитие мозга, от которого и зависят все другие особенности человека. Статья подписана: «Бер». Она имеет важное значение, так как трактует человека совершенно иначе, чем другие статьи Бэра антропологического содержания, искаженные цензурой (см. №№ 278, 374). К статье имеется дополнение, написанное П. Л. Лавровым '(без подписи), где указано, что человек выделился из ряда прочих млекопитающих (стр. 18). В самой статье встречаются подобные же выражения: «Органы голоса у человека более приспособлены к разнообразию звуков нежели у других животных» (стр. 17); «Движение головы человека свободнее, нежели у какого другого млекопитающего» (стр. 16); «Существенное отличие человека от других животных состоит в высшем развитии его головного мозга» (стр. 17) и т. п.

347.    Ein Wort iiber einen Blinden Fisch als Bildungs-Hemmung. — Bull, de l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1862, t. IV, стр. 215—220.

Статья, в которой Бэр рассказывает, что он исследовал рыбку Cyprinus gibelio с рудиментарными, скрытыми под кожей глазами. Материал был получен Бэром от продавца Barnes. Бэр указывает, что такие наследственные изменения, связанные с недостатком света в среде, где обитает данное животное, имеют важное значение в связи с теорией Дарвина об изменчивости органических форм.

348.    О проекте разведения устриц у русских берегов Балтийского моря и о содержании соли в разных частях его. Приложение к первому

тому «Записок» Академии Наук, СПб., 1862, № 2, стр. 1—67,

1. карта. То же по-немецки: Ueber ein neues Project, Austern-Banke an der Russischen Ostsee-Kiiste anzulegen und iiber den Salz-Gehalt des Ostsee in vers chi edenen Gegenden. Und Nachtrage. — Bull, de Г Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1862, t. IV, стр. 17—47, 119—149 + 1 карта.

Статья о степени солености воды, пригодной для разведения устриц, и о содержании солей в различных частях Балтийского моря, в связи с проектом искусственного разведения устриц в Балтийском море. Бэр подвергает сомнению проект разведения устриц в Балтийском море, в районе Либавы, ввиду недостаточной солености воды в этом районе, и ставит вопрос о возможности разведения устриц в Белом море и в Черном море.

1863

349.    Nachtrage zu dem Aufsatze: Ueber ein neues Project, Austern-Banke an der Russischen Ostseektiste anzulegen. — Bull, de Г Acad, des Sc. de St.-Petersb., 1863, t. V, стр. 61—67. Также в: Mel. biol.,

1861, t. 3, стр. 590—675.

Дополнение к статье о разведении устриц в Балтийском море (после осмотра устричных банок в Шлезвиге).

350.    Bericht iiber die Bereicherungen der craniologischen Sammlung der Akademie in den Jahren 1860 und 1861. — Bull, de Г Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1863, t. V, стр. 67—72.

Сообщение о пополнении краниологического собрания Академии Наук за последние два года (1860—1861) (черепа калмыков, киргизов, поступления от Н. А. Северцова из Азии, приобретения, сделанные Бэром во время его поездки в Европу в 1861 г. и проч.).

351.    Извлечение из донесения министру народного просвещения о посещении летом 1863 года Казанского университета. — Журн. Мин. нар. проев., 1863, ч. 119, отд. II, стр. 516—521.

Бэр был командирован министром народного просвещения Головниным для ревизии Казанского университета. Он внимательно ознакомился со всеми музеями, кабинетами и лабораториями университета и написал подробный отчет министру, из которого было напечатано, к сожалению, только извлечение. Существенные части донесения остались неопубликованными.

352.    Замечания на устав университетов и других учебных заведений. — Журн. Мин. нар. проев., 1863, ч. 120, отд. III, стр. 1—11.

Летом 1863 г. русские университеты получили новый устав. Между прочим, университетам было предоставлено

право самоуправления, хотя и в урезанном виде. В своих замечаниях Бэр критикует половинчатый характер этой реформы и жалеет, что институт приват-доцентуры не получил того развития, какое было бы желательно. Ряд положений устава Бэр одобряет: улучшение материального положений профессоров, увеличение денежных средств кабинетов и лабораторий, свободный выбор рода занятий студентами, уничтожение непрестанного надзора за ними и т. д.

353.    Ргіх Rklitzki pour meilleur ouvrage consacre aux recherches anatomiques et microscopiques sur les parties centrales du systeine nerveux, avec des applications physiologiques et pathologiques. — Bull, de l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1863, t. V, стр. 106—107.

Составленное Бэром положение о премии им. Рклицкого за лучшую работу по анатомии центральной нервной системы.

354.    Vorlaufige Nachricht von den Sainmlungen, die der Lieutenant Ulski im Kaspischen Meere geinacht hat. — Bull, de l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1863, t. V, стр. 265—267. По-русски: О коллекциях лейтенанта Ульского с Каспийского моря и с берегов его. — Зап. Акад. Наук,

II, кн. 2-я, стр. 121—125.

Сообщение Бэра о том, что лейтенант Ульский передал в Академию Наук свои зоологические сборы на Каспийском море (моллюски, ракообразные, черви), а также пробы воды и грунта.

355.    Rapport sur l’ouvrage de Mr. le Professeur Margo: Ueber die Endigungen der Nerven in den quergestreiften Muskeln. — Bull, de Г Acad, des Sc. de St.-Petersb., 1863, t. VI, стр. 132.

Отзыв о работе проф. Марго «Об окончаниях нервов в поперечнополосатых мышцах».

356.    Zusatz zu der Notiz des Grafen Keyserling. — Bull, de l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1863, t. VI, стр. 195—217+1 карта.

Добавление к заметке геолога Кейзерлинга об эрратических камнях.

357.    Bericht iiber eine neue von Prof. Wagner in Kasan an Dipteren beobachtete abweichende Propagationsforin. — Bull, de Г Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1863, t. VI, стр. 239—241.

Об открытии проф. Н. П. Вагнером в Казани явления педогенеза у двукрылых насекомых.

358.    Ueber einen alten Schadel aus Meklenburg, der als von einem dortigen Wenden oder Obotriten stainmend betrachtet wird, und seine Aehnlichkeit mit Schadeln der nordischen Bronze-Periode. (Mit I Taf.). — Bull, de Г Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1863, t. VI, стр. 346—363 + 1 табл.

Также по-русски: Об одном мнимо-вендском черепе в Мекленбурге. — Зап. Акад. Наук, 1864, СПб., т. V, стр. 34—50.

Сообщение, прочитанное Бэром на заседании физико-математического отделения Академии Наук 5 июня 1863 г.

359.    О древнейших обитателях Европы. — Зап. Русск. Географ, общ., СПб., 1863, кн. 1-я, отд. II, стр. 2—20.

Бэр читал это сообщение в заседании общества 10 октября

1859 г. В статье указано, что остатки каменного века, известные в северо-восточной Франции, Дании и других странах Европы, обнаружены и на востоке в пределах России, но они еще мало изучены. Исходя из гипотезы распространения культуры каменного века с востока на запад, Бэр указывает на важное значение археологических исследований в России, в особенности на Урале и Алтае.

360.    Несколько слов о проекте соединить Черное море с Каспийским посредством канала в Кумо-Манычской низменности и о полемике, возникшей по этому предмету. — Зап. Русск. Географ, общ., СПб., 1863, кн. 1-я, стр. 21—22. С небольшими изменениями эта статья была напечатана на немецком языке в книге: A. Petermann. Mitteilungen aus Justus Perthes geogr. Anstalt iiber wichtige neue Erforschungen auf d. Gesammtgebiete d. Geographie. Gotha, 1862, стр. 446—451, под заглавием «Ein Wort iiber das Projekt den Manytsch zu kanalisieren, und die offentlichen Streitigkeiten dariiber».

Бэр оспаривает целесообразность проекта Бергштрессера соединить Черное море с Каспийским через Манычскую впадину. При этом Бэр ссылается на мнения Барбота-де-Марни, К рыжина и Костенкова.

1864

361.    An Samuel Thomas von Sommering zu seiner akademischen Jubel-feier. — Reden und kleinere Aufsatze, СПб., 1864, ч. I, стр. 285—292.

Приветствие известному анатому Томасу Земмерингу (1755—1830) по случаю пятидесятилетия его ученой деятельности в 1828 г. Перепечатано с изменениями с издания 1828 г.

362.    Отчет о путешествии на Азовское море по поручению Русского Географического общества в 1862 г. — Зап. Русск. Географ, общ., СПб.,

1864, кн. 2-я, отд. I, стр. 87—118.

Бэр ездил на Азовское море, чтобы выяснить истинные причины его обмеления. В статье дана история изучения Азовского моря и торговых путей на нем. Статья эта была, кроме того, опубликована на немецком языке в «Отчете о действиях

Русского Географического общества за 1862 г.» (СПб., 1863, стр. 24—33).

363.    Vorschlag zur Ausriistung von archaeologisch-ethnographischen Expeditionen innerhalb des Russischen Reiches. — Bull, de Г Acad, des -Sc. de St.-Petersb., 1864, t. VII, стр. 288—295.

Проект Бэра, предложенный им 18 (30) апреля 1864 г. в Академии Наук, об организации археологических и этнографических экспедиций во внутренние части России.

364.    Neuer Nachtrag zu Nr. VIII der Kaspischen Studien: Ueber ein allgemeines Gesetz in der Gestaltung der Flussbetten. — Bull, de Г Acad, des Sc. de St.-Petersb., 1864, t. VII, стр. 311—320.

Закон Бэра о характере берегов у рек, текущих по меридиану.

365.    Noch ein Wort tiber das Blassen der Cetaceen, mit bildlichen Darstellungen. — Bull, de l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1864, t. VII, стр. 334—341.

О дыхании у китообразных. Опровержение басни о том, что киты при дыхании выбрасывают водяной столб. (Ср. также № 48, 366).

366.    Действительно ли киты выбрасывают водяные столбы? Если не выбрасывают, то откуда взялось такое мнение? — Журн. «Натуралист», СПб., 1864, стр. 173—182.

Статья напечатана в журнале «Натуралист», издававшемся педагогом-естественником Дм. С. Михайловым.

367.    О первоначальном состоянии человека в Европе. Месяцеслов на 1864 (високосный) год. Изд. Акад. Наук, СПб., 1863, стр. 25—65. То же на немецком языке: Ueber die fruhersten Zustande des Menschen in Europa. —St.-Petersburgischer Kalender fur das Jahr 1864, СПб. 1863, стр. 1—39.

По объяснению Бэра, он поместил эту статью в таком распространенном издании, как календарь, для того, чтобы пробудить у простых людей интерес к археологии и антропологии. Важно, чтобы при раскопках старых могил, что случается часто, русские люди интересовались бы не только ценностями, но сохраняли бы также все каменные и бронзовые предметы и доставляли бы их в научные учреждения с точным указанием места находки.

368.    Reden, gehalten in wissenschaftlichen Versammlungen und klei-nere Aufsatze vermischten Inhalts. СПб., 1864, ч. I, VI+296 стр.; 1876, ч. II, XXV+480 стр.; 1873, ч. Ill, XI+385 стр. С портретом Бэра, гравированным в Лейпциге.

Собрание статей и речей Бэра, написанных и произнесенных им в разное время. Том третий вышел в свет раньше второго. В 1886 г. было второе издание в трех частях (Braunschweig, под ред. проф. JI. Штида), В 1908 г. проф. Штёльцле (R. Stolzle) перепечатал на 230 стр. извлечения из этих сборников Бэра (Stuttgart), тенденциозно подобрав те места, где Бэр высказывает телеологические и метафизические домыслы. На русский язык эти сборники Бэра не были переведены. Содержание помещенных в них статей:

Часть I. Жизнь и научные заслуги Иоганна Сваммердама. — Общий закон природы во всяком развитии. — Взгляд на развитие науки. — О распространении органической жизни. — Какой взгляд на живую природу самый правильный, и как этот взгляд применим к энтомологии. — Самюэль Томас Зем-меринг. — Памяти Александра Гумбольдта.

Часть II. О влиянии внешней природы на социальные отношения отдельных народов и историю человечества в целом. — О цели в природе. — О влиянии рек. — О целе-стремительности в органических телах. — Об учении Дарвина.

Часть III. Вопросы истории, решаемые при помощи естествознания. (Данные древней истории в объяснении натуралиста, 4 статьи).

1865

369. Nachrichten iiber Leben und Schriften des Herrn Geheimrathes Dr. Karl Ernst v. Baer, mitgetheilt von ihm selbst. Veroffentlicht bei Gelegenheit seines fiinfzigjahrigen Doctor-Jubilaums am 29. August 1864, von der Ritterschaft Ehstlands. St.-Petersburg, Acad. d. Wiss., 1865, 4°, VI+674 стр. С литографированным портретом Бэра.

Автобиография, написанная Бэром ко дню своего юбилея. Роскошное издание, напечатанное в 400 экземплярах, которое не поступало в продажу. Книга не вышла к юбилею, который праздновался 29 августа 1864 г., так как была задержана цензурой и поэтому запоздала.

В 1866 г. в Петербурге вышло издание, предназначенное для широкой публики (издание Шмитцдорфа, ХѴІ+519 стр., 8°, с гравированным портретом Бэра). Второе (правильнее — третье) издание было напечатано в Брауншвейге в 1886 г. под ред. проф. JI. Штида (ХѴІ+519 стр., издание Фивега). Русский перевод автобиографии Бэра вышел под ред. акад. Е. Н. Павловского в переводе и с комментариями Б. Е. Райкова в 1950 г. в Ленинграде (Изд. АН СССР, 8°, 544 стр.).

370.    Die Schleim oder Gallertmassen, die man fur Meteorfalle ange-sehen hat, sind weder kosmischen noch atmospharischen, sondern tellu-rischen Ursprungs. Ein Sendschreiben an die Gesellschaft der Naturforscher in Moskau. — Bull, de la Societe Imperiale des naturalistes de Moscou,

1865, t. XXXVIII, II, стр. 314—330.

В Кенигсберге был случай выпадения во время грозы в саду одного жителя слизистой массы, которая светилась и была принята за метеор. Бэр полагает, что это были желеобразные выделения из яйцеводов лягушек во время икрометания, подхваченные вихрем и поднятые на воздух.

371.    По поводу статьи С. А. Усова: Зубр. — Журн. «Натуралист», СПб., 1865, № 7, стр. 127—128.

Возражение на критическую заметку проф. С. А. Усова по поводу старой статьи Бэра о кавказском зубре, опубликованной в 1836 г. Бэр отстаивает свое мнение, что кавказский дикий бык принадлежит к зубрам и приходится сродни литовскому зубру, живущему в лесах Польши.

372.    Разбор сочинения проф. д-ра Шмидта: Die Wasserversorgung Dorpats, eine hydrologische Untersuchung. (Совместно с Гельмерсе-ном). — Тридцать третье присуждение учрежденных П. Н. Демидовым наград 26 июня 1864 г. СПб., 1865, стр. 158—165.

К. Шмидт был профессором химии в Дерптском университете. Его сочинение — результат многолетних исследований вод реки Эмбах, а также в колодцах, ручьях и прудах Дерпта. По отзыву Бэра сочинение было удостоено полной демидовской премии.

373.    Отзыв о сочинении Н. П. Вагнера: Самопроизвольное размножение гусениц у насекомых. — Тридцать третье присуждение учрежденных П. Н. Демидовым наград 26 июня 1864 г. СПб., 1865, стр. 238—242.

По отзыву Бэра (совместно с академиками Брандтом и Овсянниковым), открытие Вагнера «является одним из самых блистательных открытий нашего времени». Автору присуждена полная демидовская премия.

374.    Место человека в природе, или какое положение занимает человек в отношении ко всей остальной природе. — Журн. «Натуралист», СПб., 1865, №№ 2, 3, 4, 5, 19, 20, 21, 22, 23, 24; 1866, №№ 9, 18, 22—24;

1867, №№ 1, 2, 3.

Статья Бэра помещена в журнале «Натуралист». В переводе статья, повидимому, искажена цензурой. В немецком оригинале она называлась «Mensch und Affe». Автор проводит резкую грань между строением обезьяны и человека. По его

убеждению, на основании сравнительно-анатомических данных, обезьяна не могла быть предком человека.

1866

375.    Об открытии профессором Вагнером бесполого размножения личинок, о дополнительных наблюдениях по этому предмету Г. Ганина и его педогенезисе вообще. — Бюлл. Акад. Наук, СПб., 1866, X, приложение I, 77 стр. То же на немецком языке: Ueber Prof. Nic. Wagner’s Entdeckung von Larven, die sich fortpflanzen, Herrn Ganin’s verwandte und erganzende Beobachtungen und iiber die Paedogenesis iiberhaupt. — Bull, de l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1866, t. IX, стр. 64—137+1 табл.

О наблюдениях проф. Н. П. Вагнера и М. С. Ганина над явлением педогенеза у насекомых. Речь идет об открытии в 1861 г. Вагнером личиночного размножения у Miastor mctra-loas. Открытие Вагнера было подтверждено в 1865 г. новыми наблюдениями Ганина. Бэр лично убедился в справедливости этого открытия и подкрепил его своим авторитетом.

376.    Neue Auffindung eines vollstandigen Mammuths, mit der Haut und den Weichtheilen, im Eisboden Sibiriens, in der Nahe der Bucht des Tas (Тазовская губа). — Bull, de l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1866, t. X, стр. 230—296 и 513—534, 1 табл.

Об открытии в Туруханском крае в устье р. Таз трупа мамонта с сохранившимися мягкими частями.

377.    Описание черепов, вырытых из Александровского кургана. Древности Геродотовской Скифии. Сборник описаний археологических раскопок и находок в Черноморских степях. С атласом. Вып. 1-й. При-лож. — Изд. имп. Археол. комлсс., СПб., 1866, I—XVI стр. То же на французском языке: Description des cranes, trouves dans le tumulu. d’Alexandropol. Recueil d’antiquites de la Scythie. Avec un atlas. Pubis par la Commission Archeologique. СПб., 1866. Приложен атлас in folio. To же на немец, языке: Beschreibungen der Schadel, welche aus dem Grabhiigel eines skythischen Konigs ausgegraben sind. — Archiv fur Anthropologie, Брауншвейг, 1877, ч. X, стр. 215—232.

Вблизи Александрополя Екатеринославской губ., при раскопках кургана были найдены пять черепов двух различных типов. Два из них — брахицсфалические. Бэр признал последние за скифские черепа, причем один череп, по мнению Бэра, принадлежал скифскому царю, погребенному в кургане вместе со своими слугами. Статья эта была напечатана на русском, немецком и французском языках.

378.    Нечто о рыбах и рыбных ловлях. Месяцеслов на 1866 г. Изд. Акад. Наук, СПб., 1866, стр. 343—374.

39*

Популярная статья, предназначенная для широкой публики, где рассказано о зависимости рыб от условий жизни, от наличия кормовых средств водоемов и проч. Указаны основы рационального рыбного хозяйства (не вылавливать молодых рыб, обеспечить рыбам икрометание, не применять мелкоячеистых неводов и проч.). Указано на необходимость охраны водоемов путем установления соответствующего надзора.

1867

379.    Мнение К. М. Бэра по поводу спора И. И. Мечникова с Ганиным о развитии двукрылых насекомых. — Зап. Акад. Наук, СПб.,

1867,    т. X, кн. 1-я, стр. 78—84.

Напечатано письмо И. И. Мечникова к Бэру с просьбой быть арбитром в споре между им, И. И. Мечниковым и М. С. Ганиным по поводу некоторых вопросов эмбриологии двукрылых. Бэр принял сторону Мечникова и напечатал свое мнение в виде приложения к письму Мечникова.

1868

380.    Несколько слов по поводу новооткрытой Врангелевой земли. — Изв. Русск. Географ, общ., СПб., 1868, т. IV, отд. II, стр. 333—349. То же на немецком языке: Das neuentdeckte Wrangells-Land. Dorpat,

1868,    35 стр.; Neue Dorptsche Zeitung, 1868, № 68.

В этой статье Бэр защищает русского мореплавателя Врангеля против нападок со стороны немецкого географа Петермана, который оспаривал право называть новооткрытую полярную землю островом Врангеля, так как этот остров якобы открыл американец Лонг. Бэр указал, что Врангель первый положил этот остров на карту, американская же экспедиция Лоига в 1867 г. лишь подтвердила указания русского исследователя.

381.    Uber Nowaja Semlja verglichen mit Landern unter geringeren geographischen Breiten. — Neue Dorptsche Zeitung, 1868, № 19.

Содержание публичной лекции «Географическое положение Новой Земли, ее климат, почва, флора и фауна», прочитанной Бэром 20 января 1868 г. в университетском зале. Газета отзывается с похвалой о лекторском искусстве престарелого Бэра которому было уже 77 лет.

1869

382.    Zur Feier des 100-jahringen Geburtstages Alexander v. Humboldt’s am 7 (19) September 1869. — Sitzungsbericht der Dorpater Naturforscher-Gesellschaft, 1869.

Выступление Бэра на заседании, посвященном столетию со дня рождения Александра Гумбольдта.

383.    Вопросы, предложенные академиком Бэром Чукотской экспедиции. В отчете о действиях Сибирского отделения Русск. Географ, •общ. за 1868 г. Составл. А. Ф. Усольцевым. СПб., 1869, стр. 259—260.

Бэр предложил Чукотской экспедиции собрать сведения о неизвестной земле, которую американский китобой Лонг видел к северу от Берингова пролива. Кроме того, Бэр рекомендовал собирать сведения о местных птицах, о появлении китов в Беринговом проливе, о морских течениях в проливе, а также о верованиях, сказаниях и быте чукчей.

384.    Zur Silberhochzeitsfeier des Graflich Keyserling’schen Ehepaares, am 9 Januar 1869. Dorpat, 1869. Листовка.

Поздравительное стихотворение из нескольких строф, посвященное известному геологу А. А. Кейзерлингу и его супруге по случаю их серебряной свадьбы 9 января 1869 г.

385.    Lebensgeschichte Cuvier’s.

Обширная статья, около 5 печ. листов, содержащая научную биографию Кювье, причем автор особенно подробно излагает спор Кювье с Сент-Илером, отводя этому событию около печатного листа. Судьба этой малоизвестной работы Бэра весьма замечательна. Она была написана около 1869 г., если не раньше, но при жизни Бэра не была напечатана, и обнаружена профессором Дерптского университета Л. ПІтидой только после смерти Бэра в его бумагах, при этом в неисправном виде (нехватало многих дат, имен, цитат и т. д.). Штида проредактировал работу покойного друга и восполнил недостающее, но напечатать ее ему удалось только в 1896 г. в журнале «Archiv fur Anthropologie» (Брауншвейг, 1896, т. 24, стр. 227—275).Штида сопроводил статью многими ценными примечаниями и разъяснениями (стр. 271—275). Таким образом, эта работа опубликована примерно через 30 лет после ее написания, причем оригинал рукописи, по словам редактора, успел за это время совершенно пожелтеть.

1870

386. Vorschlage zur Verbesserung des Dorpater Kalendars, — Dorptsche Zeitung, 1870, № 56.

Шутливо написанная газетная статья от 9 марта 1870 года, где автор указывает, что календарная весна отнюдь не совпадает с весной в природе. Бэр предлагает для наших широт называть весною время с 10 апреля по 10 июня, летом — время

с 10 июня по 10 августа и осенью — с 10 августа по 10 октября. Газету, в которой напечатана статья, не следует смешивать с другой дерптской газетой — «Neue Dorptsche Zeitung», которая издавалась независимо.

387.    Мнение К. М. Бэра о трудах, представленных на премию его-имени. — Зап. Акад. Наук, т. XVII, кн. 1-я, стр. ИЗ—116. Отчет о втором присуждении премии имени акад. Бэра, читанн. в публ. заседании Академии Наук 17 февр. 1870 г. СПб., 1870.

Бэр дал высокую оценку представленным на премию трудам И. И. Мечникова, А. О. Ковалевского и Бехтера, предложив разделить премию между указанными тремя авторами.

1871

388.    Uber zweckmassiger bewirtschaftung privater Fischereien. (Vor-trag, 21 September 1871). — Sitzungsbericht der Dorpater Naturforscher-Gesellschaft, 1871.

Доклад, прочитанный 21 сентября 1871 г, в Дерптском обществе естествоиспытателей, о правильной организации частных рыболовных промыслов.

389.    Ueber Entstehung, Ausbildung und endliche Zerstorung einer grossen, besiedelten Insel in der Wolga, bei Astrachan. Vortrag, gehalten i. d. Sitzung d. Dorpater Naturforscher-Gesellschaft am 23 Febr. 1870. Dorpat, 1871, 16 стр.

Статья Бэра, где рассказано о том, что вследствие обмеления правого рукава Волги близ Астрахани в конце прошлого века образовался так называемый «песчаный остров». В 1853 г. Бэр видел на этом острове много хижин рыбаков, но уже в 1856 г. часть острова скрылась под водой, а в 1866 г. весь остров был затоплен.

1873

390.    Zum Streit iiber den Darwinismus. — Augsburger allgemeine Zeitung, № 130, 1873, стр. 1986—1988. Перепечатано отдельной брошюрой: Dorpat, 1873, 15 стр. Также в: St.-Petersburger Zeitung, 1873, № 119.

Полемическая статья, направленная против некоторых сторон теории Дарвина.

391.    Die zoologische Station in Neapel. — St.-Petersburger Zeitung,. 1873, № 219.

Бэр рекомендует русским естествоиспытателям посещать зоологическую станцию, недавно основанную доктором Антоном Дорном (Anton Dohrn) в Неаполе, где имеются большие возможности для изучения низших морских животных.

392.    Was ist von den Nachrichten der Griechen iiber den Schwanen-Gesang zu halten? Reden und kleinere Aufsatze, СПб., 1873, ч. Ill, стр. 7—12.

Автор сообщает, что существует два вида европейских лебедей, схожих между собой, но лишь один вид способен изредка издавать звуки. Бэр слышал это пение, напоминающее звуки кларнета, на озере Лебяжьем около Астрахани. Предсмертная песня лебедя — выдумка древних греков. В России народ называет певчего лебедя «кликун», а немого — «шипун».

393.    Wo ist der Schauplatz der Fahrten des Odysseus zu finden? Reden und kleiner Aufsatze, СПб., 1873, ч. Ill, стр. 13—61.

Обширная статья, в которой автор доказывает, что местом многолетних странствований Одиссея, описанных Гомером, была восточная часть Средиземного моря и Черное море. Так, например, Сциллу и Хорибду Бэр помещает в Босфорском проливе, страна лотофагов находилась на северном побережье Африки, глубокая Балаклавская бухта — это, по мнению Бэра, бухта мифических лестригонов, и т. д. Эти изыскания Бэра встретили, однако, критику со стороны историков и филологов.

394.    Handelsweg, der іш fiinften Jahrhundert vor Christo durch einen grossen Theil des jetzt russischen Gebietes ging. Reden und kleinere Aufsatze, СПб., 1873, ч. Ill, стр. 62—111.

Основываясь на описаниях Геродота, Бэр пытается начертать торговый путь, существовавший в V в. до н. э. через территорию русской равнины от берегов Черного моря через южно-русские степи до лесной полосы, а оттуда — к востоку, на территорию Азии.

395.    Wo ist das Salomonische Ophir zu suchen? Reden und kleinere Aufsatze, СПб., 1873, ч. Ill, стр. 112—385.

В этом обширном историко-географическом исследовании Бэр старается определить действительное местонахождение упоминаемой в Библии богатой золотом страны Офир. Он приходит к выводу, что эта сказочная страна помещалась на полуострове Малакка.

396.    Entwickelt sich die Larve der einfachen Ascidien in der ersten Zeit nach dem Typus der Wirbelthiere? — Mem. de Г Acad, des Sc. de St.-Petersb., 1873, VII ser., t. XIX, № 8, стр. 1—36 + 1 табл.

Обширная статья, около трех печатных листов, где Бэр оспаривает эволюционные выводы, которые сторонники десце-дентной теории сделали из работ А. О. Ковалевского и киль-ского зоолога Купфера над развитием асцидий. Бэр доказы

вает, что асцидии не могут, по его мнению, рассматриваться как соединительное звено между позвоночными и беспозвоночными. Взгляду Ковалевского и Купфера Бэр противопоставляет работу берлинского профессора Деница (1870). Однако Бэр не отрицает трансмутацию в целом. Он пишет (стр. 33): «Der Lehre von der Transmutation der Thierformen principiell nicht abneigend, sonder ehe zuneigend, verlange ich doch voll-standigen Beweis, bevor ich an eine Umwandlung des Wirbelthier Typus in den der Mollusken glauben капп». Он подчеркивает также важность работ Ковалевского, почему он, Бэр, и подал голос на последнем заседании в Петербурге при распределении премий за то, чтобы наградить Ковалевского первой премией (стр. 33—34). В этой статье Бэр указывает, что ему было очень трудно ее написать, так как из-за развития катаракты на обоих глазах он левым глазом уже ничего не различает, кроме дневного света, а правым глазом может читать только при ярком дневном свете (стр. 33),

1874

397.    Geographische Fragen aus der Vorzeit. — Das Ausland, 1874, *N°№ 33—35. Также в отдельном выпуске: Дерпт, 1874, 27 стр.

Рассматривается вопрос о действительном нахождении тех местностей, где, по описанию Гомера, странствовал Одиссей.

398.    Biographische Nachrichten iiber den Embryologen Grafen Ludwig Sebastian Tredern. — Bull, de ГAcad, des Sc. de St.-Petersb., 1874, t. XIX, стр. 67—76.

В 1808 г. в Иене была напечатана диссертация Людвига Тредерна о развитии куриного зародыша, который назвал себя на титуле книги Estonia-Russus. Бэр заинтересовался автором как своим соотечественником-эмбриологом и решил навести справки о нем. Однако никаких сведений о Тредерне не нашлось, и поиски Бэра долго оставались тщетными. Но он с удивительной настойчивостью продолжал поиски в течение полувека в России, Германии и Франции. Наконец, в конце 60-х годов ему удалось вполне раскрыть биографию загадочного ученого и историю появления его книги. Оказалось, что Тредерн, француз по рождению, был русским морским офицером и свои опыты по инкубации куриных яиц производил на военном корабле «Пимен», который долго стоял в Ревельском порту. Затем Тредерн отправился в Германию, где напечатал свою диссертацию и получил степень доктора медицины. Оттуда он переехал во Францию, где занимался медицинской практикой, стал

морским врачом и, наконец, основался на острове Гваделупа, где до самой смерти заведовал морским госпиталем. 28 августа 1873 г. Бэр сделал доклад о Тредерне и напечатал историю своих поисков. (Ср. № 133).

1875

399.    Homer’s Kenntniss von der Nordkiiste des Schwarzen Meeres. — St.-Petersburger Zeitung, 1875, Montags-Blatt, № 28.

Статья о северных берегах Черного моря, по Гомеру, составленная на основании описаний местностей в поэме «Одиссея».

400.    Uber Fischereien. Vortrag in der offentlichen Sitzung der Keiser Livl. Okonom. Societat 13 Januar 1875. — Baltische Wochenschrift, 1875, № 4.

1876

401.    Von wo das Zinn zu der ganz alten Bronze gekommen sein mag? — Archiv fur Anthropologie, Braunschweig, 1876, Bd. IX, стр. 63. Также на русском языке: Откуда добывалось олово, входящее в состав древнейшей бронзы. Древности. — Труды Моск. археол. общ., М., 1878, т. VII, вып. 111, стр. 234—240.

Археологическая статья, написанная автором незадолго до смерти, о том, откуда древние могли добывать цинк для ' изготовления своих бронзовых изделий (бронза — сплав меди и цинка). Бэр высказывает предположение, что цинк для древнейших бронзовых изделий Ассирии и Вавилонии добывался в русской Туркмении в районе Хороссана.

402.    Verdient das Karische Meer die Vergleichung mit einem Eiskeller? (Aus einem Briefe an G. von Helmersen). — Bull, de Г Acad, des Sc. de St.-Petersb., 1876, t. XXI, стр. 289—292. Также в: Das Ausland, 1876, № 11.

Статья посвящена' вопросу о ледовом режиме Карского моря. Появилась в год смерти Бэра и представляет извлечение из его письма к геологу Гельмерсену.

403.    Nachtrag zu dem Aufsatz: Ueber das Gesetz in Gestaltung der Flussbetten. — Bull, de l’Acad. des Sc. de St.-Petersb., 1876, t. XXI, стр. 426—432.

Статья о геологическом режиме рек в связи с законом Бэра. Бэр написал ее, будучи неприятно задет выступлением немецкого ученого Е. Дункера (1875), который стал отрицать закон Бэра как якобы ошибочное построение. Бэр продикто

вал свои возражения писцу и 24 февраля, в год смерти, послал в Академию Наук для опубликования.

404.    Ueber den Einfluss der ausseren Natur auf die socialen Verhalt-nisse der einzelnen Volker und die Geschichte der Menschen tiberhaupt. Reden geh. in wiss. Versamml. u. klein. Aufsatze vermischten Inhalts, СПб., 1876, ч. II, стр. 3—47.

Бэр развивает в этой статье, напечатанной первоначально на русском языке в «Карманной книжке для любителей землеведения» (изд. Русск. Географ, общ., два издания: в 1848 и 1849 гг.), идеи Гумбольдта и Риттера о влиянии естественных условий местности на историю народов. (Ср. № 268).

405.    Ueber den Zweck in den Vorgangen der Natur. Erste Halfe. Ueber Zweckmassigkeit oder Zielstrebigkeit tiberhaupt. Reden geh. in wiss. Versamml. u. klein. Aufsatze vermischten Inhalts, СПб., 1876, ч. И, стр. 47— 105.

Обширная статья Бэра философского содержания. По своему мировоззрению Бэр был телеологом и придерживался идеи целесообразности в природе или, по его выражению, целестремительности в природе, т. е. мысли о том, что природа в своем движении и развитии стремится осуществить некоторую наперед установленную метафизическую цель.

406.    Ueber Zielstrebigkeit in den organischen Korpern insbesondere. Reden geh. in wiss. Versamml. u. klein. Aufsatze vermischten Inhalts, СПб., 1876, ч. II, стр. 171—234.

В этой статье развиты те же идеи, что и в предыдущей статье, но в приложении к органическому миру, в частности к миру животных и человека. Вторая статья, дополнительная к первой, вызвана успехом учения Дарвина, отрицающего всякую телеологию.

407.    Ueber Fltisse und deren Wirkungen. Reden geh. in wiss. Versamml. u. klein. Aufsatze vermischten Inhalts, СПб., 1876, ч. II, стр. 107—169.

В этой статье рассмотрен вопрос о разрушающем и созидающем влиянии текучей воды на земную поверхность. В состав этой статьи вошло содержание доклада Бэра, прочитанного им 23 февраля 1870 г. в Дерптском обществе естествоиспытателей о появлении, образовании и конечном исчезновении большого населенного острова в русле Волги близ Астрахани.

408.    Ueber Darwin’s Lehre. Reden geh. in wiss. Versamml. u. klein. Aufsatze vermischten Inhalts, СПб., 1876, ч. II, стр. 235—480.

Обширная статья Бэра — по объему целая книга (245 стр ), — посвященная критике учения Дарвина. Состоит

из четырех глав. В 1-й главе Бэр излагает историю своих собственных трансформистских взглядов, начиная со студенческих лет, в особенности в своих работах 1834 и 1859 гг. Во 2-й главе дана история трансформизма, начиная с древних греков до Дарвина; затем следует изложение селекционной теории Дарвина и ее краткая характеристика. Глава 3-я, эзаглавлен-ная «Сомнения», содержит' критику селекционной теории. Глава 4-я, озаглавленная «Контр-сомнения», доказывает, что в природе существует трансформация, или эволюция, отвергать которую невозможно. Самыми убедительными доказательствами эволюции Бэр считает данные палеонтологии. Однако Бэр не согласен с тем, как объясняет эволюцию Дарвин — путем накопления мелких случайных изменений. Бэр высказывается за скачкообразный характер исторического развития —в духе Келликера. В «Заключении» Бэр развивает мысль, что «целью» всей естественной истории Земли является образование и развитие человеческого рода и его дальнейшее возвышение и усовершенствование (стр. 462—463).

1878

409.    Ueber die hoinerischen Lokalitaten in der Odyssee. Nach dem Tode des Verfassers hrsg. v. Prof. L. Stieda. Braunschweig, 1878, 33 стр.,‘ -3 табл.

Вопрос о действительном нахождении местностей, упоминаемых в поэме Гомера «Одиссея». Посмертное издание под ред. душеприказчика Бэра профессора Дерптского университета Людвига Штиды.

1888

410.    Ueber Entwickelungsgeschichte der Thiere. Beobachtung und Reflexion. Bd. II, Schlussheft. Herausgegeben von Prof. Dr. L. Stieda. .Konigsberg, 1888, 4°.

Заключительная глава т. II основного труда Бэра о развитии животных, посвященная развитию человеческого зародыша. Издана после смерти Бэра под редакцией профессора анатомии Дерптского университета Л. Штиды.

1909

411.    Aus den jungen Jahren. Briefe an Ed. Assmuth. Hrsg. v. R. Haus-anann. Отдельный оттиск из: Baltische Monatsschrift, Riga, 1909, 122 стр.

Переписка Бэра со своим школьным товарищем Ассмутом. Бэр был очень дружен с Ассмутом и одно время жил вместе с ним.