Наукова бібліотека України

Loading
Лечение на курорте Трускавец
Рекреація, туризм - Трускавецкие минеральные воды. Маринов Н. А.

Курорт Трускавец—один из наиболее популярных курортов нашей страны, где успешно лечат больных с заболеванием почек и мочевыводящих путей, желудочно-кишечного тракта, печени и желчевыводящих путей, обмена веществ.

На долю больных с урологическими заболеваниями приходится около 38% от числа больных, приезжающих на курорт. Основным методом лечения этих заболеваний является внутреннее применение минеральной воды «Нафтуся» № 1. Одно из главных физиологических свойств этой воды — ярко выраженное мочегонное действие, отмеченное как в эксперименте, так и путем клинических наблюдений, а также желчегонный эффект ее, в силу чего мочеиспускание еще более увеличивается, так как желчные кислоты стимулируют мочеотделение. Эти особенности воды источника «Нафтуся» № 1 способствуют продвижению камней, уменьшают причиняемые ими расстройства, предупреждают камнеобразование и рост камней, помогают борьбе с инфекцией.

Однако причины столь активного влияния этой воды на здоровый и больной организмы еще недостаточно изучены, несмотря на то, что ученые над этой проблемой работают уже несколько десятилетий. В литературе имеются указания на то, что любые слабоминерализованные воды вызывают мочегонный эффект. Наличие большого количества в этих водах активных ионов способствует более полному и быстрому всасыванию воды слизистой оболочкой кишечника и ее поступлению в кровь. Это сопровождается повышением гидростатического давления последней и усилением ультрафильтрации, сопровождающейся более интенсивной эвакуацией из тканей продуктов промежуточного обмена через почки и повышением диуреза. Определенную роль в этом процессе играют ионы гидрокарбоната и кальция, воздействующие на гладкую мускулатуру почечных лоханок, мочеточников и мочевого пузыря, повышающих ее пересталь-тику. Наличие в минеральной воде хотя и небольших количеств свободной углекислоты способствует более быстрому всасыванию жидкостей. Наконец, несомненно, огромная роль в механизме диуретического действия воды источника «Нафтуся» № 1 принадлежит содержащимся в ней органическим веществам.

Эта вода, помимо диуретического действия, обладает еще противовоспалительными свойствами, в связи с чем в условиях курорта у больных исчезают дизурические расстройства, боли, увеличивается емкость мочевого пузыря, нормализуется моча, восстанавливается функция почек. Противовоспалительное действие воды обусловлено наличием в ней ионов кальция, которые, обладая вяжущими свойствами, стимулируют фагоцитарную функцию лейкоцитов и способствуют укреплению сосудистой стенки капилляров и таким образом поддерживают их нормальную проницаемость.

Минеральная вода источника «Нафтуся» № 1 характеризуется также бактерицидными свойствами, имеющими, по-видимому, биогенную природу. Она оказывает аналгезирующее действие, в результате чего почечная колика у больных на курорте протекает значительно легче, у многих из них исчезают или уменьшаются имевшиеся до этого ноющие боли в пояснице.

Минеральная вода источника «Нафтуся» № 1 отличается еще одной важной особенностью — способностью воздействовать на обмен веществ и дезинтаксикационностью. Она благоприятно воздействует на процессы клеточного эндо- и экзоосмоса, активизирует окислительные процессы и способствует выделению из организма шлаков, накопившихся при болезненном процессе.

Перечисленные высокие лечебные свойства воды источника «Нафтуся» № 1 делают ее весьма ценным средством для лечения больных, страдающих мочекаменной болезнью, различными видами мочевых диатезов и хроническими воспалительными заболеваниями мочевыводящих путей. Повышение функциональной способности почек под влиянием этой воды проявляется в улучшении показателей индигокарминовой пробы, пробы Зимницкого, а также фильтрационно-реабсорбционной функции почек.

Наличие на курорте целого ряда других минеральных источников позволяет с успехом лечить различные другие заболевания, сопутствующие урологическим, в частности, заболевания желудочно-кишечного тракта, печени, верхних отделов дыхательных путей. Все эти заболевания довольно часто служат причиной, приводящей к возникновению или ухудшению течения урологических заболеваний. Лечение мочекаменной болезни предусматривает воздействие на причины камнеобразования, на нарушенный обмен веществ, на изгнание образовавшихся конкрементов и уменьшение воспалительного процесса в почках и мочевыводящих путях.

Количество воды, назначаемой больному для приема во внутрь, зависит от состояния сердечно-сосудистой системы и мочевыводящих путей, выделительной функции почек. Время приема минеральной воды в связи с приемом пищи имеет важное значение для достижения высокого диуретического эффекта, а значит и положительного результата в лечении больного. Этот прием назначается обычно натощак, за 1 —1,5 часа до еды. При таком приеме воды происходят быстрая эвакуация ее из желудка в кишечник и более усиленное и полное всасывание из кишечника в кровь. Кроме того, минеральная вода, принятая за 1 —1,5 часа до еды, успевает выделиться до приема пищи и прием последней не окажет задерживающего влияния на диурез и не приведет к водной перегрузке больного. Исходя из теоретических предпосылок и опыта работы на курорте, сложилась следующая система назначения питьевого лечения.

Больным с сохраненной функцией почек при хорошем состоянии сердечно-сосудистой системы в первые дни лечения обычно назначается по 300—400 мл воды 3 раза в день за 1 — 1,5 часа до еды. В дальнейшем оно может быть увеличено до 500 мл 3 раза в день. Такая методика лечения применяется больным с мелкими, способными самостоятельно отойти камнями почек и мочеточников, а также больным с мочекислым, щавелевокислым и фосфорнокислым диатезами. Наиболее интенсивное продвижение камней и более частое их отхождение отмечается в первые две недели лечения и проходит, как правило, незаметно для больного. При наличии камней в мочеточнике, которые по своим размерам могут отойти самостоятельно и не вызовут обтурации его, применяются водные нагрузки. В этих случаях больному назначается до 1,5 л воды источника «Нафтуся» № 1 за один прием.

Больным с нарушенным оттоком мочи, с явлениями пиелоэктазии, прегидронефроза и гидронефроза, а также с наличием нефроптоза, двусторонних коралловидных камней или с сопутствующими заболеваниями сердечно-сосудистой системы назначается облегченное питьевое лечение. Минеральная вода принимается по 200—250 мл 3 раза в день за 1 —1,5 часа до еды. При выраженных нарушениях оттока мочи назначается дробный прием воды порциями 100—150 мл по 5—6 раз в день. Температура назначаемой воды зависит от сопутствующих заболеваний. При отсутствии заболеваний печени, желудка, верхних дыхательных путей воду можно принимать неподогретую, осенью и зимой лучше принимать воду комнатной температуры (18—20°С).

Довольно часто на курорт поступают больные с мочекаменной болезнью с сопутствующими заболеваниями органов пищеварения, сердечно-сосудистой системы и болезнями обмена веществ, лечению которых придается большое значение вследствие того, что одновременное лечение и этих заболеваний значительно повышает эффективность терапии основной болезни.

При сопутствующих заболеваниях печени и желчевыводящих путей минеральную воду рекомендуется принимать в подогретом состоянии (до 37—40° С). Назначаются слепые зондирования с солью «Барбара». В случаях сочетания мочекаменной болезни с заболеваниями желудка, сопровождающимися повышенной секреторной функцией, кроме воды источника «Нафтуся» № 1, прием которой назначается за 1,5—2 часа до еды, дополнительно рекомендуется подогретая вода источника № 1 («Мария») по 100—200 мл 3 раза в день за 1 —1,5 часа до еды. Больным, страдающим, кроме мочекаменной болезни, гастритами с пониженной секрецией, дополнительно назначается минеральная вода источника № 2 («София») по 100—150 мл 3 раза в день за 15—20 мин до приема пищи. Методика комбинированного приема двух вод с перерывом в 40—60 мин имеет физиологическое обоснование, так как доказано, что скорость всасывания воды в тонком кишечнике составляет 1000 мл в течение 25—30 мин.

В случаях, когда мочекаменная болезнь сопровождается хроническим колитом, проявляющимся частыми поносами, кроме воды источника «Нафтуся» № 1 дается вода источника № 1 («Мария») по 100—150 мл 3 раза в день за 20—30 мин до еды. При колитах со склонностью к запорам назначается вода источника № 2 («София») по 100—150 мл 3 раза в день или 1—2%-ный раствор соли «Барбара» в той же дозировке. Раствор этой соли для лечения заболеваний кишечника иногда назначается в виде кишечных душей, микроклизм и подводно-кишечных промываний. Ректальное введение раствора имеет преимущество перед питьевым, так как при этом исключается возможность связывания в кишечнике воды источника «Нафтуся» № 1 с солями источника «Барбара» и это не приводит к снижению диуреза.

Следует подчеркнуть, что при лечении больных мочекаменной болезнью с сопутствующими заболеваниями органов пищеварения вода источника «Нафтуся» № 1 в сочетании с водой источников № 1 («Мария») и № 2 («София») и солью «Барбара» не снижает эффективности лечения основного заболевания.

Минеральные воды курорта Трускавец используются не только для питьевого лечения, но и для приготовления лечебных ванн. Для этих целей применяются воды источников № 8 («Эммануил»), № 9 («Анна»), № 10 («Катерина») и скв. 5-РГ. Это высокоминерализованные воды с небольшим содержанием сероводорода. Ванны оказывают как местное, так и общее действие на организм человека и в том числе влияют на функцию почек и мочевыводящих путей. Они стимулируют обменные процессы, улучшают кровообращение, через кожные рецепторы благоприятно действуют на нервную систему. Ванны назначаются через день продолжительностью 8—10 мин с температурой воды 36—37° С.

Кроме ванн, для лечения больных мочекаменной болезнью применяются души: циркулярный, веерный, Шатырко и восходящий, положительно влияющие на нервную систему больного. После принятия курса лечения больные чувствуют себя бодрее, уменьшается раздражительность, улучшается сон, исчезают головные боли. С улучшением функционального состояния нервной системы нормализуется и функция почек и мочевыводящих путей.

Большое место в курортном лечении больных мочекаменной болезнью отводится пелоидотерапии. В качестве теплового агента широко применяется озокерит как в виде местных накожных аппликаций на область больного органа, так и путем внутрипо-лостного введения озокеритопарафиномасляной взвеси. Вследствие высокой теплоудерживающей способности озокерит вызывает глубокое прогревание тканей организма, длительно сохраняя приданную ему температуру, обладает рассасывающим и бактерицидным действием, болеутоляющим и спазмолитическим эффектом, а также химическим и гормоноподобным. Больным мочекаменной болезнью аппликации озокерита назначаются на поясничную область или в виде трусов. Температура нагрева озокерита 45—50° С, продолжительность экспозиции 30—40 мин. Процедуры отпускаются через день, 10—12 сеансов на курс лечения. Озокеритовые аппликации обладают болеутоляющим, анти-спазматическим, противовоспалительным действием. Тепло, вызывая расширение сосудов почек, улучшает их кровоснабжение и питание и способствует усилению диуреза. Озокерит уменьшает отек воспаленной слизистой лоханки и мочеточника, в результате чего увеличивается просвет этих органов, что в свою очередь благоприятствует продвижению и отхождению конкрементов. Способность озокерита рассасывать рубцы и спайки, снимать спазмы гладкой мускулатуры мочевыводящих путей помогает получать хорошие результаты при лечении больных после оперативных вмешательств.

При наличии противопоказаний для приема озокеритовых аппликацией часто назначаются процедуры аппаратной физиотерапии: световая дуга на поясничную область продолжительностью 15—20 мин через день; диатермия области почек, соллюкс.

Медикаментозное лечение на курорте назначается крайне редко, ввиду того что сама вода источника «Нафтуся» № 1 обладает широким спектром терапевтического воздействия на больных. При наличии сильно выраженного болевого синдрома, при приступах почечных колик назначаются болеутоляющие, антиспаз-матические средства. Производятся новокаиновые блокады в семенной канатик, круглую маточную связку, околопочечную клетчатку.

Применение различных методов растворения камней почек хотя и перспективно, но в курортной практике имеет ограниченные показания. Использование кислот и щелочей, в том числе раствора Айзенберга, может препятствовать терапевтическому воздействию курортных факторов на течение патологического процесса. Кроме того, камни чаще бывают смешанного состава и выбор того или иного метода требует тщательного лабораторно-биохимического обследования, что в некоторой мере затруднено ограниченным сроком пребывания больного на курорте. В некоторых случаях назначается общеукрепляющая медикаментозная терапия—микстуры Павлова, Бехтерева, стрихнин, пантокрин, глюкоза, витамины.

Значительно шире, чем медикаментозное лечение, применяются различные виды эндовезикальных манипуляций.

В настоящее время наметилась тенденция к ограничению введения инструментов в мочевой пузырь и особенно в почечную лоханку, что объясняется опасностью занесения инфекции при введении инструмента, поэтому к этому виду лечения на курорте относятся с большой осторожностью и применяется он только по строгим показаниям. При камнях, расположенных в нижних отделах мочеточников, производится их низведение либо петлей Цейса, либо петлей Дормиа, а также путем катетеризации мочеточника с последующим введением выше камня теплого стерильного глицерина.

При ущемлении камня в интрамуральном отделе производится диатермокоагуляция устья или рассечение камня с помощью операционного цистоскопа. При пиелонефритах практикуется промывание почечных лоханок дезинфицирующими растворами и антибиотиками. Производится также дробление камней в мочевом пузыре как с помощью механических литотрипторов, так и аппаратами «Урат». Дробление камней мочевого пузыря в условиях курорта переносится больными значительно легче, так как осколки камней отходят быстро.

Практикуются бужирования уратры при стриктурах околю-зиях камнем и т. д. Все эндовезикальные манипуляции проводятся под защитой антибактериальной терапии, при строгом соблюдении асептики.

В случаях возникновения во время курортного лечения обту-рации мочеточника, при явлениях анурии и других показаниях к экстренному оперативному вмешательству больные направляются в местные больницы и после хирургического лечения возвращаются для продолжения прерванного курса санаторно-курортного лечения.

Отмечаются хорошие результаты лечения на курорте больных, перенесших операцию по поводу удаления камней. Прием минеральной воды источника «Нафтуся» № 1 в этих случаях способствует выведению остатков раневого секрета слизи, гноя, спусков крови, песка, которые могут стать ядром для образования рецидивных камней. Следовательно, курортное лечение больных в послеоперационном периоде является своеобразным профилактическим мероприятием против повторного камнеобра-зования.

Имеет свои особенности лечение больных с единственной почкой. В этих случаях минеральная вода назначается в небольших дозах, часто дробными порциями. Осторожно назначается озоке-ритотерапия.

Предвестниками образования камней в почках и мочевыводящих путях являются мочевые диатезы. Курортное лечение последних дает хорошие результаты. Учитывая, что воздействовать на реакцию мочи одними минеральными водами довольно трудно, лечение больных мочевыми диатезами проводят комплексно с применением лечебного питания, физиотерапевтических процедур, лечебной физкультуры и некоторых лекарственных препаратов. Для внутреннего приема назначается минеральная вода источника «Нафтуся» № 1 по 300—400 мл на прием за 1 —1,5 часа до еды.

В зависимости от общего самочувствия больных, количества солей в моче и состояния средне-сосудистой системы доза минеральной воды может быть увеличена до 500 мл на прием. Лечебное питание назначается в зависимости от вида диатеза и аналогично диете больных мочекаменной болезнью с оксалат-ными, уратными и фосфатными камнями. Предусматривается наружное применение минеральных вод в виде ванн, душей. Бальнеолечение способствует выведению избытка солей из организма и нормализации нарушенного обмена веществ.

Для снятия или уменьшения поясничных болей, часто возникающих вследствие раздражения солями слизистой оболочки мочевых путей при их продвижении, назначаются озокеритовые аппликации на область поясницы или в виде трусов, диатермия, УВЧ, соллюкс на поясничную область, электрофорез 5_% новокаина с 0,2%-ным атропином или платафиллином. Широко)применяется лечебная физкультура. В большинстве случаев, несмотря на то что к концу лечения реакция мочи остается прежней, общее самочувствие больных значительно улучшается, воспалительная реакция мочевых путей проходит или уменьшается, болевые ощущения исчезают.

Пиелонефрит — наиболее распространенное из всех заболеваний почек и мочевыводящих путей. Лечение больных хроническим пиелонефритом преследует цель уменьшения воспалительного процесса, восстановления нарушенных функций почек, по возможности, устранения причин заболевания, создания условий для удаления микробов и патологических элементов, образовавшихся в результате воспаления, а также повышения сопротивляемости организма.

Подбор комплекса лечебных мероприятий производится в зависимости от самочувствия больных, индивидуальных особенностей организма, функционального состояния почек и мочевыводящих путей. В комплекс лечебных мероприятий также входят питьевое лечение, санаторно-курортный режим, диетотерапия, наружное применение минеральных вод, озокеритотерапия, лечебная физкультура, аппаратная физиотерапия и в необходимых случаях медикаментозное лечение.

Минеральная вода источника «Нафтуся» № 1 обычно назначается в холодном или подогретом до 18—20° С виде, в количестве 200—400 мл на прием 3 раза в день. При определении дозы воды учитывается состояние функции почек и проходимость мочевых путей, а также наличие гипертонического синдрома. Эта вода может сочетаться с приемом внутрь других питьевых вод курорта в зависимости от наличия сопутствующих заболеваний.

Кроме питьевого лечения больным хроническим пиелонефритом применяются другие способы введения минеральных вод, в частности, в виде кишечных промываний и ванн из высокоминерализованных хлоридно-натриевых минеральных вод индифферентной температуры.

В лечении больных хроническим пиелонефритом также видное место занимает озокеритотерапия. Многочисленные клинические наблюдения показывают, что озокерит действует противовоспалительно. Он применяется через день в виде аппликаций на область почек, а при наличии расстройства мочеиспускания по типу трусов с температурой до 45—50° С с продолжительностью сеанса 30—40 мин. Обычно после принятия трех-четырех процедур больные отмечают значительное облегчение болей, уменьшение или полное исчезновение дизурических явлений и улучшение общего самочувствия. В ряде случаев для лечения хронического пиелонефрита применяются различные методы электросветолечения, лечебная физкультура, являющаяся важным и мощным фактором комплексного санаторно-курортного лечения, диетическое питание, медикаментозное лечение.

Цистит — поражение мочевого пузыря воспалительным процессом — как самостоятельное заболевание встречается крайне редко, поэтому всегда необходимо учитывать наличие основного заболевания. Чаще всего цистит является осложнением хронического пиелонефрита, в связи с чем лечебные мероприятия направляются на ликвидацию воспалительного процесса верхних отделов мочевых путей. Они сводятся к назначению щадящего или щадяще-тренирующего режима. Лечебное питание такое же, как при хроническом пиелонефрите с обильным приемом жидкости. Минеральная вода источника «Нафтуся» № 1 назначается в больших дозах — 400—500 мл 3 раза в день. Рекомендуются также минеральные ванны, циркулярный душ, озокеритотерапия — аппликации в виде трусов или на область мочевого пузыря (не назначается при кистозном, полипозном, калькулезном цистите и в стадии обострения). Из электросветолечебных процедур назначаются диатермия, электрофорез, УВЧ, соллюкс на область мочевого пузыря. Медикаментозное лечение назначается при трудно поддающихся лечению курортными факторами формах цистита, а также в фазе обострения.

Лечение больных хроническим простатитом сводится к улучшению кровообращения в больном органе и к эвакуации застоявшегося секрета в фолликулах железы, а также в ликвидации в ней инфекции. С этой целью назначается внутренний прием минеральной воды источника «Нафтуся» № 1 до 400 мл за прием, минеральные ванны, лечебные души (восходящий, циркулярный), кишечный душ, в последнее время начала широко применяться внутриректальная озокеритотерапия (введение в прямую кишку озокеритового ректального тампона температурой до 45— 50° С с помощью специального шприца). Озокеритотерапия обычно сочетается с наружными аппликациями озокерита в виде трусов. Применяется аппаратная физиотерапия — ректальная диатермия, УВЧ области предстательной железы, в отдельных случаях проводится медикаментозное лечение.

Перейдем к рассмотрению лечения терапевтических заболеваний на курорте Трускавец, на долю которых приходится около 60% от общего числа больных, приезжающих сюда лечиться. Как и лечение урологических заболеваний, лечение больных различными поражениями системы органов пищеварения осуществляется комплексно. Главным элементом этого комплексного лечения является внутренний прием минеральных вод, в котором главенствующая роль принадлежит минеральной воде источника «Нафтуся» № 1. Эта вода, как отмечалось выше, обладает ясно выраженным диуретическим (мочегонным) эффектом и, кроме того, стимулирует желчеобразование и желчевыделение, оказывает дезинтоксикационное влияние, благодаря выведению недо-окисленных продуктов обмена («шлаков») обладает противовоспалительным и аналгезирующим (обезболивающим) действием и свойством биологического активатора некоторых эндокринных желез.

Кроме минеральной воды источника «Нафтуся» № 1 при лечении заболеваний желудочно-кишечного тракта широко используются минеральные воды источников № 1 («Мария»), № 2 («София») и № 12.

Санаторно-курортное лечение больных хроническими заболеваниями печени и желчных путей необходимо рассматривать как важнейшее звено в этапной терапии. Для направления на курорт Трускавец показаны следующие основные нозологические формы патологии холебилиарной системы: хронический бескаменный холецистит и холангит вне периода обострения; хронический гепатит различной этиологии вне активной фазы болезни; последствия болезни Боткина с выраженными остаточными явлениями, но не ранее чем через три месяца после острого периода и в порядке этапного лечения после выписки из стационара; желчекаменная болезнь, не требующая оперативного вмешательства (в стадии стойкой ремиссии); цирроз печени без клинических проявлений портальной гипертензии и отечно-асцитического синдрома.

Больные хроническим инфекционным холециститом составляют преобладающий контингент лечащихся в Трускавце, что является отражением высокого удельного веса этой патологии в структуре общей заболеваемости. Болезнь развивается в результате различной инфекции: стафилококковой, колибацилляр-ной, стрептококковой или иной. Возникновению холецистита чаще всего способствуют восходящая инфекция (особенно при гастрите с пониженной секреторной функцией) или очаговые воспалительные процессы (ангины, аппендицит, аднексит). Для хронического инфекционного холецистита характерно упорное, рецидивирующее течение, с трудом поддающееся лекарственной терапии. Из различных форм паразитарных холециститов в курортной практике чаще всего встречаются лямблиозные инвазии, реже описторхозные.

При лечении больным холециститом назначается тренирующий режим (РД-3) при всех формах заболевания в стадии полной ремиссии; щадяще-тренирующий (РД-2) в фазе затухания обострения; щадящий или полупостельный (РД-1) при бальнеологической реакции, после перенесенной колики (в течение 6—7 дней) и постельный при обострении холецистита. Как явствует из экспериментальных исследований Б. Е. Есипенко и сотрудников, в период 1971—1973 гг. оптимальной дозой для внутреннего приема минеральной воды источника «Нафтуся» № 1 является ее назначение из расчета 1% на килограмм веса больного pro die. В клинике эта дозировка варьирует в более широких пределах, причем учитываются форма и стадия заболевания, состояние сердечно-сосудистой системы и возраст больного, время года и целый ряд других факторов. Обычно при отсутствии сопутствующих заболеваний желудочно-кишечного тракта воду источника «Нафтуся» № 1 рекомендуется пить за 30—60 мин до еды. Эта маломинерализованная гипотоническая вода уже через 10—15 мин всасывается из желудка и верхних отделов тонкой кишки, вследствие чего ее можно пить даже непосредственно перед едой. Ранее, чем за один час до еды принимать «Нафтусю» нецелесообразно, так как она в связи с некоторым снижением концентрации сахара в крови, вызывает неприятное чувство голода, потливости и общей слабости. Допустим в отдельных случаях прием «Нафтуси» через 30—60 мин после еды.

При наличии осложняющих болезней желудка и кишечника назначается вода источника «Нафтуся» № 1 с водами источников № 1 («Мария»), № 2 («София») или № 12. Вначале, за 1 —1,5 часа до еды, больной должен принять воду источника «Нафтуся» № 1 и лишь спустя 30—40 мин более минерализованную воду указанных источников (в зависимости от типа секреторной функции желудка).

При инфекционном, паразитарном, калькулезном холецистите и гипермоторной дискинезии желчных путей через день применяются минеральные ванны продолжительностью 8—10 мин с температурой воды 36—37° С. При ослабленной моторной функции желчного пузыря (гипомоторная дискинезия) водные процедуры применяются с более низкой температурой воды.

Аппликации озокерита также часто используются в комплексе лечения больных холециститом при всех формах его в стадии ремиссии. Озокерит накладывается на область правого подреберья и правой половины поясницы, температуры 45—50° С, продолжительностью 30—40 минут, через день, 9—10 процедур на курс лечения. Аппликационное озокеритолечение в щадящей форме (температуры 38—40° С) назначается больным с наклонностью к субфебрилитету, ускоренной РОЭ, при лямблиозном холецистите с выраженной дискинезией желчных путей. Озокеритотерапия не рекомендуется, если больной перенес приступ печеночной колики перед поездкой на курорт, а также в период обострения холецистита.

Существуют также различные методы аппаратной физиотерапии, которые в ряде случаев применяются в комплексе лечебных мероприятий на курорте (электрофорез с новокаином или сернокислой магнезией, УВЧ, соллюкс, амплипульс и другие).

В заключение следует остановиться на некоторых специальных методах применения минеральных вод. Так называемые трансдуоденальные орошения производятся следующим образом: после получения порции А дуоденального сока вызывается пузырный рефлекс с помощью раствора сернокислой магнезии или соли «Барбара». После отсасывания желчи В конец зонда подключается к баллону с минеральной водой «Нафтуся» температуры 37—40° С. Баллон находится на уровне 1,5 м над лежащим больным. Давление воды, медленно поступающей в 12-перстную кишку, регулируется с помощью крана. На протяжении 20—30 мин вводится 1—1,5 л воды. Курс лечения состоит из 4— 8 процедур.

Методика беззондальных дренажей заключается в следующем: утром, натощак больной принимает 200 мл подогретой до 50° С минеральной воды и ложится правым боком на грелку. Вначале рекомендуется прием более минерализованной воды источников № 4 («Барбара») или № 2 («София»), а затем через 30—40 мин необходимо выпить 200 мл воды источника «Нафтуся» № 1. Через час процедура окончена. Беззондальные дренажи назначаются 1—2 раза в неделю.

В этиопатогенезе желчнокаменной болезни, по А. Л. Мясни-кову, ведущее значение имеют три фактора: нарушение обмена веществ, воспалительный процесс в желчном пузыре и нарушение его моторной функции. Чаще всего болезнь развивается у женщин, склонных к ожирению и гиперхолестеринемии. В настоящее время не подлежит сомнению, что лица, страдающие калькулез-ным холециститом, особенно при наличии крупных камней в желчном пузыре, а также развитием осложнений со стороны печени и поджелудочной железы должны подвергаться холецист-эктомии (удалению желчного пузыря). Терапевтический либерализм в подобных случаях совершенно недопустим, так как со временем ухудшаются шансы на благоприятный исход оперативного вмешательства. Курортное лечение в ранние сроки после хирургического пособия является высокоэффективным, о чем свидетельствуют наблюдения многих врачей.

На курорт Трускавец с достаточным основанием можно направлять больных, имеющих мелкие единичные конкременты желчного пузыря при сохраненной его двигательной функции, без частых приступов колики и обтурационной желтухи в анамнезе. Назначается щадящий комплекс курортной терапии, в который вводится лечебное питание в*рамках диеты № 5 по Певзнеру, прием минеральной воды источника «Нафтуся» № 1 предпочтительнее дробно — по 100 мл 5—б раз в день, гидропатические процедуры, терренкур и утренняя гигиеническая гимнастика. Озокеритовые аппликации обычно не назначаются. Беззондальные дренажи лучше проводить с раздражителями слабой интенсивности (минеральная вода источников № 1 («Мария») или № 2 («София»), раствор ксилита).

Болезнь Боткина из-за большой распространенности, частоты скрытых (безжелтушных) форм, склонности к хронизации и развитию осложнений за последние годы стала считаться социальным злом. Существовало указание, что лиц, перенесших эпидемический гепатит, можно направлять на курорт не ранее чем через шесть месяцев после острого периода. Однако совместные наблюдения сотрудников Киевского научно-исследовательского института инфекционных болезней с врачами Пятигорского и

Трускавецкого курорта (Б. Л. Угрюмов, Р. Л. Школенко, Л. К. Байкалов, И. И. Валигура) дают основание утверждать, что даже в самые ранние сроки после выписки больного эпидемическим гепатитом из стационара адэкватно проведенное курортное лечение дает вполне ощутимые плоды.

Больные хроническим гепатитом, согласно наблюдениям Трускавецкой клиники (В. И. Марковецкий, Г. И. Стеценко, И. Т. Шимонко), а также данным литературы, с успехом лечатся на курорте как в аспекте ближайших, так и более отдаленных результатов. Под влиянием комплексного лечения у большинства этих больных наступает выраженное улучшение самочувствия, исчезновение или уменьшение таких тягостных симптомов, как боль и тяжесть в правом подреберье, упадка сил, горечи во рту, тошноты и других. Параллельно этому у превалирующей части лечившихся уменьшались размеры увеличенной печени, происходили благоприятные сдвиги в функциональных пробах печени. Удовлетворительные результаты зафиксированы и при лечении в Трускавце больных циррозом печени в доасцитической стадии.

Лица с заболеваниями желудочно-кишечного тракта хотя и составляют значительный процент прибывающих на курорт, заканчивают лечение со сравнительно менее благоприятным эффектом, чем больные с поражением печени и п^чек. Как показывает наш многолетний опыт, в особенной мере это относится к язвенной болезни желудка и 12-перстной кишки, не вполне ясно: связано ли это с выраженным стимулирующим влиянием минеральной воды источника «Нафтуся» № 1 на секрецию желудка, с некоторыми климатическими особенностями Трускавца (повышенной влажностью, частыми перепадами атмосферного давления) или какими-либо иными факторами. Успех лечения во многом зависит от рационального санаторно-курортного отбора, исключающего направление больных в фазе обострения, со склонностью к кровотечениям, наличием недостаточно леченного язвенного процесса.

В зависимости от стадии и фазы язвенной болезни назначается комплексное лечение с соблюдением правила: чем острее процесс, тем более щадящими должны быть курортные процедуры. Больным обычно предписывается дробное питание в пределах диеты № 1 Певзнера с переходом на более физиологическое питание. Из минеральных вод предпочтительнее воды источников № 1 («Мария»), № 12 или № 11 («Юзя»), которые назначаются по 50—100—200 мл за 1 —1,5 часа до приемов пищи* в подогретом виде (37—40° С). При сочетании язвенной болезни с секреторной недостаточностью желудка минеральные воды недолжны рекомендоваться в стимулирующем режиме. Прием указанных минеральных вод с водой источника «Нафтуся» № 1 допускается с осторожностью, с 6—7 дня пребывания больного на курорте, лишь при наличии показаний (мочекаменная болезнь, калькулезный холецистит и др.)- При усилении явлений ацидиз-ма (изжога, отрыжка кислым, боль в подложечной области) минеральную воду рекомендуется назначать после еды. При стенозе привратника воду целесообразно пить дробно по 50—75 мл на прием. В период обострения внутренний прием минеральной воды, как правило, отменяется и предписывается медикаментозная терапия (алмагел, аэрон, викалин).

При неосложненных формах язвенной болезни целесообразно применение аппликаций озокерита на верхнюю половину живота, минеральных ванн индифферентной температуры, лечебной физкультуры (РД 1—2).

При гастрите с пониженной кислотностью желудочного сока и поздних осложнениях после операции резекции желудка показано питье минеральной воды источника № 2 («София») по 100—200 мл 3 раза в день за 5—10 мин до еды, температуры 20—25° С, маленькими глотками. При плохой переносимости этой воды (понос, появление боли) назначается прием менее минерализованной воды источника № 1 («Мария»), по аналогичной методике. Предполагается, что при этом минеральная вода смешивается с принятой пищей, длительно задерживается в желудке, всасывается в кровь, элементы ее током крови переносятся к фундальным железам желудка и возбуждают их работу.

При гастрите с сохраненной или повышенной кислотностью на курорте рекомендуется питье минеральной воды источников № 1 («Мария») или № 12 по 150—250 мл 3 раза в день, за 1 —1,5 часа до еды, температуры 37—40° С, быстрыми глотками. При подобном способе приема вода может проникнуть в 12-перстную кишку и обусловить тормозящее (дуоденальное) действие в отношении возбужденной секреции желудка. В отдельных случаях, при выраженном ацидизме, полезен прием воды через полчаса — час после еды. При сопутствующих заболеваниях холебилиарной или мочевыделительной системы на курорте практикуется совместный прием минеральной воды источника «Нафтуся» № 1 и вод источников № 1 («Мария»), № 2 («София») или № 12; при этом важно соблюдать интервал между приемом вод не менее чем в полчаса. К массированным промываниям желудка минеральными водами мы относимся отрицательно, так как принося временное облегчение больному, эта процедура таит в себе опасность перфорации желудка, кровотечения или другие осложнения.

Изолированный хронический колит или энтерит как самостоятельное заболевание встречается сравнительно редко, чаще наблюдается хронический энтероколит. В связи с большим многообразием причинных факторов (дизентерия, гастрит с пониженной кислотностью, паразитарная инвазия, панкреатит и другие), а также полиморфизмом клинических проявлений и длительным рецидивирующим течением, курортное лечение больных хроническим энтероколитом представляет значительную сложность и трудность. В комплексное лечение обычно включается строго индивидуализированный диетический режим, внутренний прием минеральных вод (в зависимости от типа секреции желудка и характера моторики кишечника — источников № 1 («Мария»), № 2(«София»), № 4(«Барбара») или № 12), минеральные ванны и души, аппликации озокерита на область живота ила озокеритовые тампоны по методике А. А. Гелы, массаж живота и лечебная физкультура. Видную роль в лечении больных энтероколитом играют различные кишечные процедуры (субаквальные ванны, кишечный душ или промывания кишечника, микроклизмы). Обычно для кишечных процедур применяются как минеральные воды курорта, так и различные лекарственные растворы (настой ромашки, фурациллин, колларгол и другие).

Отдельно следует остановиться на лечении больных сахарным диабетом. До 1955 г. диабет не значился в списках показаний для направления на курорт Трускавец. Однако опыт показал, что результаты курортной терапии этих больных не хуже, чем на других известных курортах (К. Пельчар, М. Кучаровт И. И. Марков, И. А. Будчанов, Д. И. Визир). Итоги лечения на курорте более 3500 больных сахарным диабетом дают основание утверждать, что курортному лечению принадлежит заметная роль в общем комплексе оздоровительных мероприятий. К концу курса лечения наступают выраженные положительные сдвиги в обменных процессах: уменьшается уровень сахара в крови и потеря сахара с мочой, повышается щелочной резерв крови, устраняется гиперкетонемия и ацетонурия, уменьшается гиперхолесте-ринемия, улучшается течение сопутствующих заболеваний (особенно печени, почек и желудочно-кишечного тракта), прекращаются или смягчаются типичные жалобы больных диабетом (сухость во рту, жажда, упадок сил, кожный зуд) и различные невротические проявления, уменьшается дефицит веса. Анализ 300 анкет, которые нами совместно с С. М. Демьянчуком были разосланы больным диабетом, показывает, что после пребывания на Трускавецком курорте улучшается общее состояние и повышается трудоспособность на протяжении дj года и свыше. У ряда больных удается сократить дозу вводимого инсулина или сульфаниламидных препаратов.

Лечение больных диабетом на курорте Трускавец носит комплексный характер и включает специально разработанный диетический режим, внутреннее и наружное применение минеральных вод, лечебную физкультуру, терренкур и др. Приему минеральной воды источника «Нафтуся» № 1 мы придаем определенное значение, хотя и разделяем существующее представление о том, что ни одна минеральная вода в мире не способна вызывать уменьшение гипергликемии и глюкозурии. Факт улучшения показателей углеводного обмена у больных диабетом мы объясняем воздействием всего комплекса рационально подобранных терапевтических мероприятий на курорте.

Для направления в Трускавец показаны больные легкой и средней формами тяжести сахарного диабета. Основными противопоказаниями являются тяжелые и некомпенсированные формы сахарного диабета. Это обусловлено следующими обстоятельствами: во-первых, сам путь следования на курорт тяжелых диабетических больных очень опасен, так как связан с нарушением режима питания и лечения; во-вторых, адаптация к новым условиям на курорте для таких больных крайне затруднительна; в-третьих, больные тяжелым диабетом требуют больничного, а не санаторного лечения и ухода и, в-четвертых, из-за тяжести течения болезни эти лица не могут рационально использовать бальнеотерапию, что лишает смысла их пребывания на курорте. Другими, не менее важными противопоказаниями являются инсулиночувствительные формы сахарного диабета, резкий упадок питания, такие сопутствующие и осложняющие заболевания, как синдром Киммелстил — Уильсона, цирроз печени с портальной гипертензией, выраженные проявления диабетической ангиопатии и нейропатии.

Несмотря на значительное количество исследований и дискуссий, вопрос о правомерности термина «бальнеологическая реакция» нельзя считать окончательно решенным. В это понятие, как правило, включается несколько различных типов реакций, которые могут возникнуть у больных во время лечения на курорте.

Период адаптации обычно наблюдается в первые 2—3 дня после приезда больных на курорт, в течение которых они нередко жалуются на головную боль, утомляемость, нарушение сна (особенно прибывшие из отдаленных часовых поясов); клинически это проявляется тахикардией (реже брадикардией), повышением (иногда понижением) артериального давления, неустойчивостью е позе Ромберга.

Собственно бальнеологическая реакция появляется в среднем на шестой — восьмой день пребывания на курорте (т. е. в период наивысшей активности назначенных средств терапии — внутреннего приема минеральных вод, ванн, озокеритовых аппликаций) и выражается в некотором усилении локальной боли, появлении диспепсических расстройств или других симптомов.

Реакция обострения может возникнуть в любом периоде пребывания больного на курорте и, как правило, является отражением неадэкватно назначенного врачом лечения или грубого нарушения самим больным режима питания или приема процедур. Эта реакция выражается в резком усугублении болевого симптома, повышении температуры, ухудшении клинико-лабораторных показателей (повышением количества лейкоцитов в крови, нарастанием билирубинемии, повышением РОЭ и другими).

Каждый тип реакции больного на курортное лечение требует индивидуального подхода: в периоде адаптации обычно не назначаются активные процедуры, предписывается щадящий режим; во время бальнеореакции временно отменяется внутренний прием минеральных вод; в случае обострения заболевания больной переводится на постельный режим, отменяются бальнеопроцедуры и назначается симптоматическое лекарственное лечение (антибиотики или сульфаниламиды, спазмолитические, обезболивающие препараты и т. д.). В самой оценке бальнеореакции нет единого мнения. Некоторые исследователи ставят вопрос в утрированной форме: «без обострения нет улучшения», другие, напротив, считают появление бальнеореакции результатом неправильно назначенной курортной терапии. Вполне очевидно, что обе эти крайние точки зрения не являются достаточно обоснованными. Так или иначе, при лечении на курорте Трускавец у 15% больных заболеваниями желудочно-кишечного тракта, у 10% урологических больных, у 5—7% больных поражениями печени и желчных путей и сахарным диабетом развивается в той или иной степени (от субклинических форм до манифестарных) бальнеологические реакции. Особенно высок процент бальнеологических реакций у больных язвенной болезнью, тяжелой формой сахарного диабета и калькулёзным холециститом.

СХОДНИЦКОЕ МЕСТОРОЖДЕНИЕ МИНЕРАЛЬНЫХ ВОД ТИПА «НАФТУСИ»

Это месторождение находится в районе одноименного поселка в живописной местности на восточном склоне Карпатских гор в 21 км на юго-запад от курорта Трускавец.

Территория района характеризуется среднегорным рельефом г. абсолютными отметками от 500 до 900 м, испытывающим общее понижение в сторону долины р. Днестра. Климатические условия его в основном аналогичны описанным выше для Трус-

кавецкого курорта. Вследствие обильного выпадения атмосферных осадков гидрографическая сеть здесь, как и в Трускавецком районе, довольно густая. В самую крупную реку Стрый, протекающую в южной части района, впадают речки Сход-ничанка, Рыбник, Опор, Жижева, Урич, Емельница, Стыновка.

Река Сходничанка — основная река на участке месторождения, имеет глубоковрезанную долину с крутыми обрывистыми склонами.

Течение реки быстрое. Режим ее зависит от режима выпадения атмосферных осадков. Поэтому весной, когда осадков выпадает относительно мало, расход реки минимальный (0,3 м3/с), максимум расхода приходится на летний период, отличающийся обильными осадками. Средний многолетний модуль стока реки достигает 20—25 л/ (с • км2). Минимум стока падает на зимнее время, хотя во время оттепелей также иногда бывают зимние паводки.

Район Сходницы примыкает к старейшим нефтеносным районам Борислава, Дрогобыча и Трускавца и имеет сходную с ними историю геологического и гидрогеологического изучения.

Сходницкие минеральные источники были открыты инжен-е-ром-пенсионером Емельяном Александровичем Стоцким, который проведя длительные наблюдения за их режимом, выполнив необходимый объем аналитических исследований и на основании полученных материалов убедившись, что они имеют такие же Еысокие лечебные свойства, как и минеральная вода источника «Нафтуся» № 1, в 1958 г. заявил об этом в руководящие органы и печать.

Гидрогеологические исследования, связанные с дальнейшим изучением открытого месторождения, начали проводиться б 1959 г. Они осуществлялись Одесским научно-исследовательским институтом курортологии, Львовской геологической экспедицией треста Киевгеология, Всесоюзным научно-исследовательским институтом гидрогеологии и инженерной геологии (ВСЕГИНГЕО) и Центральным научно-исследовательским институтом курортологии и физиотерапии.

Со стороны Одесского научно-исследовательского института курортологии и Львовской геологической экспедиции, проводивших свои исследования в тесном содружестве, в них участвовали

В. И. Бешко, H. Р. Богайчук, О. Д. Гаске, С. Н. Глуховская, Г. Е. Гуденко, Д. С. Есауленко, Е. И. Капская, А. А. Киричук, E. М. Кульбацкая, К. А. Максимович, Е. П. Масленко, К. В. Нестеров, Л. И. Нестерова, М. Л. Померанц, Е. Ф. Радунь, Л, А. Се-ребрина, Н. В. Сиренко, А. Д. Скридоненко, И. Т. Скрипченко, М, А. Тарасова, Л. С. Таргони, Э. Д. Тоцкая, Г. И. Чаба«,

В. И. Череватый, И. Н. Шиманко, С, И. Юникова, со стороны ВСЕГИНГЕО — Е. Л. Быкова, А. А. Бродовская, Г. М. Левицкая и С. С. Францкевич и от Центрального научно-исследовательского института курортологии и физиотерапии — Т. Ю. Зеленина.

В геологическом строении Сходницкого района участвуют меловые, палеогеновые и четвертичные отложения. Нижнемеловые отложения (спасская и головнинская свиты) мощностью 350—550 м, представлены в основном черными сланцами, песчаниками, аргиллитами, мергелями, известняками, алевролитами, обнажающимися на поверхности на небольших участках в ядрах антиклинальных поднятий.

Отложения верхнего отдела меловой системы известны под названием стрыйской серии, которая расчленяется на три свиты — нижне-, средне- и верхнестрыйскую. Все свиты образованы довольно однообразным комплексом пород, состоящих из ритмично чередующихся песчаников, аргиллитов, сланцев и мергелей, среди которых местами встречаются гравелиты, конгломераты, известняки. Мощность отложений достигает 770—1200 м, из них на глинистые породы приходится от 60 до 80%.

Породы палеогена согласно залегают на меловых отложениях. В составе их выделяются ямненская (палеоцен), манявская и быстрицкая (эоцен), нижнеменилитовая и лопянецкая (олигоцен) свиты.

Отложения ямненской свиты мощностью 50—150 м представлены песчаниками, содержащими прослои аргиллитов, линзы гравелитов и конгломератов, которые снизу подстилаются подъямненскими, а сверху перекрываются надъямненскими пестроцветными породами, выраженными тонким чередованием песчаников, алевролитов и аргиллитов.

Манявская и быстрицкая свиты эоцена имеют мощность 130-—450 м. Они образованы аргиллитами, алевролитами, пес-чагниками, находящимися в тонком ритмичном переслаивании. Породы быстрицкой свиты по простиранию постепенно замещаются попельскими слоями, сложенными главным образом пепельно-серыми песчаниками и алевролитами. В кровле свиты залегает пачка листоватых аргиллитов мощностью 15 м с прослоями песчаников и алевролитов.

Олигоценовая нижнеменилитовая свита начинается горизонтом бориславского светло- и желтовато-серого песчаника мощностью 15—50 м, выше которого располагается роговиковый горизонт мощностью 5—25 м, состоящий из переслаивающихся кремнистых мергелей, силицитов, аргиллитов, песчаников, а еще выше — толща аргиллито-песчаных и песчано-аргиллитовых пород с прослоями черных листоватых сланцев мощностью от 10 до 100 м. В кровле свиты находится характерный горизонт известняков и мергелей мощностью до 0,5 м. Общая мощность свиты 150—300 м.

Выше горизонта указанных известняков залегают отложения лопянецкой свиты, слагающие ядра небольших синклинальных складок. Она сложена тонким чередованием аргиллитов, песчаников, алевролитов мощностью 100—300 м. Заканчивается разрез района четвертичными отложениями мощностью 8—10 м, представленными главным образом элювиально-делювиальными песчано-глинистыми гравийно-щебнистыми образованиями.

Район Сходницких минеральных вод является частью внешней антиклинальной зоны Карпатской складчатой области, имеющей чешуйчатое (скибовое) строение, и носит название зоны скибового покрова. Последняя в свою очередь разделяется на шесть более мелких скиб, представляющих собой системы опрокинутых линейных складок северо-западного простирания, разорванных в ядерной части и надвинутых в северо-восточном направлении. Амплитуда перемещения пород в некоторых ски-бах достигает несколько километров. Скибы поперечными и продольными тектоническими нарушениями разбиты на отдельные блоки, сдвинутые по отношению друг к другу в вертикальном и горизонтальном направлениях.

Как видно из изложенного, в составе флишоидных образований района распространены главным образом глины, аргиллиты, сланцы и мергели, т. е. водоупорные породы. Песчаники и алевролиты, которые чаще всего бывают водоносны, образуют в них преимущественно прослои, которые и в разрезе, и по простиранию быстро сменяются глинистыми породами. Все это обусловливает слабые фильтрационные свойства и водоносность пород и отсутствие в районе водоносных горизонтов, прослеживающихся на значительных площадях.

Питание подземных вод осуществляется главным образом за счет инфильтрации обильных атмосферных осадков, просачиванию которых в водовмещающие породы способствуют широко развитые зоны разрывных дислокаций, а также литогенетическая и экзогенная трещиноватость пород. В зоне активного водообмена, в природных условиях района продолжающейся до глубины 400—500 м, подземные воды вскрываются на глубине 2—550    м. Воды глубоких водоносных горизонтов обычно напорные, пьезометрические уровни их в отдельных пунктах устанавливаются до 1,5 м выше поверхности земли, но чаще значительно ниже. Водоносность пород слабая, дебиты скважин при свободном изливе воды лишь немногим превышают 10 м3/сут.

По составу воды гидрокарбонатные кальциевые, часто натриевые, реже сульфатные и очень редко хлоридные натриевые, минерализация их с глубиной изменяется от 0,2 до 6 г/л.

Воды зоны замедленного водообмена вскрыты на глубине 550—2650 м. Они имеют хлоридный натриевый состав и минерализацию до 300 г/л. Воды напорные, уровень их устанавливается на различных отметках, что указывает на наличие нескольких гидравлических разобщенных водоносных горизонтов в разрезе меловых и палеогеновых отложений. Водоносность пород в этой зоне еще более слабая, дебит скважин не превышают 3—5    м 3/еут.

В четвертичных отложениях воды накапливаются в щебнистодресвяных и гравийно-галечных грунтах и выходят на поверхность, образуя родники на склонах гор и у их подножий. В долине р. Сходничанки они встречены большим числом колодцев на глубине до 6 м. Дебиты родников и колодцев 0,001—0,1 л/с, реже больше. Состав воды гидрокарбонатный кальциевый и натриевый, минерализация меньше 1 г/л.

Участок Сходницкого месторождения минеральных вод сложен отложениями стрыйской серии верхнего мела, ямненской, манявской, быстрицкой, нижнеменилитовой и лопянецкой свит налеогена, образующих одноименные водоносные комплексы (рис. 26). Из рис. 26 хорошо видна и тектоническая структура месторождения.

Водовмещающие породы стрыйского водоносного комплекса представлены песчаниками, алевролитами и аргиллитами. Отложения среднестрыйской свиты залегают на глубине от 200 до 2300—2500 м, а верхнестрыйской — от 440 до 700 м, но местами они выходят на поверхность. Обе свиты комплекса содержат напорные воды, пьезометрические уровни которых в отдельных пунктах поднимаются выше поверхности земли. Водоносность пород слабая, максимальные дебиты .скважин не превышают 84 м3/сут, а обычно намного меньше — 5—16 м3/сут. Подземные воды глубоких структур имеют хлоридный натриевый состав и минерализацию 185—210 г/л, содержат в значительных количествах бром, иод. Минерализация воды, формирующейся в водоносных горизонтах верхнестрыйской свиты, не превышает 35 г/л,

состав гидрокарбонатный и хлоридно-гидрокарбонатный натриевый, брома в них содержится значительно меньше, чем в водах более глубоких горизонтов. Воды верхней выветрелой зоны пород стрыйского комплекса гидрокарбонатные кальциевые й натриевые с минерализацией не более 1 г/л.

Подземные воды ямненской свиты приурочены к песчаникам и алевролитам с тонкими прослоями аргиллитов. Породы пористые, в зоне выветривания и у тектонических нарушений трещиноватые. Там, где эти породы выходят на поверхность, в отдельных пунктах из них выступают родники с дебитами 0,1—0,6 л/с, наблюдаются высачивания подземных вод. Некоторыми скважинами напорная вода в ямненском комплексе встречена на глубине 350—500 м, в других — на значительно меньшей. Пьезометрический уровень чаще устанавливается на некоторой глубине от поверхности земли, но местами поднимается выше. Дебиты скважин при откачках изменяются от 17 до 168 м3/сут, при свободном фонтанировании составляют 5—10 м3/сут. Минерализация родниковых и неглубоких вод, вскрытых скважинами, не превышает 1 г/л, состав их аналогичен составу воды стрыйского водоносного комплекса, в части водопунктов вода имеет запах сероводорода и нефти.

Водовмещающие породы манявского водоносного комплекса образованы толщей переслаивающихся песчаников, алевролитов и аргиллитов мощностью до 100—250 м. Пористость песчаников 4,4—17,6%, алевролитов 4,75—11,33%. Проницаемость пород соответственно 3—33 миллидарси и меньше 3 миллидарси, водоносность слабая. Дебиты родников 0,001—0,25 л/с, дебиты скважин до нескольких десятков кубометров воды в сутки. Воды, формирующиеся выше местных базисов эрозии, имеют минерализацию до 1 г/л, глубоких горизонтов 4—17 г/л, состав воды первых гидрокарбонатный кальциевый и натриевый, вторых — гидрокарбонатно-хлоридный натриевый.

Отложения быстрицкой свиты представлены тонкоритмичным чередованием аргиллитов, алевролитов, песчаников и глин. Пористость песчаников 3,85—14,45%, алевролитов до 9,2%. Коэффициенты фильтрации пород составляют десятые доли метра в сутки, редко превышают 1 м, водопроводимость их также слабая. Напорная вода в описываемых отложениях вскрывается на глубине до 15—20 м. Пьезометрические уровни местами поднимаются выше поверхности земли. Дебиты скважин изменяются от 5,2 до 207,4 м3/сут при понижениях уровней на 9,4 и 19,7 м (табл. 45). Подмечено, что с глубиной водоносность пород несколько уменьшается. В пределах изученных глубин минерализация воды не превышает 1 г/л, состав гидрокарбонатный кальциевый, натриевый и смешанный по катионам.

Водоносный комплекс нижнеменилитовой свиты примерно на 65—75% сложен глинистыми породами — аргиллитами и сланцами, ритмично чередующимися с прослоями песчаников и алевролитов. Вода вскрывается в последних двух разностях пород на глубине от первых метров до нескольких десятков метров и, как правило, обладает напором. В некоторых пунктах пьезометрический уровень на 0,5—1,5 м поднимается выше поверхности земли. Водопроницаемость пород слабая, коэффициенты фильтрации 0,0005—0,456 м/сут, а дебиты скважин 2,6— 372,4 м3/сут. К отложениям этого комплекса в основном приурочены минеральные источники месторождения, имеющие дебит 0,2—0,3 л/с. Наиболее распространенная минерализация воды до 1 г/л, но встречаются и воды с минерализацией 4,6 г/л (скв. 2с), состав первых гидрокарбонатный натриевый, кальциевый и смешанный по катионам, солоноватых — сульфатно-гидро-карбонатно-хлоридный натриевый.

В составе отложений лопянецкой свиты водовмещающими, как и в других свитах, являются песчаники и алевролиты, залегающие среди глин и аргиллитов. Фильтрационные свойства пород слабые и с глубиной уменьшаются. Водоносность пород с глубиной также убывает. Дебиты источников 0,005—0,1 л/с. Воды слабонапорные, пьезометрические уровни устанавливаются на глубине 4 м и глубже. Минерализация воды 0,2—1,5 г/л, состав преимущественно гидрокарбонатный кальциевый и натриевый. Воды некоторых водопунктов комплекса также относятся к минеральным.

Формирование ресурсов подземных вод месторождения, как и района в целом, происходит преимущественно за счет инфильтрации атмосферных осадков, снеговых вод, потерь поверхностного стока и в отдельных пунктах за счет поступления глубинных вод по разломам.

Из изложенного следует, что на участке месторождения распространены четыре химически отличных типа подземных вод: слабоминерализованные гидрокарбонатные с повышенным содержанием органических веществ, слабоминерализованные гидрокарбонатные с высоким содержанием железа, гидрокарбонатные и гидрокарбонатно-хлоридные натриевые с минерализацией до 10—15 п/л и хлоридные натриевые рассолы с минерализацией более 35 г/л. В распределении их по глубине наблюдается прямая вертикальная гидрохимическая зональность. Слабоминерализованные пресные воды располагаются в зоне активного водообмена, а соленые воды и рассолы — в зонах затрудненного и застойного режимов.

Наибольший интерес представляют слабоминерализованные пресные воды, широко распространенные на площади месторождения. К. В. Нестеров выделил четыре участка преимущественного развития этих вод здесь: первый участок включает скв. Зс, 357, источники № 7, 8, 9 и 10; второй — скв. 15с, 16с, 18с, источник № 4; третий — скв. 1с, 11с, 12с, 13с, источники № 4а, 12, 13, 16, 20; четвертый — скв. 5с, 7с, 9с, источники № 1, 2, 3. Данные о составе воды этих водопунктов приведены в табл. 46.

Как видно из табл. 46, минерализация воды всех водопунктов первого участка не превышает 1 г/л. Наименьшую минерализа-нию имеют воды источников, в которых она составляет около 0,4 г/л. Скважины, вскрывающие более глубокие горизонты разреза, чем дренируемые источниками, характеризуются и более высокой минерализацией воды, которая приближается к 1 г/л. Минерализация воды скв. Зс обнаруживает тенденцию к увеличению ее с глубиной. По составу все воды источников гидрокарбонатные кальциевые, в скважинах в нижних горизонтах вода гидрокарбонатная натриево-кальциевая, в более высоких — гидрокарбонатная кальциево-натриевая, и кальциевая, т, е. такая же, как и в источниках.

Второй участок находится на правом склоне долины р. Сход-ничанка. На его площади распространены нижнеменилитовые и лопянецкие отложения олигоцена и быстрицкие отложения эоцена. Минерализация воды в находящихся здесь водопунктах изменяется от 0,16 до 1,1 г/л, причем в скв. 18с она несколько увеличивается с глубиной. Состав воды довольно пестрый: встречаются воды сульфатно-гидрокарбонатно-хлоридные натриево-магниево-кальциевые, гидрокарбонатно-сульфатные кальциево-натриево-магниевые, гидрокарбонатные кальциево-магниевые, гидрокарбонатные натриевые. Таким образом, для этого участка характерна почти повсеместная сульфатность вод, отсутствующая на первом участке, что обусловлено, по-видимому, составом водовмещающих пород.

Третий участок располагается западнее и северо-западнее пансионата «Карпаты». Воды здесь формируются в отложениях быстрицкой и нижнеменилитовой свит палеогена. Минерализация воды всех водопунктов участка, за исключением интервала 50—100 м скв. 11с, не превышает 0,65 г/л. В указанном интервале скв. 11с она повышается до 1 г/л. По анионному составу воды преимущественно гидрокарбонатные и реже гидрокарбонатно-сульфатные. Из катионов в большинстве водопунктов на первом месте стоит кальций, на втором — преимущественно натрий. Магний, как правило, содержится в небольшом количестве и занимает третье место в формуле химического состава. В скв. 11с на глубине 25—100 м встречены весьма интересные щелочные воды, в которых содержание карбонатных анионов достигает 90%-экв/л, а анионов натрия 75—90%экв/л. Эти воды близки к водам скв. 357 первого участка и к водам скв. 18с (интервал 50—100 м) второго.

На четвертом участке, как указывалось, находятся источники № 1, 2, 3 и скв. 5с, 7с и 9с. Минерализация воды всех этих водопунктов не поднимается выше 0,68 г/л. По анионному составу это главным образом гидрокарбонатные воды, в которых в небольшом количестве присутствует сульфат-ион и в еще меньшем — хлор-ион. В катионном составе преобладает натрий, затем следует кальций, магний почти всегда стоит на последнем месте. В шести случаях на первом месте стоит кальций, на втором магний, натрий в этих условиях перемещается на третье место.

Помимо охарактеризованных типов вод на участке месторождения установлены железистые гидрокарбонатные натриевокальциевые воды и гидрокарбонатные натриевые воды с минерализацией до 10 г/л. Представителем первого типа вод является источник № 15. Формула химического состава воды его такова:

м НС03 82 Б0410С18 °'31 К, Ыа 73 Са 20 Мё 7 *

Содержание железа в воде изменяется от 45 до 62,5 мг/л, т. е. оно значительно выше, чем это принято в нашей стране и в ряде зарубежных стран (НРБ, ВНР, Франция, ФРГ) для лечебных вод. В воде отмечается до 101,5 мг/л свободной углекислоты, очевидно, способствующей переходу железа из пород в воду.

Представителем второго типа являются воды скв. 2с. Формулы химического состава этих вод из разных интервалов разреза приведены в табл. 47.

Участок приурочен к нижнеменилитовым отложениям, находящимся в зоне сильного дробления и интенсивной складчатости. Наибольшая минерализация отмечается в интервале 50— 75 м, выше и ниже она меньше и в целом, по-видимому, обусловлена неравномерной засоленностью пород по разрезу скважины. Бальнеологическое значение этих вод не изучалось, но они, возможно, будут представлять некоторый интерес, исходя из высокого содержания в них органических веществ (13,2 мг/л в интервале 50—102 м).

Ряд скважин (4с, 6с, 8с, Юс, 14с) и источников (№ 6, 11 и др.) не вошли в охарактеризованные участки, что обусловлено главным образом слабой изученностью бальнеологических свойств приуроченных к ним вод, хотя тип последних устанавливается достаточно определенно (табл. 48).

Из табл. 48 видно, что воды эти в большинстве своем относятся к слабоминерализованным гидрокарбонатным натриевым и натриево-кальциевым. Лишь в скв. 4с по всему разрезу

они имеют минерализацию более 1 г/л, а в скв. Юс и 14с такая минерализация наблюдается только в более глубоких частях разреза.

Из изложенного следует, что сходницкие слабоминерализованные воды довольно однотипные — все они относятся к гидрокарбонатным натриевым, натриево-кальциевым, кальциево-натриевым и реже кальциевым.

По керосиноподобному и нефтяному запаху и вкусу многие из них приближаются к воде источника «Нафтуся» № 1, но характеризуются более высокими щелочной реакцией и окислительно-восстановительным потенциалом (от +42,1 до 215 мВ), а также несколько отличным катионным составом, в котором магний играет весьма незначительную роль.

По минерализации близки к минеральной воде источника «Нафтуся» № 1 воды скв. 6с, 380, 357, источника № 1, в подавляющем числе водопунктов она значительно ниже, в некоторых выше .

В табл. 49 приведены данные о микрокомпонентном составе подземных вод Сходницкого месторождения в сопоставлении с минеральной водой источника «Нафтуся» № 1. Обращают на себя внимание высокие содержания железа, особенно в водах источников № 15, 20, 13 и скв. 15с, 13с и некоторых других водопунктов, а также кремнекислоты, которые в воде источника «Нафтуся» № 1 присутствуют в значительно меньших количествах.

Содержание органических веществ (табл. 50) в слабоминерализованных подземных водах Сходницкого месторождения выше, чем в воде источника «Нафтуся» № 1. Органический углерод в сходницких водах содержится в количестве от 2,4 до 19,2 мг/л (табл. 51), т. е. также в значительно большем количестве, чем в воде того же источника. Наблюдения, проведенные Одесским научно-исследовательским институтом курортологии в 1972—1973 гг., показали, что в содержании его имеются сезонные колебания, обусловленные климатическими особенностями.

Формирование макро- и микрокомпонентов состава подземных вод, а также содержащихся в них органических веществ происходит за счет выщелачивания из пород, слагающих месторождение. Последнее хорошо подтверждается данными табл. 52. Изучение органических веществ, например в керне скв. 18с, показывает, что по глубине эти вещества распределены неравномерно. Максимальное содержание их приурочено к горизонту, залегающему на глубине 70 м, вверх и вниз от которого оно падает, особенно значительно вниз по разрезу.

Состав газов, растворенных в сходницких минеральных водах, приведен в табл. 53.

Как видно из табл. 53, эти воды не радиоактивны, содержание сероводорода в них изменяется от нуля и следов до 6,65 мг/л; углекислоты лишь в двух водопунктах (источники № 15 и 13) содержится от 101,5 до 67 мг/л, в воде остальных водопунктов ее значительно меньше, в некоторых она вообще отсутствует; растворенный кислород содержится в большинстве водопунктов,

причем в значительно большем количестве, чем в воде источника «Нафтуся» № 1.

Для установления микробного ценоза сходницких вод было проведено микробиологическое изучение их. В 1968 г. оно осуществлялось на четырех водопунктах, а в 1971—1973 гг. на значительно большем числе водопунктов (22) К. А. Максимович, С. И. Юниковой и С. Н. Глуховской. Полученные ими данные приведены в табл. 54.

Из табл. 54 видно, что в источнике № 15, представляющем воду железистого типа, обнаружено 11 физиологических групп бактерий, среди которых установлены углеводородокисляющие, десульфурирующие и тионовые микроорганизмы, т. е. все три гру!шы бактерий, характерных для минеральной воды «Нафтуся» № 1. Суммарная активность роста бактерий невысокая, 3—7 баллов. Редко в составе микробного мира наблюдались железобактерии, актиномицеты и плесневые грибки.

Одиннадцать физиологических групп бактерий установлены и в садовой воде скв. 2с. Однако из специфических для «Нафту-си» физиологических групп в этой воде обнаружена лишь одна — углеводородокисляющие бактерии, высевавшиеся постоянно.

Воды первого участка месторождения микробиологически неоднородны. В воде источника № 10 наблюдается десять физиологических групп бактерий, в том числе три специфические для «Нафтуси». Непостоянно присутствуют в описываемой воде актиномицеты и плесневые грибки. Суммарная активность роста специфических групп микроорганизмов колеблется от нуля до 18 баллов. Воды источников № 7, 8, 9 и скв. 357 и Зс содержат две специфические для «Нафтуси» группы микроорганизмов (углеводородокисляющие и тионовые), а также актиномицеты. Суммарная активность роста специфических бактерий примерно та же, что и в воде источника № 10.

В воде скв. 18с обнаружено восемь физиологических групп бактерий, из них специфические две — десульфурирующие и тионовые, суммарная активность роста их весьма невысокая. Вода источника № 4 характеризуется наличием 10 физиологических групп бактерий, из которых пять высевались постоянно. В ней установлены все три специфические группы микроорганизмов, отличающиеся весьма высокой суммарной активностью роста. Присутствуют актиномицеты и плесневые грибки.

На третьем участке лишь вода источника № 13 и скв. 13с содержит все специфические для «Нафтуси» № 1 группы микроорганизмов. В воде имеются также актиномицеты, плесневые грибки, железобактерии и наибольшее количество других физиологических групп микробов (10). В воде скв. 1с установлены две группы специфических бактерий с интенсивностью роста в 7 баллов. Воды источников № 12, 4а и 16 имеют только одну общую специфическую группу микробов (углеводородокисляющих) с интенсивностью роста 2—10 баллов. Воды источников №4аи16 содержат актиномицеты и плесневые грибки, отсутствующие в воде источника № 12, но зато в последней отмечаются железобактерии, в воде источников № 4а и 16 не представленные. Из изложенного следует, что минеральные воды третьего участка но микробиологическому составу различаются между собой весьма существенно.

Воды источника № 1, находящегося на четвертом участке месторождения, содержат все три физиологические группы микробов с суммарной активностью роста 14—15 баллов. В них не постоянно присутствуют актиномицеты и плесневые грибки. В воде источника № 3 установлены лишь две специфические для «Нафтуси» группы микроорганизмов, обладающие суммарной активностью роста в 4 балла. Плесневые грибки в этой воде отсутствуют, но актиномицеты встречаются.

Кроме указанных водопунктов, микробный состав изучался еще в воде источников №6,11 и скв. Юс. В воде источника № 6 обнаружен полный комплекс специфических физиологических групп бактерий, гз воде скв. Юс — лишь углеводородокисляющие бактерии, в воде источника № 11 эти группы отсутствуют. Наибольшая суммарная активность роста специфических групп микробов характерна для воды скв. Юс, в которой отмечаются также актиномицеты и плесневые грибки. В воде источника № 6 активность роста микробов составляет 5—7 баллов, актиномицеты обнаруживались не всегда, а плесневые грибки отсутствовали.

Подводя итоги изучения микробного пейзажа минеральных вод Сходницкого месторождения, К. А. Максимович, С. Н. Глу-ховская и С. И. Юникова отмечают следующее.

1.    В результате проведенных исследований в различных водах Сходницы обнаружено двенадцать физиологических групп микроорганизмов (амилолитические, целлюлозоразлагающие, маслянокислые, жирорасщепляющие, метанобразующие, угловодо-родокисляющие, аммонифицирующие, денитрифицирующие, азот-фиксирующие, десульфурирующие, тионовые, железобактерии).

2.    Установлено наличие во многих водах специфических физиологических групп бактерий, характерных для воды источника «Нафтуся» № 1 (углеводородокисляющие, десульфурирующие, тионовые).

3.    По микробиологическим критериям изученные воды разделяются на следующие группы:

а)    содержащие три свойственные воде источника «Нафтуся» № 1 специфические физиологические группы с суммарной активностью роста от нуля до 18 баллов, а также включающие актиномицеты и плесневые грибки (источники № 4, 1,3 — нижний, 10, 6, 15, 13, скв. 12с, 13с);

б)    содержащие две специфические физиологические группы с суммарной активностью роста от нуля до 15 баллов, характеризующиеся наличием только актиномицетов (скв. 357, Зс, 1с, 18с, источники № 9 , 7, 8, 3 — верхний);

в)    содержащие одну специфическую физиологическую группу (скв. Юс, источники № 16, 12, 4а) с суммарной активностью роста от 2 до 12 баллов. В водах обнаружены актиномицеты и плесневые грибки.

Упомянутые исследователи обратили также внимание на коррелируемость микробного ценоза вод с химическим составом и их физиологической активностью. Последняя в 1968 г. изучалась А. Б. Барцевич и В. И. Бешко, а в 1971—1973 гг. Е. О. Капской, О. Д. Гаске и Г. Е. Гуденко. Устанавливалось влияние внутреннего приема минеральных вод на желчеобразовательную функцию печени, выделительную функцию почек, секреторную и эвакуаторную функции желудка. С этой целью Е. О. Капская, О. Д. Гаске и Г. Е. Гуденко источники и скважины разделили на две группы. В первую группу отнесены источники №4, 8, 9, 10,16 и скв. Зс, 18с (интервал 50—100 м) и 1 с (интервал 75—100 м), во вторую — источники № 1, 2, 3, 13 и скв. 13с (интервал 50— 100 м) и 26.

Действие воды первой группы водопунктов (источники № 4, 8, 10, 16 и скв. Зс) на желчеобразовательную функцию печени было изучено на 18 собаках. По данным О. Д. Гаске, Е. О. Капской и Г. Е. Гуденко, результаты физиологических опытов при нагрузке животных минеральными водами в объеме 2% от веса тела сводятся к следующему.

По сравнению с желчеобразованием, определявшимся до водных нагрузок, количество вырабатываемой желчи увеличивается в среднем на 20,4%, причем наиболее сильно оно возрастает после приема воды источника № 10. В контрольных опытах, про-веденных на 26 собаках, под влиянием водопроводной воды выработка желчи увеличилась в среднем лишь на 7,5%.

Концентрация в желчи солей желчных кислот также повысилась в среднем на 22,9%, при этом существенное повышение концентрации холатов (на 20,9—107,0%) отмечалось у большинства животных, особенно под влиянием воды источника № 10. Лишь у семи животных этот показатель изменился. У животных контрольной группы после приема водопроводной воды концентрация холатов в желчи снижалась в среднем на 6,1%. Одновременно с увеличением концентрации увеличивалось (на 55,3%) выведение холатов с желчью, в то время как в контрольных опытах под влиянием водопроводной воды содержание их в желчи в течение опыта оставалось неизменным.

Концентрация в желчи холестерина после приема минеральных вод снижалась в среднем на 26,4%, а выведение его с желчью на 11,7%. В контрольных опытах получены соответственно значения 17,1 и 10%.

Под влиянием минеральной воды в желчи меняется соотношение между холатами и холестерином. Величина холато-холес-теринового коэффициента возрастает в среднем на 62,2%, а в контрольных опытах с водопроводной водой лишь на 26,4%.

Влияние минеральных вод на выделительную функцию почек было изучено на 15 собаках. При тех же условиях нагрузки их этими водами были получены следующие результаты.

По сравнению с мочевыделением, определявшимся до начала опытов, диурез увеличивается в среднем более чем в 5 раз, в контрольных опытах с водопроводной водой — в 4 раза. В течение трех часов после нагрузки животных из организма выводится 87,6% принятого объема минеральной воды, в контрольных опытах — 69%. После приема воды pH мочи снижается с 7,29 до 6,75, в контрольных опытах не меняется. Плотность мочи падает от 1,014 до 1,003, в контрольных опытах с водопроводной водой — от 1,015 до 1,002, т. е. мало отличается от действия минеральной воды. Концентрация мочевины снижается в среднем на 35,9%, а выведение ее с мочой в период водного диузера увеличивается в 3,5 раза. В контрольных опытах первая составляет 55,9%, а увеличение дебита мочевины возрастает лишь в 2,5 раза.

Под влиянием минеральной воды скв. Зс, 12с и источника № 16 концентрация хлоридов в моче снижается на 66,4%, а выведение их увеличивается почти в 2 раза. В контрольных опытах соответствующие цифры равны 72,6 и 53,6%.

Действие минеральных вод второй группы водопунктов (источники № 1, 3, 2, 13 и скв. 13с и 26) на желчеобразовательную функцию печени изучено на 22 собаках. Проведенными экспериментами установлено, что количество вырабатываемой желчи после приема минеральных вод этих водопунктов в среднем остается таким же, как и в контрольных опытах, когда животные получали водопроводную воду. То же отмечается с концентрацией солей желчных кислот и выведением холатов с желчью, которые в обоих случаях не меняются. Средние концентрации холестерина в желчи после приема минеральной воды были теми же, что и после приема водопроводной воды, но выведение его с желчью повышалось на 12, 9%. Соотношение между холатами и холестерином в желчи оставалось постоянным.

Из шести водопунктов второй группы лишь минеральная вода двух из них (источник № 2 и скв. 13с) оказывала положительное влияние на ряд показателей внешнесекреторной функции печени.Так, под влиянием воды этих водопунктов у трех из пяти собак увеличилось количество отделяемой желчи на 26,5—54,1%, возрос дебит холатов на 36,1—45,7%, повысился холато-холес-териновый коэффициент.

Влияние минеральных вод второй группы водопунктов на выделительную функцию почек испытывалось на 12 и контролировалось на 48 собаках. Установлено, что после приема минеральной воды диурез у животных возрастал в среднем почти в 6,5 раза, в то время как водопроводная вода повышала его лишь в 4 раза. В течение трех часов после нагрузки животных из организма выводится в среднем 101,3% принятого объема минеральной воды, а водопроводной — 69%, pH мочи снижается от 8,05 до 7,53 при постоянном составе ее в случае с водопроводной водой. Плотность мочи при приеме минеральной и водопроводной воды уменьшалась в тех же пределах. Концентрация мочевины в моче под влиянием минеральной воды снижалась в среднем на 43,1%, а дебит ее возрастал более чем в 3,5 раза. При приеме водопроводной воды концентрация мочевины составляла 55,9%, а дебит не превышал 2,5 раза. Наконец, минеральные воды источников № 1, 3 — нижнего, 13 и скв. 13с увеличивают концентрацию хлоридов в моче на 65, 2%, а выведение ее —почти в 2 раза. В контрольных опытах с водопроводной водой концентрация хлоридов в моче снижалась на 72,6%, выведение ее возрастало лишь в 1,5 раза.

Таким образом, изложенные материалы показывают, что минеральные воды Сходницкого месторождения, объединенные в первую группу водопунктов, на желчеобразовательную функцию печени и выделительную функцию почек действуют примерно так же, как и вода Трускавецкого .источника «Нафтуся» № 1. Они стимулируют желчеобразовательную функцию печени, увеличивают выработку желчи, способствуют синтезу холатов в печени и изменяют соотношение между холатами и холестерином в желчи в сторону повышения холато-холестеринового коэффициента. Минеральные воды первой группы водопунктов обладают также стимулирующим влиянием на выделительную функцию ночек. Воды второй группы водопунктов влияют лишь на выделительную функцию последних. На желчеобразовательную функцию печени они либо совсем не оказывают влияния, либо (источник № 3 — нижний и скв. 13с) стимулируют этот процесс слабо.

Как отмечают О. Д. Гаске, Е. О. Капская и Г. Е. Гуденко, результаты выполненных физиологических экспериментов относительно хорошо согласуются с составом микрофлоры минеральных вод. Действительно, воды Сходницы, активно влияющие на желчеобразовательную функцию печени и выделительную функцию почек, в своехМ микробном составе, как правило, содержат углеводородокисляющие, а в некоторых случаях десульфуриру-ющие и тионовые бактерии, т. е. те, которые являются специфическими физиологическими группами микроорганизмов для минеральной воды источника «Нафтуся» № 1. Воды, лишенные этих бактерий, обычно не оказывают биологического действия на клетки печени (источник № 11).

Помимо экспериментальных исследований в лабораторных условиях с животными, минеральная вода источника № 3 была испытана на больных, страдавших мочекаменной болезнью и хроническим пиелонефритом и находящихся на излечении в урологическом отделении Сходницкой поселковой больницы. На основании проведенных исследований врачи И. Т. Шимонко и С. И. Дуда пришли к заключению, что эта вода обладает выраженным диуретическим эффектом не только у здоровых, но и у больных мочекаменной болезнью и хроническим пиелонефритом. Сделанные ими предварительные выводы в связи с этим сводятся к следующему:

1)    комплексное лечение больных хроническим пиелонефритом и мочекаменной болезнью с применением воды источника № 9 дает благоприятные ближайшие результаты;

2)    при хроническом пиелонефрите и мочекаменной болезни снижается выраженность болевого синдрома, исчезают общая утомляемость, головная боль, улучшается аппетит;

3)    при хроническом пиелонефрите интенсивность протеину-рии, лейкоцитурии, гемапурии, количество солей под воздействием проводимого лечения заметно снижаются;

4)    внутренний прием минеральной воды способствует отхож-дению небольших конкрементов.

Изложенное показывает, что минеральные воды значительной части водопунктов Сходницкого месторождения по своим физическим свойствам, особенностям химического и газового состава, растворенным в них органическим веществам, наконец, по условиям образования всего комплекса этих элементов и свойств, а так же по лечебному воздействию на организм человека аналогичны минеральным водам источника «Нафтуся» № 1.

Однако эксплуатационные ресурсы этих вод месторождения еще не определены, оно находится в стадии детальной разведки. Дебит естественных проявлений минеральных вод (источники № 1, 7— 10) в декабре 1971 г., по данным Одесского научно-исследовательского института курортологии, составлял 43 м3/сут, т. е. был близким к эксплуатационным ресурсам Трускавецкого месторождения минеральных вод. В том числе дебит рядом расположенных источников № 7—10, представляющих, по-видимому, единый выход воды, в сумме был равен 30 м3/сут. Это дает достаточные основания предполагать,что масштабы Сход-иицкого месторождения минеральных вод будут значительно выше Трускавецкого.

В связи с этим в заключение мы не можем еще раз не упомянуть и не обратиться со словами благодарности к первооткрывателю Сходницкого месторождения —Емельяну Алаксандроовичу Стоцкому, энтузиазм и неутомимая энергия которого далй этому замечательному краю второе дыхание и помогли поставить природные богатства его на благо и здоровье трудящихся нашей страны.

ПЕРСПЕКТИВЫ ВЫЯВЛЕНИЯ НОВЫХ МЕСТОРОЖДЕНИЙ МИНЕРАЛЬНЫХ ВОД ТИПА «НАФТУСИ» В КАРПАТАХ

Д. И. Склярук и С. А. Шапиро (1957 г.) на основании комплексного изучения условий формирования минеральной воды типа «Нафтуся» № 1, ее неорганического и органического составов, а также предполагавшейся ими связи малых составных частей этой воды с бориславской нефтью считали, что подобные воды могут формироваться не только в Трускавце, но и в районе г. Борислава и в других местах, где есть месторождения нефти.

Указанные исследователи писали: «Выполненные нами исследования показали, что открытие в слабоминерализованной воде комплекса органических соединений, связанных своим происхождением с нефтью, имеет поисковое значение для лечебных вод типа «Нафтуся». По нашему мнению, поиски этих вод следует вести и в других нефтеносных районах СССР, где геологические и другие условия близки к Бориславскому месторождению нефти».

Такие работы с целью поисков новых подобных месторождений, как уже отмечалось выше, по заявке Е. А. Стоцкого, были поставлены в Бориславском районе в 1959 г. и с перерывами продолжаются до сих пор. Они выполнялись Львовской геологической экспедицией Украинского геологического управления на площади около 1000 км2, включавшей часть Предкарпатско-го краевого прогиба и Восточных Карпат в районе курортов Моршин и Трускавец и населенных пунктов Подбук, Борислав, Стебник, Улично, Стрый, В. Синеводное, Рыбник, Сход-ница и др.

В процессе этих работ на указанной площади было зарегистрировано около 3000 родников, выступающих из пород различного состава и геологического возраста. Установлено, что среди этого большого числа родников подавляющее количество их имеют пресную воду, в области распространения соленосных отложений (в прогибах) на поверхность выступают родники с соленой водой, а на площади развития нефтяных месторождений— с водой специфического состава, содержащей сероводород и нефтяные органические вещества. Больше всего родников выявлено на площади Карпатской складчатой области вблизи нефтепромыслов Борислава, Мражницы, Сходницы и Зимовок. Среди этих родников имеются родники с сероводородной и железистой высокоминерализованной водой, содержащей в своем составе бор, бром, иод, кремнезем и другие микрокомпоненты, а также слабоминерализованные воды, содержащие органические вещества нефтяного происхождения.

Сероводородные воды распространены в районе Сходницы — Борислава и связаны с песчаниками нижнего палеогена. Дебиты родников изменяются от 0,001 до 0,5 л/с, температура воды 8° С, а минерализация меняется от 0,2 до 0,4 г/л, состав гидрокарбонатный кальциево-магниево-натриевый. Железистые воды приурочены к отложениям менелитовой серии верхнего палеогена. Они выступают на поверхность в долинах рек Тисьменицы, Сходницы и некоторых других притоков р. Стрый. Максимальные дебиты этих родников еще меньше (до 0,1 л/с), чем указанных, а минерализация воды выше и достигает 1 г/л при сульфатном натриевом и кальциевом составе. Воды высокой минерализации с бором, бромом, иодом, кремнекислотой вскрываются на нефтеносных и газоносных площадях района.

Из числа названных типов вод, естественно, наибольший интерес представляют слабоминерализованные воды, сходные как по минерализации, так и составу с минеральными водами источника «Нафтуся» № 1. Такие воды Львовской геологической экспедицией встречены в пос. Сходница и в районе г. Борислава. Результаты изучения минеральных вод Сходницкого месторождения изложены выше.

В г. Бориславе и его окрестностях были изучены воды источников, расположенных в верховьях р. Тисьменки (№ 3612 и 3613), притока р. Тисьменицы (№ 4016) в районе Мражницы, г. Борислава, а также источник «Джерельная», находящийся в конце улицы Жерельная в средней части правого притока р. Тисьменицы на левом склоне долины ручья. Кроме того, были обследованы источник в местности Тустановичи и скв. 24-П из притока ручья Быстрый. Результаты анализов химического состава воды перечисленных водопунктов приведены в табл. 55.

По анионному составу здесь выделяются гидрокарбонатные, гидрокарбонатно-хлоридные, хлоридно-гидрокарбонатные и хло-ридно-гидрокарбонатно-сульфатные воды.

К гидрокарбонатному кальциево-натриевому типу относятся воды источников № 4016 и 3613, характеризующиеся резко выраженными керосиноподобными запахом и вкусом с примесью сероводорода. Концентрация водородных ионов этих вод 7,5— 7,7, а окислительно-восстановительный потенциал находится в пределах от +72 до +128 мВ, минерализация изменяется от 0,36 до 0,6 г/л, содержание магния колеблется от 10 до 11,2 мг/л. Из микрокомпонентов (табл. 56) в них определены железо, марганец, алюминий, кремнекислота, метаборная кислота, фосфаты.

Органические вещества вод представлены легко- и трудно-окисляемыми. Первые содержатся в количестве от 0,62 до 1,28 мг/л, а вторые — от 1,2 до 2,45 мг/л (табл. 57).

В воде обоих источников определены смолы, гуминовые вещества, качественно различающиеся между собой, а в воде источника № 3613, кроме того, и сложные эфиры.

В составе растворенных газов воды установлены достаточно высокие содержания сероводорода и кислорода, и низкие — углекислого газа (табл.58).

В составе гидрокарбонатно-хлоридных вод по катионам выделяются кальциево-натриевые, натриево-кальциевые и натриево-кальциево-магниевые.

К первому типу относится вода Мражницкого источника, изливающаяся на поверхность из трубы. Она имеет сероводородный и смешанный нефтяной и керосиноподобный запах и вкус, и низкий окислительно-восстановительный потенциал (+43 мв). Минерализация воды составляет 0,75 г/л, содержание магния очень низкое (6,3 мг/л). Из микрокомпонентов в ней присутствуют железо, марганец, алюминий, медь, кремнекислота, метаборная кислота и фосфаты, а также бром, иод, стронций и барий. Вода характеризуется также повышенным содержанием органических веществ, растворенного кислорода, низким—углекислого газа и примерно одинаковым с водой источника «Нафтуся» № 1 — сероводорода.

Представителем гидрокарбонатно-хлоридных натриево-кальциевых вод является вода скв. 24-П, находящейся у курорта Зимовка за г. Трускавцом. Вода эта имеет слабый керосиноподобный и сероводородный запах и вкус, слабощелочную реакцию, окислительно-восстановительный потенциал ее равен + 203 мВ. Минерализация этой воды несколько больше предыдущей и составляет 0,85 г/л, но магния в ней также мало. Из микрокомпонентов в ней установлены железо, марганец, кремнекислота, алюминий, медь, следы титана. По содержанию органических веществ она приближается к воде источника «Нафтуся» № 1, но по количеству растворенных газов резко отличается от последней.

Г идрокарбонатно-хлоридный натриево-кальциево-магниевый состав имеет вода источника № 3612, находящегося недалеко от источника № 3613. Она также обладает керосиноподобными запахом и вкусом с примесью сероводорода, слабощелочными свойствами, окислительно-восстановительный потенциал ее меняется от +17 до +38 мВ. Минерализация этой воды составляет лишь 0,36 г/л, а содержание магния в ней не превышает 13 мг/л. По общему количеству органических веществ эта вода близка к воде скв. 24-П, но отличается от нее меньшим количеством растворенных газов, несколько большим содержанием марганца и кремнекислоты и полным отсутствием железа.

К хлоридно-гидрокарбонатному кальциево-натриевому типу относится вода восходящего источника Мражница, у трубы, находящегося у дороги, идущей из г. Борислава в пос. Сходница. Вода имеет слабощелочную реакцию, слабовосстановительные свойства и минерализацию, равную 0,87 г/л. Запах и вкус ее керосиноподобные, содержание магния в воде составляет всего лишь 10 мг/л, а микрокомпонентов близко к содержанию их в воде источника «Нафтуся» № 1. Состав газов и органических веществ воды не изучались.

Хлоридно-гидрокарбонатную натриево-магниевую воду имеет источник Джерельная в г. Бориславе, каптированный бетонным кольцом диаметром 1 м. Она характеризуется слабым сероводородным и керосиноподобным запахом, горьковато-соленым привкусом и слабощелочной реакцией. Окислительно-восстановительный потенциал воды меняется от +83 до +107 мВ, минерализация составляет 0,74 г/л, а содержание магния 16 мг/л. В воде определены трудно- и легкоокисляемые органические вещества, •смолы, повышенные содержания кислорода и пониженные — углекислого газа и сероводорода.

Последний источник из группы Бориславских вод — Ту-становичи — имеет хлоридно-гидрокарбонатно-сульфатную магниево-кальциево-натриевую воду. Цвет воды желтовато-мутноватый, запах сероводородный и керосиноподобный, реакция слабощелочная, окислительно-восстановительный потенциал равен + 138,3 мВ. Минерализация ее составляла 0,71 г/л, но в некоторые годы достигала 2 г/л, при этом тип воды также менялся. По содержанию железа, марганца, кремниевой кислоты и углекислого газа эта вода близка к воде источника «Нафтуся» № 1. От последнего она отличается повышенным содержанием кислорода, сероводорода, органических веществ как легкоокисля-емых, так и трудноокисляемых, а также гуминовых кислот и смол темно-коричневого цвета.

Сравнительный анализ химического состава бориславских вод с составом минеральной воды источника «Нафтуся» № 1, выполненный В. Ф. Бахмат, Н. Р. Богайчук и другими, позволил им прийти к выводу, что среди этих вод полных аналогов ее нет. Гидрокарбонатные кальциево-магниевые воды источников № 3613 и 4016 больше сходны со сходницкими гидрокарбонатными кальциево-натриевыми и натриево-кальциевыми водами. Воды источника № 3612, Мражницких источников (верхнего и нижнего), Джерельного и скв. 24-П относятся не к гидрокарбонатному, а гидрокарбонатно-хлоридному и хлоридно-гидрокар-бонатному типам и характеризуются целым рядом особенностей, отсутствующих как в минеральной воде источника «Нафтуся» № 1, так и в сходницких водах.

Воды Бориславской группы источников отличаются от сходницких вод более интенсивным молочно-желтым свечением, а также наличием смол с более интенсивным желто-коричневым цветом. Изучение биологического действия воды Мражницких источников № 3612 и 3613 на животных показало, что они не могут считаться аналогичными минеральной воды источника «Нафтуся» № 1.

Таким образом, выполненными исследованиями можно считать установленным, что бориславские воды характеризуются своей спецификой, отличающей их как по химическому составу, так и по составу растворенных в них газов и органических веществ, а также по физиологическому действию на животных от минеральной воды источника «Нафтуся» № 1. Общим для всех этих вод является лишь наличие в них веществ с керосиноподобными запахом и вкусом.

Однако проведенными работами проблему дальнейших поисков в районе аналогов минеральной воды типа «Нафтуся» нельзя считать законченной. Исходя из высоких лечебных свойств этой воды, ее относительно ограниченных ресурсов и благоприятных геологических и гидрогеологических условий для формирования подобных вод, эти работы необходимо продолжить. Из числа уже выявленных объектов, в согласии с В. Ф. Бахмат, Н. Р. Богайчук, С. Н. Глуховской и Т. В. Скрябиной, мы считаем, что необходимо тщательно изучать своеобразные по химическому составу воды Тустановичей, в этом отношении совершенно не исследованные, но широко используемые в лечебных целях неорганизованными больными, особенно в летнее время.

Из числа уже известных объектов, заслуживающих дальнейшего изучения в связи с необходимостью увеличения ресурсов минеральных вод типа «Нафтуся» № 1, несомненно является участок источника № 11 («Юзя»), вода которого, по данным клинических исследований, приближается по своим лечебным свойствам к воде источника «Нафтуся» № 1, а также участок источника «Нафтуся» № 2, изученный очень слабо, но в пределах которого могут быть выявлены новые ресурсы этих вод,, возможно, с более высокими лечебными свойствами.

АНАЛОГИ МИНЕРАЛЬНЫХ ВОД ТИПА «НАФТУСИ»

В ДРУГИХ РАЙОНАХ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

Когда едешь поездом в г. Трускавец и въезжаешь на территорию Львовской области, приятный голос поездного диктора знакомит пассажиров с историей ее развития и возникновением г. Львова, а также с промышленностью, сельским хозяйством, наукой и^ культурой области. Среди достопримечательностей Львовской области неизменно называется минеральная вода «Нафтуся», при этом подчеркивается, что другой такой воды, равной ей по бальнеологическим свойствам, в мире нет, за исключением Уругвая. К сожалению, нам не удалось познакомиться с материалами о водах Уругвая. Но мы обобщили имеющиеся данные по районам Советского Союза, минеральные воды которых некоторые исследователи сравнивают с минеральной водой «Нафтуся». Месторождения таких вод находятся в Азербайджане, на Урале, в Ульяновской и Хмельницкой областях. Материалы о минеральных водах их сводятся к следующему.

Минеральные воды Калаалты и Тенгиалты. В ходе предварительных исследований, выполнявшихся в 1964, 1965 гг. в АзНИИ курортологии и физических методов лечения, выделено 14 возможно перспективных источников на минеральную воду типа «Нафтуся», расположенных в пределах Кубинского, Дивичинского, Шемахинского и Исмаилинского районов. Из указанного числа источников наиболее интересными признаны два—Калаалты и Тенгиалты. Первый источник находится в 17 км юго-западнее г. Дивичи у подножья горы Чирок на лесистом склоне на высоте около 400 м над уровнем моря, а второй — Тенгиалты — в 400 м западнее одноименного села в живописном Тенгинском ущелье.

Выходы источников приурочены к мезозойско-кайнозойским отложениям, простирающимся в общекавказском направлении, к их верхней, наиболее промытой атмосферными осадками части разреза. Породы на участке формирования минеральных вод обогащены органическими веществами нефтяного происхождения, которые, выщелачиваясь, поступают в эти воды.

По данным М. А. Кашкая и С. М. Гаджиева (1969), дебит источника Калаалты составляет 168 м3/сут и находится в тесной зависимости от режима выпадения атмосферных осадков, изменяясь в пределах 40-200 м3/сут (Ахундов, Кадыров, 1970). Дебит источника Тенгиалты не превышает 1 м3/сут.

Формулы химических составов минеральных вод источников Калаалты и Тенгиалты соответственно таковы:

Как видно из этих формул, слабоминерализованные гидрокарбонатные кальциевые и кальциево-магниевые воды близки к минеральной воде «Нафтуся». Состав органических веществ, установленных в минеральных водах источников, приводится в табл. 59.

В газовом составе минеральных вод источников преобладают азот и углекислота, метана в них содержится соответственно 4,3 и 15,4% объем., а сероводорода 2,7 и 6,4 мг/л.

Из микробного мира в воде обоих источников установлены сульфатредуцирующие и сапрофитовые бактерии, а также железобактерии. Из микроэлементов в водах присутствуют железо, марганец, цинк, медь, стронций в количестве 4,2 и 3,2 мг/л.

А. Р. Ахундов и А. А. Кадыров (1970) дополнили этот список микроэлементов барием, титаном, литием, следами серебра, свинца, рубидия, цезия, иода и брома.

Все исследователи, занимавшиеся изучением воды минеральных источников Калаалгы и Тенгиалты пришли к выводу, что по минерализации, составу макро- и микрокомпонентов ее, а также органических веществ, микробного мира и газов они близки к минеральной воде «Нафтуся». Как и последняя описываемые воды считаются инфильтрационного происхождения.

Обуховские минеральные источники находятся в Камышловском районе Свердловской области в 135 км восточнее г. Свердловска в пределах одноименной межгорной впадины. Последняя вытянута в меридиональном направлении примерно на 12 км при ширине 1—2 км и имеет равнинную поверхность с массивами соснового и смешанного лиственного леса, придающими ей прекрасный живописный вид.

По данным В. Е. Кулаковой и В. Ф. Ковалева (1965 г.), фундамент впадины неровный и так же, как и обрамляющие ее высоты, сложен высокометаморфизованными палеозойскими породами, сотоящими из известняков, сланцев, порфиритов и их туфов, а также гранито-гнейсов.

Впадина выполнена триас-юрскими и палеоген-меловыми морскими и континентальными отложениями переменной мощности и литологического состава. Триас-юрские отложения сложены гравелитами, алевролитами, аргиллитами, песчаниками и конгломератами общей мощностью 100—150 м. Отложения нижнего мела мощностью 30—40 м образованы песками, пестрыми глинами и гравелитами. В составе верхнего мела установлены пески, песчаники и зеленовато-серые глины мощностью 40—60 м. Нерасчлененные палеоген-меловые отложения мощностью 36,5 м представлены опоковидными глинами, песками, серыми и темно-серыми глинами. Заканчивается разрез маломощной (6,5 м) толщей аллювиальных песков, содержащих прослойки глин.

Отложения впадины образуют брахисинклинальную складку с падением пород на крыльях до 45—70°. На востоке впадина обрамляется крупной зоной разрывных дислокаций.

В отложениях триаса — юры и в песках мела, залегающих под опоками и опоковидными глинами палеоген-меловых образований, формируются напорные воды, пьезометрический уровень которых устанавливается до 2 м над поверхностью земли. Дебиты скважин, вскрывших эти пески на глубине 39,6 м, достигают 25 л/с.

Верхнемеловой водоносный горизонт является основным водоносным горизонтом минеральных вод, пользующимся повсеместным распространением. Минерализация этих вод в верхней части разреза составляет десятые доли грамма на литр, но с глубиной она достаточно быстро увеличивается. На глубине около 40 м состав воды характеризуется следующими формулами:

Более высокую минерализацию (до 10—20 г/л) эти воды приобретают на востоке впадины, где они залегают под водоупорной толщей глин палеогена.

Из микрокомпонентов в воде установлены: железо, стронций, титан, бор, иод, бром, мышьяк, цинк, кремнекислота (26,6 мг/л). Растворенные в воде газы представлены азотом (74%), метаном (24%), углекислотой (12 мг/л, 1,3%), сероводородом (6 мг/л, 0,7%), а органические вещества — нафтеновыми кислотами (0,25 мг/л), гуминовыми веществами (4,5 мг/л), битумами (6,4 мг/л), жирными кислотами (0,15 мг-экв/л), фенолами (8 мкг). Изучением органических веществ, сероводорода и кремнекислоты в обуховских минеральных водах занимался также В. И. Маурер (1969 г.). Результаты его исследований в сопоставлении с данными химического состава воды «Нафтуся» приводятся в табл. 60.

Из табл. 60 видно, что количества битумов, определенных Б. Е. Кулаковой и В. Ф. Ковалевым (1965 г.), существенно различаются.

Питание подземных вод верхнемеловых отложений происходит со стороны восточного склона Урала за счет инфильтрации атмосферных осадков в палеозойские породы и непосредственно в меловые пески и песчаники, выходящие на поверхность.

В. Е. Кулакова и В. Ф. Ковалев (1965 г.) считают, что окончательное формирование химического состава этих вод происходит в триас-юрских и меловых морских и континентальных осадках в зоне полузакрытых и закрытых структур, характеризующихся затрудненным водообменом с поверхностью.

В высоководоносных отложениях палеогена распространены воды с минерализацией до 1 г/л, широко используехмые местным населением для хозяйственно-питьевого водоснабжения. Они залегают на глубине 40—60 м, местами напорные, преимущественно гидрокарбонатно-хлоридные натриевые с небольшим (до 0,5 мг/л) содержанием железа. В четвертичных аллювиальных и делювиальных отложениях формируются слабоминерализованные грунтовые воды гидрокарбонатного кальциевого состава.

Обуховские минеральные воды издавна славятся своими целебными свойствами. На курорте Обухово они успешно применяются при лечении заболеваний желудочно-кишечного тракта, печени и желчевыводящих путей. В. И. Маурер (1969 г.) усматривает сходство этих вод с минеральной водой «Нафтуся» в наличии в них гуминовых веществ и значительных количеств кремниевой кислоты. Однако природа гуминовых веществ в этих двух водах различна. Если в «Нафтусе» они связаны с породами, содержащими озокерит и окисленные битумы, то здесь они имеют сходство с гуминовыми веществами сероземов и, возможно, поступают в минеральные воды из почвы, образовавшись за счет гумусовых веществ последних.

Ундоровский минеральный источник находится в 40 км от г. Ульяновска в лесной местности между селами Большие и Малые Ундоры. По данным Е. М. Чучкалова (1967 г.), источник выходит из сланцевых пород, обнажающихся в оврагах и приволжских береговых складках. Дебит источника 125 м3/сут. Формула химического состава воды следующая:

Вода гидрокарбонатно-сульфатная кальциево-магниевая, пресная. В ней определено 13 микроэлементов, а из органических веществ — битумы, количество которых достигает 21,8 мг/л. Е. М. Чучкалов отмечает, что по содержанию последних и химическому составу ундоровская вода близка к минеральной воде источника «Нафтуся» № 1. Выполненные им клинико-экспериментальные исследования показали, что питьевое лечение этой водой больных, страдающих язвенной болезнью, способствует нормализации нарушенных основных функций желудка и процессу рубцевания язвы желудка и 12-перстной кишки.

Сатан овские минеральные воды обнаружены вблизи одноименного селения Хмельницкой области и по соседству с тернопольской деревней Калгаровка. По предварительным данным Одесского института курортологии, вскрытая здесь несколькими скважинами минеральная вода по особенностям своего состава близка к минеральной воде источника «Нафтуся» № 1. Вода напорная с пьезометрическим уровнем выше поверхности земли. Дебиты скважин довольно высокие, что позволяет говорить о достаточно больших масштабах открытого месторождения. Однако всестороннее изучение этих вод, которое позво* лило бы сделать более определенные выводы о них, еще не завершено.

Приведенные материалы требуют некоторых пояснений. Состав минеральных вод источника Калаалты и Тенгиалты действительно близок к составу минеральной воды «Нафтуся», но полностью ему не идентичен. Недостаточно изучено органическое вещество воды источников, микробный мир, населяющий ее, совершенно не изучены лечебные свойства.

Обуховские минеральные воды резко отличаются по составу и минерализации от минеральной воды «Нафтуся», природа органических веществ их совершенно другая, и они изучены крайне слабо, не изучен микробный состав воды, возможности использования ее для лечения урологических заболеваний.

Состав воды Ундоровского источника близок к составу минеральной воды «Нафтуся», но существенно отличается от нее минерализацией, слабо изучены органические вещества этих вод, совершенно не изучен микробный состав, не выявлены возможности использования их для лечения заболеваний печени и желчных путей, а также урологических заболеваний. Хотя вице-президент Академии художеств А. Ф. Лабазин, лечившийся в Ундорах в 1824 г. и оставил после себя запись о том, что вскоре на себе и других, бывших с ним, он приметил, что «сия вода имеет моче-гонительную силу и возбуждает жажду и аппетит ...», в дальнейшем изучении воды эта оценка ее не получила развития.

Таким образом, все изложенное позволяет заключить, что пока не открыто другой воды, которая по своим лечебным свойствам была бы аналогична минеральной воде «Нафтуся» и что типизацию подобных вод в последующем необходимо проводить не на одном каком-либо сходстве новых вод с водой «Нафтуся», а с учетом всего комплекса свойств, которыми обладает последняя (химический состав, органические вещества, микробный мир, лечебные свойства).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Мы познакомились с очень популярным курортом Трускавец и его минеральными водами, которые образуют одноименное месторождение, занимающее площадь около 9 км2. В структурном отношении месторождение представляет собой небольшой артезианский бассейн, в строении которого участвуют водоносные комплексы загорской, верхневоротыщенской и стебникской свит нижнего неогена и водоносный горизонт четвертичных отложений. Как водовмещающие, так и водоупорные породы, составляющие названные водоносные комплексы неогена, характеризуются тонким чередованием в разрезе и очень быстрой сменой состава по простиранию, в связи с чем выдержанные водоносные горизонты на площади месторождения отсутствуют. Воды слабонапорные с пьезометрическим уровнем, поднимающимся в отдельных пунктах выше поверхности земли. Фильтрационные свойства и водоносность пород слабые и весьма изменчивые по разрезу.

Исключительно разнообразна по своему составу и степени минерализации гамма минеральных вод, сформировавшихся на месторождении. Главной лечебной водой его является слабоминерализованная гидрокарбонатная кальциево-магниевая минеральная вода источника «Нафтуся» № 1, обладающая высоким диуретическим действием и способностью усиливать выделение продуктов обмена человеческого организма. Подобные воды не имеют себе равных не только в Советском Союзе, но, насколько нам известно, и на площади земного шара в целом, за исключением Уругвая. Именно эти воды определили профиль курорта для больных, страдающих заболеваниями желудочно-кишечного тракта, печени и желчевыводящих путей, обмена веществ, урологических заболеваний, и создали ему мировую славу.

Минеральная вода «Нафтуся» помимо макрокомпонентов химического состава содержит значительное количество микрокомпонентов, среди которых установлены марганец, железо, титан, кобальт, медь, свинец, серебро, стронций, бром, иод, фтор, кремнекислота и некоторые другие. В этом длинном списке микрокомпонентов присутствуют элементы как с установленным токсическим действием на организм человека, так и терапевтически активные. Однако концентрации первых таковы, что они не дают оснований запрещать использование этой воды для питьевых целей, а концентрации вторых не достигают тех значений, после которых ее можно было бы рекомендовать использовать в лечебном процессе. Но если бы на некоторое время допустить, что содержания микрокомпонентов, за которыми закрепилось мнение о их высокой терапевтической активности (железо, кобальт, иод, бром, медь, молибден, марганец, кремне-кислота), были такими, что их необходимо учитывать при бальнеологической оценке минеральной воды «Нафтуся», то в этом случае лечебное действие последней и этих микрокомпонентов на человеческий организм резко различались бы своей направленностью.

Например, по данным В. В. Иванова и Г. А. Невраева (1964 г.), железо, содержащееся в минеральных водах, благоприятно действует при лечении железодефицитных анемий. Медь, кобальт, марганец, молибден и другие микрокомпоненты тяжелых металлов усиливают всасывание железа в желудочно-кишечном тракте и стимулируют кроветворение. Йодные минеральные воды используются для профилактики атеросклероза, при хронических склеротических и рубцующих процессах как отхаркивающее средство и т. д. Бромные воды рекомендуются обычно лицам с ослабленной нервной системой. Воды с повышенным содержанием кремневой кислоты эффективны при лечении кожных заболеваний, травматических повреждений, некоторых заболеваний желудочно-кишечного тракта. Отсюда следует важный вывод о том, что микрокомпоненты, содержащиеся в воде «Нафтуся», не имеют никакого отношения к ее лечебному началу.

Газонасыщенность минеральной воды слабая, что позволяет предполагать, что газы не играют никакой роли в определении высоких лечебных свойств воды. На этом фоне несомненный интерес представляют органические вещества, растворенные в минеральной воде «Нафтуся» № 1. Они довольно разнообразны. В их составе, как мы видели, установлены гуминовые вещества, битумы, легколетучие и труднолетучие фенолы, жирные и нафтеновые кислоты, органические углерод и азот и некоторые другие. На возможное бальнеологическое значение органических веществ, присутствующих в минеральных водах, впервые обратил внимание академик В. И. Вернадский. Так, в своей широко известной работе «История природных вод» (1933 г.) он в связи с этим писал: «Органические вещества минеральных вод в буквальном смысле слова terra incognita. Несмотря на их малые количества их бальнеологическое значение может быть огромно». О том, что органические вещества играют важнейшую роль в определении бальнеологических свойств минеральной воды источника «Нафтуся» № 1, свидетельствуют приведенные выше результаты опытов, поставленных научными сотрудниками Одесского научно-исследовательского института курортологии М. Т. Ковалевой и И. А. Шухтиной (1965 г.). Из этих опытов остается лишь неясным, какие компоненты состава органических веществ, присутствующих в этой воде, определяют ее лечебные свойства. Среди исследователей по этому вопросу нет единого мнения. Все они сходятся лишь к одному, утверждая, что эти вещества имеют нефтяное происхождение, т. е. извлечены из водовмещающих пород, обогащенных нефтяными продуктами. Таким образом, мы можем заключить, что высказанное нашим выдающимся ученым В. И. Вернадским предположение о возможной большой роли органических веществ в бальнеологических свойствах минеральных вод на примере Трускавецкого месторождения получило свое реальное подтверждение.

В последние годы внимание ученых было обращено на изучение микрофлоры минеральных вод источника «Нафтуся» № 1. В результате выполненных исследований установлено, что эти воды содержат разнообразную микрофлору, оказывающую существенное влияние на преобразование содержащихся в ней органических веществ. По мнению некоторых исследователей, из всех физиологических групп микроорганизмов, выделенных в воде, наибольшего внимания заслуживают бактерии, окисляющие углеводороды и потребляющие серу. Именно эти бактерии содержатся в значительных количествах в минеральной воде источника «Нафтуся» № 1 и аналогичной ей, вскрытой скважинами, что возможно, способствует ее физиологической активности.

Исключительно интересным является естественный режим минеральных вод месторождения. Наблюдения за колебанием их уровня, температурой, химическим и газовым составами, а также за дебитами водопунктов показали самую тесную их связь с климатообразующими факторами. В процессе этих наблюдений удалось выявить различные временные циклы изменений положения уровней и изменения дебитов водопунктов, среди которых намечаются и 11-летние циклы, совпадающие с такими же временными циклами проявления солнечной активности. Нам представляется, что это имеет не только теоретическое, но и определенное практическое значение. Установленная связь может быть использована для качественного прогноза ресурсов минеральных вод в периоды около лет резкого изменения солнечной активности, а также для планирования заезда больных на курорт.

Участок месторождения находится в зоне активного и затрудненного водообмена. Состав и минерализация воды его формируются за счет солей, выпадающих вместе с атмосферными осадками на поверхность земли, но главным образом за счет выщелачивания их из водовмещающих пород. Из последних при этом процессе поступают в минеральные воды также микрокомпоненты и органические вещества.

В распределении минерализации и состава воды установлена вертикальная зональность. Пресные гидрокарбонатные и гидро-карбонатно-сульфатные кальциево-магниевые воды типа «Нафтуся» формируются в зоне активного и в нижней части зоны затрудненного водообмена. Все остальные типы вод, вплоть до рассолов, формируются в зоне затрудненного водообмена. На распределение состава воды, помимо рельефа и характера пород, с которыми она взаимодействует, большое влияние оказывает тектоническая структура участка месторождения. Из приведенных выше материалов следует, что залежь минеральных вод источника «Нафтуся» № 1 да, по-видимому, и источника «Нафтуся» № 2 образует по существу линзу пресных вод, залегающую на соленых водах.

Подобные линзы достаточно широко распространены на земном шаре. Они формируются на морских побережьях и островах, но особенно их много в аридных районах. У нас, в Советском Союзе, они широко развиты в Средней Азии, в Казахстане, на Северном Кавказе. За рубежом они известны на площади Аравийско-Месопотамского артезианского бассейна, в некоторых артезианских бассейнах Ирано-Афганского гидрогеологического района, в Центральной Азии и во многих других местах. Размеры их самые разнообразные— от долей квадратного километра до нескольких сотен и тысяч квадратных километров. Например, известная Ясханская линза пресных вод в Туркмении занимает площадь около 2000 км2. Однако большинство линз относится к категориям мелких и реже средних. К мелким линзам, очевидно, следует относить и залежь минеральных вод «Нафтуся». Она имеет мощность 40—60 м и протяженность первые сотни метров. Приведенный выше большой фактический материал по естественному режиму минеральных вод, а также данные изотопного состава их позволяют утверждать, что эта линза имеет в основном инфильтрационное происхождение, т. е. сформировалась за счет просачивания атмосферных осадков. Конечно, некоторая роль в восполнении ее ресурсов принадлежит и конденсационной влаге.

В связи со сложным геологическим строением участка месторождения изучение его в процессе дальнейшей разведки и особенно установление режима эксплуатации должны осуществляться с большими предосторожностями с таким расчетом, чтобы исключить при этом возможность подсасывания соленых и высокоминерализованных вод снизу. В практике такие случаи при чрезмерном отборе пресных вод из линз встречаются достаточно часто. В связи с этим представляется крайне необходимым при бурении скважин или строительстве каких-либо других водопунктов на участке месторождения вести систематические наблюдения за изменением химического состава воды по мере увеличения глубины выработок.

Наблюдения за режимом минеральных вод в процессе эксплуатации месторождения показывают непрерывно возрастающее потребление их. Причем, если в первые годы после начала эксплуатации по окончании второй мировой войны еще наблюдалась какая-то разница в количестве отбираемой воды в отдельные сезоны, то в последние годы она фиксируется лишь в летнее время, а в остальные периоды эта разница если и имеется, то очень незначительная. Пока такой режим эксплуатации месторождения, как видно из рис. 27, не вызвал сколько-нибудь существенных изменений физико-химических свойств минеральной воды источника «Нафтуся» № 1. На протяжении всего времени эксплуатации месторождения лечебные свойства этой воды также оставались устойчиво по-


стоянными. Однако такой режим эксплуатации, очевидно, не может продолжаться бесконечно долго, так как ресурсы минеральных вод месторождения нельзя считать высокими. С увеличением сработки уровней воды можно ожидать повышения минерализации ее и изменения химического состава, изменения содержания (скорее всего в сторону увеличения) органических веществ в ней. В связи с этим могут измениться лечебные свойства воды, но в какую сторону—сейчас ответить на этот вопрос не представляется возможным.

Таким образом, ясно одно, что с усилением эксплуатации месторождения возникает ряд новых проблем, требующих всесторонней разработки. Однако и на современном этапе изученности месторождения, несмотря на относительно большой объем выполненных работ, некоторые вопросы геологии и гидрогеологии его остаются еще не решенными или решенными не полностью.

Из числа геологических проблем, нуждающихся в дальнейшей разработке, можно назвать, в частности, проблему стратиграфического расчленения свит, слагающих участок месторождения. Из изложенного выше следует, что палеонтологическими данными это расчленение недостаточно обосновано и носит условный характер. Эта условность расчленения геологического разреза отражается в свою очередь на трактовке тектонического строения, а последняя — на понимании закономерностей распределения минеральных вод на площади месторождения.

В связи с тем что не всегда применялись методы бурения скважин в соответствии с особенностями геологического строения месторождения на ряде участков водозабора «Нафтуся» № 1, недостаточно ясной является гидрогеологическая структура его. На участках в некоторых пунктах требуется уточнить глубины вскрытия минеральных вод, величины их напоров, мощности водовмещающих пород и разделяющих их водоупорных пород, изучить фильтрационные свойства и водоотдачу пород. Поэтому более глубокое познание подземных вод месторождения также является одной из важных задач.

Выше отмечалось, что в районе курорта, в глубоких структурах Предкарпатского артезианского бассейна, широко распространены термальные хлоридные натриевые и натриево-кальциевые высокоминерализованные воды с содержанием брома, иода и, по-видимому, стронция. Подобные воды на других курортах нашей страны используются для лечения артрита и полиартрита нетуберкулезного происхождения, болезней позвоночника нетуберкулезного характера, костей, мышц и сухожилий, радикулита и некоторых других болезней. Очевидно, для лечения этих заболеваний они могут быть применены и в санаториях Труека-вецкого курорта. Таким образом, проблема вскрытия этих вод и разработка режима эксплуатации скважин, исходя из высокой их минерализации, несомненно, представляют определенный интерес для дальнейшего развития курорта.

Большое теоретическое и особенно практическое значение имеет проблема, связанная с формированием режима минеральных вод в условиях эксплуатации месторождения. При этом при разработке проблемы необходимо несколько пересмотреть комплекс исследований, усилив в нем наблюдение за режимом органического вещества минеральных вод за счет существенного сокращения наблюдений за изменением химического состава их, который можно считать изученным достаточно хорошо.

Одной из главных проблем, которая по своей значимости может быть приравнена к проблемам общесоюзного значения, является установление природы и состава органических веществ, растворенных в минеральной воде источника «Нафтуся» № 1 и придающих ей столь высокие лечебные свойства. Здесь, конечно, важно не валовое изучение этих веществ, а выявление тех компонентов их, которые определяют лечебные свойства воды. Положительное решение этой проблемы может быть широко использовано для организации поисков аналогичных месторождений минеральных вод в других нефтегазоносных районах Советского Союза, особенно в тех из них, где известны проявления или месторождения озокерита, как будто оказывающие влияние на формирование подобных минеральных вод.

Важнейшей проблемой гидрогеологии является проблема оценки ресурсов минеральных вод месторождения, в первую очередь минеральных вод типа воды источников «Нафтуся» № 1 и № 2. Увеличение ресурсов этих вод может быть осуществлено как за счет уже известных участков распространения этих вод, так и новых. К числу первых относятся участки источника № 11 («Юзя»), воды которого, по данным некоторых исследователей, приближаются по своим лечебным свойствам к воде источника «Нафтуся» № 1, а также источника «Нафтуся» № 2, еще очень слабо изученного. Из новых участков, заслуживающих постановки поисково-разведочных работ, назовем северо-западную часть месторождения, а также участок поселка Тустановичи, минеральными водами которого в лечебных целях широко пользуются в летнее время неорганизованные больные. Разработка этой проблемы должна сопровождаться экспериментальными исследованиями, связанными с изучением водного баланса района. Выше была сделана ориентировочная прогнозная оценка естественных ресурсов минеральных вод источника «Нафтуся» № 1. Из предыдущего изложения нам известно, что основную роль в геологическом разрезе месторождения играют глины или какие-либо другие глинистые породы, т. е. водоупорные образования, и лишь 10—15%, редко 20—25% разреза его приходится на пески и песчаники, реже конгломераты, в трещинах и порах которых скапливаются минеральные воды. Эти породы залегают среди глин в виде невыдержанных прослоев мощностью от нескольких сантиметров до 0,5—0,6 м, редко до 1,2—1,6 м. В связи со сказанным, в результате проработки проблемы по оценке ресурсов этой воды мы, безусловно, получим более точную цифру количества их, может быть несколько большую по сравнению с уже приводившейся выше (120—140 м3/сут). Однако ожидать значительного увеличения ее ресурсов на месторождении у нас нет достаточных научных оснований.

Основываясь на данных Е. А. Стоцкого и результатах некоторых исследователей, в предыдущем издании настоящей работы в качестве перспективной площади на обнаружение минеральных вод типа «Нафтуся» № 1 нами назывался район пос. Сход-ница. В настоящее время, как видно из изложенного выше, мы с удовлетворением можем отметить, что высказанные тогда прогнозы подтвердились и в названном районе открыто новое месторождение минеральных вод типа «Нафтуся». Как и последние, сходницкие минеральные воды характеризуются слабой минерализацией и гидрокарбонатным кальциево-магниевым составом, они имеют примерно тот же состав органических веществ (но более высокое их содержание), а также состав газов, микробного мира и микроэлементов и, наконец, обладают теми же лечебными свойствами, что и вода «Нафтуся». Открытие подобных вод несомненно имеет не только научное, но и большое практическое значение. Предполагается, что и масштабы вновь открытого месторождения будут значительно выше, чем Трускавецкого.

Каждая республика, край, область хотели бы иметь на своей территории воды, подобные «Нафтусе». Поэтому вполне понятно желание и стремление отдельных исследователей, основываясь часто на каком-либо одном свойстве, характерном для этой воды, видеть в водах некоторых изученных ими источников минеральную воду «Нафтуся». Однако мы показали, что все сравниваемые с последней воды или еще очень слабо изучены для того, чтобы делать такой вывод, или обладают не всеми теми лечебными свойствами, какими обладает «Нафтуся», а лишь некоторыми из них. По этой причине проводить параллель между этими водами и «Нафтусей» пока нет никаких оснований.

В нашей стране по состоянию на 1974 г. известно более 10 тысяч различных типов и разного лечебного назначения минеральных источников, но среди них «Нафтуся» единственная. Сходниц-кое и Хмельницкое месторождения, а также минеральные воды источника Калаалты в Азербайджане находятся в стадии изучения и, когда они будут освоены, пройдет еще, по-видимому, несколько лет. Поэтому и сейчас сохраняет свою силу обращение ко всем лечащимся на Трускавецком курорте больным, сделанное нами в первом издании труда. К расходованию минеральной воды «Нафтуся» — этого бесценного дара природы — необходимо относиться бережно. Ресурсы ее, как мы видели выше, не безграничны. В системе подземных вод, о которых академик А. П. Карпинский в свое время говорил как о самом ценном полезном ископаемом на Земле, «Нафтуся» занимает выдающееся положение.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Альперин А. Курорт Трускавец. Львов, «Каменяр», 1968, 132 с.

Ахундов А. Р., Кадыров А. А. Сравнительная гидрогеологическая характеристика вод типа «Нафтуся» Закарпатья и Азербайджана.— В кн.: Материалы 10-й научной конференции институтов курортологии и физиотерапии Азербайджана, Грузии и Армении. Баку, 1970, с. 180—182.

Бабинец А. Е. Гидрогеологические условия Трускавецких минеральных источников. Геологический сб., № 2. Изд. Киевск. гос. ун-та им. Шевченко, 1948, с. 99—107.

Бабинец А. Е., Альбов С. В. Термальные воды Европейской части СССР. Украинская ССР.— В кн.: Термальные воды СССР и вопросы их теплоэнергетического использования. М., Изд-во АН СССР, 1963, с. 21—26.

Бабинец А. Е., Гор диенко Е. Е., Денисова В. Р. Лечебные минеральные воды и курорты Украины. Киев, Изд-во АН УССР, 1963, с. 67—163.

Билык Н. А. Физико-химический состав вод типа «Нафтуся» курорта Трускавец и динамика их при хранении. IV научно-практическая конференция по вопросам санаторного лечения больных на курортах Украины питьевыми минеральными водами (7—11 сентября 1960 г.). Тезисы и рефераты докладов. Трускавец, 1960, с. 16.

Билык Н. А. Газовый состав питьевых лечебных вод курорта Трускавец и содержание в них микроэлементов.— В кн.: Лечебные минеральные воды и грязи УССР. Киев, «Здоров’я», 1965, с. 182—186.

Б и л ы к Н. А. К изучению особенностей химического состава воды «Нафтуся» курорта Трускавец.— В кн.: Физические и курортные факторы и их лечебное применение, вып. 3. Киев, «Здоров’я», 1969, с. 198—206.

Бобелюк Д. Ф. Вміст мікроелементів у водах мінеральних джерел курорту Трускавець. Мікроелементи в експерименті та клініці. Наукові зап. Станіславськ. держави, медичн. ін-та, вып. III, Дрогобич, 1959, с. 24—30.

Бурксер Е. С., Федорова Н. Е. Опыт исследования малых составных частей воды источника «Нафтуся». «Украинск. хим. жур.», 1950, т. 16, вып. 2, с. 219—224.

Будчанов I. А., Горбенко Ф. П., Кузема Н. Е. Гідромінеральні ресурси курорту Трускавець. Курорти західних областей України. Київ, Держави. медичн. вид-во, 1959, с. 54—60.

Быкова Е. Л., Голева Г. А. Изучение микрокомпонентного состава и органических веществ минеральных вод Прикарпатья.—В кн.: Генезис минеральных и термальных вод. М., «Наука», 1968, с. 127—132.

В о й н а р А. О. Биологическая роль микроэлементов в организме животных и человека. М., «Сов. наука», 1953, 495 с.

Гавриленко Е. С., Штогрин О. Д., Щ е п а к В. М. Минеральные и термальные воды Советских Карпат.— В кн.: Генезис минеральных и термальных вод. М., «Наука», 1968, с. 27—30.

Г а юн К. Г. Гидрогеологические особенности Трускавецкого месторождения минеральных вод.— В кн.: Тезисы докладов производственно-технического совещания по итогам гидрогеологических исследований минеральных вод на курортах СССР за 1955 г. 25—28 января 1956 г. Пятигорск, Изд. Гл. упр. курортов и санаториев М-ва здравоохранения СССР, 1956, с. 52.

Г а ю н К. Г. К вопросу формирования подземных вод района курорта Трускавец.— В кн.: Материалы по геологии и гидрогеологии районов солена-копления. Л., Госхимиздат, 1959, с. 331—339.

Гаюн К. Г. Основные результаты работ гидрогеологической конторы «Укргеокаптажминвод» за 1958—1960 гг.— В кн.: Информационно-методические материалы по вопросам гидрогеологии и бальнеотехники, лечебных вод и грязей, вып. 4. М., Изд. Центр, ин-а курортологии и физиотерапии, 1961, с. 22—29.

Гаюн К. Г., Левченко Т. Ф. Условия формирования химического состава воды «Нафтуся» на курорте Трускавец. Гидрохимические материалы, т. 27. М., Изд-во АН СССР, 1957, с. 66—72.

Г е р м а н о в А. И., П а с е к а И. П., П ы л а т П. М. Окислительно-восстановительные условия формирования воды «Нафтуся» — «Сов. геол.», 1969, № 6, с. 139—146.

ГлухенькийТ. Т., Марков И. И., Визир Д. И. Курорт Трускавец и его лечебные факторы (изд. 3-е). Киев, Госмедиздат УССР, 1958, 98 с.

Голева Г. А. Минеральные воды Восточных Карпат и Предкарпатья.— В кн.: Вопросы формирования и распространения минеральных вод СССР. М., Изд-во М-ва здравоохранения СССР, 1960, с. 350—381.

Гринберг И. В., Петриковская М* Е. Исследование изотопного состава органического вещества горючих ископаемых. Киев, «Наукова думка», 1965, 148 с.

Дашко Н. П. Влияние минеральной воды источника № 11 курорта Трускавец на величину диуреза и выведения с мочой некоторых продуктов обмена веществ.— В кн.: Вопросы курортного лечения больных с заболеваниями органов пищеварения. Киев, «Здоров’я», 1965, с. 53—54.

Дружинин И. П., Хамьянова Н. В. Солнечная активность и переломы хода природных процессов на Земле. М., «Наука», 1969, 224 с.

Зайцева А. Г. Изучение растворенных газов минеральных вод курорта Трускавец и Немиров 1956 г.— В кн.: Тезисы докладов производственно-технического совещания по итогам гидрогеологических исследований минеральных вод на курортах СССР за 1955 г. 25—28 января 1956 г. Пятигорск, Изд. Гл. упр. курортов и санаториев М-ва здравоохранения СССР, 1956, с. 51.

Захаров В. Ф., Ходьков А. Е., Ковалева И. Н. Надсолевые рассолы Предкарпатья.— «Труды ВНИИгалургии», вып. 35. Л., Госхимиздат,

1959, с. 249—330.

И в а н о в В. В., Н е в р а е в Г. А. Классификация подземных минеральных вод. М., «Недра», 1964, 168 с.

К исследованию органического вещества минеральных вод Труска-? вецкого месторождения.— В кн. Геология и геохимия нефтяных и газовых месторождений. Геохимия и гидрогеология нефтегазоносных районов Украины. Киев, «Наукова думка», 1965. Авт.: И. В. Гринберг и др., с. 36—49.

К а ш к а й М. А., Г а д ж и е в С. М. Азербайджанская «Нафтуся» и сравнение ее с «Нафтусей» Трускавцов в Украинской ССР.— «Докл. АН АзССР, 1969, т. 25, 4, с. 48—51.

Ковалева М. Т., Шухтина И. А. Роль органических веществ в механизме действия минеральной воды «Нафтуся».— В кн.: Лечебные минеральные воды и грязи УССР. Киев, «Здоров’я», 1965, с. 8—12.

Коноплянцев А. А., Ковалевский В. С., Семенов С. М. Естественный режим подземных вод и его закономерности. М., Госгеолтехиздат, 1963, 231 с.

Корендвит А. А. Гидрохимическая характеристика источников минеральных питьевых вод курорта Трускавец. — «Труды Укр. науч.-исслед. ин-та курортологии и физиотерапии», вып. 6, 1962, с. 136—144.

Крашенинникова С. А. О микрофлоре минеральных вод. — В кн.: Информационно-методические материалы по вопросам гидрогеологии и бальнеотехники лечебных вод и грязей, вып. 5. М., Изд. Центр, ин-та курортологии и физиотерапии, 1962, с. 90—94.

Кулакова В. E., Ковалев В. Ф. Обуховские минеральные воды. «Труды Ин-та геол. Уральск, фил. АН СССР», 1965, вып. 76, Гидрогеол. сб. № 4, с. 179—185.

Куркудым Ф. Е. О действующих факторах маломинерализованных вод «Березовская», «Нафтуся» и ее аналогов.— «Труды Всесоюзного съезда физиотерапевтов и курортологов» (25—29 октября 1965 г.), 1968, с. 201—203.

Ладыженский Н. Р., Антипов В. И. Геологическое строение и газонефтеносность Советского Предкарпатья. М., Гостоптехиздат, 1961, 260 с.

Левченко Т. Ф. Минеральные воды курорта Трускавец. Гидрохимические материалы, т. 30. М., Изд-во АН СССР, 1960, с. 138—149.

Маурер В. И. Изучение органических веществ в маломинерализованных водах Западного Зауралья. Материалы к совещанию по прогнозированию содержания биогенных элементов и органического вещества в водохранилищах. Рыбинск, Институт биологии внутренних вод АН СССР, 1969. с. 84—91.

Маурер В. К. К изучению микрокомпонентного состава обуховской минеральной воды. — «Труды Свердл. науч.-исслед. ин-та курортологии и физиотерапии», 1970, вып. №27, с. 229—236.

Мациевский А., Мацюк О. Трускавец за 500 лет (1469—1969). Библиографический указатель. Львов, «Каменяр», 1972, 156 с.

Менилитовые сланцы — сырье для промышленности строительных материалов. Киев, Изд. АН УССР, 1956, 38 с. Авт.: В. Б. Порфирьев, И. В. Гринберг, H. Р. Ладыженский, Е. А. Голобудская, В. Ф. Линецкий, Л. В. Сваричевский.

Микрофлора вод типа «Нафтуся» курорта Трускавец.— В кн.: Физические и курортные факторы и их лечебное применение, вып. 3. Киев, «Здоров’я», 1969. Авт.: К. А. Максимович, С. Н. Глуховская, 3. Д. Дадамян, Е. О. Пасека, с. 198—199.

НевраевГ. А., ВадковскаяА. Д., Бахман В. И. Органические вещества в слабоминерализованных источниках курорта Трускавец И села Малые Сходницы.— В кн.: Материалы по изучению лечебных минеральных вод и грязей и бальнеотехнике. М., Изд. Центр, ин-та курортологии и физиотерапии, 1964, с. 64—68.

Овчинников А. М. Основные черты гидрогеологии Восточных Карпат и Закарпатья. М., Госгеолиздат, 1950, с. 242—259.

Пасека И П. Физико-химические свойства воды «Нафтуся».— В кн.: Курортное лечение больных мочекаменной болезнью. Киев, «Здоров’я», 1966, с. 15—20.

Підземні води західних областей України. Київ, «Наукова думка», Авт.: Е С. Гавриленко, О. Д Штогрин. В М Щепак, В. А. Кушнирук,

А. Ф. Романюк, Т. М. Селецкий, П. П. Недбайло, Ф В Кулибаба, В. П. Федосеев, с. 57—293

Романюк А. Ф. Гидрогеологические условия газовых месторождений Предкарпатья.— В кн: Вопросы геологии, гидрогеологии и геохимии нефтегазоносных районов Украины. М., Гостоптехиздат, 1959, с. 81—99

С к л я р у к Д. И., Шапиро С. А Лечебные воды типа «Нафтуся» й западных областях Украины и исследование их органических компонентов. Гидрохимические материалы, т. 27. М., Изд-во АН СССР, 1957, с. 61—65. ,

Склярук Д. И, Пасека И. П., П ы л а т М. П. Режим источников лечебной воды «Нафтуся» № 1 в Трускавце.— В кн.: Физические и курортные факторы и их лечебное применение. Киев, «Здоров’я», 1966, с. 225—230.

Т е с л е н к о-С адовская Л. Ф. Влияние внутреннего применения минеральной воды источника № 11 «Юзя» на некоторые функции желудка у больных язвенной болезнью. IV научно-практическая конференция по вопросам санаторного лечения больных на курортах Украины с питьевыми минеральными водами (7—11 сентября 1960 г.). Тезисы и рефераты докладов. Трускавец, 1960, с. 57—59.

ТкачукВ. Г. О типах подземных вод в районе Карпат. Гидрохимические материалы, т. 23. М., Изд-во АН СССР, 1955, с. 62—69.

Т к а ч у к В. Г., Р о м а н ю к А. Ф. Гидрогеологические условия нефтяных и газовых месторождений Советского Предкарпатья.— «Труды I Украинского гидрогеологического совещания», т. I, Киев, Изд-во АН УССР, 1961, с. 370—376.

Чучкалов E. М. Лечение больных язвенной болезнью желудка и двенадцатиперстной кишки курортными факторами в условиях Ундоровской участг ковой больницы и перспективы развития курорта в районе с. Ундоры. Автореферат дисс. на соиск. учен. степ. канд. мед. наук. Куйбышев, Куйбышевск. гос. мед. ин-т, 1967, 20 с.

Шапиро С. А. О содержании фенолов в воде источников «Нафтуся» № 1 и № 2 курорта Трускавец.— «Укр. хим. журн.», 1951, т. 17, вып. 4, с. 477— 484.

Шапиро С. А. Вопросы формирования органических микрокомпонентов слабоминерализованных вод нефтяных районов западных областей Украины.— В кн.: «Органическое вещество подземных вод и его значение для нефтяной геологии». М., ВНИИОЭНГ, 1967, с. 178—188.

Щеп а к В. М., Гавриленко Е. С. Микрокомпоненты в подземных водах Предкарпатья.— В кн.: Геология и геохимия нефтяных и газовых месторождений. Геохимия и гидрогеология нефтегазоносных районов Украины. Киев, «Наукова думка», 1965, с. 57—63.

Flaszen J. О chmiczno — fizjologicznych czynnikach zrodla «Naftusia» w Truskawcu. Nowiny lekarskie, Poznan, z. 16, 1931.

Ger us K. «Naftusia». Lwowski tygodnik lekarski, 1911, №29.

К atz K. Analizy solanek wgiebch i wod rzecznych regionu borislawskiego. Biuletyn 17, Nakladem Karpackiej stacji Geologicznej. Eoryslaw, 1928.

Koch M. Die Mineralquellen zu Truskawiec Inaugurale Dissertation, Wien, 1842.

Krzyzanowski E. Poradnik dla leczacych sie w Truskawcu. Buczacz, 1898.

Laskowski S. Badania kliniczne nad drialaniem Naftusi. Polska Gaseta Lekarska, 1933, № 12.

Maschek A. Auszug Uber die Heilwirkung der Mineralquellen in Truskawiec, «Mnemosyne», Galizies. Abendblatt, Lemberg, N 79—80, 1836.

Orlowski Z. Naukowe podstawy zdrojwnictwa. Warszawa, 1936.

Pawlowski B. Wosk ziemny i jego przetmory. Warszawa, 1887.

Pr a sch il T. Truskawiecka «Naftusia» a Stefan Szczewnicki, Lwowski tygodnik lekarski, 1913, № 13.

Proszowski W. Czyniki lecznicze Truskawca. Nakladem komisji zdojoweia w Truskawcu. Lwow, 1937.

Radziszewski B. Wynik rozbioru chemicznego niektorych zrodet mi-neralnyck w Truskawcu. Krakow, 1881.

Skaikowski W. Wody mineralne w dobrach ces. Krol. kamery w Trus-kawcu. Lwow, 1857.

Szajnocha W. Zrodla mineralne Galicji. Poglad na ich polozenie, Sklad chemiczny i powstawanie. Aladem. Umiejetnosci w Krakowie. Wydzial matematyczno — przyrodniczy. Krakow, 1891.

T o 1 w i n s k i K. S. Geologia polskich Karpat wschodnich od Boryslawa Prutu. Panstw. Inst. Geol., Karpacka stacia Geologiczna, Biuletyn 10. Warszawa, Boryslaw, 1927.

Torosiewicz T. Physikalisch — chemische Untersuchung der Mineralquellen zu Truskawiec bei Drohobycz im der Phormacie Königreiche Galizien. Aus dem Repertorium der Pharmacie, 55, 1836; Pamietnik farmac. Krakow, 3, 107, 1836.

Torosiewicz T. Zrodla mineralne w KrolewstwieGalicyi i na Bukowinie pod wzgledem fizyczno — chemicznych wlasnosci. Lwow, 1949.

Unger Ed. Nachricht von den Mineral Trink — und Badequllen im Kurorte Truskawiec in Galicien und deren zweckmässiger Benützung, Wien, 1843.

МОРШИНСКОЕ МЕСТОРОЖДЕНИЕ МИНЕРАЛЬНЫХ ВОД

Моршинское месторождение минеральных вод находится в Стрыйском районе Львовской области в 82 км южнее г. Львова на железной дороге Львов — Ивано-Франковск — Черновцы (см. рис. 1). Оно представлено хло-ридными натриевыми, хлоридно-сульфатными натриево-магниево-калиевыми, сульфатно-хлоридными натриево-магниевыми и другими типами рассолов, а также пресными водами. На базе этих минеральных вод около 100 лет тому назад был организован одноименный курорт. Рассольные воды местдрождения после соответствующего разведения применяются для лечения различных заболеваний желудка и печени, а также для ванн, а пресные воды, обладающие мочегонным действием, используются при заболеваниях почек. Как и в Трускавце, в комплексе применяемых методов лечения, помимо минеральной воды, на курорте большое место занимает пелоидотерапия (грязе- и озокери-толечение), дающая положительные результаты при язвенной болезни, заболеваниях печени и желчных путей, урологических заболеваниях, артритах, поражениях периферических нервных систем.

До 1939 г. Моршин был частным польским курортом, который довольно часто менял своих владельцев, но мало развивался.

После воссоединения в 1939 г. западных областей Украины в Украинскую ССР в 1940 г. развернулась большая работа по расширению и благоустройству Моршина, началось детальное изучение минеральных вод и лечебных факторов, а также внедрение новых методов лечения, научно обоснованных и проверенных на большом опыте. Однако все эти работы были прерваны начавшейся в 1941 г. второй мировой войной. За годы войны Моршин сильно пострадал от фашистского нашествия. Здания санаториев и жилых домов были полностью или частично разрушены. Оборудование лечебных кабинетов и инвентарь санаториев были вывезены или расхищены. 5 августа 1944 г. советские войска освободили район Моршина от немецко-фашистских захватчиков. После окончания второй мировой войны Советское государство отпустило значительные ассигнования для восстановления разрушенных санаториев, а в дальнейшем и на строительство новых санаторных корпусов. За последние годы в Моршине построены новые корпуса в санаториях «Днестр», «Рассвет» и в других санаториях, построен сезонный пансионат «Озерный», курортный зал на 700 мест, почта, предприятия общественного питания, расширена торговая сеть, строится общекурортная водолечебница на одновременный отпуск 100 ванн, бювет минеральных вод, осуществляется большое жилищное строительство.

Из года в год растет популярность курорта. Так, в 1946 г. на курорте лечилось 3673 больных, в 1956 г. свыше 20 000, в 1966 г.— 48 000, в 1969 г.— 57 000 и в 1970 г.—60 000.

Развитие курорта и увеличивающийся с каждым годом поток трудящихся нашей страны, желающих поправить здесь свое здоровье, вызвали значительное увеличение расхода минеральных вод. С целью обеспечения курорта необходимыми ресурсами последних Моршинская геологоразведочная партия Львовской геологической экспедиции Министерства геологии УССР с 1966 г. в районе курорта проводит геологопоисковые и разведочные работы, сопровождающиеся экспериментальными исследованиями и наблюдениями за режимом минеральных вод. В результате выполненных работ были выявлены новые перспективные? участки развития этих вод, неизвестные ранее химические типы их, выяснены некоторые вопросы формирования, закономерности изменения химического состава вод во времени и по разрезу, а также установлены особенности их эксплуатации.

Рассмотрим все эти вопросы более подробно, но предварительно кратко остановимся на истории изучения месторождения, характеристике физико-географических условий района и его геологического строения.

Курорт Моршин расположен в области, где еще в глубокой древности были известны проявления соли и имелись сведения о добыче ее здесь из соляных источников. В окрестностях Моршина в то далекое время были построены солеваренные заводы («бани»), от которых сохранилось село Баня, находящееся в 2 км от курорта. Для добычи поваренной соли в Моршине были построены также первые соляные шахты. Однако вследствие высокого содержания в соли сульфата магния она оказалась горькой, и шахтные колодцы на многие годы пришлось забросить.

В 1873 г. Моршин перешел в собственность купцу Бонифацию Штиллеру, который в 1878 г. пригласил врачей Пясоцкого и Дзиковского для организации курорта. Впервые 30 января 1878 г. состоялось заседание бальнеологической комиссии в Кракове, на которой Дзиковский выступил с предложением организовать в Моршине санаторий для больных с заболеванием органов дыхания.

Комиссия направила в Моршин доктора Матосчанского, который вернувшись доложил, что парк имеет 50 моргов (морг — 0,5 га), два источника воды для питья, 12 ванн, куда наливают воду из источников в 16 м глубиной, три источника горько-соленой воды на участке земли, обозначенном за № 246. Комиссия приняла это сообщение к сведению и в мае 1878 г. иод руководством Дзиковского был организован санаторий под названием «Диетическо-климатический». Больных в том году лечилось 39 человек.

В 1879 г. Бонифаций Штиллер пригласил в Моршин профессора химии Львовского университета Родзишевского, изучившего три источника с горько-соленой водой. В том же году в Моршине открыты залежи торфяной грязи, которая была исследована профессором Богданом Геффом, обнаружившим в ней много муравьиной кислоты.

9 мая 1882 г. доктор Эдуард Морчинский изложил на заседании бальнеологической комиссии в Кракове первый научный реферат о Морщинском курорте, позже напечатанный во врачебной газете и врачебном обзоре за тот же год. По мнению профессора Зембицкого, реферат являлся очень важным документом, научно подтвердившим влияние принимаемой соли на организм человека и определившим технику ее применения. Зембицкий указывает также на то, что доктор Морчинский ссылается на профессора Чижевича, несколько ранее изучавшего влияние воды, и в своих выводах о ней говорит дословно следующее «... На основании опыта в моей клинике и в частной практике рекомендую употреблять моршинскую соль источника «Бонифаций» как средство, которое легко очищает кишечник без боли. Подтверждаю, что соль эта превышает на деле карлсбадскую глауберовскую, а также другие горькие соли». Официальное признание Моршина как курорта последовало в 1880, г. Но, как отмечалось выше, до воссоединения западных и восточных областей Украины изучению моршинских минеральных вод и других природных лечебных факторов курорта уделялось мало внимания. В 1939 г. в план работы Одесского научно-исследовательского института курортологии сразу же были включены исследования курортов Западной Украины, в том числе и Моршина. Уже в 1940 г. гидрогеологическая группа в составе профессора И. Я. Ядко и научного сотрудника И. С. Костенко произвела совместно с учеными АН УССР обследование территории Моршинского курорта. Однако планы детального изучения его были прерваны начавшейся в 1941 г. второй мировой войной.

Сразу же после войны в 1945—1946 гг. бригада научных сотрудников Одесского института курортологии под руководством Д. И. Склярука проводила исследования совместно с гидрогеологической группой АН УССР под руководством А. Е. Бабинца. В результате выполненных исследований был поставлен вопрос о необходимости производства в районе Моршина специальной гидрогеологической съемки, сопровождаемой буровыми и горными работами. В 1951—1952 гг. бывш. Украинская республиканская контора Укр-геокаптажминвод провела гидрогеологическую съемку в районе Моршина, а в 1954 г. для выяснения геологического строения территории была пробурена гидрогеологическая скв. 2 глубиной 301,6 м.

В 1966—1969 гг. в районе Моршина поиски минеральных вод осуществляла Моршинская геологоразведочная партия Львовской геологической экспедиции. Глубокое изучение минеральных источников и торфяной грязи Моршина провел Ф. П. Горбенко, работавший в 1947—1953 гг. в физико-химической лаборатории курорта.

В 1956—1960 гг. наблюдения за режимом минеральных источников Моршина проводились Трускавецкой контрольно-наблюдательной станцией, а с 1962 г. систематически ведутся гидрогеологической станцией Прикарпатского территориального совета по управлению курортами профсоюзов. Кроме того, на протяжении всего этого периода для решения отдельных проблем, связанных с использованием минеральных вод в лечебных целях или с их форми? рованием, Прикарпатским территориальным советом по управлению курорта: ми широко привлекались коллективы различных научно-исследовательских институтов (Одесский институт курортологии, его филиал в Ужгороде, Чер-ноиьицкий мединститут и др.).

Благодаря большой исследовательской работе, проведенной всеми этими учреждениями, в настоящее время изучены состав, физические свойства и условия происхождения минеральных источников и лечебной грязи; установлен их гидрохимический режим, условия эксплуатации и пр.

Абсолютные отметки местности в пределах курорта колеблются от 325 до: 370 м. Она характеризуется холмистым рельефом, рассеченным овражно-ба

ЛОЧНОЙ ;СЄТЬЮ.

Район курорта Моршин относится к бассейну р. Днестра. Вдоль восточ-. ной окраины территории курорта в направлении с юга на север протянулась долина горной реки Березницы. Правый склон долины крутой и обрывистый,. левый — относительно пологий. Многочисленные балки и овраги расположень^ вкрест направления долины реки. Балки обычно широкие с пологими, местами оползневыми склонами. По дну их протекают ручьи, впадающие в р.; Бё-розницу.

Река Березница — правый приток р. Стрый, впадающей в свою очередь в Днестр. Длина Березницы 60 км. Она берет свое начало в горах в 20 км юго-западнее курорта в лесном урочище «Черный крест», вблизи деревни/Та-нява Сколевского района. В пределах курорта река сильно меандрирует, имеет ширину от 1,5 до 3,5 м и глубину до 4 м. В период выпадения обильных дождей в горах Березница заливает пойму и ширина ее достигает 50 м. После спада паводка вода задерживается в блюдцеобразных понижениях/ образуя небольшие озера. Это обстоятельство является причиной почти постоянного заболачивания района курорта по обе стороны от русла реки на большой площади.

Со всех сторон курорт окружают густые хвойно-широколиственные леса., Среди хвойных пород преобладают ель и пихта, реже встречаются сосна и лиственница. Лиственные породы представлены дубом, грабом, буком, бе-; резой.

Территория курорта Моршин, как и Трускавца, находится в полосе умеренно теплого и влажного климата. Во все периоды года преобладают ветры юго-восточного направления. Среднегодовая скорость ветра всего лишь 2 м/с0 Среднегодовая температура воздуха равна +7,6° С. Наиболее жаркие месяцы— июль и август, когда среднемесячная температура первого достигает;

18,5° С, а второго 17,7° С. Наиболее холодный месяц—январь (—4° С). Весенние месяцы сравнительно теплые. Температура весеннего сезона в среднем равна +13° С. Осень холодная, средняя температура сезона около +8° С, причем сентябрь, как правило, теплый и сухой. Продолжительность безморозного периода равна приблизительно 165—180 дням.

Среднегодовая сумма осадков, выпадающих в Моршине, составляет 759 мм. Наибольшее количество их выпадает в конце весны и летом, особенно в июне — июле (116—123 мм), наименьшее — зимой (23—28 мм).

Таким образом, климат Моршина исключительно благоприятный для здоровья. Наличие здесь лесного массива создает микрозону климата лесного предгорного типа. Поэтому Моршин был издавна известен как климатический курорт для больных с заболеванием верхних дыхательных путей.

Первые сведения о геологическом строении Моршинского района приводятся в ряде статей польского геолога Ч. Кужняра, опубликованных им в 1930 и 1933 гг. В послевоенный период изучение геологического строения района в разные годы и с различными целями осуществлялось А. А. Ивановым, С. М. Кореневским, М. А. Климовым, А. А. Киричуком, И. Н. Лепешевым, М. А. Рынским и др.

По данным этих исследователей, район Моршинского курорта располагается в пределах Внутренней (геосинклинальной) зоны Предкарпатского краевого прогиба. В геологическом строении ее участвуют отложения неогенового и четвертичного возраста. Неогеновые отложения расчленяются на воротыщенскую, стебникскую и баличскую серии, которые делятся на несколько свит.

Воротыщенская серия очень широко распространена в районе. В ней выделяются три свиты: нижневоротыщенская, средневоротыщенская и верхне-поротыщенская. Нижневоротыщенская свита сложена серыми известняками, засолоненными аргиллитами, алевролитами и глинами с прослоями засоло-ненных песчаников. Терригенная часть свиты содержит прожилки гипса и кальцита, слабо брекчирована. Верхняя часть свиты представлена соленосными глинами и брекчиями, чередующимися с прослоями аргиллитов и песчаников, мощными пластами глинистой и чистой каменной соли. Характерной особенностью пород нижневоротыщенской свиты является их известковистость. Мощность свиты около 1000 м.

Средневоротыщенская свита выражена переслаиванием засоленных глин, аргиллитов, песчаников, соленосных брекчий н пластов каменной соли. Нижняя часть разреза ее сложена темно-серыми известковистыми брекчированными аргиллитами и глинами, часто переслаивающимися с глинистыми косослоистыми песчаниками и редко с соленосными брекчиями. Породы содержат белый и розовый галит и гипс в виде прожилков, гнезд, рассеянной вкрапленности и в цементе. Верхняя часть разреза свиты сложена соленосно-песчано-аргил-литовыми породами (глинистыми брекчиями) с пластами каменной соли. Мощность свиты около 500 м.

Верхневоротыщенская свита образована серыми соляными глинами с прослоями и крупными пачками серых и красных рассланцованных глин, содержащих прожилки ангидрита, галита и гипса. Среди глин и солей встречаются прослои розового полигалита. В ряде скважин среди соляных глин имеются прослои калийных солей каинит-лангбейнитового и лангбейнитового составов. Отложения верхневоротыщенской свиты слагают все левобережье р. Березницы, пойму и доходят до основания ее правого крутого склона. Некоторые скважины по отложениям свиты прошли до 450 м.

Отложения стебникской серии занимают большую часть стебникского синклинория. Они обнаруживаются как в северо-восточном крыле Болехов-Долинской антиклинали, так и в ядре и на крыльях сложной синклинальной структуры Моршин — Лисовичи — Межречье.

Стебникская серия представлена серыми, коричневыми и красноватыми известковистыми и рассланцованными глинами с прослоями сильно известко-вистых зеленоватых рассланцованных мергелей и известковистых песчаников. В нижней части свиты преобладают песчаники, общая мощность которых достигает нескольких метров. Иногда встречаются конгломераты, состоящие из гальки и зерен кварца, известковистых кристаллов и песчаников с прожилками волокнистого гипса.

Стебникская серия подразделяется на верхнюю и нижнюю свиты. В нижней свите выделяются красноцветная соленосная и переходная (пестроцветная) подсвиты. Породы нижней подсвиты обычно загипсованы и имеют мощность 200—1500 м. Соленосная подсвита мощностью 400—500 м представлена сероцветным комплексом соленосных (брекчии, каменная и калийная соли) и в разной степени засолоненных терригенных осадков. В подсвите обычно выделяется маломощный гипс-ангидритовый горизонт. В районе Моршина соленосные отложения выполняют небольшие синклинали.

Нижнестебникская переходная подсвита в районе Моршина отмечается в виде небольших пятен. Представлена она пачками рассланцованных глин (часто пестрых) с прожилками гипса, переслаивающихся с пачками соленос-иых глин и песчаников. Мощность подсвиты меняется от нескольких метров до 200—300 м.

Верхнестебникская свита сложена в основном глинами, в которых изредка встречаются прослои мергелей и известняков.

Приповерхностная часть соленосных отложений, выщелоченная пресными инфильтрационными водами и выходящая на дневную поверхность или под четвертичные отложения, носит название гипсо-глинистой «шляпы». Она в основном состоит из перемятых загипсованных глин с прослоями и линзами песков и выщелоченных песчаников. В почве гипсо-глинистой «шляпы» местами наблюдается специфическая мирабилитовая «шляпа», что является свидетельством имевшего здесь место размыва пластов сернокислых калийных солей подземными водами. Мощность «шляпы» меняется от 30 до 120 м.

Миоценовые отложения прогиба повсеместно перекрыты четвертичными аллювиально-делювиальными отложениями, слагающими древние и современные террасы речных долин и имеющими мощность не более 20 м.

Внутренняя зона Предкарпатского прогиба, в пределах которой, как отмечалось выше, расположен район Моршина, характеризуется сильной ди-слоцированностью слагающих ее миоценовых осадков, особенно пород воро-тыщенской серии. Пласты глин и песчаников в этой серии собраны на фоне крупных структур в мелкие, дисгармоничные, с различной ориентировкой (опрокинутые, перевернутые, лежачие) складки, разорванные мелкими и крупными дизъюнктивными нарушениями. Породы стебникской серии претерпели меньшую дислоцированность.

Наиболее крупной структурой в районе является Болехов-Долинская антиклиналь, юго-западное крыло которой разрезано надвигом Береговых Карпат. В ядре и на северо-восточном крыле ее подходят близко к поверхности отложения воротыщенской серии, добротовской свиты и нижнестебникской красноцветной подсвиты, погружающиеся в юго-восточном направлении под углом 50—60°. Осевая линия структуры протягивается параллельно общему простиранию Береговых Карпат. По простиранию Болехов-Долинская антиклинальная структура переходит в Трускавецко-Доброгостовскую антиклиналь.

Для антиклинальных структур района характерна четкая асимметричность, отмеченная еще в работах Ч. Кужняра и выражающаяся в том, что юго-западные крылья антиклиналей имеют значительно более пологое падение, чем северо-восточные.

Моршинская синклинальная складка выполнена отложениями стебникской свиты. Единичные буровые скважины вскрыли толщу этих отложений мощностью до 300 м. Синклинальные и антиклинальные структуры района осложнены вторичной складчатостью, в отдельных участках породы брекчированы, раздроблены, в ослабленных участках наблюдаются случаи выдавливания глин.

Полезные ископаемые района Моршина представлены нефтью, газом, калийной солью, промышленными и минеральными (лечебными) водами, торфом.

Наиболее крупные месторождения нефти находятся в Долине, газовое месторождение в Дашаве, менее значительные в Долине и Стрые. Месторождения калийных солей расположены в Калуше. В Болезове работает соль-завод, где из рассолов получают поваренную соль, а на курорте Моршин — цех для получения путем вымораживания в зимнее время широко известной лечебной соли «Моршинка». Там же разливают в бутылки лечебную рапу источника № 1 и скв. 6 курорта, которая отпускается больным для повторного курса лечения в домашних условиях.

В районе Моршина имеется несколько месторождений торфяных лечебных грязей. Первые упоминания о моршинском торфе как лечебном средстве встречаются в польской литературе. Некоторые польские авторы считали «боровйну» — торфяную грязь из лесных участков в окрестностях Моршина — одним из лучших типов лечебных грязей, так как она благодаря кислой реакции, наличию глинистых частиц, железа и свободных гумиыовых кислот обладает антибактериальными свойствами. Выявлено (Клейман, 1965), что торфяные грязи Моршина богаче микроэлементами, чем торфяные гр»эи курортов Любень Великий, Черче, Хмельник и др. Физиологическое влияние ее заключается в тепловом и компрессионном (сдавливающем) воздействии процедур, а также во влиянии некоторых химических ингредиентов, входящих в ее состав, на кожу. Грязелечение в санаториях Моршина применяется при заболеваниях и травмах опорно-двигательного аппарата и внутренних органов человека (язвенная болезнь 12-перстной кишки, гепатиты, холециститы и др.).

В 1966 г. Одесский научно-исследовательский институт курортологии совместно с бывш. конторой Укргеокаптажминвод при участии Гидрогеологической станции курорта провел работы по обеспечению последнего лечебными грязями. Было найдено несколько месторождений этих грязей хорошего качества и стабильного химического состава, из которых самые крупные 06« • лонское и Ныневское. Запасы их соответственно составляют 213 и 27 тыс. м3, что вполне достаточно для удовлетворения всех потребностей курорта на далекую перспективу.

Подземные воды в районе Моршинского курорта приурочены к отложениям неогена и четвертичной системы. Основными факторами, определяющими формирование подземных вод в отложениях неогена, являются: во-первых, их пестрый литологический и минералогический составы, быстро сменяющиеся в горизонтальном и вертикальном направлениях, первый обусловливает частое чередование водопроницаемых и водоупорных пород, а второй — разнообразных по химическому составу и минерализации подземных вод; во-вторых, высокая етепень дислоцированности пород и наличие на фоне крупных структур мелких складок второго и третьего иорядков с крутым падением крыльев, а также разрывных дислокаций, разбивших территорию на отдельные скибы и блоки, перемещенные относительно друг друга в различных направлениях.

Умеренно континентальный климат района с большим количеством осадков, избыточная влажность воздуха, короткая зима с частыми дождями и оттепелгми создают благоприятные условия для пополнения запасов подзем

ных вод, а низкая водопроницаемость покровных суглинков обусловливает высокий поверхностный сток.

Непосредственно на площади Моршинского месторождения минеральных вод выделяются подземные воды отложений стебникской свиты и гипсо-гли-нистой «шляпы» и «соляного зеркала» неогена, и аллювиальных четвертичных отложений.

Отложения стебникской свиты представлены мощной толщей глин и аргиллитов с прослоями и пачками песчаников и алевролитов. Фильтрационные свойства пород очень низкие, коэффициенты фильтрации составляют сотые, реже десятые, доли метра в сутки.

По составу воды в основном хлоридные натриевые и кальциевые с минерализацией от 2 до 240 г/л в зависимости от солевого состава водоносных пород и глубины залегания.

Питание подземных вод этих отложений осуществляется за счет инфильтрации атмосферных осадков, поступления воды из четвертичных отложений и возможного подтока глубинных вод в зонах тектонических нарушении. Области питания приурочены к водораздельным участкам рельефа.

Образования гипсо-глинистой «шляпы» на площади месторождения распространены над соленосными отложениями стебникской свиты и перекрыты сверху четвертичными отложениями. Водовмещающими породами ее являются прослои и линзы песков и песчаников, песчанистые глины и кавернозные вторичные калийные соли мощностью от 0,5 до 50 м при общей мощности «шляпы» 30—120 м.

Породы «шляпы» служат относительным водоупором, сдерживая свободный подток вод к соленосной толще и тем самым предохраняя ее от быстрого разрушения. В то же время они являются проводником фильтрационных вод, сферой водообмена, в результате которого совершается подземное выщелачивание.

Наибольшие дебиты рассола получены из скважин, вскрывших контакт «шляпы» и соленосных отложений (скв. 4; 5; 6; 25).

По составу воды и рассолы, циркулирующие в образованиях гипсо-глинистой «шляпы» и в зоне «соляного зеркала» относятся к трем типам: хло-ридным натриевым, сульфатным натриевым и смешанным — сульфатно-хло-ридным натриево-магниевым и хлоридно-сульфатным натриево-магниево-калиевым.

Хлоридные натриевые воды и рассолы образуются в результате выщелачивания загрязненных галитовых и соленосных отложений, содержащих незначительное количество калийных солей. Минерализация этих вод и рассолов изменяется от 1 до 50 г/л в верхней зоне гипсо-глинистои «шляпы» и достигает 300—350 г/л в зоне «соляного зеркала» (скв. 10, 13, 20, 22, 33). Сульфатные натриевые и смешанные хлоридные и сульфатные рассолы и воды с минерализацией 15—150 г/л (скв. 4; 5; 6; 25) связаны с зоной выщелачивания калийных солей различных минералогических составов.

Гидрогеологическими наблюдениями установлено, что питание рассольного горизонта происходит главным образом за счет выпадения атмосферных осадков и поступления воды из песчано-глинистых и гравийно-галечных четвертичных отложений.

В районе Моршина естественных выходов вод и рассолов на дневную поверхность не обнаружено. Динамика их и условия разгрузки на участке месторождения изучены недостаточно. Можно лишь предполагать, что в образованиях «шляпы» воды и рассолы перемещаются по сохранившимся поверхностям напластований, по контактам пластов, по прослойкам песков и песчаников по простиранию пород в сторону уменьшения гидравлического напора. Роль тектонических нарушений в этом отношении совершенно не изучена, хотя

некоторые тектонические зоны, вероятно, обводнены и являются путями движения подземных вод и рассолов.

Водовмещающими породами аллювиальных четвертичных отложений являются гравийно-галечные пески, супеси и легкие суглинки. Мощность водоносного горизонта меняется от 0,1 до 10 м (скв. 2; 15; 28; 30).

Химический состав воды гидрокарбонатный кальциевый (скв. 1-г), сульфатно-хлоридный кальциево-магниевый (скв. 15), хлоридный натриевый (скв. 26). Минерализация ее меняется от 0,2 до 10 г/л. Увеличение минерализации при повышенном содержании хлоридов и натрия свидетельствует, по-видимому, о подпитывании пресных вод аллювия высокоминерализованными водами соленосных отложений. Питание водоносного горизонта происходит за счет атмосферных осадков. Отмечается изменение минерализации подземных вод как по сезонам года, так и после выпадения затяжных дождей.

На площади Моршинского месторождения имеются два участка водозабора — «Бонифаций» и «Баня» (рис. 28).

Участок «Бонифаций» расположен в 400—500 м восточнее железнодорожной станции Моршин, на крутом правом склоне р. Березницы. В пределах участка находятся источники № 1, 2, 3 и 5. Соленосная толща здесь вытянута в плане в виде латинской буквы и и оборвана на северо-западе разрывным нарушением, проходящим в северо-северо-во-сточном направлении через территорию курорта. На участке пробурено свыше 20 скважин глубиной от 83.1 (23) до 100 м (27 и 30). Все скважины заложены в отложениях стебникской свиты, представленной переслаиванием аргиллитов, песчаников, алевролитов с прослоями калийных солей и линзами галита, мирабилита и других минералов.

Вода в них залегает на различных глубинах. Наиболее глубокое положение ее (52,5 м — скв. 22) зафиксировано в центральной части участка, несколько ближе (47,3 м — скв. 20) она находится в северной части участка и еще ближе к поверхности земли (около 16 м — скв. 17 и 19) располагается на юге.

Дебиты скважин невысокие, 1—10 м3/сут при понижениях уровней на 10—50 м.

Наиболее известным на участке является источник № 1 («Бонифаций»), привлекавший к себе внимание многих исследователей. Впервые химический состав воды его определен в 1879 г. Б. Радзишевским и опубликован им в 1881 г. Это основной источник минеральных вод курорта, существующий уже несколько столетий. Особенности гидрохимического режима источника представляют большой интерес для оценки новых буровых скважин, вскрывающих рассолы. Больше того, в последующем, в процессе эксплуатации новых источников минеральных вод, выявленные закономерности изменения состава рапы во времени и по глубине, режим и другие вопросы, установленные для источника № 1, в значительной степени могут быть использованы и при анализе материалов новых источников.

Источник представляет собой шахтный колодец с деревянным срубом размером 2 X 2 м и глубиной 45,7 м. Минеральная вода, или рапа, в колодце имеет четко выраженную гидрохимическую зональность. В верхней части ее состав характеризуется относительно малой минерализацией и преобладанием ионов хлора и натрия (табл. 61). По мере углубления растет общая минерализация и изменяется химический состав рапы в сторону увеличения содержания сульфатных и магниевых ионов (табл. 62).

Изменение химического состава и минерализация воды отмечается не только по глубине колодца, но и во времени (табл. 63).

Уровень воды в колодце колеблется от 16 до 40 м от поверхности земли, что зависит главным образом от количества рапы, отбираемой для нужд курорта, а также от условий восполнения.

Данные о дебите источника весьма противоречивы. И. Я. Яико указывает величину его в 7 м3/сут, Д. И. Склярук приводит цифру в 12 м3/сут, Ф. П. Горбенко увеличивает его до 40 м3/сут. По данным гидрогеологической станции курорта, дебит колодца при понижении уровня рапы до 37 м составляет 18,8 м3/сут, причем из этого количества 0,2—0,8 м3/сут отбиралось со дна источника (так называемая фракция «Б»), а остальное количество (фракция «А») откачивалось с 37 м и использовалось для получения «горькой соли» и для подачи рапы в ванное отделение.

В настоящее время рапа источника № 1 употребляется только для питья. Из нее готовят путем разбавления пресной водой питьевые лечебные воды различных концентраций (от 3,5 до 14 г/л), а также разливают в бутылки (концентрация 200 г/л). Для обеспечения ванного отделения эксплуатируется скв. 20а с дебитом свыше 20 м3/сут. По составу рапа этой скважины, как и большинства скважин участка, хлоридная натриевая.

Однако в процессе продолжительных опытных откачек химический состав рассолов изменяется в сторону увеличения сульфатов. Так, в скв. 2 уже через месяц после начала опытных откачек количество сульфатов в процент-экви-валентной форме увеличилось вдвое, изменился тип воды.

Тенденция к увеличению сульфатов при откачках наблюдается во всех скважинах, хотя не везде одинаково интенсивно, что зависит от продолжительности откачек и от минералогического состава солей. Из-за сульфатиза-ции рассолов большинство пройденных на месторождении скважин не эксплуатируется. Плотность рассолов фракции «А» 1,205, а фракции «Б» 1,275, pH их соответственно равны 7 и 6,8.

Участок «Баня» расположен в 2 км южнее курорта Моршин, в долине р. Березницы, и по площади в несколько раз превышает участок «Бонифаций». Здесь пробурено 17 скважин, вскрывших соленосные отложения, из которых калийные соли встречены скв. 4, 4а, 5, 6, 25, расположенными по простиранию соляной залежи. Среди минералов солей установлены мирабилит, эпсолит, шенит, лангбейнит, полигалит, сильвин, каинит и др. Как на участке «Бонифаций», так и на участке «Баня» преобладает лангбейнитовая порода, составляющая около половины всех соленосных отложений. Подчиненное положение занимают каинитовые, сильвинитовые и другие калийные отложения.

Из 17 пробуренных скважин лишь 11 (4, 4а, 5, 6, 7, 12, 13, 25, 31, 33, 46) вскрыли рассолы, остальные оказались безводными. Глубина скважин изменяется от 29,6 (скв. 6) до 107 м (скв. 12). Водоносность пород слабая, но более высокая, чем на участке «Бонифаций». Максимальные дебиты скважин достигают здесь 50 м3/сут (скв. 5) — 120 м3/сут (скв. 6 и 25).

Самой интересной и перспективной скважиной на участке является скв. 6 (табл. 64). В этой скважине так же, как и в колодце № 1 участка «Бонифаций», изучалось изменение минерализации и состава воды во времени. Опробовался горизонт соленосной толщи, вскрытый на глубине 19,5—23,5 м на правом берегу р. Березницы, Рапа из скважины откачивалась неоднократно с помощью эрлифта. При этом было замечено, что объем отбираемого рассола влияет на его минерализацию и химический состав. Так, при откачке рассола из скважины в количестве 15—25 м3/сут химический состав его в процент-эквивалентной форме не меняется, а минерализация колеблется от 219 до 180 г/л. Однако при непрерывной месячной откачке химический состав и минерализация претерпевают заметные изменения. Откачка рассола с дебитом 100 м3/сут привела через несколько дней к падению минерализации со 180 до 110 г/л, а еще через несколько дней до 90 г/л. Это обусловливается тем, что рассольный горизонт в зоне выщелачивания калийных солей имеет небольшую мощность и площадь распространения и не имеет надежных водо-упоров, предохраняющих проникновение в него пресных вод. Соленосные отложения перекрыты образованиями гипсо-глинистой «шляпы», которая не является надежным водоупором, особенно в долине Березницы, где над ней залегает сравнительно мощный (6—8 м) горизонт обводненных гравийно-га-лечниковых образований.

Продолжительная откачка приводит также к значительному изменению содержания в рапе ионов 504, С1, Ыа, К, Mg. Особенно сильно меняется соотношение в содержании сульфатов — хлоридов и магния — натрия: содержание сульфат-иона увеличивается с 73%-экв в начале откачки до 92%-экв через 20 дней, а иона натрия с 49%-экв до 81%-экв. Соответственно падает содержание в рапе хлоридов и магния:

До конца откачки вода оставалась сульфатной натриевой (глауберовой)„ обогащенной калием. Таким образом, и на этом участке длительная откачка, приводит к сульфатизации рассолов и снижению их минерализации.

Из микроэлементов в минеральных водах источника № I («Бонифаций»)^ в очень незначительных количествах установлены цинк, свинец, медь, кобальт, титан, стронций, следы никеля, а в воде скв. 6 участка «Баня» — медь, следы ртути, цинк, марганец. В минеральной воде этой же скважины изучались органические вещества. В составе их определены карбоновые кислоты (0,25 мг-экв/л), сложные эфиры (95 мг-экв/л), аминосоединения (качественно), летучие кислоты (0,02 мг-экв/л), аминные основания (0,13 мг/л).

Газонасыщенность минеральных вод слабая и составляет лишь 18,8 мг/л, из которых на углекислоту приходится 16,4 мг/л, или 87%, а остальные 13% распределяются между кислородом, сероводородом и метаном.

Среди минеральных вод месторождения выделяются следующие семь групп, отличающихся друг от друга химическим составом и имеющих различное бальнеологическое значение:

1)    хлоридно-сульфатные натриево-магниевые типа фракции «Б» источника № 1 («Бонифаций») содержат (%-экв): хлоридов 67—80, сульфатов 20—33, натрия 48—75, магния 20—40, калия 5—15;

2)    хлоридные натриевые рассолы типа фракции «А» источника № 1 («Бонифаций»), содержат (%-экв): хлоридов 67—100, натрия 67—100;

3)    хлоридно-сульфатные натриево-магниево-калиевые, содержат (%-экв): хлоридов 50—67, сульфатов 33—50, натрия 30—70, магния 15—40, калия 15—30;

4)    хлоридно-сульфатные натриево-магниево-калиевые, содержат (%-экв): хлоридов 50—67, сульфатов 33—50, натрия 45—48, магния 15—40, калия 45—30;

5)    сульфатно-хлоридные натриево-калиево-магниевые, содержат (%-экв): сульфатов 50—80, хлоридов 20—50, натрия 30—70, калия 15—30 и магния 15—40;

6)    сульфатно-хлоридные натриево-магниевые, содержат (%-экв): сульфатов 50—80, хлоридов 20—50, натрия 45—80, магния 15—40, калия 5—15;

7)    хлоридно-сульфатные натриево-магниевые, содержат (9/0-экв): хлоридов 67—80, сульфатов 20—33, натрия 70—85, магния 15—30.

Воды первой и второй групп издавна эффективно использовались на курорте: первая — при лечении различных заболеваний пищеварительного тракта (печени, желудка, кишечника), вторая — для наружных процедур (ванн, душей и Др.). Методика лечения этими водами широко освещена в работах Б. М. Копытина (1967 г.), А. Я. Плещицера (1967 г.), М. Франка (1960 г.), М. Л. Козлова (1967 г.).

Воды седьмой группы являются переходными от фракции «Б» источника № 1 к фракции «А» и иногда используются курортом для внутреннего применения при недостатке рапы фракции «Б».

Б. М. Копытин (1967 г.) усматривает три образа действия этих вод на организм человека: локальное (непосредственно на желудок), гуморальное {при всасывании солей в кровь и стимуляции различных процессов) и рефлекторное (воздействие через нервные окончания на нервные центры). Воды III— VI групп с более высоким содержанием сульфатов и калия по сравнению с таковым источника № 1 обогащают гидроминеральную базу курорта в соответствии с его лечебным профилем. Но они еще слабо изучены.

Микроэлементы, органические вещества и газы, содержащиеся в моршин-ских минеральных водах, не имеют лечебного начала. Установлено, что среди биологически активных компонентов большое значение принадлежит сульфатам, магнию и калию. Изучено главным образом действие сульфатов и магния на желудочно-кишечный тракт и печень, роль калия мало исследована.

Положительный терапевтический эффект, желчегонное действие глауберовых солей объясняются влиянием сульфатов на сокращение желчного пузыря и возбуждающим действием их на печень.

Сернокислые натрий и магний легко растворимы в воде, но при приеме внутрь (15—30 г.) как трудно диффундирующие соли замедляют всасывание воды в кишечнике, усиливают секреторную деятельность, перистальтику и приводят к слабительному эффекту (Франк, 1962 г.).

Сульфатные соли, получаемые из рассолов Моршинских источников, как и сами рассолы, успешно применяются во внекурортных условиях при лечении заболеваний пищеварительных органов.

A.В. Селиванова (1928 г.) в опытах на собаках установила, что ионы магния усиливают секреторную функцию желудка, оказывая при этом благоприятное воздействие на его моторику.

Зависимость действия магния на секреторную функцию желудочно-кишечного тракта от его концентрации была изучена А. И. Гефтер (1927 г.). В больших дозах ионы магния оказывают депрессивное воздействие на нервные рецепторы желудка, и это свойство солей магния эффективно используется при лечении ряда желудочных заболеваний, например язвенной болезни. Вместе с тем сернокислая магнезия, усиливая ток желчи, стимулирует желчеотделение. Растворы солей магния ускоряют также деятельность ряда ферментов желудочно-кишечного тракта: трепсина, эрепсина, поджелудочной липазы и сычужного фермента. Магний, всасываясь в кровь, может включаться в обмен веществ, непосредственно входя в состав многих ферментов и тем самым оказывая влияние на многие жизненные процессы.

B.В. Правдич-Неминский (1970 г.) считает, что ионы калия, всасываясь в кровь, могут включаться в разнообразные процессы углеводного и белкового обмена, катализируя их. Ссылаясь на данные Л. М. Козлова П967 г), он считает, что калий играет основную роль в регуляции секреции соляной кислоты и выделяется в желудок вместе с ней. Избыток его в желудке может нарушить осмотическое давление, понизить секрецию соляной кислоты. Ионы калия поддерживают автоматизм сердечной деятельности (при недостатке их в питательной жидкости изолированное сердце останавливается в систоле).

На территории Советского Союза и в некоторых других странах земного шара известно 12 источников и 4 озера, в минеральных водах которых основное лечебное воздействие приписывается комбинации ионов хлора, сульфатов, натрия и магния.

К рапе фракции «Б» источника № 1 близка вода Карач-озера, находящегося в Новосибирской области, источника Солецкого вблизи г. Буска Львовской области, источника Бурбон-ле-Бен в Лотарингии (Франция) и источника «Барбара» курорта Трускавец. Довольно близка к этой же рапе рапа оз. Мой-нак вблизи Евпатории в Крымской области. К водам IV группы, вскрытым новыми скважинами на курорте Моршин, близки минеральные воды оз. Репного, находящегося у г. Славянска Донецкой области, источника Бирштонас, расположенного в Литовской ССР к югу от г. Каунас и источника Урьяж (Франция) вблизи Гренобля.

Сульфатные воды, к которым относятся моршинские воды VI группы, используются на знаменитом курорте Киссинген вблизи г. Нюрнберга (ФРГ) и на оз. Шира в Хакасской АССР. Сравнительно высокое содержание магния имеют широко известные баталинские минеральные воды вблизи Пятигорска. Наконец, близки к моршинским водам, но имеют сравнительно малое содержание магния, минеральные воды всемирно известного курорта Марианске Лазне (Чехословакия), воды источника Челтнем вблизи г. Бристоля в Англии и минеральные воды вблизи г. Флоренция в Италии. К группе преимущественно сульфатных относятся воды источников Ференц-Иозеф вблизи г. Будапешта (Венгрия) и баталинский источник «Новый».

Все изложенное выше позволяет сделать следующее заключение.

Минеральные воды, являющиеся бальнеологической базой курорта Моршин, приурочены к двум значительно удаленным друг от друга участникам — «Бонифаций» и «Баня». Воды первого участка эксплуатируются со дня основания курорта, второй участок был открыт только в 1966 г. при проведении специальных поисково-разведочных гидрогеологических работ. Основной водо

носный горизонт месторождения приурочен к зоне гипсо-глинистой «шляпы», имеющей неправильную волнистую поверхность с многочисленными провалами, образованными в результате интенсивного растворения калийных солей и галита при незначительном количестве минерального материала и гипса.

Водоносный горизонт гипсо-глинистой «шляпы» имеет слабый напор, не поднимающийся обычно выше поверхности земли.

Основной источник месторождения № 1 («Бонифаций») содержит два стратифицированных по химическому составу и плотности слоя рассолов: нижний — хлоридно-сульфатный натриево-магниевый и верхний — хлоридный натриевый. Образование обеих фракций происходит путем выщелачивания соленосных отложений стебникской свиты и гипсо-глинистой «шляпы», покрывающей собственно Моршинское месторождение калийных солей.

Основным фактором, определяющим бальнеологический эффект вод, как считают многие ученые, является солевой состав — высокое содержание магния, натрия, хлоридов и сульфатов. Только в последние годы обратили внимание на повышенную концентрацию в водах калия, что вполне естественно, так как выщелачивается и разрушается месторождение калийных солей.

Роль калия как одного из важнейших элементов живого вещества давно известна. Калий играет огромное значение в жизнедеятельности клеток, повышая их энергетический баланс. Последними работами американских ученых установлено, что добавка калия в рацион питания космонавтов значительно повышает обмен веществ в организме.

Обычно в поверхностных и подземных водах калия содержится весьма мало, что связано с процессами активной адсорбции калия глинистыми частицами и реакциями обмена, в результате которых калий обычно замещается натрием.

Высокое содержание калия, натрия, магния, сульфатов и хлоридов в моршинских рассолах позволяет оценивать Моршин как уникальный курорт, где исключительно благоприятная гидрогеологическая обстановка сочетается с прекрасными природно-ландшафтными условиями.

В настоящее время эксплуатация рассолов на участке «Бонифаций» производится как путем откачки рапы из колодца № 1, так и путем использования вод скв. 20, расположенной в районе распространения соленосной гипсоглинистой «шляпы».

Участок «Баня» мало отличается по условиям формирования рассолов от участка «Бонифаций». И здесь выщелачивается стебникская соленосная толща. Водоносная зона приурочена к гипсо-глинистой «шляпе». Однако в связи с изменением минерального состава водовмещающих пород, в частности в результате увеличения доли сульфатных минералов, состав рапы изменяется в сторону повышения сульфатов и калия в исходном рассоле. Чрезвычайно интересное явление было зафиксировано при проведении продолжительных опытных откачек скважин. Химический состав рапы заметно изменялся в сторону повышения содержания сульфатов.

Режим источников во многом зависит от количества атмосферных осадков, выпадающих в зоне питания горизонта гипсо-глинистой «шляпы». Практически зона питания находится в пределах контура месторождения, т. е. поступление пресных атмосферных осадков обеспечивается путем фильтрации их через толщу четвертичных отложений. Особо следует отметить роль леса, регулирующего просачивание атмосферных осадков в почву.

На участке «Баня» восполнение ресурсов минеральных вод происходит и за счет поверхностных вод р. Березницы, протекающей через месторождение. Каков удельный вес атмосферных осадков и речных вод — трудно сказать, так как специальные исследования не проводились. Несомненно, однако, что здесь опасность заключается в том, что в результате усиленной эксплуатации будут значительно увеличены фильтрационные свойства водовмещающих пород и речные воды будут способствовать усиленному разрушению месторождения.

Моршинское месторождение минеральных вод имеет немало особенностей, которые необходимо учитывать при его эксплуатации. В отличие от большинства месторождений подземных вод, имеющих восполняемые запасы, ресурсы рассолов Моршинского месторождения в связи с ограниченностью месторождения калийных солей ограниченны. Вместе с тем специальные подсчеты показали, что только в районе источника № 1 за последние годы было извлечено рассолами свыше 6 тыс. т солей. Кроме того, при эксплуатации такого месторождения нелегко обеспечить стабильность состава подземных рассолов.

Некоторые разновидности минеральных вод месторождения являются аналогами уже известных и изученных вод как на самом курорте, так и на других месторождениях и курортах Советского Союза и некоторых других стран. Однако здесь выявлены и совершенно новые типы их, ранее не выделявшиеся в существующих классификациях природных минеральных вод, в связи с чем последние должны быть дополнены этими новыми типами.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Бахман В. И., Овсянникова К. А. Анализ лечебных грязей. Мед-гиз, 1956, с. 3—10.

БодринВ. Г., Горбенко Ф. П. Источник «Бонифаций» курорта Моршин и действие его минеральной воды на желудочную секрецию.-- «Врачебное дело», 1952, № 7, с. 621.

ВаляшкоМ. Г. Роль растворимости в формировании химического состава природных вод.— «Докл. АН СССР», 1954, т. ХСІХ, № 4, с. 581—584.

ВанштейнС. Г. Натрий и калий в желудочном содержимом человека.— «Терапевтический архив», 1965, вып. 8, с. 57—59.

Величковский П. И., Пыриг А. А. Курорт Моршин. Киев, «Здоров’я», 1965, с. 9—12.

Володин А. Н. Лечение минеральной водой больных холециститом.— «Сов. клиника», 1931, № 90—92, с. 313.

Горбенко Ф. П., Пилькевич С. Ю. Курорт Моршин. Киев, Мед-гиз УССР, 1962, с. 7—14.

Игнатович Н. А. Гидроминеральные ресурсы курорта Моршин.— В кн.: Материалы юб. научн.-практ. конф. санатория «30 лет Советской Украины». Киев, 1971, с. 58—60.

I г н а т о в и ч Н. О. Нові джерела мінеральних вод курорту Моршин.— «Фізичні і курортні фактори та їх лікувальне застосування». Респ. міжвідомчий збірник, 1972, вигі. 6. Київ, «Здоров’я», с. 42—43.

Клейман М. 3. Органические вещества и микроэлементы в торфяных грязях курорта Моршин (Тезисы доклада).— В кн.: Вопросы курортного лечения больных с заболеванием органов пищеварения. Киев, 1965, с. 61—62.

К о з л о в М. Л. Взаимоотношение между дебитом соляной кислоты и концентрацией натрия и калия при язвенной болезни.— «Врачебное дело», 1967, № 9, с. 123—124.

Маликова М. К., Игнатович Н. А. Моршинское месторождение лечебных рассолов, их гидрохимическая характеристика.— В кн.: Научн. конф. по проблемам изуч. и использ. производит, сил Укр. Карпат. Львов, 1967* с. 248—249.

Маликова М. К., Игнатович Н. А. К вопросу об использовании Оболонского месторождения торфяной лечебной грязи на курорте Моршин.—

В кн.: Укр. республ. конф. «Грязи и их лечебное применение». Киев, «Здоров’я», 1969, с. 18—20.

Нестеров К. В., Игнатович Н. А. К вопросу о сульфатизации рапы Моршинского месторождения при усиленном водоотборе.— В кн.: «Диагностика и лечение заболеваний органов пищеварения в санаторно-курортных условиях». Трускавец, 1971, с. 208—210.

Нестеров К. В., Игнатович Н. А. Некоторые вопросы подземного выщелачивания солей при формировании минеральных вод (на примере источника «Бонифаций»),— В кн.: Вопросы теоретической и практической курортологии. Моршин, 1970, с. 29—32.

П р а в д и ч-Н еминский В. В. О биологическом значении некоторых ионов.— «Физиологич. журн. СССР», 1950, т. XXXVI, № 2, с. 225—226.

Франк М. Питьевое лечение глауберовыми водами больных с заболеваниями желчных путей и печени.— «Вопросы курортологии и физиотерапии». 1960, № 2, с. 165.

Koskowski W. Morszyn i jego czynr.iki lecznice. Polski almanach uzdrowisk. Krakow, 1934.

Polska gazeta lekarska, 1882, № 24—26.

Repa A. Analize chemiczna solanki glaubersko — gorkiej ze zdroju «Bo-nifacijego» w Morszynie.—«Kosmos», 1937, s. A., t. III.

Zembicki W. Morszyn.—«Kosmos», 1937, s. A, t. III.

МЕТОДИКА ПРИМЕНЕНИЯ ОЗОКЕРИТА

Для применения озокерита в лечебной практике необходимо нагреть его до нужной температуры. Озокерит нагревается на обычной водяной бане, для подогрева которой можно пользоваться электроплиткой, газом, плитой и т. п. Для плавления и напрева парафина и озокерита существуют также специальные аппараты. Нагревание озокерита в сосуде непосредственно на источнике подогрева воспрещается, так как это приводит к порче продукта и активному выделению газов. В целях стерилизации озокерит нагревают до 100° С в течение 30—40 мин. При повторном использовании его стерилизуют указанным способом и добавляют 26% озокерита, не бывшего в употреблении.

Лечение озокеритом проводится посредством наложения его в нагретом виде на кожные покровы. Для этой цели применяются два основных метода: озокеритовые компрессы и озокеритовые лепешки.

Для приготовления озокеритовых компрессов берется марля или другая гигроскопическая ткань, которая складывается в шесть-восемь слоев и сшивается в виде прокладки. Прокладка опускается в сосуд и пропитывается расплавленным озокеритом, а затем отжимается закручиванием вокруг корнцанга на плоской твердой поверхности (крышка кастрюли, металлическая тарелка и т. п.). Прокладку необходимо тщательно отжать, чтобы совершенно устранить жидкий озокерит, стекающие капли которого могут вызвать ожог на коже. Затем прокладка распластывается на клеенке, лежащей на столике, для остывания до нужной температуры. Температура определяется химическим термометром в разных участках прокладки.

Озокеритовый компресс состоит обычно из двух многослойных марлевых прокладок, располагаемых одна над другой, вощаной бумаги или клеенки и ватника.

Температура первой прокладки, примыкающей к кожным покровам, должна быть не выше 45—50° С, вторая прокладка, которая должна быть несколько меньших размеров, чем первая, должна иметь более высокую температуру. В зависимости от показаний температуру второй прокладки постепенно увеличивают от 60 до 70° С, но не выше 80° С.

Озокеритовый компресс накладывается на соответствующий участок тела в следующем порядке: первая прокладка, вторая прокладка, вощанка, ватник. Компресс фиксируется бинтом, после чего больного тщательно укрывают простыней и теплым одеялом.

При кюветно-аппликационном методе расплавленный озокерит наливается в металлические кюветы соответствующих размеров с бортиком до 4—5 см, предварительно выстланные клеенкой, выступающей по краям на 5 см. Размеры кювет для бедра, голени и позвоночника 50 X 30 см, для поясницы и живота — 40 X 20 см, для отдельных суставов размеры кювет несколько меньше.    ф

Расплавленный озокерит, налитый в кювету, остывая до нужной температуры, густеет и превращается в лепешку. Длительность сохранения тепла оэокеритовой лепешки зависит (при всех прочих условиях) от ее толщины (2—5 см): чем толще лепешка, тем длительнее сохраняется тепло. Озокерито-вая лепешка нужной температуры извлекается из кюветы вместе с клеенкой и накладывается на подлежащий лечению участок тела. Поверх клеенки накладывается слой серой ваты или ватник с последующим укутыванием.

В отличие от озокеритовых компрессоров озокеритовые лепешки не дают возможности применять озокерит высокой температуры. Таким образом, в тех случаях, когда по определенным показаниям требуется применить более интенсивное тепло, озокеритовые компрессы предпочтительнее.

При наложении озокеритовых лепешек достигается большой контакт массы озокерита с кожными покровами; кроме того, кюветно-аппликационная методика проще и не требует расходования перевязочного материала.

Перед наложением озокеритового компресса или озокеритовой лепешки кожные покровы соответствующего участка следует тщательно обсушить во избежание ожога. При обильной растительности волосы сбриваются. На постель или кушетку кладется клеенка.

В большинстве случаев лечение озокеритом проводится при лежачем положении больного. Исключение допускается при озокеритотерапии отдельных участков верхних конечностей, например: плеча, локтевого сустава.

Озокеритовый компресс или озокеритовую лепешку кладут обычно на 40—60 мин. После снятия озокеритового компресса или лепешки последующего обмывания, в отличие от грязелечения, не требуется; частицы озокерита, прилипшие к коже, легко удаляются ваткой с вазелином.

Процедуры отпускаются ежедневно или через день. После каждой процедуры требуется обязательный отдых в течение 30—40 мин. Общий курс лечения составляет в среднем 15—20 процедур.

Озокеритовые компрессы или озокеритовые лепешки накладываются либо непосредственно на очаг заболевания, либо на рефлексогенную зону или на симметричную конечность. При местном воздействии на болезненный очаг (сустав, инфильтрат, кровоизлияние и т. п.) озокеритовый компресс или лепешка должны накладываться на большую площадь, нежели участок болезненного очага.




Пошук по ключовим словам схожих робіт: